?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Почему они провалились. III
Незнайка
miguel_kud
/Окончание. В предыдущих записях – начало и продолжение./

[7. Отказ от расстоличивания]
7. Отказ от расстоличивания

Думается, одна из упущенных возможностей для ухода с гибельной траектории открывалась идеей расстоличивания Москвы, лишения одного центра, превратившегося в зажравшийся полупаразитический анклав, возможностей губить всё живое в стране для сохранения своего статуса. Идея переноса столицы, в условиях сохранения бюрократических принципов управления, просто обеспечила бы возникновение нарыва на новом месте (хотя и много позже, а пока бы решила бы текущие проблемы), но к 2000-м была также известна идея распределения столичных функций по разным городам РФ, отличным от существующего списка мегаполисов. В этом направлении не было предпринято ни одной попытки, поскольку перенос в Санкт-Петербург Конституционного Суда, не играющего той же роли, что исполнительные или законодательные органы, не менял ничего. Неудивительно, что такая столица, со всеми её болезнями, переформатировала «под себя» остальную страну, поскольку сама уже полностью привязалась к «ненапряжной» относительно получаемых доходов обслуго-сырьевой деятельности и не понимала проблем несырьевых отраслей.


Если даже не идти на расстоличивание Москвы, то и тогда следовало придерживаться более жёсткого курса на открытие новых рабочих мест подальше от столицы и сдерживания паразитического роста столицы. Основной вклад внесло бы полное изъятие горной ренты у зарегистрированных в столице добывающих компаний, принуждение их к открытию офисов в провинции, что убрало бы в столице сверхдоходы и их «просачивание» на низ, но кроме того, наверное, понадобился бы экономический механизм ограничения населения Москвы, например, через земельный налог. И во всяком случае, нельзя было идти на поводу столичного стройсектора и разрешать уплотнение застройки по сравнению с плановой! Впрочем, опыт развивающихся стран, в которых столицы страдают теми же болезнями, а развитие стран так же перекошено в пользу главного города, подсказывает, что без расстоличивания Москвы проблему не решить.


[8. Отказ от воссоединения русских земель]
8. Отказ от воссоединения русских земель

В течение путинского президентства возникало несколько ситуаций, когда можно было не только преодолеть последствия демонтажа СССР, как минимум, добившись вхождения в состав России славянских республик и Казахстана, а также трёх непризнанных государств. Но для этого нужно было иметь государственную волю и в какой-то момент решиться на закрытие украинского проекта, начав с присоединения Новороссии в декабре 2004 г. или весной 2014 г., либо с разгрома и аннексии всей Украины летом 2014 г. Это позволило бы восстановить единый народнохозяйственный комплекс с большим вкладом обрабатывающих производств, прикладной науки, квалифицированной рабочей силы, благодатных земель. Это бы уменьшило бы зависимость единого государства от конъюнктуры цены на нефть, от зарубежных поставок несырьевой продукции.


Однако вместо активных действий по воссоединению, Кремль сделал всё для передачи Украины США и ЕС. Соответственно, «сделали ручкой» Москве и другие участники кремлёвских интеграционных потуг – Белоруссия и Казахстан, тихий отход которых от союзничества с РФ пока даже не осознаётся. Даже не касаясь морального аспекта поведения руководства РФ, мы тут только отметим, что ещё один удар по идее построения несырьевой экономики был нанесён никем иным, как действующим кремлёвским президентом и его камарильей.


[9. Невосстановление отраслевой науки и отраслевых министерств]
9. Невосстановление отраслевой науки и отраслевых министерств

Если в вопросе поддержки несырьевых производств режим Путина придерживался застарелых предрассудков, отказываясь принять современные подходы, и наступил на грабли протекционизма, влияние которых было «вдоль и поперёк» изучено на примере Латинской Америки и других отстающих стран, а в вопросе ценового регулирования и микрореформ отказывался слушать экономистов, то в вопросе государственного содействия технологическому развитию экономическое руководство РФ следовало чисто идеологическим заклинаниям и стремлению во всём подражать Западу, но не использовать положительный и отрицательный опыт СССР и той же Латинской Америки. В частности, это коснулось способов содействия технологическому развитию через государственные научно-технические организации. В 90-е годы были ликвидированы отраслевые министерства и подчинённая им отраслевая наука. Вместо того, чтобы возродить хотя бы отраслевые НИИ (благо, деньги были), распространять через госструктуры технологический опыт и навязывать освоение новых технологий, режим Путина занялся добиванием прикладной и фундаментальной науки и уничтожением образования. Кое-какое подобие прикладной и отраслевой науки было сохранено только в корпорациях, завязанных на ВПК, но и там сложилась плохая ситуация с новыми исследованиями и обновлением кадров. А богатые добывающие компании тоже не смогли обеспечить технологическую независимость, в результате отсутствие западного партнёра послужило одним из факторов, заставивших «Газпром» отказаться от разработки Штокманского месторождения. (В качестве анекдотической подробности следует вспомнить молодого питерского композитора, успевшего посвятить разработке Штокманского месторождения целую симфонию. Будем надеяться, что, когда «Газпром» передумал, автор последовал примеру Бетховена, который после самопровозглашения Наполеона императором только порвал титульный лист своей симфонии с посвящением Наполеону, а не уничтожил произведение.)

Что касается пресловутой реформы РАН, то я подробно писал об этой диверсии раньше, не хочу повторяться и ограничусь резюме: академическую науку, мало того, что сильно «порезали», так ещё и перевели на новые критерии оценки, которые не связаны с интересами страны, а только делают остатки фундаментальной науки придатком западной технологической системы, финансируемым за счёт госбюджета РФ.

Всецело вредительской является и реформа высшего образования. Вузы принуждены к погоне за срисованными у Запада рейтингами, которые в российских условиях никак не отражают реальную пользу стране по подготовке нужных кадров. При этом, не обладая ни малейшими управленческими талантами для повышения отдачи образовательной системы интенсивными методами, руководство высшим образованием прибегает к экстенсивным – потогонной системе, включающей запредельные нагрузки на преподавателей и нелепые при таком объёме преподавания формальные требования по публикациям и отчётности перед образовательной бюрократией. Сказывается это и на качестве преподавания, и на качестве научной работы плачевно. Публикации не представляют достойных научных результатов, а пишутся «для галочки».

Разрушив сложную многоуровневую систему технологического развития, правительство сделало всё для ликвидации системы подготовки кадров, и теперь остаются последние годы, когда ещё можно использовать кадры, имевшие серьёзный опыт работы до начала всеобщего развала, хотя бы в 80-е годы. Потом придётся восстанавливать «с нуля», то есть, в ещё худших условиях, чем страна оказалась в 20-х, после революции и гражданской войны.


Отдельно следует прокомментировать тот факт, что власти ничего не сделали для исправления гуманитарного перекоса в высшем образовании, перепроизводства «экономистов» и «юристов» крайне низкого качества (для повышения качества тоже ничего не было сделано, на что рынок образования реагировал количеством) при недостатке политехнических специалистов и представителей точных наук.


[9. Каков поп, таков и приход]
10. Каков поп, таков и приход

Государственная политика по поощрению несырьевого развития могла включать не только стратегические поворотные решения, но и каждодневные мелкие решения, в том числе пресловутые частности госрегулирования и функционирования институтов, о которых любят поговорить эксперты. Нет общего рецепта, сводящего нужные меры, например, к дерегуляции или, наоборот, усилению регулирования – смотреть надо было в каждом конкретном случае. Едва ли действующий президент мог непосредственно инициировать и контролировать эти решения, но он вполне мог создать для них благоприятную среду.

Однако анализ сделанного в этой сфере наводит на мысль, что соотвествующей среды просто не могло появиться сразу по многим причинам, но в первую очередь – из-за системы подбора кадров для госаппарата, экспертной среды, средств массовой информации и т.д., из-за характера воздействия президента на эти институты. Каждая из этих сфер требует определённой этики, нарушение которой влечёт дисфункциональность, соответственно, госаппарата, экспертной среды и СМИ. Если высший руководитель способствует отрицательному отбору и поощряет дисфункциональность, то он не сможет принять правильное решение и реализовать его, когда ему это будет надо.

Очень хороший пример приводит М. Корчёмкин. Один из ведущих экспертов нынешнего режима Владимир Мау сказал в интервью РБК: «Самое опасное сейчас – заняться стимулированием роста через рытьё котлованов, прокладывание трасс не пойми куда и так далее». При этом, являясь членом Совета директоров Газпрома, Мау регулярно голосует за рытьё траншей под новые газопроводы, ведущие «не пойми куда». Ясно, что в данном случае мы имеем полное разрушение этики учёного и эксперта: ради текущего личного комфорта специалист готов поступиться профессиональной честью и исказить истину, проголосовав за заведомо абсурдное и убыточное решение. Но именно этот человек бессменно является одним из ведущих придворных экспертов, пытающихся продвинуть какие-то реформы (порой вполне здравые), не входя с начальством в конфликт, и в то же время разъясняющих населению мудрость принятых начальством решений.

Но дело в том, что рокоссовские, отстаивающие своё мнение вопреки пожеланиям начальства и готовые нести за него ответственность, власти РФ не нужны – ни в госаппарате, ни в экспертной среде, ни в чистой науке. В частности, политология нужна только для того, чтобы растолковать плебсу, какое мудрое у нас руководство. Соответственно, вместо системы мониторинга и анализа ситуации, выработки и реализации нужных решений, высшим руководством отточен симулякр такой системы, который на деле является смесью пропагандонской структуры и солдафонской вертикали. В результате высшее руководство создало неразрешимые проблемы самому себе и не имеет ни малейших шансов прийти к правильным решениям и реализовать их.

В этом плане есть даже более интересный пример, чем Мау, – небезызвестный соратник Горбачёва, Ельцина и Путина по уничтожению страны Примаков, весь 2014 год не пропадавший с телеэкранов, на которых рассказывал, как РФ и русским Украины станет лучше от предательства первой вторых. Его псевдоэкспертные прогнозы, заведомо абсурдные в момент произнесения, тут же проваливались, от его рекомендаций становилось всё хуже и хуже, но это не мешало ему тусоваться в РАН и на телевидении в роли ведущего специалиста по международным отношениям, по экономике и т.д. Эту говорящую голову даже назначили возглавлять с российской стороны российско-китайский «совет мудрецов». При этом, в отличие от Мау, который хотя бы компетентен в экономической теории, пусть и недобросовестен, в случае Примакова даже сложно выявить, в какой науке сей партаппаратный академик разбирался, кроме умения важно надувать щёки на телекамеру. Возглавлял экономический институт и внешнеполитическое ведомство он не за научные заслуги в экономической теории и теории международных отношений. «Скончался; все о нём прискорбно поминают».

Если в экспертной среде истина становится предметом торга и компромиссов, надеяться на такую экспертизу в критической ситуации не приходится. Неудивительно, что при таком подборе кадров (а явление касается и экспертизы, и госаппарата, и пропаганды в обществе) с поощрением развития каждодневными мерами тоже как-то не задалось. Но если регулярно проводить в жизнь частные решения, стимулировавшие несырьевое развитие, действительно было не в силах президента – это должна была делать система, – то настроить эту систему и обеспечить в ней адекватные кадры – это уже была прерогатива и задача президента. Как он смог воспользоваться прерогативой и выполнить задачу, уже видно.


Неудивительно, что никуда не годные стандарты профессиональной этики, исповедуемые «национальным лидером» и его окружением, расползлись по самым разным сферам, контролируемым государством, – собственно госуправлению и силовым структурам, науке, образованию и здравоохранению. Конечно, можно сказать, что вина президента состояла в том, что он не наладил ни жёсткого контроля, ни эффективной обратной связи на местах, но это была действительно нетривиальная задача, а мы договорились рассматривать только действия, доступные человеку средних способностей. А вот что было вполне доступно и человеку средних способностей – это хотя бы не подавать собой и своим окружением плохой пример нарушения профессиональной этики, которому потом следовали подчинённые вплоть до взяточника-преподавателя в провинциальном вузе или безалаберного врача в районной больнице. Однако качество прихода заставляет усомниться в исходных достоинствах попа.


[11. «Прапорщик, остановите поезд!»]
11. «Прапорщик, остановите поезд!»

Отдельной характеристики заслуживают управленческие способности действующего президента РФ, о которых можно строить выводы из озвученных им решений. Положение дел иллюстрирует спускание подчинённым целевых показателей в цифрах, типа удвоения ВВП, когда из сути поручения хорошо видно, что задача начальника – принять конкретные решения по изменению этих целевых показателей, а не поручать изменить их другим. Позорным антирекордом бюрократического в плохом смысле слова подхода к управлению стали «майские» (2012 г.) указы В.В.Путина, поставившего перед правительством задачи добиться контрольных показателей к определённому сроку, часто заведомо нереальных и ненужных. Злые комментаторы сразу же вспомнили анекдот со словами «Прапорщик, остановите поезд!», в точности описывающий представления подписанта указа об объекте управления.

Для разъяснения сути дела разберём периодически «всплывающую» в СМИ идею сокращения государственного аппарата. Нет слов, госаппарат действительно раздут и выполняет свои функции неэффективно. В рамках стандартного менеджерского подхода, следовало бы провести глубокую ревизию функций государственного управления и отказаться от тех из них, для которых общественная выгода от выполнения не покрывает затрат на реализацию. При этом нельзя допускать монополизации и дальнейшего падения эффективности при передаче этих функций в частный сектор.

Оставшиеся же функции надо выполнять с минимальным соотношением затрат к общественному результату. Столь же строго требуется разобраться с другими государственными целевыми расходами – как в государственном секторе (образовании, науке, медицине, культуре, обороне), так и в негосударственном (эффективность выполнения госзаказов строительной и другими отраслями).

С другой стороны, в рамках стандартного экономического подхода, следовало бы создать систему с адекватной обратной связью, привязывающую госаппарат к результатам выполнения функций. Тогда бы эффективность системы поддерживалась автоматически, благодаря создаваемым для её участников стимулам.

Но совершенно по-другому выглядит задача сокращения госаппарата в глазах высшего начальства РФ. Должностные лица, не вникая в конкретику государственных функций, поручают аппарату задачу сократить число чиновников на столько-то процентов! Тем самым профанируется предназначение руководителей: ведь додуматься до идеи сократить аппарат на определённое количество процентов и дать соответствующее поручение мог бы любой школьник, начитавшийся в Интернете призывов о сокращении госаппарата. Случись подобное в США, Голливуд снял бы не одну комедию про ребёнка, внезапно поменявшегося телами с президентом и «рулящего» страной в меру своего уровня понимания её проблем. А в РФ хватает и документальных кадров.

Эффективный руководитель будет стартовать не с процентного плана, а с выполняемых госаппаратом функций, самостоятельно проводя анализ их необходимости, либо выстроит систему, которая сама будет минимизировать издержки.


Таким образом, как не смог руководитель РФ наладить контроль издержек в ЖКХ или повысить эффективность в образовании и медицине (заменив это повышение потогонной системой либо просто попыткой залить микропроблемы деньгами), так же он не смог ограничить расходы на аппарат и поставить на место принимающее решения чиновничество. Это приводило к стремительному раздуванию таких внутренних отраслей, как госуправление и инфраструктурный сектор, дополняющему естественный эффект раздувания внутренних отраслей из-за «голландской болезни» и распространения по народному хозяйству заниженных стандартов эффективности, стартовавший с добывающих отраслей. Раздувание внутренних отраслей не только ложилось прямой финансовой нагрузкой на несырьевые (антиимпортные) отрасли, но также подрывало их косвенно из-за того, что тоже плохо влияло на стандарты производительности, трудолюбия, профессиональной этики.


[12. Господин Обещалкин]
12. Господин Обещалкин

Дополнительный позорный элемент в управленческом стиле нынешнего кремлёвского президента – выдача заведомо невыполнимых обещаний. Зачем, например, при обсуждении пенсионной реформы было обещать не повышать пенсионный возраст, если бесспорные расчёты показывали, то это невозможно? Зачем было подмахивать заведомо невыполнимые «майские указы», а потом требовать от подчинённых их реализации, если всё назначение указов было – потрафить некомпетентной публике? Наконец, главное, зачем было демонстрировать полное отсутствие мужских качеств, отказавшись выполнять недвусмысленное обещание о защите населения Юго-востока Украины от бандеровского террора?


Кремлёвский президент всё своё правление вёл себя, как завравшийся школяр, откладывающий расплату всё более усугубляющимся враньём. Но вот стоило ли держать на высоком посту очевидного инфанта?


[Заключение. По пути наименьшего сопротивления]
Заключение. По пути наименьшего сопротивления

На этой ноте можно закончить обзор главных особенностей правления нынешнего кремлёвского лидера, приведших к нынешнему состоянию в экономической сфере. Обобщающую характеристику стиля его президентства можно было бы дать словами «движение по пути наименьшего сопротивления». Серый обыватель, попавший в кремлёвскую администрацию в результате таскания чемоданов за Собчаком и тесной дружбы с «питерской» частью «реформаторов 90-х, проявил себя готовностью исполнять любые поручения в администрации Ельцина и благодаря отсутствию выраженного «я» показался годной кандидатурой на роль модератора кланов. И вот этот безыдейный человек наконец-то дорвался до возможности потреблять на халяву по высшему разряду – какое там Служение? Усидеть как можно дольше, купаться в лучах телевизионной славы да друзей не обидеть – вот и вся целевая функция. Можно даже предмет управления не слишком изучать. Ни малейшего стратегического предвидения и планирования на перспективу, никакого деятельного риска (даже когда бездействие несёт стократно большие риски) – безвольное болтание в проруби под влиянием поверхностных и подповерхностных микротечений стало достойным образом его поведения.

Насколько актуальны приведённые выше упрёки к экономической политике и управленческим принципам? Во-первых, они безусловно актуальны в том плане, что закрывают вопрос о способности разбираемого политического деятеля обеспечить развитие РФ. Во-вторых, несмотря на изменение условий, многие из альтернативных предложений вполне применимы и сейчас. Например, может показаться, что идеи эти применимы только к полностью открытой экономике и стране, находящейся в хороших отношениях с Западом и другими соседями, что позволяет торговать со всеми и оптимально встроиться в международное разделение труда. И поскольку РФ теперь со всеми рассорилась, то и надо перейти к автаркии и всё делать самим. Однако вывод этот торопливый и небесспорный. Даже если прекратятся отношения с половиной или большинством торговых партнёров, прерывать отношения с оставшимися из принципа «назло маме отморожу уши» – безумие. Напротив, сохранение торговых отношений с тем же Китаем и странами Юго-восточной Азии существенно облегчит восстановление технологической независимости. «Нельзя быть сильным во всём», и ничего страшного, если хотя бы на первое время РФ сосредоточится на восстановлении машиностроения и сельского хозяйства, а, например, продукцию лёгкой промышленности и часть электроники продолжит покупать у Индии и Китая. Конечно, нет никаких гарантий, что за оставшееся время правления нынешний кремлёвский президент не рассорится ещё и с Китаем. Но нет оснований исходить из этого уже сейчас и заранее требовать нескольких лет автаркии, как это по чисто доктринёрским основаниям делают некоторые оппозиционные идеологи. А раз экономика останется в целом открытой (пусть и с ограничениями, вызванными плохими отношениями с рядом стран), то грех не воспользоваться рыночными инструментами оптимального встраивания в те сегменты мирового рынка, которые будут доступны. А, значит, вполне актуальны даже рассуждения третьего пункта.

В завершение следует пояснить, почему в числе моих упрёков Путину нет стандартных обвинений, которые обычно раздаются из лагеря нашей оппозиции, – о рестрикционной политике Центробанка с якобы завышенной ставкой рефинансирования и избыточными ЗВР, о вступлении в ВТО и недостаточном прямом и косвенном субсидировании «отечественного производителя». (Вот стандартный образец такой публицистики.) Как и нет прожектов срочного перехода к автаркии и административного выделения приоритетных отраслей, которым будут выданы всяческие льготы.

Дело в том, что, как видно из этого и предыдущих моих текстов, упомянутые обвинения как раз – откровенная ерунда, маскирующая действительные причины кризиса. А производятся ли они в рамках спецоперации по дискредитации оппозиции и навязыванию РФ самоубийственной политики при следующем режиме или просто от вопиющей безграмотности критиков – уже второстепенно. Если политика нынешнего кремлёвского президента описывается формулой «движение по пути наименьшего сопротивления», то альтернативные предложения от популистской оппозиции передаются принципом «чтобы всё у нас было и ничего нам за это не было». Скажем, повысить норму инвестирования предлагается не через выравнивание условий для разных отраслей промышленности (что, ввиду убывающей отдачи добычи сырья и возрастающей в обработке, расширило бы пространство для инвестиций), не через технологическое содействие модернизации и не через отказ от части потребления, а с помощью денежной эмиссии и административного ограничения чистого экспорта. При этом, конечно, умалчивается, что денежная эмиссия выступит только в роли инфляционного налога, который перераспределит часть реального ВВП из потребления в инвестирование. И то только на первое время, потому что потом инфляция и административно регулируемый банковский процент сократят сбережения, что вызовет новый недостаток денег на инвестиции. Далее, бесконечно раздаются призывы улучшить положение «отечественного производителя» через дешёвое сырьё и высокие импортные пошлины, но при этом умалчивается, что бюджетный эффект от манёвра будет отрицательным, ВВП, скорее, сократится, а дешёвое сырьё и завышенные пошлины подкинут стимулов для ресурсозатратного поведения, отставания технологий и соискания ренты вместо инновационного развития.


Примерно то же самое можно сказать и о других оппозиционных течениях: свои экономические идеи, которые они пытаются противопоставить курсу путинского пятнадцатилетия, там черпают из дремучих идей XVIII-XIX веков либо из откровенной галиматьи. Общая их черта – стремление скрыть неизбежность тяжёлых и непопулярных решений, умолчать о необходимости понести немалые жертвы сейчас, если мы хотим улучшить положение в будущем. Принимать участие в этом размазывании розовых соплей лично мне абсолютно неинтересно – вот и предпочитаю остаться при своих, чем помогать ПТС в утилизации России новыми способами.


Хозяин журнала будет признателен читателям, имеющим соответствующую возможность и желание, за поддержку журнала. Перечислить деньги на яндекс-кошелёк № 41001361182693 можно либо с карточки или другого яндекс-кошелька, либо через уличные терминалы.



  • 1
Спасибо, всё разумно кроме утопического "воссоединения"

Не за что, но в воссоединении нет ничего утопического. Это единственный вариант для выживания России и русских.

А в чем смысл расстоличивания?
Здравый смысл подсказывает, что функция столицы - в концентрации высшей администрации в одном месте. В этом смысле растаскивание учреждений по территории страны оборачивается настоящим адом для тех, кому нужно по ним ходить.
Наоборот, логично собирать министерства и иные центральные учреждения в своего рода "правительственный квартал" в центре столицы, дабы они свои рабочие вопросы решали в личном контакте, а не пересылкой писем через экспедицию.
А манера отправить публичное присутствие куда-нибудь за город, куда без личного автомобиля не добраться, и вовсе носит характер саботажа.

Edited at 2016-01-13 11:39 am (UTC)

Но это не обязательно должна быть Москва. Перенос столицы в район Урала был бы благом, хотя, действительно, и без рассредоточения функций.

http://pavel-petukhov.livejournal.com/508861.html

https://maxpolonski.com/150-isda-ne-toropitsya-ob-yavlyat-defolt-ukraine


Шок! Пу перешел на сторну Порошенко и вместо объяления дефолта пошел на реструктуризацию, то есть согласился на отказ tvzvezdaru/news/vstrane_i_mire/content/201601131514-m62l.htm
Видимо за это: tvzvezda ru/news/vstrane_i_mire/content/201601121927-79sf.htm
ВСУ начали зачистку мирного населения в Донбассе – минобороны ДНР

Мигель а вот серьёзно спрашиваю, что можно поставить в заслугу ему за столько лет нахождения у власти? Ваше мнение.

В заслугу-ничего. Так как все его псевдозаслуги совершались обычно по принципу: один мнимый шаг вперед и 5 назад, причем одновременно по всем возможным фронтам.

и еще раз о проблеме примечания слонов

1. Все жители России удивительным образом любят прикличениея.

Степень любви Россиян всех сортов и оттенков к приключениям наглядно видна на истории со Столыпиным - как только общество осознало что до кормила власти добрался принципиальный противник всех и всяческих приключений - его тут же убили общими усилиями, продемонстрирорав трогательной единство общества в этом вопросе от самого самого верха до самого низа и от самого права по самое лево.

Сила Путина в том что его правление обещает максимальной количество приключений. И обещание это активнейшим образом подкрепляется делами.

2. Насчет расстоличивания, если вам хочется чтобы что-то было точь-точь как в США то надо брать весь пакет - частями такие штуки не получаются.

"Отдельно следует прокомментировать тот факт, что власти ничего не сделали для исправления гуманитарного перекоса в высшем образовании, перепроизводства «экономистов» и «юристов» крайне низкого качества (для повышения качества тоже ничего не было сделано, на что рынок образования реагировал количеством) при недостатке политехнических специалистов и представителей точных наук."
Власти сильно урезали бюджетные места для экономистов и юристов, и при этом увеличили для политехнических специалистов и представителей точных наук. У целого ряда "вузов" отозвали лицензии. Это так, для объективности.

Я отвечу, что недостаточно. :) Хотя да, было дело.

Это так же, как с оздоровлением экспертной среды - запоздало и недостаточно. Я выше ответил, что тот же Мау - это не Лившиц какой-нибудь, но всё равно не торт. И одного Дворковича хватило, чтобы всё это оздоровление пустить коту под хвост при разработке политики.

Пожалуй, править не буду. Пусть оправдываются и говорят, в каких годах они добрались до этой очевидной идеи.

(Deleted comment)

Надо другой период брать

Спасибо за критику! А то я со статистикой работаю мало и обычно перепеваю.

В ответ на замечание обращу внимание, что первые две части касаются скорее периода 1999-2008 годов, когда голландская болезнь и эффект Балассы-Самуэльсона сделали своё дело. Это следует хотя бы из цитаты "В случае РФ, экономика которой быстро росла с 1999 по 2007 годы, на перечисленные явления наслоился десятикратный рост мировой цены на нефть с конца 1998 по начало 2008 гг., который, собственно, и обусловил номинальный (в долларах) прирост производительности в экспортно-сырьевых отраслях и отраслях низкого передела". Иными словами, моя критика относится к тому периоду деятельности осуждаемого персонажа, за который его как раз никто не критикует.


Начиная с 2009 мы просто пожинаем плоды ничего не сделали для исправления достигнутого ранее. Вы даёте не за тот период статистику. Я понимаю, почему, - из-за смены классификации отраслей в 2004 г. Фактически, "мою" модель на период 1999-2007 надо проверять отдельно для статистики 1999-2004 и 2005-2008. Вроде, в зелёной книжке, которую можно скачать по ссылке отсюда, проверялось и сходилось; статистику собирал соавтор.

При этом ключевой сдвиг в пользу сырьевых отраслей, а именно рост зарплат по сравнению с другими секторами и раздувание штатов, произошли ещё до 1999 года. В нефтянке по штатам даже слегка улучшилась ситуация в начале 2000-х.

Малые изменения к лучшему в оплате труда после этого периода уже ничего не могли изменить. Я бы предложил следующую аналогию: предположим, что человека душат удавкой, сократив её в обхвате с нормальных 40 см до 35, а потом чуть отпускают до 37, причём до того, как он умер, но не настолько, чтобы он смог снова нормально дышать. Вот это облегчение не опровергает факт смерти от того, что его задушили.

Ещё одно замечания: добыча полезных ископаемых - отрасль очень капиталоёмкая и довольно материалоёмкая, условия добычи меняются, поэтому доля зарплат в расходах - не тот индикатор, который нужно брать. Ведь "Газпром" прославился не только несусветными зарплатами, но также ненужными инвестициями и неслыханной щедростью к самым любимым субподрядчикам.

>Так что сложно говорить о том, что люди зажрались на своих "завышенных зарплатах". Напротив, я считаю, что без роста оплаты труда нельзя было бы и думать даже о воспроизводстве имеющегося "человеческого капитала".

Тут нет прямой зависимости. Многие расходы культурно навязаны, причём они преждевременны для нашего уровня богатства. Воспроизводство человеческого капитала часто зависит от моральной ситуации в стране и состояния госсектора (медицины, образования) больше, чем от доходов конкретной семьи. Дело не в том, что люди зажрались, а в том, что несырьевые отрасли не могли развиваться при распространившихся стандартах соотношения зарплат к приложенному труду. У слишком многих кадров была альтернатива - уйти в госсектор, нефтегаз или сферу услуг.

(Deleted comment)
(Deleted comment)
Как Вы себе представляете увеличение земельного налога для москвичей? "Бабка, преподаватель, учитель- ты не олигарх, поэтому пшел вон, ать-два?". К тому же, Воробьев сделал что-то похожее в Области( я имею ввиду кадастровую оценку земельных участков и недвижимости)

Бабка может оформить обратную ипотеку, если за неё дети не хотят платить. Учителям в столичной зоне будут повышены зарплаты. И т.д. Столица - для самых активных, это нормально. Некоторые из нынешних москвичей тупые и занимают чьё-то место именно по той причине, что пользуются незаработанной привилегией. Земельная рента (или налог, в смягчённой форме) уравняет возможности.

Другое дело, что в первую очередь надо полностью изъять сырьевую ренту, а потом уже за земельную браться. Потому что благополучие Москвы зиждется, в основном, на углеводородах. Тогда уже земельная рента автоматически упадёт, и её сбор не вызовет таких резких социальных последствий.

Небольшая ремарка по поводу расстоличивания. Не берусь судить саму идею, но если это делать то встает сверхважный вопрос о том куда именно переносить. Поскольку когда этот вопрос затрагивается, то выдвигаются вредительские идеи переноса столичных структур на Урал или в Новосибирск. При таком переносе крайне важно учитывать фактор окружающей среды, она должна быть настолько комфортной, насколько это только возможно. Потому, что чем менее комфортно живется элите, тем больше она будет стремится в более комфортные страны, не говоря уже про их семьи. Все любят лето и море, поэтому на Майами им хочется жить больше. Так вот столичные функции нужно переносить таким образом, чтобы как можно сильнее сократить разрыв в комфортабельности, чтобы уменьшить привлекательность других стран. Отсюда вывод, что столичные функции нужно переносить в Сочи и подобные курортные города. Возможно, что на юге есть какие-то не такие известные города с особенно живописными уголками природы, уникальными озерами, водопадами и т.п. А горе советчики ратуют за перенос столицы в тундру и вечную мерзлоту в Сибирь подальше от морей, это видимо, чтобы элита еще сильнее хотела свалить куда подальше из "этой страны", туда где потеплее. Заодно те кто вынужден ездить в столицу по делам, будут ездить не в загазованный мегаполис и не в тундру, а на курорт, что превратит рабочие поездки, в мини-отпуска, и само по себе немного повысит качество жизни управляющего класса.

С преобладающей частью этих заметок можно согласиться, но встаёт forward-looking вопрос: а что же делать дальше с экономикой в том гипотетическом случае, если "добронамеренные (по отношению к русскому народу, прежде всего) люди придут к власти"?

Осторожно предположу, что вы скорее всего согласились бы с целями построения самостоятельной финансовой системы и листинианской промышленно-экономической политикой.

Но как именно достичь этих целей?

Вот, Глазьев кое-что предложил в этом направлении, но вы раскритиковали его предложения как инфляционистские, и по этой причине непригодные.
Хорошо, допустим, что они по этой причине непригодны, в таком случае что вы можете предложить взамен?

Edited at 2016-01-15 09:49 am (UTC)

Нет, я не воспринимаю всерьёз завывания про несамостоятельную финансовую систему и листианскую промышленно-экономическую политику в той форме, в которой они раздаются, потому что позорно в XXI веке отталкиваться от аппарата XIX с его расплывчатым пониманием. Если у меня есть идеи по самостоятельной финансовой системе или о промышленно-экономической политике, то они облечены в конкретные формулировки, как то запрет на кредитование за рубежом или специфическая налогово-ценовая реформа. Про налогово-ценовую реформу всё в книжке подробно сказано, исследовано вдоль и поперёк. Про кредитование за рубежом там было невнятно написано, здесь отточил формулировки.

Другое дело, что в книге разобран только верхний пласт проблем "сырьевого проклятия" - собственно голландская болезнь и всё, что с ней связано, без анализа проблем управленческих институтов, возникающих в связи с "сырьевым проклятием". На эту тему есть у меня тоже большая работа, но время её не пришло.

Уважаемый Мигель, очень Вам благодарен за Вашу работу, она является лочичным продолжением Вашей книги, которую недавно прочитал.
Хотел спросить. В работе Вы пишите, что указанные Вами рекомендации можно использовать и в данный момент. Согласен, что структурные перекосы нужно ликвидировать как можно быстрее. Но даст ли сейчас структурное перераспределение экономики тот же эффект, который оно могло дать в 2000-е, при максимальной мировой цене на энергоресурсы? Ведь нынешние низкие цены на нефть и газ (а они, по всей видимости, надолго, по крайней мере, до следующего энергетического кризиса) не дадут бюджету достаточного дохода от природной ренты. Как поднимать экономику в этом случае? Или следовать указанным рекомендациям, только ждать ожидаемого результата придется дольше?
И еще вопрос. В случае прихода к власти в России патриотического правительства (настоящего), враги России займутся ею серьезно. Может, до прямого военного конфликта с Западом не дойдет (хотя это зависит от сложившейся на тот момент ситуации), но экономическая война начнется в полную силу. Как в таком случае строить российскую экономику - делать ее мобилизационной (плановой и т.д., кому как нравится) или есть другие возможности? При этом, на мой взгляд, Китай вряд ли поддержит Россию (на Китай надеяться не стоит, он в первую очередь руководствуется прагматическими мотивами в отношениях с Россией, и сам ударит в спину России при первой возможности). Другие страны (Индия, Иран, страны Латинской Америки) тоже не посмеют идти против Запада (но тут дело дипломатии, конечно не уровня Лаврова).
Буду Вам благодарен за ответы на указанные вопросы. Если есть возможность, на второй вопрос хотелось бы получить более пространный ответ, например, в виде отдельной статьи. Но это только доброе пожелание, которое зависит от Ваших возможностей.
Божьей Вам помощи в Ваших трудах

Спасибо за добрые пожелания! Конечно, на первый вопрос ответ отрицательный: время для развития безнадёжно упущено. Но, с другой стороны, как "учиться никогда не поздно", так же и устранять сырьевые перекосы надо будет и потом. Выравнивать условия хозяйствования в сырьевых и несырьевых отраслях, заставлять сырьевиков снижать издержки нужно по-любому. Другое дело, что вторая часть программы - снижение прочих налогов - при этом будет менее ярко выражена.

Вообще, для развития придётся делать много вещей, которые в книжке и в этом цикле статей никак не затронуты, потому что связаны с другими аспектами действительности, а не просто соотношением сырьевых и несырьевых отраслей. Какие-то оригинальные мысли у меня есть, но они далеки от воплощения в популярную форму. Надо будет присматриваться и к другим предлагателям.

На второй вопрос главный ответ - придётся смотреть по ситуации. Потому что сейчас совершенно непонятно, какая она будет. Например, успеют к этому времени рассориться с Китаем или не успеют. А ведь, в зависимости от того, со сколькими странами будут прекращены экономические контакты, вполне может оказаться, что и некоторые предложения не годятся. Например, повышение внутренней цены газа до равнодоходной (с экспортом) выгодно, если при подорожании газа внутри страны можно экспортировать образовавшиеся излишки и собрать дополнительные деньги в бюджет. Уже сейчас это невозможно. Таким образом, вопрос о внутренней цене газа нужно будет решать в зависимости от краткосрочных и долгосрочных темпов добычи в тот момент, когда он сложится, и в зависимости от возможностей экспорта, которые сложатся к тому времени. Так же и с нефтью.

Я думаю, что серьёзной войны либо с Западом, либо с его марионетками, либо с выращенными им и вышедшими из-под контроля монстрами, не избежать даже в самом хорошем сценарии. Какая-то мобилизация понадобится в любом случае. И при реализации каких-то среднесрочных и долгосрочных проектов придётся прибегать к планированию, чтобы обеспечить нужный баланс по ресурсам в условиях, когда не будет возможности закупить недостаток за рубежом или сбыть за рубеж излишек. Но это будет планирование, которое будет идти не как у Лжепармезана, по принципу "шоб було", а для выполнения ряда задач, которые с помощью планирования лучше решатся, чем без. Вот, например, США во Второй Мировой свой рынок не разрушали, но многие проекты реализовывали плановым образом. (Насколько я знаю, они при этом не принуждали независимые фирмы поставлять ресурсы в рамках директивного планирования, а заключали контракты, цены были рыночные и т.д.). И таким путём американцам удалось направить на военные нужды 45% ВВП, что при из размере экономики почти в половину от мировой было заведомо выше тех ресурсов, которые все их противники могли в принципе собрать при самой напряжённой мобилизации.

Сейчас излишне стараться с программой гипотетического патриотического правительства, как мне кажется, нет смысла, потому что ко власти в нынешних условиях придёт одна из сливных партий, либо коалиция из двух; а нынешние самые ярые патриоты - это ПТС, придерживающиеся в экономических воззрениях глазьевских установок и не желающие ни отвечать на критику, ни совершенствовать свою программу. Поэтому надо, конечно, выращивать альтернативное патриотическое видение, без фейковости а ля Глазьев-Катасонов, но не обольщаться пустыми надеждами, что это произойдёт быстро. Пока что никаких шансов на появление власти, которая заявит "Я не могу вам обещать ничего, кроме крови и пота, горя и слёз", нет.

  • 1