miguel_kud (miguel_kud) wrote,
miguel_kud
miguel_kud

Category:

К вопросу о русской идеологии (2)

/Окончание. Начало в предыдущей записи./

* * *

Прежде чем сформулировать заключение из предыдущих рассмотрений, заметим, что выводить истины можно двумя путями: дедуктивно, опираясь на логический анализ используемых понятий и уже имеющихся базовых знаний, и индуктивно, обобщая накопленный опыт и приводя соответствующие примеры. (Комбинированный способ, в котором используются оба метода, мы пока опускаем из рассмотрения.) До сих пор в теоретических работах этого блога использовался скорее дедуктивный метод, но в этом тексте, в основном, приводились примеры, иллюстрирующие тот или иной общий принцип, то есть для выведения закономерностей в сфере идеологий использовалась индукция. Сейчас мы сформулируем вывод, который не будем доказывать логически, а который обобщает накопленный опыт и то, что сказано выше, то есть снова прибегнем к индукции. Наверное, для большинства читателей количество примеров, обосновывающий индуктивный вывод, покажется недостаточным – в этом случае им можно просто посоветовать самостоятельно сопоставить сформулированные обобщения с известными им примерами. Скорее всего, многие согласятся с нашим выводом далеко не сразу по прочтении текста, а после некоторого обдумывания и тестирования гипотез.

Так вот, наш индуктивный вывод состоит в том, что время системных идеологий в современном обществе безвозвратно ушло, а попытка разработать и навязать их принесёт только вред даже с точки зрения тех ценностей и целей, которые провозглашаются создателями идеологий. Не нужны не только горизонтально интегрированные идеологии (всеохватные по тематике, от языкознания до ценообразования), но и вертикально (всеохватные по приложению, от манипулирования ценностями до способов достижения целей и оправданию конкретных правителей). Обществу нужны секулярные идеологии, которые не берут на себя слишком много и охватывают тот спектр вопросов, которые могут «потянуть» – и горизонтально, и вертикально. Если мы придерживаемся определённых принципов в экономической политике, то не надо лезть в вопросы языкознания, исходя из этих принципов, если только там не появилась настоящая прямая связь. Мы можем пропагандировать определённые ценности и предлагать остальному обществу определённые цели, но тогда не надо пытаться вывести из своих общих принципов конкретные способы реализации любой из поставленных целей, когда частные науки более компетентны в этом вопросе.

Если мы хотим разработать идеологию для русского движения, то, прежде всего, надо «увидеть себя как часть проблемы» и понять, что такое идеологии и зачем они нужны в наше время. А не пытаться переплюнуть Маркса в его ложной всеохватности и следовать устаревшим рецептам составления идеологий, которые ни к чему хорошему не приводили и раньше. Нам нужна секулярная русская идеология, которая позволит непосредственно понять и истолковать наши глубинные ценности и сформулировать первоочередные цели, вытекающие из этих ценностей. Секулярная русская идеология может прекрасно сосуществовать с секулярными социальными идеологиями, которые будут аналогично работать с социальными ценностями и предлагать соответствующие цели, тоже не претендуя на всеохватность и научность. В других срезах действительности могут возникнуть другие идеологии, которые тоже будут отрабатывать более явное понимание ценностей и предлагать свои цели.

Провозглашая принцип сосуществования с другими идеологиями, работающими с другими срезами действительностями, русское движение, тем не менее, должно утверждать приоритет именно своей идеологии, как минимум, в данную историческую эпоху. Причина тут простая: под угрозой находится существование страны и народа здесь и сейчас, и если их не станет, то проблематика социальных или религиозных идеологий станет для русских неактуальной. Русское движение должно сделать так, чтобы для всех других идеологий внутри страны базовые ценности сохранения русского народа стали само собой разумеющимися, и только тогда они должны иметь возможность свободно пропагандировать свои ценности и предлагать свои цели, когда они не будут противоречить базовым ценностям русской идеологии. Националистическими должны стать все политические движения в России, и тогда неважно, какого цвета будет их идеология, при условии, что она будет русской.

Вертикальная секуляризация русской идеологии, в отличие от горизонтальной, должна коснуться не широты тематического охвата, а глубины проработки способов реализации. Нужно чётко осознать, что выдвижение ценностей либо взывание к базовым критериям добра и зла – это работа с иррациональным, в принципе не поддающаяся научному обоснованию. И не надо стесняться того, что русское движение будет ставить иррациональные цели, вытекающие из базовых ценностей. Так и надо действовать. Рациональным может быть обсуждение и сопоставление целей, например, указание обществу, что какая-то цель, навеянная конкурирующей идеологией, противоречит базовым ценностям и целям русского народа, а потому должна быть отвергнута, если мы придерживаемся базовых ценностей.

В то же время, идеология русского движения должна правильно подойти к вопросу о реализации поставленных целей. В большинстве случаев это будут вполне технократические проблемы, решаемые методами частных наук, и вмешательство русской идеологии в решения, которые будут предлагаться частными науками, потребуется только тогда, когда побочные результаты предлагаемых мер затронут базовые ценности русского движения и будут противоречить его целям. Из этого следует сразу несколько выводов:

  • Во-первых, русскому движению нужна терпимость к частным наукам, не затрагивающим русские ценности. Как нет еврейской физики, так и нет либеральной экономической теории, которую надо отвергнуть, потому что её-де придумали для разрушения России жидомасоны. Надо владеть моделями частных наук и быть готовым к конкуренции разных взглядов на методы реализации поставленных целей. В том числе, надо быть готовыми к разгрому носителей противоположных идеологий, прикрывающих экономическими и политическими науками свои экономические или политические предпочтения, противоречащие русским интересам, на их поле, то есть разоблачить их воззрения как неистинные именно в рамках соответствующих наук.

  • Во-вторых, с другой стороны, русскому движению нужна нетерпимость к профнепригодности тех собственных «экспертов», которые частными науками не владеют и пытаются чисто технократические вопросы заболтать идеологическими заклинаниями, например. «обосновывают» неприемлемость «либеральной экономической теории» тем, что она разработана плохими людьми и нерусская. Научные модели могут быть правильными или неправильными, применимыми в конкретной ситуации или неактуальными – в этом плане обсуждение и столкновение разных точек зрения возможно и необходимо. Но влезания русской идеологии в технократические вопросы, ответы на которые лишены ценностей, нужно избегать.


Наконец, в вопросе о желательности того или иного политического режима либо поддержки тех или иных правителей русское движение, придерживающееся секулярной русской идеологии, тоже должно стать более современным. Из русских ценностей и целей (которые ещё предстоит сформулировать и провозгласить) не следует непосредственно, что в стране нужен определённый режим или определённый лидер во главе. Для того, чтобы перейти от целей к конкретным рекомендациям в области политического устройства и персональных назначений, тоже нужны технократические рассуждения, опирающиеся на владение общественными науками, поэтому предыдущие абзацы остаются актуальными и в этом вопросе.

* * *

Итак, мы пришли к тому, что «системная» идеология, якобы отвечающая на все вопросы, русскому движению не нужна. Она только навредит тем базовым целям, которые ставятся при организации движения. Нужно чётко сформулировать русские интересы, для чего придётся опереться на неявные критерии добра и зла, разделяемые русским народом, вывести эти неявные критерии на поверхность, проранжировать ценности и цели в сознании населения – и добиться того, чтобы население стало разделять предлагаемые русским движением приоритеты. А далее достигать этих интересов, реализовывать поставленные цели с упором на технократическое обсуждение возможных методов с пониманием частных наук, решая возникающие в процессе достижения целей промежуточные задачи.

Надо или не надо злоупотреблять выработкой упрощённых представлений для народа, чтобы обосновать предпринимаемые меры, – другой вопрос. Лично я думаю, что не надо, поскольку в итоге есть риск скатиться в банальное пропагандонство, которое только ведёт к безумию и общества, и власти.

А вот чего точно надо избежать – это злоупотребления объективными формулировками русских интересов, будто бы вытекающими из интересов человечества вообще, а не из того, что мы осознанно ставим свои интересы выше чужих. Не надо стесняться двойных стандартов в пользу русских, не надо стесняться побеждать в конкурентной борьбе других, утверждая свои интересы там, где в противном случае они бы утвердили свои. Одно дело – объективно исследовать геополитическую конкуренцию как закономерность, понимая, что с точки зрения Истории у твоего народа нет преференций над другими (это необходимо для правильного понимания), другое – пытаться уравнять свои цели с чужими и отказаться от приоритета собственных интересов над чужими. Например, если человек готовится к устройству на работу, он может прочитать учебник, как ему победить конкурента во время тестирования, и учебник может быть написан «объективно», ведь он одинаковый для обоих претендентов. Но из объективности учебника не следует, что нужно уступать конкуренту в момент, когда пришла пора использовать почерпнутые там знания.

* * *

Итак, построение идеологии русского движения должно стартовать с озвучивания фундаментальных ценностей, далее перейти к главным целям. Думается, я не открою Америки, если скажу, что, подобно всякому национализму, русский национализм провозглашает высшей ценностью сохранение и развитие России и русского народа, продолжение русской культуры. Это иррациональные вещи, они разделяются большинством русских и отвечают базовым архетипам, пробуждение которых по-настоящему отодвигает всё остальное на второй план, потому что без сохранения своей страны и своего народа настоящему русскому человеку всё остальное тоже не нужно. Вспомним, что именно к этому архетипу апеллировали великие мобилизационные произведения русской культуры! «Если дорог тебе твой дом» Константина Симонова продолжается стихами Анны Ахматовой «И мы сохраним тебя, русская речь, великое русское слово!»

Если русский националист признаёт высшей ценностью свою страну и свой народ, то, естественно, на столь же иррациональном уровне он будет требовать их неразделимости, потому что нельзя раздельно существовать частям одного организма. Единая и неделимая Россия от Калининграда до Владивостока и от Тисы до Берингова пролива – это даже не обсуждается. Настоящий русский не приемлет никаких попыток разделить свой народ на много разных народов, ни государственными, ни придуманно-субэтническими границами, а если такие попытки привели к временному успеху, то воспринимает сложившееся положение с болью и никогда с ним не смирится, требуя воссоединения всех русских в одной стране и провозглашая такую возможность в любых обстоятельствах.

Именно поэтому мы уже отмечали, что отношение к внутрирусским границам, сложившимся в 1991 году, и к предательству Новороссии, пожелавшей воссоединиться с Россией и подло брошенной под этноцид со стороны Украины-ЕС-США, определяет абсолютный водораздел между русскими и вырусью, между порядочными людьми и мразью. В этих вопросах нет и не может быть никакого соглашения и компромисса, и если нужно, русское националистическое движение должно быть готово к гражданской войне с вырусью, которая выступает за расчленение русского народа и подчинённое положение России.

Как можно добиться сформулированных целей – это уже технократический для национализма вопрос, непосредственно из базовых ценностей национализма не вытекающий. Базовые ценности задают ограничения на методы (чтобы не было пирровых побед в борьбе за народ), и только. Другое дело, что при выборе способа достижения поставленных целей мы можем учитывать другие интересы и критерии, вытекающие из ценностей другого рода, не националистических.

Во всех же остальных вопросах, выходящих за рамки непосредственного выживания и сохранения целостности русского народа, русское движение, признавая главной целью благо для своего народа, уже не будет априорно навязывать только своё понимание конкретных проявлений этого блага, а будет прислушиваться к народу, пытаясь понять, что именно он считает благом. В этом плане программа русского национализма неизбежно будет неполной, поскольку критерии блага, разделяемые в народе, подвижны и зыбки, а их приоритетность зависит от эпохи и конкретной ситуации.

Отсюда – моментально возникающая необходимость в толерантности к другим секулярным идеологиям, имеющим свои ценности, и сотрудничества с ними, но только до тех пор, пока они не противоречат базовым ценностям русского национализма. Вопреки поклёпам со стороны тоталитарных сторонников либерализма, оголтелых леваков и т.п., «правильный» русский национализм не будет отрицать ни желательность свобод для населения, ни необходимость социальной составляющей в русском государстве. Просто он проявит честность и заявит, что данный круг вопросов не решается в рамках секулярной идеологии русского национализма, поскольку она просто не о том. Русский национализм проявит готовность обсудить вопрос о свободах и социальной составляющей к наилучшему возможному результату и проявит искреннее стремление помочь со своей стороны в достижении нужных свобод и решении социальных вопросов, пока это не мешает сохранению русского народа.

В то же время, русский национализм должен быть достаточно агрессивным, чтобы подчинить выполнению своей фундаментальной цели национальных носителей других идеологий, включая РПЦ. В этом плане задача русского национализма – не стать единственной секулярно-идеологической силой в политике страны, а принудить всю политическую систему страны, все её идеологические партии и общественные движения к тому, чтобы они стали националистическими, то есть думали об интересах России и русского народа в первую очередь, а потом уже преследовали свои частные цели. И вот во взаимодействии с идеологическими платформами, подчинившимися главной установке национализма, возможны разработка различных проектов для России и совместные действия. Однако до тех пор, пока они не приняли националистическую установку и будут упирать на универсальность своих установок, национализму придётся преодолевать их сопротивление, и преодолевать именно разрушая их бредовые построения, а не абстрагируясь от них. Очень сложно будет доказать обществу ошибочность простых и доступных схем понимания общественных процессов на уровне «классовых интересов олигархов» или «криптоколонии Запада». Но если не пытаться этого доказать, то национальное движение в любой момент может обнаружить, что даже участники, принявшие его повестку воссоединения, по-разному воспринимают врага, с которым надо вести борьбу за воссоединение, а вследствие этого, и стратегии этой борьбы.

* * *

В завершение темы следует подчеркнуть, что узость собственно главной программной установки национализма нисколько не означает, что русские националисты должны только на ней замыкаться и пропагандировать только её. Иначе они попадут в ловушку белого движения, которое (вопреки воплям большевиков о стремлении белых устроить монархию и террор эксплуататоров) тоже предлагало восстановить единую и неделимую Россию, а там технократически разбираться с дальнейшими действиями. Просто надо чётко разделять основную национальную установку, не подлежащую обсуждению, и дальнейшую программу действий, которую можно и нужно вырабатывать и совершенствовать в ходе изучения предмета, размышлений, анализа и открытого обсуждения. Нужны не безыдейность, абстрагирование от вопросов идеологического строительства или технократический объективизм без вникания в частности, а конструктивная и содержательная дискуссия внутри русского движения, в ходе которой будут вырабатываться конкретные принципы госуправления в русском государстве и способы перехода к ним из нынешнего постсоветского состояния. В дискуссии необходимо сразу намечать «пределы допустимого», чтобы не давать возможности для пропаганды утопического абсурда, но и не препятствовать продуктивному обмену мнениями.

Только так можно будет нащупать одну или несколько программ кардинальных преобразований в экономической и культурной сфере, во власти и обществе, которые только тогда окажутся удачными и достигнут поставленных целей, если будут идти рука об руку, не противореча друг другу, и будут глубоко продуманы. К сожалению, в нынешнем движении РФ, называющем себя националистическим, напротив, не принято ставить под сомнения разработки друг друга по частным вопросам и доходить до глубоких дискуссий, возможно, по банальной причине отсутствия конкретных знаний в разбираемых темах.

На более же далёкую перспективу задача заключается не в том, чтобы выработать одну единственно верную программу, а скорее в том, чтобы создать русский политический спектр, совокупность хотя бы трёх альтернативных образов будущего, которые могут сменять друг друга, но при этом оставаясь в рамках русской идеи. Общей на все времена программы действий в разных аспектах жизни из самих по себе принципов национализма не вывести, но в конкретных ситуациях, на основе выходящих за рамки национализма представлений, можно будет согласовать между собой программу действий, необходимых для достижения заявленных целей и приемлемых для народа. А для этого, повторим, надо владеть частными науками, повышать культуру анализа, разбираться в конкретных вопросах и постоянно расти над собой.




Автор выражает благодарность уважаемой politnotes за помощь в подготовке материала.

Хозяин журнала будет признателен читателям, имеющим соответствующую возможность и желание, за поддержку журнала. Перечислить деньги на яндекс-кошелёк № 41001361182693 можно либо с карточки или другого яндекс-кошелька, либо через уличные терминалы.

Tags: Россия, идеология, просвещение
Subscribe

  • Есть ли выход из безвыходного положения

    Возмущения венесуэльцев режимом Мадуро, который довёл страну до экономического и социального коллапса, заслуживают симпатии и поддержки, а сам режим…

  • Благодеяние

    Кого реально жалко – это неквалифицированных граждан предпенсионного возраста в случае, если будет принят пакет законов по их «защите». После…

  • Кто виноват: экономический подход

    Прямыми организаторами трагедии в Кемерове стали: депутаты, голосовавшие за «надзорные каникулы для малого бизнеса», применённые к ТЦ…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 123 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Есть ли выход из безвыходного положения

    Возмущения венесуэльцев режимом Мадуро, который довёл страну до экономического и социального коллапса, заслуживают симпатии и поддержки, а сам режим…

  • Благодеяние

    Кого реально жалко – это неквалифицированных граждан предпенсионного возраста в случае, если будет принят пакет законов по их «защите». После…

  • Кто виноват: экономический подход

    Прямыми организаторами трагедии в Кемерове стали: депутаты, голосовавшие за «надзорные каникулы для малого бизнеса», применённые к ТЦ…