miguel_kud (miguel_kud) wrote,
miguel_kud
miguel_kud

Categories:

Можно ли сломать кремлёвский сценарий?

1. Советы отдалённого

В связи с тем, что кремляне хотят утилизировать новых ополченцев и добровольцев в борьбе за доведение до конца минского предательства, хотелось бы повторно высказаться по теме, которая так или иначе затрагивалась в разных записях. Речь об эффекте обманчивой посвящённости в происходящее, который наблюдается у всех, кто так или иначе причастен к восстанию на Донбассе и получает информацию, дополнительную к общеизвестной, – инсайды, слухи, сведения о поставке оружия и боеприпасов, наблюдения о движении бровей большого начальника. Я же попытаюсь дать совет с точки зрения человека, отдалённого от дополнительной информации и вынужденного делать выводы только по публичным данным.

Главная рекомендация, которой нужно следовать, чтобы не допустить смертельной ошибки, – при построении стратегических выводов опираться на общеизвестную информацию, а всё остальное принимать в сведению. Тогда вы, может быть, ошибётесь в деталях, но не ошибётесь в главном. Конечно, если инсайд полностью меняет расклады на конкретном участке, там его нужно учесть, однако на стратегическом положении это практически не скажется. Стратегически надо действовать так, как будто никакой индивидуальной информации у вас нет. Причины тут следующие:

  1. Большая структура не может долго держать в секрете свои стратегические планы, способные полностью перевернуть обстановку. Не думайте, например, что РФ может месяцами вынашивать секретные планы победы над Украиной, делая на практике всё для её сохранения. Считайте, что у движения бровей и заявлений  больших начальников нет никакого другого смысла, кроме явного. Если Путин сказал, что не имеет имперских амбиций, и подтверждает свои слова делами (подрывом ЛНДР, вооружением и укреплением Украины), значит, так и есть. Если что-то выглядит, как утка, крякает, как утка и т.д., то это утка, даже если вам по секрету сообщили, что это замаскированный медведь.

  2. Инсайд – это всегда видение отдельно взятого участника на отдельно взятом участке, искажённое как ввиду узости тех задач, которые ставятся перед конкретным исполнителем без посвящения в планы верхов, так и ввиду узости его кругозора. Например, инсайд от офицера подразделения о срочной переброске к границе с Украиной не позволяет сделать вывод о планируемом вторжении войск, поскольку планироваться могут очередные покатушки. Инсайд от офицера спецслужб о какой-то операции на территории Украины может быть проявлением игры отдельной группировки в спецслужбах, а не глобального плана, и её игра с лихвой перекрывается игрой противостоящих группировок. Информацию от инсайдеров нельзя воспринимать всерьёз, даже когда они точно реализуют глобальный план высшего руководства, поскольку, как мы убедились, верхушка РФ имеет абсолютно искажённое представление о происходящем, а потому неспособна разработать реализуемые планы и добиться своих целей.

  3. Часть инсайдов и слухов специально распространяются либо добрячками, желающими облегчить окружающим жизнь успокоительными сказками, либо злонамеренными спецслужбами, преследующими цель пресечь нежелательные брожения.

Для иллюстрации можно вспомнить псевдоаналитику зимы 2013-2014 гг., построенную на инсайдах и домыслах о том, как режим Януковича вот-вот как выпрыгнет, да как налетит на майдановцев, да полетят клочки по закоулочкам. Аналогичную роль сыграли инсайды весны 2014 г. о решительных намерениях властей РФ относительно Юго-востока в случае начала боевых действий. Осенью 2014 г., когда надо было пресечь возможное недовольство ополчения минскими соглашениями, среди него распространялись слухи о договорённом разделе Украины с сухопутным коридором до Крыма для РФ. После февраля 2015 г. точно так же легковесно отнеслись к «Минску-2», успокаивая общественность тем, что эти соглашения всё равно реализованы не будут ввиду поставленной Украине задачи продолжать войну, поэтому ничего страшного.

Пожалуй, краткое пояснение требуется по до сих пор не преодолённому заблуждению о роли минских соглашений. Давайте задумаемся: разве стали бы созывать встречу на высшем уровне для заведомо ничего не значащей писульки? Нет, не стали бы. Другое дело, что стороны участвуют в минском процессе вовсе не для компромиссного урегулирования, учитывающего интересы Донбасса или населения Украины, – в этом плане писулька может быть неискренной. Но из этого не следует, что минские соглашения – это несерьёзно, что на них не надо обращать внимание. Эти соглашения играют ведующую роль в постоянном ухудшении положения русской стороны, являются этапами капитуляции, а посему – более чем серьёзны.

Последний пример – недавно поднятая и уже благополучно сдувшаяся тема создания украинского правительства в изгнании под руководством Азарова, формирования освободительной армии из украинских мигрантов, победы над киевской хунтой и переучреждения Украины. Просто принимая во внимание то, как кремлины надували и сдували аналогичные угрожающие фейки в прошлом, мы в этом журнале пришли к выводу, что ничего не будет. Так и оказалось: затею с правительством Азарова даже не стали продвигать дальше пары интервью и предложений общественных деятелей.

В ответ на построенную теорию постоянно сливной стратегии Кремля обычно приводят контрпримеры – войну против Грузии в 2008 году и захват Крыма. Но если призадуматься, примеры эти ничего не доказывают. Боевые действия против Грузии были, судя по всему, начаты командованием Северо-Кавказского округа. По стратегическим же результатам это была обычная флюктуация, вызванная несогласованным и автономным действием одной из подсистем российского государства. В течение месяца, последовавшего после войны, Кремлю удалось нивелировать достижения российской армии. С самого начала Москва не дала войскам добить врага, затем подписала обязательства об отводе российских войск, наконец, признала независимость Южной Осетии и Абхазии так, что проблема не была решена, а, как и прежде, осталась отложенной на будущее. Захват Крыма, даже если и не был проведён по указанию и с разрешения США, загнавших Путина в «кувейтскую ловушку», стратегически только ухудшил положение России. Да, сама по себе крымская операция позволяла в том время по тому же сценарию освободить Новороссию, но в совокупности с последовавшим трёхмесячным «русским молчанием» она только создала вражескую Украину и практически гарантировала последующее позорное отступление РФ с полуострова.

Тезис о неинформативности инсайдов верен не только тогда, когда это информация передана кем-то другим, но и тогда, когда кто-то строит выводы из секретной информации, непосредственно доступной «по долгу службы» ему самому. Формулировка «не верьте инсайдам, верьте своим глазам!» неточна, потому что «инсайды» часто и происходят из того, что видят непосредственно своими глазами. Например, «нашему отряду дали броневик, значит нас всерьёз укрепляют» – ошибочный ход мыслей. Дело в том, что одновременно с укреплением данного отряда происходили другие изменения, которые не видны в данном отряде, но вполне могли перекрыть результаты поставки броневика. Конкретно в случае войны в Новороссии, пока ВСН поставляется вооружение и этот процесс ополченцы видят своими глазами, укрепляется и украинская армия, а этого процесса ополченцы своими глазами не видят. Для правильной оценки обстановки и сопоставления двух процессов надо либо одинаково владеть секретной/служебной информацией с обеих сторон, либо одинаково отстраниться от секретной/служебной информации с обеих сторон. Односторонняя информация приводит к тому, что её больше замечают, и это искажает сравнительные масштабы явлений. Лучше ничего не знать, кроме общеизвестного, чем строить глобальные выводы из частичной информации. (Справедливости ради, надо сказать, что с украинской стороны наблюдается аналогичная переоценка мощи ВСУ.)

Пока что всякий раз, когда инсайды или гадания по движению бровей, либо отдельные флюктуации позволяли надеяться на улучшение обстановки, оказывалось, что самое пессимистичное видение, основанное на публичных данных, гласных декларациях политиков о намерениях и анализе общественных закономерностей, позволяет во сто крат точнее предсказать глобальное развитие событий, чем опора на инсайды и слухи. Тем не менее, всякий раз находятся люди, прислушивающиеся больше к тому, что нашепчет знакомый из какой-то силовой структуры. Порой складывается впечатление, что распространение фейковых инсайдов для успокоения населения – единственный тип спецопераций, который действительно удаётся нашим спецслужбам.

2. Неизбывность отложенных решений

Это длинноватое вступление написано для того, чтобы высказаться о продолжающейся активности по возвращению на Донбасс уехавших оттуда ополченцев и добровольцев либо по привлечению новых. Не знаю, как инициаторы добиваются своего. То ли запускают очередную волну слухов и инсайдов на тему того, как Путин вот-вот как выскочит, да как налетит, да и даст ВСН разгромить ВСУ, то ли упирают на благородство и боевое братство, мол, негоже оставлять в беде мирное население Донбасса и своих однополчан, нельзя отказываться от идеи. И засобирались доверчивые добровольцы, уже давно живущие мирной жизнью, в «последний и решительный». Что тут можно сказать?

У меня нет никаких инсайдов, но из доступной открытой информации можно с практически стопроцентной уверенностью утверждать, что тенденции на слив всего и вся не только не изменились, а укрепились, как никогда, и стали, в рамках действующей системы, абсолютно необратимыми. Все реальные действия кремлёвской власти, не говоря уже о позорных выступлениях Путина с мольбами к партнёрам о помиловании, позволяют заключить, что решение о сдаче Донбасса принято окончательно, так что никакие события не изменят эту линию официальной РФ, пока в ней правит нынешний режим. Никаких секретных планов победы над Украиной нет и не появится. Будут продолжены утилизация ополчения, дискредитация идеи Новороссии, потакание Украине и Западу. Ополченцам видится, что кремлины укрепляют ВСН, а на самом деле укрепление ВСН ведётся ровно настолько, чтобы создать у ополченцев ложные ожидания и не дать Украине разгромить Донбасс слишком легко. ВСУ укрепляются быстрее. Скорее всего, планируемое обострение боевых действий, если и случится, хотят довести до очередной локальной победы, ничего стратегически не решающей, которая послужит поводом для Минска-3 или ввода чужих миротворцев.

Хозяин – барин, и автор этих строк не может никого заставить что-то делать или не делать. Тем не менее, мы можем рассмотреть варианты поведения ополчения и, шире, патриотов-сторонников Новороссии, просчитав возможные последствия.

Ведущим сценарием, по которому, скорее всего, и пойдут события, является дальнейшее подчинение кремлёвским кураторам с параллельными попытками минимизировать собственные потери, в целом исполняя приказы. В этом случае ополчение понесёт в ходе очередного обострения боевых действий серьёзные потери, но и не будет полностью уничтожено. (Собственно, кремлины и не будут торопиться уничтожать ополчение сразу, потому что тогда некем будет торговаться.) Фактически, с обеих сторон – кремлёвской и ополчения – продолжение этой игры просто отложит окончательное решение: Кремль будет и дальше балансировать в состоянии ни мира, ни войны в тщетной надежде, что ему простят Крым, а ополчение будет и дальше, истекая кровью и теряя жизни, тщетно ожидать улучшения стратегической обстановки.

Лично мне кажется, что подчиняться кремлёвскому сценарию в нынешних условиях – это бессловесно идти на убой, в намеренно заготовленную под перемол пассионариев мясорубку, не выигрывая вообще ничего и только подыгрывая противнику. Надежды на победу в этих условиях абсолютно призрачны: нельзя победить вопреки главнокомандующему, отлаженной госсистеме, и уж тем более вопреки двум шулерским системам, играющим против нас в сговоре. В крайнем случае, Кремль пошлёт войска РФ на прямую помощь украинским. Так же призрачны и надежды на изменение стратегической обстановки благодаря продолжению игры по кремлёвским лекалам, потому что в инерционном сценарии стратегическая обстановка только ухудшается. Отложенное решение в условиях фонового ухудшения обстановки – это решение во вред.

Есть ли альтернативные варианты? Ну, наверное, есть, только, как мы увидим ниже, они либо не лучше либо малореальны.

Первый – пассивный: не помогать кремлинам запихивать ЛНДР в Украину, не воевать по приказу кремлёвских марионеток, перестать защищать кремлинов вообще. В этом случае ополченцам и добровольцам следовало бы не возвращаться на Донбасс, а тем, кто всё ещё или снова там, по возможности уходить оттуда, сохраняя связи, готовясь выступить в нужный момент. Путину нужно – пусть и воюет на Донбассе своими отпускниками, демонстрирует свой военно-стратегический гений, объясняется с родителями погибших солдат, доказывает международному сообществу отсутствие российских войск на Донбассе. А опытные обстрелянные воины очень скоро потребуются в РФ. Чем раньше это начнётся, тем лучше будет для России, ибо полномасштабной войны всё равно не избежать, зато откладывание её помогает путинской команде ослаблять страну одновременно с укреплением противника. Защищая сейчас Путина и Крымняш на Донбассе, можно только навредить России, не говоря уже о Донбассе.

Активные варианты поведения – это полный слом кремлёвских сценариев по собственной инициативе, не дожидаясь окончания подготовки удара Запада по РФ. Не выдвигая никаких призывов и не предлагая никаких рецептов, попробуем порассуждать, насколько это вообще возможно, каким путём этого можно было бы добиться и насколько они сейчас реальны.

Если бы ополчение хотело сломать текущий сценарий, необходимо было бы критически вывести из равновесия систему, направленную на утилизацию Донбасса, ополчения и русскости. На данный момент в Новороссии действует несколько организационных структур, партнёрствующих в процессе. Это Запад с подчинённой марионеткой-Украиной и Эрэфия с марионетками-ордилососами. Какую из них можно вывести из равновесия путём критического воздействия?

Прежде всего, заметим, что Запад является для ополчения неприступной крепостью и мощнейшей махиной, которой невозможно навести ущерб и которую невозможно перенаправить по другим рельсам никакими действиями, предпринятыми в отношении самого Запада.

Другое дело – Украина, которая, хотя и выполняет в общем и целом полученные от Запада приказы, сама по себе является плохо отрегулированным механизмом выполнения приказов, в котором можно спровоцировать сбой благодаря человеческому фактору. На данном этапе этим сбоем могло бы стать неподготовленное наступление, преследующее цель быстро захватить Донбасс, невзирая на потери и реализуемость, а лучше прямое наступление на Крым. В деле провоцирования Украины на решительное наступление потребовался бы подходящий заметный повод, чтобы завести свидомитский хор до невменяемой степени и снизить вразумляющее воздействие западных кураторов. А хорошую службу в этом сослужила бы громкая ликвидация кого-нибудь из видных карателей или политических фигур хунты. (Неслучайно кремлины так бережно оберегают физическую целостность даже минимально значимых медийных фигур свидомого «пантеона», вплоть до выведения под ручку из окружения клоуна Семёна Семёнченко или выпускания из плена Парасюка, – боятся, что украинское общество предпримет что-то реально самоубийственное под эмоциональным воздействием.) Дестабилизировать ситуацию также мог бы вывод из строя важнейшего инфраструктурного объекта с минимальными жертвами, но максимальным ущербом для благосостояния населения центральных регионов, в первую очередь, Киева. Либо украинская общественность свалит ответственность на ополчение и потребует немедленной расправы с Донбассом, либо она свалит ответственность на Эрэфию и потребует немедленного «освобождения» Крыма, либо конкурирующие группировки начнут сваливать ответственность друг на друга и на Украине на какое-то время снизится управляемость.

Конечно, надо признать, что шансов на реализацию этого сценария не так много, поскольку государственная машина Украины уже неплохо налажена, плотно контролируется западными кураторами, и поэтому вполне может оказаться, что даже устранение Порошенко или Яценюка ничего не изменит, поскольку просто запустит конституционный процесс передачи власти и новых стопроцентно подконтрольных выборов. А до более высокопоставленных фигур киевского режима, типа американского посла или американских офицеров разведки на четвёртом этаже СБУ, добраться нереально, да и никто не поставит такой задачи.

Другой вариант критического нарушения равновесия, который надо исследовать, – переворот в ЛНДР, физическая ликвидация Захарченко и Плотницкого как подписантов минских соглашений, устранение других кремлёвских марионеток, позорное выдворение Ленцова и продажных пропагандистов типа Стешина, переход к иррегулярной войне с Украиной, попытка договориться с США об образовании нейтральной Новороссии. Это позволило бы вывести русских Украины из-под удара, Донбасс и так настрадался. Пусть РФ сама разбирается с американцами на других фронтах, отстаивает свои границы в войне с ИГИЛом и бросается по приказу американцев на Китай.

Контраргументом против этого предложения служит то, что время для этого сценария в значительной степени упущено. Так же, как Украина полностью поставлена под контроль Запада и выпадение ключевых фигур в её правительстве будет компенсировано, так же и ордилососы поставлены под контроль Кремля (вплоть до беспрепятственного всевластия спецструктур Эрэфии в тылу ордилососов), а устранённые предатели-марионетки будут заменены новыми.

По этим причинам, скорее всего, единственным действенным вариантом выведения системы из равновесия стал бы критический удар по властной структуре Эрэфии, разрушающий сливной сценарий тихого спокойного предательства и подготовки к ликвидации страны. Что в сливной системе является главным элементом, выдёргивание которого обрушит карточный домик?

Ответ будет неожиданным только для тех, кто невнимательно наблюдал Майдан 2013-2014 гг. и не знает, насколько ключевую и незаменимую роль в его победе сыграл тогдашний президент Украины Янукович. Именно этот человек успешно блокировал своей «мудрой политикой» любую попытку переломить ход событий, параллельно направляя все усилия госаппарата на подавление русского движения. Если бы его физически устранили до середины-конца января 2014 г., силовые структуры государства просто стали бы действовать по инструкции, то есть, провели бы зачистку Майдана и ликвидацию связанных с ним террористов. Но баран во главе свергаемого режима был абсолютно необходим американцам, чтобы переворот удался.

Аналогичную роль в происходящей сейчас операции против РФ играет её действующий президент. Не случайно он был выбран в преемники ельцинской семьёй! Пока Запад душит Россию и готовит смертельную инъекцию, кремлёвский президент держит её за руку и успокаивает: «Потерпи, дорогая! Всё ещё образуется». И ему верят внутри и вне страны. Кремлёвский президент не напрасно катался в Милан и Брисбен: ему удалось убедить западных партнёров в своей незаменимости на посту главного анестезиолога России, так что, вопреки нашим надеждам полугодичной давности, они ослабили давление в плане его личного свержения. Им выгодно ещё какое-то время подержать Путина на посту, ведь никто другой лучше не справится. Так, вопреки патриотическим сказкам, никакой Сурков не мог провернуть настолько блестящую операцию по приведению огромной страны в состояние паралича! Сурков – не более чем талантливый добросовестный исполнитель, переговорщик с киевскими партнёрами, сумевший построить пропагандонов и оперативно выбрать самых омразелых марионеток из нескольких миллионов населения Донбасса. Но нужна организующая и направляющая роль верховного предателя, который прямо запрещает силовым структурам действовать по инструкции, сопротивляться, защищать страну. (Кстати, скорее всего, потому Вооружённые силы России и дали ответ на грузинскую агрессию 2008 года, что руководство было в отъезде, а оперативное управление в Генштабе было нарушено.) До тех пор, пока Путин остаётся действующим президентом, поражение России гарантировано стопроцентно.



А теперь представим, что с этим персонажем случается апоплексический удар. Конечно, лично для него быстрый конец без мучений был бы слишком несправедливым, лёгким уходом от ответственности. Но что бы изменилось в рамках страны?

В рамках страны это бы означало перевод кризиса в открытую фазу, создающую предпосылки для приведения страны в чувство, но, в то же время, заставляющую врагов максимально ускорить претворение в жизнь своих планов, действовать в условиях аврала, чаще ошибаясь. Началась бы гонка двух процессов. С одной стороны, с учётом расслабленного состояния общественного мнения Эрэфии, которое не будет давить на верхушку ради скорейшего преодоления кризиса, произошло бы то же, что произошло в Киеве 22 февраля с исчезновением украинского Главпахана, – полный ступор, паралич власти, дезориентация силового аппарата. Это позволило бы врагам России более открыто действовать на уничтожение страны – начиная с нового парада суверенитетов и кончая решительным наступлением на Донбассе. С другой стороны, была бы устранена централизованная и прикрытая легитимностью организация предательства. Кодла, составляющая сейчас ближайшее окружение кремлёвского президента, не смогла бы с той же простотой возглавлять процесс из-за кризиса легитимности: подчинённые обоснованно спрашивали бы, а кто такие эти выродки, и чем они, собственно говоря, отметились, кроме ограбления страны под руководством Главкрысы, на момент разбора полётов апоплексически окочурившейся. В силовых структурах страны и в гражданском обществе началось бы брожение, в котором, при благоприятных условиях, могла бы кристаллизоваться новая контрсистема, нацеленная на возрождение. (Ввиду отсутствия дееспособной элитной группы, готовой к перехвату политического руководства и решительным действиям по спасению страны, процесс новой кристаллизации и конкуренции центров кристаллизации был бы неизбежно растянут во времени.) Какой из двух разнонаправленных процессов оказался бы быстрее и победил бы, просчитать невозможно.

Таким образом, даже последний сценарий противодействия сливу не даёт никаких гарантий: решения с гарантированным результатом закончились прошлогодней весной. Пожалуй, его главное достоинство – относительно лёгкая теоретическая выполнимость при условии, если бы какая-то влиятельная группа приняла такое решение. Но именно это условие крайне нереалистично в силу отсутствия субъектности у патриотически настроенной части общества РФ и ополчения Новороссии. Главное препятствие – вшитая в подкорку служивая психология что воюющих на Донбассе добровольцев, что силовых структур Эрэфии: воевать не боятся, по сути самое дорогое, жизнь на кон ставя, а против лжецаря, когда царь ненастоящий, идти не решаются. Большой ущерб наносит злостное распространение мифа о тождестве России и её ныне действующего руководителя, из которого выводят заведомо бредовую формулу «нет Путина – нет России». На самом деле, как Россия могла бы прекрасно прожить без Путина, так и Путин может, подобно Горбачёву, сдать страну и спокойно жить дальше, так что никаких объективных предпосылок, намертво привязывающих его судьбу к судьбе страны, не существует. А из этого, в частности, следует, что у него нет и стимулов бороться за сохранение и развитие страны, более сильных, чем стимулы добиваться благосклонности западных партнёров. Всё это довольно простые, уже ставшие очевидными и, как мне кажется, довольно бесспорные рассуждения, однако служивый люд до них никак не дозреет.

По этой причине, можно довольно уверенно утверждать, что последний сценарий тоже никем не будет принят к исполнению, как и другие активные варианты. Пока не видно никакого простого выхода, который позволил бы сломать кремлёвские сливные сценарии. Возможно, дело тут в объективной слабости русских патриотов по сравнению с уничтожающей их махиной, а может, мы просто не там ищем выход. Конечно же, слом любой из противостоящих крупных систем не может сам по себе дать гарантии спасения: необходима ещё и параллельная деятельность по строительству другой системы, которая окажется сильнее враждебных. К сожалению, на данный момент возможные центры кристаллизации дезактивированы. Поведение ополчения в ближайшее время будет, скорее всего, будет колебаться между сценарием подчинения Кремлю и пассивного сопротивления в виде ухода из зоны боёв. Блядский цирк затянется ещё на несколько месяцев, а там видно будет.
Tags: Новороссия, РФ, Украина, ХПП
Subscribe

  • В противофазе

    1. Демонстративные пужалки и петушения – почти верный признак того, что ничего не будет, а если даже что-то начнётся, то всё равно кончится ничем. На…

  • АБРАМ ЗПТ ВОЛНУЙСЯ ВСКЛ ПОДРОБНОСТИ ПИСЬМОМ ТЧК

    Основной этап совместного с уважаемой politnotes расследования деятельности ПЧА и его роли в современной русской истории, раскрывающего…

  • 10 сентября: Краковец и Русский интерес

    Внутриукраинские политические перипетии чаще всего остаются за пределами нашего внимания. Чтобы частично восполнить этот пробел, публикую заметку…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 272 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • В противофазе

    1. Демонстративные пужалки и петушения – почти верный признак того, что ничего не будет, а если даже что-то начнётся, то всё равно кончится ничем. На…

  • АБРАМ ЗПТ ВОЛНУЙСЯ ВСКЛ ПОДРОБНОСТИ ПИСЬМОМ ТЧК

    Основной этап совместного с уважаемой politnotes расследования деятельности ПЧА и его роли в современной русской истории, раскрывающего…

  • 10 сентября: Краковец и Русский интерес

    Внутриукраинские политические перипетии чаще всего остаются за пределами нашего внимания. Чтобы частично восполнить этот пробел, публикую заметку…