Previous Entry Share Next Entry
Контуры осеннего расклада (5)
Слабоумие и отвага
miguel_kud
(Окончание. Анонс с оглавлением здесь.)


Дебаты нашего двора

Итак, к середине лета можно сказать, что политический расклад грядущего сезона определён, основные роли расписаны и для развития сюжета можно начинать первое представление. Видимо, таковым, по замыслу, должны стать дебаты Навального со Стрелковым.

Идея проведения подобных дебатов была вброшена ещё в конце марта, но тогда оба фигуранта восприняли её без особого энтузиазма в духе «пусть меня вызовут, а там посмотрим». И только сейчас, более трёх месяцев спустя, к ней вернулись, причём без видимого внешнего повода. Сначала 15 июня Игорь Стрелков на своей странице изъявил готовность вызвать Навального на «противостояние», 3 июля анонсировал запись отдельного ролика с вызовом, а в ночь с 6 на 7 июля его опубликовал. При этом во всех записях Стрелков оценивал вероятность принятия его вызова Навальным как крайне низкую, но, к всеобщей неожиданности, 11 июля Навальный объявил, что он принимает вызов и готов провести дебаты на собственной площадке.

Примечательно, что в апреле-мае интервью с Навальным активно добивался Егор Просвирнин, но был проигнорирован сотрудниками его штаба. Месяц спустя Навальный дал интервью Ксении Собчак, в котором развеял все сомнения насчёт возможности даже частичной поддержки лозунгов русского национализма. И вот теперь он готов дебатировать со Стрелковым как с «русским националистом».

Почему Навальный не захотел дать интервью Просвирнину? Почему ролик с вызовом Стрелкова был опубликован в тот день, когда Роскомнадзор заблокировал «Спутник и Погром», а затем и штаб Навального? Почему вообще Стрелков вдруг решил вернуться к идее дебатов с Навальным? И зачем Навальному апеллировать к патриотической публике после того, как он откровенно расписался в собственной русофобии в интервью Собчак? Непонятно. Единственное правдоподобное объяснение – акции 12 июня и запущенная «навальнятами» кампания поляризации общества по критерию поддержки Новороссии и Донбасса, о которой мы писали во второй части нашего цикла. Уже через три дня после этого Стрелков на своей странице пишет о готовности «сразиться» с человеком, выставляющим себя «единственным реальным лидером оппозиции». А выход ролика подгадывался под тот период, когда Навальный выйдет на свободу после очередного ареста. Однако каким-то образом это совпало по времени с очередным накатом власти на СиП и штабы Навального.

В общем, возможно, это действительно рядовое стечение обстоятельств, но уж больно смахивает на заранее спланированную кем-то подставу, причём для обоих фигурантов. Хотя как знать, может, кто-то из них и сумеет обернуть её себе на пользу. Пока что безусловной пользой для них стало увеличение присутствия в медийном поле, поскольку инфоповод широко обсуждается и ещё какое-то время пробудет в центре внимания, но, если не поддерживать внимание новыми и новыми акциями, этот эффект будет постепенно спадать.

* * *

Ещё пару лет назад сам по себе вызов Навального на дебаты Стрелковым вызвал бы резкое неприятие у многих принципиальных сторонников Русской Весны, потому что Навальный, ретвитивший после пожара в Одессе украинскую версию событий «сами себя сожгли» (он перепечатал статью о том, что русские активисты сами принесли бензин), должен рассматриваться как абсолютно нерукопожатная фигура. По такой же причине в начале 2015 года мы выражали горькое сожаление, что Стрелков пытается переубедить Старикова или участвует в пропагандонских мероприятиях РИСИ, примиряясь с Дзыговбродским. Вот что мы тогда писали:

«В то же время, приглашением Старикова на теледуэль Стрелков допустил культурологическую ошибку. Боевой офицер не стреляется на дуэли с блядью! Блядь будет истерить, махать руками и вырывать клоки волос, но, независимо от исхода противостояния, офицер проиграет. Будет терять и его дело. Как бы противоположно ни выглядели позиции Старикова и Стрелкова в отношении Новороссии, по итогам дискуссии оба они предстали охранителями, поддерживающими путинский режим. Стрелков ещё и усугубил это представление заявлением на пресс-конференции своего движения, что стратегия поддержки Новороссии, выбранная Путиным, правильная, да только исполнители на тактическом уровне подкачали. (Мы, со своей стороны, показывали, что дело обстоит иначе: именно выбранная высшим руководством стратегия ведёт к катастрофе, на оперативном уровне Сурков добросовестно реализует выбранную стратегию, и только на тактическом уровне что-то делалось во благо, вопреки проигрышной стратегии.) Получается, оба оппонента – просто крайние представители одного и того же пропутинского движения с противоположных флангов».

«Самая очевидная ошибка, которую могут допустить патриоты, идя на компромиссы с предательской властью, – участие в подобных сборищах, позволяющее пропагандистской машине, как минимум, приравнять в статусе их выступления и заведомую ахинею от продажных клоунов-пропагандистов, а самих патриотов – поставить на одну доску с продажными клоунами. Наказание за неразборчивость приходит немедленно: стоило Стрелкову сфотографироваться с каким-то подпевалой Красного Дивана и пожать ему руку, как тот, погордившись рукопожатием, снова облил Стрелкова грязью. Так зачем было тащиться на собрание нечестивых, с которыми на одной поляне порядочный человек садиться не станет? Что можно было делать на одной конференции с Долговым, «распилившим» выделенные на организацию восстания деньги, или комендантом сумского майдана-2004 yurasumy, целый год восхвалявшим ХПП и вплоть до оставления Славянска обещавшим мощное контрнаступление ополчения? Ведь эти люди – прямые соучастники в организации нынешнего кошмара, на их руках – кровь тысяч убитых русских!».

Впрочем, за последовавшие два года Стрелков порядком подрастерял образ боевого офицера, которому недостойно разговаривать с мразью, – даже сейчас продолжает добросовестно пиарить заукра Несмияна и мило общаться с отставным главкомом Армии Красного Дивана, так много сделавшим для поражения восстания в Новороссии. На этом фоне настаивать на его необщении с Навальным с нашей стороны было бы откровенным занудством. Поэтому подойдём к предстоящей встрече как к акции политического промоушена, в который политик Стрелков сознательно идёт на потери, чтобы возместить их какими-то приобретениями. Наша задача – соизмерить «плюсы» и «минусы» подобных дебатов для русской национальной идеи.

А вот реакция навальнистской общественности на новость о предстоящих дебатах оказалась весьма бурной. Если недавно переметнувшаяся к западникам ПТС-ная шушера призывает использовать этот шанс для объединения усилий, то подавляющее большинство комментаторов к записи Навального на Facebook восприняли согласие кумира в штыки. «Люди с хорошими лицами» из традиционной либерастической тусовки издают возмущённые вопли и гневно вопрошают, как это их лидер решил идти на дебаты с «военным преступником». Вкупе с другими недавними событиями (см. «Конвульсии Малого народа») эти вопли показывают, что «ядерный электорат» Навального едва ли позволит тому делать шаги навстречу русским, расценивая один намёк на них как предательство. Как ни прискорбно признавать, у либерастической публики остались хотя бы крохи представлений о принципиальности. (Сравнение не в нашу пользу: стоило Е. Просвирнину появиться на одном ерундовом ГикПикнике, и там уже подняли вой, мол, не будем на одной площадке с «этими», сам же Стрелков, собирая на собственной площадке сомнительную публику всех мастей, вопрошает: «А что такого?» и упрекает в излишней разборчивости тех, кто не хочет следовать его примеру.)



* * *

Оценивая готовность оппонентов на идейную дуэль, мы должны понимать, что в современной отечественной действительности доказывать свою правоту в открытом устном споре – занятие неблагодарное и почти наверняка бесперспективное сразу по многим причинам. Во-первых, аудитории Стрелкова и Навального, да и сами они, придерживаются совершенно разных ценностей, и апелляции к собственным фундаментальным установкам не произведут никакого впечатления на противника или его убеждённых адептов. Во-вторых, в устной дискуссии практически невозможно отследить логику аргументов и разоблачать примитивную манипуляцию. Поэтому «ядерные» сторонники спорщиков всегда остаются на стороне своего кумира, а в глазах нестойкого «болота» – нейтральных или полунейтральных взглядов – больше шансов «победить» у более яркого демагога, с особым бесстыдством использующего самые недостойные приёмы.

В ходе предстоящего диспута ни Навальный, ни Стрелков не могут и рассчитывать перетянуть на свою сторону «ядерный» электорат оппонента. Самое большее, чего они могут добиться – это:
1) подорвать претензии оппонента на моральный авторитет и роль способного лидера в глазах его собственной аудитории, тем самым внося раздрай в противоборствующий лагерь;
2) «достучаться» до колеблющихся, чтобы они хотя бы не укрепляли врага, а желательно и пополнили число сторонников;
3) консолидировать собственный лагерь, демонстрируя ему для мобилизации неприемлемого ценностного антипода;
4) продемонстрировав противоположному лагерю свою вменяемость, добиться от части его хотя бы нейтралитета, в идеале – вместе с нейтралитетом лидера-оппонента.

Аполитичные люди, нейтрально относящиеся к Стрелкову и Навальному, скорее всего, не будут смотреть эти дебаты, транслируемые только в соцсетях, поэтому привлечь новых убеждённых сторонников ни одному, ни другому не удастся. Следовательно, второй пункт сыграет больше в негативном плане – как способ скорее оттолкнуть от оппонента колеблющихся сторонников, нежели привлечь новых к себе. Во всех же остальных пунктах задачей спорщиков становится максимально дискредитировать оппонента и его идеи, но не перегибая палку настолько, чтобы показаться противоположному лагерю невменяемым. Эта задача – не на добросовестное выяснение истины, а на манипуляцию, психологическую обработку.

Итак, оба оппонента с технологической точки зрения должны, прежде всего, стараться очернить своего соперника и его ведущие идеи в глазах своей собственной аудитории. При этом у Навального стоит дополнительная цель перетянуть на себя часть русской аудитории и есть шансы добиться этого под тем предлогом, что надо, мол, объединяться против путинского режима. Стрелков, со своей стороны, признаёт, что такие «победы» ему не нужны и его цель в дебатах – «размежевание» между «второй силой» (либерально-западнической оппозицией») и «третьей» (национально-патриотической). И это тоже правильное понимание, поскольку шансов привлечь сторонников Навального, которым русские ценности до лампочки, у него нет, а вот уберечь собственных сторонников от союзничества с навальнистами нужно обязательно. Вопрос только в том, понимает ли он, насколько слаба его собственная защита от манипуляций, сможет ли он не пойти на поводу у Навального, съевшего собаку на публичных дебатах.

Главная проблема обоих участников – их объективная слабость против возможных обвинений, от которых ни один, ни другой не смогут защититься. С точки зрения дискредитации, у Навального, пожалуй, больше возможностей и для дискредитации Стрелкова перед навальнистами, и для выставления его в неблаговидном свете перед его собственной аудиторией. В рамках первого направления, конечно же, пойдут обвинения в развязывании войны и поддержке «агрессивной внешней политики Путина», в рамках второго – давление на недомолвки в дискурсе Стрелкова. Стрелков не сможет оправдать двусмысленность своей позиции, в рамках которой он выгораживает главных предателей и исполнителей уровня «Вагнера», а также взаимодействует с мелкими предателями – открытыми заукраинцами либо пропагандонами Кремля. Другое дело, что Навальный, наверное, будет бить не в эту уязвимую точку Стрелкова, а в его любовь, ссылаясь на секретность, говорить намёками и недоговаривать самые пикантные детали, явно недостающие в рассказе. Тогда как Стрелков не раз демонстрировал неготовность парировать нападки критиков, если это требовало прямого осуждения Кремля или раскрытия доселе не обнародованных деталей событий в Донбассе, которые он сам для себя считает необходимым хранить в тайне. Вот на такие наезды Стрелкову будет нечего ответить.

Впрочем, Стрелков тоже может бить в слабые места Навального, которые уже благополучно раскрыла Собчак. И это не только русский вопрос или судьба Донбасса и Крыма, важные для аудитории Стрелкова. Это весь комплекс внешней и внутренней политики, по ключевым вопросам которой у Навального нет ничего, кроме пустопорожних лозунгов, и это в принципе может осознать часть аудитории Навального. Навальному, предлагающему отказ от Новороссии и сдачу Донбасса, будет нечего ответить в случае мотивированных обвинений в заукраинстве, подкреплённых описанием ужасов украинизации и мерзости предательства, и указание на это подорвёт возможности Навального привлечь сторонников Стрелкова. Другое дело, как Стрелков сможет реализовать эту линию нападения.

На фоне этой объективной слабости политической позиции обоих участников совершенно второстепенную роль играют вопросы презентабельности, подбора рубашки и убедительного тона, умения забивать оппонента отборной демагогией. Хотя в этом плане возможности Йельского подмастерья несопоставимо лучше, чем у выпускника Историко-архивного. Навальный будет демонстрировать русской публике, что её на данный момент самый узнаваемый лидер ничего не стоит и поддерживать его нет смысла, зато он, Навальный, сможет добиться хотя бы общей краткосрочной цели – избавления от правления Путина. Пользуясь полученным в споре преимуществом, Навальный будет гвоздями приколачивать Стрелкова к националистической среде и тыкать в лицо: «Вот ваш лидер, поглядите, вы этого хотели!», попутно увязывая его с Путиным и обвиняя, как он уже это сделал в своём ответе на вызов, в роли инструмента в руках власти. Русским «наглядно покажут», что никаких лидеров у них нет, и усилят деморализацию. Кроме того, практически неизбежна окончательная дискредитация национализма в среде «креаклов» и вообще прозападной интеллигенции.

Иными словами, поражение Стрелкова в этих дебатах выглядит неотвратимым, если только Навальный не ляпнет что-то совсем запредельное. А вот победит ли на них Навальный? Это ещё какой вопрос, ибо Стрелков может добиться двух разных исходов, нанося или не нанося Навальному ответный ущерб в глазах националистически настроенной аудитории. Во втором случае результатом интервью станет переход значительной части националистов в помощники навальнятам, в первом же случае Стрелкову удастся, вытянув из Навального заукраинство, окончательно дискредитировать того в глазах патриотов и сделать невозможным союз националистов и навальнят.

* * *

С точки зрения русских интересов, эти дебаты нельзя назвать ни желательными, ни своевременными. Многие очевидные в 2014-2015 гг. истины о необходимости спасения русских от Украины, к которым Стрелков мог тогда апеллировать без обоснования, теперь придётся доказывать, напоминая слушателям, что к чему, и опровергая ложные трактовки, навязанные официальной пропагандой и прозападной оппозицией. Фигура Стрелкова за эти годы померкла и уже не вызывает того единодушного сплочения, которое наблюдалось три года назад. Многие русские активисты гораздо более скептически смотрят на Стрелкова после всех зигзагов К25 и уже не воспринимают его как безусловного русского лидера. Но как бы кому ни хотелось, Навальный будет бичевать в лице Стрелкова всё русское движение как таковое, а поскольку подобные дебаты – явление в нашем политическом пространстве незаурядное, и к ним, несомненно будет приковано внимание значительной части общества (один только анонс уже отозвался россыпью статей, отзывов и обсуждений), выступление Стрелкова станет репрезентативным выражением позиции всей патриотической общественности в целом. И все его ляпы и недомолвки будут раскручиваться либерастами и путиноидами как огрехи и недостатки всех сторонников русской идеи.

В нынешних условиях это станет ещё одним фактором деморализации русского движения, которому позволят наглядно убедиться, что оно не может на равных противостоять не только власти, но и штатным западническим пустышкам вроде Навального. Было бы намного лучше, если бы полемика русских с либерастами прошла в формате интервью Навального Просвирнину, но кураторы Навального это тоже понимают, поэтому и согласились на дебаты с заведомо более слабым противником, после которых на дискуссии с русским сегментом общества Навальный сможет с полным правом поставить крест.

И хотя нам кажется, что очередное тактическое поражение русского движения в ходе предстоящих дебатов практически неизбежно, представляется целесообразным пофантазировать и определить, какая линия дискуссии со стороны Стрелкова позволила бы минимизировать ожидаемый ущерб.

По нашему мнению, единственно возможной дискурсивной стратегией в борьбе с Навальным было бы не обсуждение технических частностей реализации Навальным своей повестки дня, тем более что в технократических вопросах Стрелков и сам не силён, а принципиальный слом повестки дня Навального и замена её другой повесткой, в рамках которой Навальный предстанет стопроцентным продолжением Ельцина-Путина. Надо показать, что «антикоррупционные» завывания Навального – это способ отвлечь внимание от по-настоящему фундаментальных вещей, имеющих безусловный приоритет над проблемами воровства и социальными бедствиями, – вопроса о сохранении русских и русскости на русской земле. В частности, этноцид, направленный Украиной против русских, и массовое лишение жизни сопротивляющихся русских укрохунтой в партнёрстве с Кремлём – более серьёзные и первостепенные угрозы для народа, чем коррупция. Для снятия этих угроз допустимо нарушать международное право (в трактовке последнего Западом), задействовать российскую армию, несмотря на возможные потери, и вступать в конфронтацию со всем миром, сознательно идя на самые жёсткие санкции со стороны геополитических противников, не желающих воссоединения русской земли.

И единственный шанс Стрелкова обосновать свою оппозицию Навальному, Путину и Порошенко одновременно – представить украинство и эрэфянство двумя союзничающими экзистенциальными врагами русского народа, которые надо преодолеть для спасения русскости от этноцида.
Другое дело, что этим шансом он не воспользуется, но мы должны понимать, что будем говорить навальнистам без Стрелкова и даже вопреки ему.

Безусловно, для декларирования таких вещей даже в письменной форме нужны недюжинные способности и сила духа, а проговорить их устно вопреки навязываемому разговору под улюлюканье враждебной аудитории – втройне тяжело. Нужно не только владеть фактологией и быть готовым оперативно приводить примеры этноцида хотя бы в форме преследования русского языка (чтобы не ломаться после дешёвых трюков из серии «я был в Киеве и слышал русскую речь, никого там не преследуют»), массового террора против политических оппонентов. Нужно в любой момент быть готовым представить такую трактовку произошедшего события, чтобы именно Навальный выглядел искренним продолжателем дела Путина, а не Стрелков – защитником «агрессивной внешней политики».

Стрелков должен сказать, что многолетняя политика поддержки украинской независимости при Ельцине и Путине под предлогами дружбы народов – это было сознательное содействие спокойной подготовке войны, которую вела Украина, воспитывая из новых поколений русскоязычных манкуртов-русофобов и расчеловечивая дончан.

Стрелков должен сказать, что «отжатие» Крыма в той форме, в которой оно было проведено, – это согласованное с западными хозяевами Путина мероприятие по временному исключению полуострова из-под украинской юрисдикции для того, чтобы баланс оставшихся на Украине сил дал безоговорочную победу хунте. Придёт время – и Крым вернут под давлением «международного сообщества», если только не добить Украину здесь и сейчас.

Стрелков должен сказать, что преждевременные штурмы областных администраций 6 апреля были совместно инициированы спецслужбами Укры и РФ, а целью провокации было начать обречённое восстание и подставить русский актив под удар и уничтожение, позволить хунте сразу зачистить, как минимум, весь Юго-восток, кроме Донбасса.

Стрелков должен сказать, что дозированная поддержка восстания Кремлём имела целью не поддержку русских, а выбивание поблажек в торге за откладывание вопроса о Крыме и членстве Украины в НАТО. Одновременно Кремль с самого начала АТО снабжал Украину оружием, дизелем, газом и финансами для того, чтобы Украина убила больше дончан и восстание не смогло победить.

Стрелков должен сказать, что Минские договорённости, подписанные кремлёвскими марионетками, – это соглашение о передаче оставшихся территорий Донбасса без боя под дерусификацию и террор укрохунты, как это сделано с остальной Новороссией и Украиной, и не может идти никакой речи об их выполнении – наоборот, вся остальная Украина и Новороссия должны быть освобождены от уже реализованного там «Минска». Поэтому, в частности, идея Навального закончить минское предательство и помириться с Украиной – это реализация ельцинско-путинской линии, а не оппонирование ей. Она затягиваются самим Путиным только из-за внутриполитических проблем, которые последуют в связи со слишком быстрой сдачей всего и вся, а так Путин и поддерживающие его эрэфяне, включая секту Навального, получают удовольствие от уничтожения русскости на Украине и желают дальше помогать в этом укрохунте.

Стрелков должен сказать, что Украина – агрессор, проводящий политику по захвату территорий РФ (диверсии в Крыму, обстрелы Ростовской области) при попустительстве Кремля, и единственным способом пресечь угрозу будет разгром Украины и взятие под контроль всей её территории. Что для пресечения этноцида русских необходимо упразднение украинской государственности и переформатирование Юго-западной Руси в рамках русского государства. Что сам Навальный – это очередная голова русофобской гидры украинолюбивого эрэфянства, которой, ради продолжения этноцида русских на Украине, могут заменить Путина.


Примет ли скорая дискуссия такой оборот? Вряд ли. Скорее всего, Стрелков пойдёт на поводу у Навального, и когда тот будет подводить оппонента к критике Путина за «развязывание войны», Стрелков будет упираться и оправдываться с присказкой «не могу всего рассказать». Навальный, весь из себя поборник ненасилия и гуманизма, «обоснует» позицию за минские соглашения, призывая рассматривать проблемы отдельных граждан Украины, недовольных хунтой, как обычные политические или языковые права абстрактного человека, а не как право русского народа жить в русской стране на русской земле и не подвергаться этноциду. Будет наговорено сорок бочек арестантов о том, что «Россия» должна сначала сама стать привлекательной, с хорошим уровнем жизни и без воровства, прежде чем лезть к соседям с воссоединением. Стрелков потеряется и не скажет, что объединиться стремятся со своими, а не с «более привлекательными», после чего собеседники снова перейдут ко внутриэрэфянской тематике «как нам обустроить Эрэфию и стать более привлекательными».



Не прибегая к самому радикальному русскому дискурсу, к повестке дня, выходящей за рамки традиционных «прав и свобод человека», Стрелков ничем не сможет подкрепить позицию в поддержку Новороссии и противопоставить её нагловатому напору Навального. А если Стрелков при этом ещё и не будет пресекать открытое хамство (как он не смог его пресечь в интервью Фонтанке), если он даже по внешнему виду и стилю общения не сможет выглядеть достойно, хотя бы приблизительно отвечая образу офицера (а в ролике с вызовом он смотрится просто кошмарно), дебаты превратятся в «игру в одни ворота», где русские даже при всей симпатии не смогут поддержать некогда безусловного лидера Русской весны.

Вне сомнений, нам бы такого исхода не хотелось. Потому что выбираться из этой ямы в придачу к другим уже не менее глубоким ямам, в которые попало русское движение за эти годы, будет крайне сложно. Лучше, конечно же, в неё не попадать.


Выводы. Дилемма, которой нет

В целом, обзор контуров нынешнего расклада в российском политическом пространстве вышел неутешительный. Власть цепляется за соломинку Трампа, попутно наваливаясь на зачаточные оппозиционные структуры, но демонстрируя полную неспособность противостоять «цветным технологиям». Западническая оппозиция ударными темпами радикализируется и открыто делает ставку на русофобию и поляризацию общества в лучших майданных традициях. Вопреки заветам «профессора» Соловья, до сих пор вещающего, будто Крым и Донбасс уже никого не интересуют и никакой роли в политической жизни РФ не играют. Тогда как в стане «патриотической оппозиции», тоже по традиции, наблюдаются разброд, шатание и брожение в попытках то ли присоединиться к более успешным проектам, то ли составить собственную структуру из многочисленных разношёрстных групп, объединяемых только лишь словесной критикой в адрес власти.

Завершая этот обзор, можно только обратить внимание на то обстоятельство, что по большому-то счёту расположение ведущих сил эрэфянского политического спектра не сильно изменилось с 2014 года. Тогда, в разгар войны на Донбассе, нами были выделены две ведущие политические группировки в РФ – Партия Медленного Слива (ПМС) и Партия Быстрого Слива (ПБС). Первая хотела растянуть процесс предательства и сдачи позиций под давлением Запада, чтобы за это время наворовать подольше и отложить расплату, а возможно и выторговать себе поблажки на будущее. Вторая предпочитала путь моментальной полной капитуляции в надежде, что Запад назначит членов этой партии на должности гауляйтеров, бургомистров, старост и полицаев. Полтора года назад мы поняли, что существует ещё и Партия Тонкого Слива (ПТС) – группировка как бы оппозиции, привлекающая электорат патриотической риторикой, но при этом не собирающейся воевать за интересы России: в её планах – остаться чистой, пока ПМС и ПБС сдают позиции, а там, глядишь, и самим удастся прийти к власти.

И вот посмотрев на сделанное описание действий политической элиты и разных групп оппозиции, нетрудно заметить, что всё то же разделение на партии разных сливов действует и сейчас. Та часть власти, которая не даёт Путину договориться с Трампом, предпочитает медленный слив, но если не получится, то планирует свалить ответственность за быстрый слив на фронтмена. Та часть власти, которая поддерживает Навального, и сама навальнистская оппозиция, выступает за быстрый слив даже официально. Наконец, ПТС разделилась на две фракции. Первая хочет поучаствовать вместе с ПБС в свержении власти и быстром сливе, а вторая склоняется к позиции ПМС. Это – фактическая деградация тонкого слива, невозможность соблюдать его стратегию и далее в чистом виде.

И это заставляет задуматься: а была ли такая стратегия вообще? Изначальные колебания ПТС, переросшие в последние месяцы в открытые метания между различными прямыми формами слива, доказывают, что поддержка Новороссии для многих деятелей этой клики была лишь ситуативной риторикой, подхватыванием резонансной темы, дабы выехать на ней на политическую авансцену и там окучивать общество своими традиционными лозунгами. Надо признать, некоторые действительно смогли на ней неплохо капитализировать, «раскрутиться, сделать себе имя. Поддержка Донбасса стала для них трамплином, но воспользоваться им в полной мере они так и не смогли в силу, прежде всего, своих моральных качеств и идеологических установок, среди которых русская тема в лучшем случае просто не является приоритетом, а в худшем вызывает неприкрытое отторжение. Вместо того, чтобы достойно нести однажды подхваченное знамя Новороссии, они затолкали его в пыльный угол и вытащили оттуда свои старые, изрядно поистрёпанные плакаты, лозунги и кричалки, наперебой доказывая, что этот хлам – нового типа.

* * *

Правда, с остальными лозунгами у персонажей ПТС дело обстоит не намного лучше: они точно так же готовы переступить через них в любой момент, когда это посулит какие-то временные тактические «плюшки». И вот мы воочию наблюдаем, как борьба с олигархами не мешает им кормиться с их рук и даже поддерживать их власть, дабы «страна не утратила управляемость». Как рассуждения о суверенитете и государственности прекрасно уживаются с потаканием региональному сепаратизму местных нацэлит, будто бы всего лишь защищающихся от «произвола бандитского режима». Как борьба с Западом не идёт дальше сетований на упущенные в далёком прошлом возможности, причём даже эти сетования раздаются лишь тогда, когда прошлое стало достаточно далёким, а возможности – упущенными окончательно.

Собственно, никакой борьбы с Западом они вести и не собираются, вся эта бравая риторика – не более чем фигура речи, необходимая исключительно для критики нынешнего режима, диффамации возможных конкурентов среди оппозиции и обоснования своих претензий на власть. Но если им удастся каким-то образом получить власть, они, естественно, и не подумают о возможности как-либо противостоять западному давлению. Поэтому для них было бы удобно дождаться того момента, когда кооператив «Озеро» или его преемники из западнической оппозиции безвозвратно сдадут все спорные позиции, и можно будет спокойно хозяйничать, то есть «заниматься внутренним развитием» на оставшемся огрызке РФ. ПТС идеально устраивает уже проигранная Западу война с оформленной капитуляцией и отсутствием претензий. Мы писали об этом ещё полтора года назад, а сейчас об этом открыто говорят штатные рупоры ПТС.

Именно поэтому та дилемма между встраиванием в глобальную экономику и курсом на самодостаточность, которую пытается ставить Ремизов, на самом деле не имеет смысла ни для власти, ни для оппозиционных кругов любого толка. Потому что сторонники и курса на встраивание в глобальную экономику, и курса на самодостаточность в качестве главной предпосылки для реализации своих планов видят прежде всего прекращение конфронтации и замирение с Западом на любых условиях с единственной оговоркой, чтобы им после этого замирения оставили какой-то кусок для кормления и сняли все претензии. Только одним это нужно для дальнейшей перекачки русских ресурсов на западные рынки, а другим – для проведения экспериментов с печатным станком и валютными контурами. Активной борьбы за достойное место России под солнцем, экономической экспансии в конкуренции с Западом и даже отстаивания уже имеющихся позиций в их планах не предусмотрено. Никаким патриотизмом и уж тем более русским национализмом здесь и не пахнет.

По этой причине, структурировать политическую дискуссию в РФ вокруг экономических опций представляется бесполезным делом. Никаких качественных результатов такая дискуссия не даст, как не даёт все последние десятилетия. И не даёт именно потому, что ключевой вопрос, являющийся единственным подлинным маркером политической ориентации в нашем обществе, – это русский вопрос. Наше политическое поле делится не на глобалистов и изоляционистов и даже не на либералов и социалистов, а прежде всего на русских и русофобов. И пока это ключевое глубинное размежевание будут замалчивать и камуфлировать различными идеологическими эвфемизмами, никакого качественного прогресса в нашей политической и общественной мысли не наступит, а русский народ так и будут водить по замкнутому кругу абстрактной демагогии и заставлять выбирать между разными сортами русофобии.

В такие моменты острее всего осознаёшь, какую поистине спасительную для русской идеи роль играет ирредента, перспектива воссоединения русского народа исторической России. Только она может поставить русский вопрос на повестку дня таким образом, чтобы он затронул все без исключения общественные группы и чтобы от него не могли отмахнуться даже отъявленные русофобы. Несомненно важные для русского дела темы миграции и национальных образований в РФ благополучно забалтываются в текущей рутине, и даже масштабные потрясения типа теракта в питерском метро не приводят к такому подъёму, который дала три года назад Русская весна. Но для этого необходим серьёзный внешний толчок, событие, выводящее политический процесс за рамки устоявшейся колеи. Ну и разумеется, структуры, способные этим толчком воспользоваться.

Возможно, противостояние со структурами западнической оппозиции станет движущей силой русского движения, которое сможет в этой конкуренции выработать механизмы, качества и структуры, необходимые для дальнейшей борьбы за власть. Уже сейчас можно оценить преимущества либерастической тусовки, которых недостаёт русскому сегменту общества, прежде всего, в плане идеологической консолидированности, принципиальности и бескомпромиссности в фундаментальных вопросах. Этот урок может пойти нам на пользу, если мы будем готовы его усвоить.


miguel-kud, politnotes

(Текст на "Политпрогнозе")


Отличный анализ. Спасибо.

Кандидаты - пидоры, это понятно

Ну вот таких пропускают действующие фильтры.

Навальный уже давно был сложившимся русофобом до интервью Собчак. В этом интервью вообще не было ничего нового просто другая русофобка неожиданно порвала тупаря.

Edited at 2017-07-13 02:58 pm (UTC)

Это было первое интервью Навального на эти темы после его "второго пришествия". До интервью Собчак ещё можно было гадать, согласится Лёша на какие-то русские требования или нет. После - уже никаких вопросов не осталось.

Раскладик не айс...

Других раскладов в продаже нет :(

Давно уже сняты с производства.

Выходит такой любопытный момент, что Гиркин это удобная груша для навальнера, поскольку у первого куча идеологических тараканов и откровенно слабые позиции по многим направлениям. Например, он может начать защищать говнокомандующего, просто потому что навальнер его будет крыть, или вопрос религии, на которую у Гиркина бзик.

Словом, навальнер от этих дебатов ничего не теряет, тогда как русские рискуют проиграть, потому что их голос представляет Гиркин.

Edited at 2017-07-13 04:06 pm (UTC)

И только сейчас, более трёх месяцев спустя, к ней вернулись, причём без видимого внешнего повода. Сначала 15 июня Игорь Стрелков на своей странице изъявил готовность вызвать Навального на «противостояние»

Повод был.
10 мая 2017 года ФСБ арестовала полковника ГРУ Василия Геранина, члена совета командиров Союза добровольцев Донбасса.

Как Вы понимаете, Стрелкову, который хотя и отставной полковник ФСБ, но представляет другие три буквы, есть о чём волноваться. И его вопросы к дебатам можно упростить до "А не выдадите ли вы нас, дорогие русские патриоты, своим западным партнёрам в Гаагу?"

И возможно Вы догадываетесь, что если дебаты состоятся, Навальный будет отвечать от имени соответствующих трёх букв.

Тут мнение кураторов по службе и жены Гиркина совпало скорее:
" Игорёк сходи всё-таки на дебаты так нам спокойней будет "

про Гаагу (Anonymous) Expand
Стрелков должен сказать, что «отжатие» Крыма в той форме, в которой оно было проведено, – это согласованное с западными хозяевами Путина мероприятие по временному исключению полуострова из-под украинской юрисдикции для того, чтобы баланс оставшихся на Украине сил дал безоговорочную победу хунте.

Навальный это однажды сам говорил, так что речь Стрелква его не удивит.

Ссылочкой не порадуете?

(no subject) (Anonymous) Expand
События 2 мая в Одессе для любого русского это трагическая дата забывать которую нельзя ни на один день. Глумящую над этими события жидобандеровскую эрефянскую тусовочку надо наказывать всеми доступными способами в перспективе после ухода ботокса закрепить наказание законодательно. Вы можете представить дебаты еврейского политика с человеком отрицающим их холокост ?

Edited at 2017-07-13 06:33 pm (UTC)

"События 2 мая в Одессе для любого русского это трагическая дата забывать которую нельзя ни на один день."

Кстати не самое лучшее. Оппоненты будут крыть, что мол - эти люди были активистами и просто проиграли другим активистам в честном бою (на том уровне, на котором он происходил - закидывание чем можно), а сгорело все по случайности.

Есть гораздо круче преступление именно государственной хунты - это обстрел центра Донецка авиацией. Там тупо в безоружных людей на площади выстрелили ракетами. Есть ужасаюшие фото и видео женщины с оторванными ногами (все его видели). Вот этот эпизод забывать нельзя.

Edited at 2017-07-19 10:00 pm (UTC)

Игорь Стрелков не мигель куд, чтобы говорить словами последнего.
Если вам не нравится его взгляды, то не поддерживайте его. Вот и всё.
Подобный комментарий как-то сделала ани эл написав как и что должен делать Стрелков как бы от лица Стрелкова. Я ей указал, что он не она и не надо писать за другого человека. Забанила конечно, дура набитая.

А Мигель пишет советы не для Гиркина, а для потенциального лидера русского движения коим Гиркин давно не является, но волею обстоятельств представляется

(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand

Я - не политик, а военный (цэ)

(Anonymous)
Konstantin Sizonenko
После слов "я не политик, а военный" хочется спросить "так нахуя ты лезешь в политические дебаты, где из тебя отбивную сделают?"
today at 1:29 pm
https://vk.com/wall346022526_170952?reply=170966


Чем больше времени проходит, тем больше удивляешься, до чего же пред нами безнадёжный, блять, ОСЁЛ, чья единственная эволюция за три года - из боевого КОЗЛА в жалкого ОСЛА.
Теперь ОСЁЛ всю ирреденту грозится вымазать в своём естестве пред максимально широкой аудиторией. Тьфу!

Re: Я - не политик, а военный (цэ)

(Anonymous)
Может, особо тупым поможет то, что Мигель выделил жирным шрифтом? Ху ноуз...

Стрелков неизбежно предстанет ретроградом со своим монархизмом и т.п.. Он уже постил про то, как Навальный подставляется с гей движением, типа вот тут мы его приложим... Зачем? Чтобы предстать кем и для кого? Потом Навальный четко позиционирует себя оппозиционером, Стрелков же не пойми что, то ли да, то ли нет, "путин проснись".

Согласен, что Просвирнин был бы намного менее удобным оппонентом для Навального.

Намного менее - это мягко предполагая. В отличие от вибрирующего Игорь Иваныча, Погром выглядит достаточно выверенным и стойким в своих взглядах, чтоб национально-вихляющий Навальный 7 из 10 раз отлетал в быстрый нокаут при затрагивании тру-национальной темы.
Просто надо было не кулуарно с Соболь "договариваться", а дерзкий видео-вызов публично развешивать на всех связанных с СИП страницах, да проспамить развешенным во все почтовые ящики ФБК, чтоб тем неудобно сталось публично под собственным носом игнорировать навязывающегося дуэлянта.

(no subject) (Anonymous) Expand
...Возможно, противостояние со структурами западнической оппозиции станет движущей силой русского движения, которое сможет в этой конкуренции выработать механизмы, качества и структуры, необходимые для дальнейшей борьбы за власть. Уже сейчас можно оценить преимущества либерастической тусовки, которых недостаёт русскому сегменту общества, прежде всего, в плане идеологической консолидированности, принципиальности и бескомпромиссности в фундаментальных вопросах. Этот урок может пойти нам на пользу, если мы будем готовы его усвоить...

Я бы сказал, что у русских вообще нет ни общества, ни структур, ни желания или осознания необходимости вести борьбу за власть. У либералов есть. И как любая сколько-нибудь организованная сила легко справляется с хоть в десять, хоть в сто раз большей, но неорганизованной, так и либералы легко подчиняют себе практически все политическое поле. Замечательный выбор путиныи и Навальным. Чего-то в нем не хватает. Интересов 95 процентов населения видимо.

На русском поле работают практически одни спойлеры. Нет ресурсов, не из чего вырасти русскому движению. И лидеры, и структуры, и идеи появляются из массового участия. Иначе ты лидер чего? Структура чего? Отсутствия интереса? Либералов, впрочем очень условных, подкармливает родное государство, западные структуры. Деньги- огромный ресурс как ни крути.

Кто и как может помочь русским идеологам, проектам? Надо каким-то образом начинать сначала, создания русского общества/движения вообще. Сейчас его нет.

Это не претензия к вам ни в коем случае. Вы-то как раз делаете хорошую работу, но как мало к ней интереса. Вот это самое печальное.

кроме Донбасса. - уточнить стоит
не кроме - Донбасс зачищают жестко и разнообразно
например Мариупольский аэропорт

Покерными словами

Вся эта компашка : Гиркин, Болдырев, Калашников похожа на старых пердунов пришедших подремать и попить пивко за стол покерного турнира, где у них энтолиберасты со смехом воруют блайнды. А надо рейзить , переставлять дергать противника, ставить в all-in на что Гиркин не способен абсолютно.
Но лучший вариант для Гиркина - это стулом по голове

Edited at 2017-07-14 07:34 am (UTC)

Гиркин расскажет про неминуемую войну с Украиной, в ходе которой Путин попытается уморить всех патриотов, и что на нее он не пойдет и другим не советует. На что Навальный согласится и предложит убрать Путина или слить, как минимум Донбасс, и не подставлять зад под пули. Зритель оценит логику обоих.

Гиркин выбирать особо не из чего, сейчас бы он принял участие даже в кулинарном шоу. Лишь бы напомнить о себе.

«Гиркину выбирать особо не из чего, сейчас бы он принял участие даже в кулинарном шоу. Лишь бы напомнить о себе.»

Меткая эпитафия для его общественной деятельности.

?

Log in

No account? Create an account