miguel_kud (miguel_kud) wrote,
miguel_kud
miguel_kud

Category:

"Двадцать ударов" в пустоту

                                                                                                                                  "Раз не дано предугадать,
                                                                                                                                  Как наше слово отзовется,
                                                                                                                                  То пусть оно пока заткнётся,
                                                                                                                                  И это будет благодать..."

После декабрьских беспорядков в Москве автор этих строк задумал написать свой вариант тезисов русского национального движения, чтобы отделить рациональное зерно, содержащееся в русском национализме, от представлений фашистских придурков. Сразу поясню, что фашисты для меня в данном случае – те, которые считают, что избивать прохожих за другой цвет лица оправданно, право сограждан на передвижение по собственной стране надо ограничить, а ответственность за уголовные преступления должна зависеть от этнической принадлежности и региона происхождения обвиняемого. Однако дело у меня не пошло дальше введения. Даже первоначальные размышления привели к выводу, что из националистических принципов нельзя вывести полноценную программу, а только отдельные предложения и пожелания. Но и они не абсолютны и заслуживают претворения лишь в ограниченной степени, а порой и могут быть перечёркнуты другими обстоятельствами. Можно, конечно, готовить каждый день по манифесту политической партии, но если человек понимает, что «не по Сеньке шапка», что до написания полноценной и разносторонней программы политической партии он не дозрел, то он этого делать и не будет.

И вот, месяца через два после того, как автор этих строк отложил попытки написать даже тезисы русского национализма, требуемый продукт вышел из-под пера Егора Холмогорова под названием «Двадцать ударов. О программе русских националистов». Детальное ознакомление с ним приводит к мысли, что очень сложно подготовить общий, по основным вопросам политического бытия, манифест националистической партии так, чтобы было хотя бы не смешно. Дело только усугубляется, если у автора манифеста – чисто гуманитарное образование и он не чувствует, когда высказывает самоочевидные суждения по общим вопросам, а когда вторгается в весьма специальные области знания и начинает допускать неизбежные «ляпы».

С точки зрения содержательности, на мой взгляд, документ – «поточная» публицистика, не заслуживающая детального разбора. Тем не менее, ничего лучшего на рынке националистической мысли найти не удалось. В конце концов, Холмогоров – один из самых здравомыслящих, уважаемых и умеренных публицистов националистической когорты; другие хуже. И ввиду наличия свободного времени попытаюсь, пусть и запоздало, «пройтись» по конкретным предложениям Холмогорова, в которых автор перешёл от констатирующей преамбулы (не вызывающей возражений, но и абсолютно не оригинальной) к конкретике. Цитаты исходного текста выделены синим шрифтом. Пункты, по которым нельзя возразить коротко, опускаю из рассмотрения. Это не значит, что я с ними согласен. Готов дать более детальные пояснения по слишком лапидарным репликам.


«3. Документация государственных органов, заседания судов, преподавание в школах и вузах обязательных предметов осуществляется только на русском языке — государственном языке России. Восстанавливается Российская Академия, которой поручается составление словаря, включающего слова русского языка, допустимые к использованию в официальных документах, преподавании, зарегистрированных СМИ».

Во-первых, непонятно, почему предлагается лишить коренные народы России права учиться в школе или судиться с соседом-соплеменником на своём языке. На какую реакцию национальных меньшинств рассчитывает Холмогоров? И почему, например, исключается преподавание в вузах для иностранцев на английском языке?

Во-вторых, система представлений Холмогорова о функционировании и развитии языка вызывает сомнения. В официальных документах, преподавании и зарегистрированных СМИ обычно следуют языковой норме, принятой в данной сфере. Норма развивается вместе с языком, а словари следуют ей с запозданием. Особо глумливые отклонения от нормы можно законодательно пресечь, но не с помощью словаря допустимых к употреблению слов, а наоборот – с помощью описания недопустимых отклонений. Автор даже не задумался над вопросом: а как будет выглядеть процедура введения новых терминов и понятий в перечисленных сферах, если таковые отсутствуют в словаре? Его представление о всеведущем словаре сродни детской мечте о существовании энциклопедии, содержащей ответы на все вопросы, которые только могут возникнуть у человека. Складывается впечатление, что познания Холмогорова в языкознании крайне ограничены, несмотря на гуманитарное образование.

В-третьих, из документа непонятно, зачем предлагается данное нововведение. Очень уж оно напоминает языковые эксперименты украинских властей за последние 20 лет (а если разобраться, то и все 90). Неужели Холмогоров думает, что русский язык настолько же неконкурентоспособен без насильственной поддержки, как украинские националисты думают о своей мове?

«5. Президент и правительство России наделяются самыми широкими полномочиями для начала переговоров с Украиной, Белоруссией и Казахстаном об установлении реального политического союза, гражданства, валюты, единого таможенного пространства».

Российские правители и сейчас не лишены этих полномочий, вот только не рвутся к воссоединению, равно как и украинские коллеги. Холмогоров предлагает решить фундаментальную проблему разделения русского народа и разорванной общерусской идентичности, даже не констатируя её существование в документе, через дополнительные полномочия президента и правительства. Вопрос о предательстве российской элитой интересов своего народа обойдён в тексте стороной и ничего не сказано об отсутствии реального запроса на воссоединение со стороны народа, а ведь в этом-то вся проблема, а не в полномочиях! Так, проживающие в РФ великороссы готовы признать малороссов отдельными от русских украинцами, убеждают в этом самих «украинцев», и в этих ситуациях требования о воссоединении не имеют под собой твёрдой почвы в виде массовых настроений собственных граждан.

«6. 282 статья Уголовного кодекса упраздняется. Все осужденные по ней немедленно освобождаются. Упраздняется "список экстремистских материалов" минюста. Понятие об оскорблении национальных и религиозных чувств переводится в разряд частных правовых исков, а доказанные случаи такого распространения наказываются штрафом и публикацией опровержения. "Центры по противодействию экстремизму" в правоохранительных органах расформировываются, а их личный состав и материальная часть передаются в распоряжение центров по противодействию терроризму».

Оставим в стороне вопрос, много ли людей было осуждено по этой статье как основному обвинению, кроме Бориса Стомахина. Обсудим принципиальный вопрос о необходимости такой статьи. Здравый смысл подсказывает, что лучше посадить горлопанов до того, как они подняли мятеж, подобно ливийским «революционерам», или просто занялись террором. Отвергая реальную опасность, которую несёт экстремизм, мы ставим Россию под серьёзную угрозу.

«8. …Вводится избираемая гражданами должность народного трибуна, имеющего широкие полномочия по приостановке незаконных действий государственных служащих против граждан, включая право вето на любые действия административных и правоохранительных органов. Ответственность за последствия применения права вето лежит на трибуне».

Как всё просто у Холмогорова! Интересно, а кто будет определять, виновато ли в ухудшении ситуации давнишнее вето народного трибуна, решения властей или другие факторы?

«11. Формируется Фонд национального благосостояния, в который перечисляются 5% прибыли всех компаний, находящихся в государственной собственности или собственности с участием государства. Средства фонда выплачиваются в одинаковом размере всем гражданам России ежегодно».

Во-первых, непонятно, зачем снабжать подачками трудоспособных людей, снижая их стимулы к самостоятельному зарабатыванию денег. Ведь именно это и способствует деградации русского народа! Если в бюджете денег некуда девать, то лучше было бы снизить прямые налоги, чтобы усилить стимулы к производительной деятельности.

Во-вторых, реализация этого предложения приведёт в долгосрочной перспективе к тому, что государственная собственность окажется в ущемлённом положении, поскольку больший процент налогов будет уходить в бюджет. Это приведёт к постепенному сокращению доли государственной собственности, если только государство не будет дополнительно инвестировать в коммерческие проекты из других бюджетных источников. Получается, что в долгосрочной перспективе предложение Холмогорова направлено на подачки гражданам за счёт налогов с граждан, а не за счёт прибыли с государственной собственности.

Отдельно следует обсудить количественные параметры предложения Холмогорова, его представления об экономическом положении России. Скажем, если в долгосрочной перспективе доля капитала в ВВП составит 40%, а государственная собственность составит половину капитала, то в фонд национально благосостояния будет собрано что-то около 1% ВВП. Сильно ли изменит дополнительная сотня долларов в год (1% от ВВП по состоянию на сегодня) благосостояние россиян?

«12. Каждый гражданин России имеет право на бесплатное получение в полную собственность 0,1 гектара земли в пределах области проживания (для Москвы и Санкт-Петербурга устанавливаются зоны в составе нескольких близлежащих областей) для использования под жилищное строительство, сельскохозяйственных нужд и свободного использования, не нарушающего общественных интересов. Допускается объединение участков близких родственников, не допускается продажа и межрегиональный обмен участков. Коммуникации к созданным вокруг таких участков населенным пунктам подводятся на общих основаниях с другими постоянными населенными пунктами».

Требование очень характерно. Кто-то получит в ближнем Подмосковье участки большей ценности, кто-то на Таймыре – меньшей; при этом Холмогоров свято блюдёт привилегии первых и зачем-то запрещает меняться жителям Чукотки и Таймыра даже к обоюдной выгоде. Почему населённые пункты будут созданы вокруг этих участков, понять совершенно невозможно (видимо, обыкновенная описка от торопливости). Непонятно также, почему государство должно тянуть коммуникации ко всем новым населённым пунктам, даже если они очень далеки от цивилизации и прокладка туда коммуникаций очень дорого стоит.

Впрочем, не это главное. Главное, что предложенный порядок землепользования как раз и нарушает общественные интересы, например, препятствует передаче земли под более производительное использование. Таким образом, соседние предложения в одном абзаце противоречат друг другу.

«13. При правительстве создается государственная ипотечная компания, осуществляющая поддержку многодетных семей в жилищном строительстве. Из средств компании покрывается 20% стоимости жилья для семьи при рождении второго ребенка, и 15% стоимости — за каждого следующего. Всего покрывается до 80% стоимости жилья».

Интересно, провёл ли Холмогоров оценку своего предложения с точки зрения:
а) стимулов, создаваемых для производственной деятельности очередной «халявой»;
б) затрат бюджета и способа налоговых сборов этих денег?

«15. Устанавливается прогрессивное налогообложение сверхсостояний. Состояния свыше 25 миллионов долларов обкладываются прогрессивным налогом +1% на каждые дополнительные 10 млн долларов. Налог на сверхсостояния может уплачиваться как напрямую, так и в форме инвестиционного налога, — общественно значимых инвестиционных вложений и работ, добросовестность которых определяется государственным антимонопольным комитетом. Сверхдоходы, превышающие "конфискационный" порог, после обычного налогообложения направляются в специальный фонд, управляемый владельцем состояния, из которого они могут расходоваться на благотворительные и общественно значимые программы».

Вообще-то, задача бизнеса – зарабатывание прибыли, и если экономика «настроена» правильно, то наибольшая прибыль – и есть наибольшая польза для общества. Когда не знаешь об этом выводе экономической теории и практики или не умеешь «правильно настроить» экономику, то появляется желание «исправить» ситуацию с помощью государственного дирижизма, заставить бизнес расходовать деньги на неэффективные проекты. Создание новых крупных фирм и современных отраслей частными усилиями по Холмогорову будет, если не остановлено, то крайне затруднено. Экономику заполонит неэффективный малый бизнес. Кроме того, и в этом предложении не учтён аспект стимулирования предпринимателей.

«16. В законодательство вводится понятие бесплатных услуг и обмена бесплатными услугами между гражданами. Обмен бесплатными услугами свободен, не облагается налогами и не связан ни с какими ограничениями, кроме обычных ограничений на добросовестность предоставления услуги, следования санитарным нормам и т.д. Никто не может требовать прекращения обмена теми или иными бесплатными услугами на том основании, что желает предоставлять аналогичные услуги за плату. Любая собственность может быть объявлена ее правообладателем доступной для бесплатного обмена».

Непонятно, чем бесплатный обмен лучше платного. На практике предложение означает, что бартерные сделки, сопряжённые с экономической неэффективностью, будут поощрены налоговыми льготами. В результате реализации этой идеи бартерные сделки займут слишком большую долю экономики, что снизит её производительность. Страну ожидает резкое падение бюджета сразу по двум причинам: из-за снижения производительности народного хозяйства и из-за сокращения доли денежных сделок. Кроме того, уменьшатся стимулы к повышению реальной производительности – выгоднее будет выискивать себе бартерную нишу.

«17. Работодатели, нуждающиеся в иностранной рабочей силе, проходят специальную сертификацию, включающую создание системы контроля за поведением, передвижениями, криминальной активностью иностранцев».

Интересно, оценивал ли автор издержки на создание подобной системы, да и что подразумевается под контролем за поведением и криминальной активностью иностранцев? Следует ли из его идей, что наказание за громкую музыку в соседней квартире и за нападение на улице должно быть разным для граждан РФ и иностранцев?

«Оформление права на работу в России осуществляется в представительствах Всероссийского центра занятости в странах проживания потенциальных работников и сопровождается сдачей базового экзамена по русскому языку и подписанием документа об ответственности за нарушение правил пребывания на территории России».

Вообще-то, российские законы должны выполняться всеми, кто пребывает в России, независимо от подписания ими каких-то документов. И «контролировать криминальную активность» при этом не надо – её надо просто пресекать. Что же касается экзамена по русскому языку, то первым делом в голову приходит приглашение высококвалифицированных специалистов, которые общаются на рабочем месте на английском и иногда выучивают русский только со временем. Автор закрывает для таких работников возможность помочь России.

«18. Не допускается хранение и инвестирование средств России за пределами России».

Почему?

«В правительстве России создается министерство развития и инфраструктуры, разрабатывающее перспективный 5-, 10-, 20-, и 50-летний планы развития общенациональной инфраструктуры по следующим направлениям: авиационный, железнодорожный, водный и автомобильный транспорт, связь и интернет-коммуникации, инфраструктура доступа к знаниям (электронные библиотеки, базы данных и т.д.), развитие перспективных средств передвижения, передачи грузов, средств связи и информационной деятельности».

Судя по всему, в представлении Холмогорова, эффективность российской экономики – это функция объёма залитых в неё средств и погони за модными современными «девайсами». Это не так – мы имеем дело с продуктом неверной идеологии, которая принята на вооружение даже нынешней властью и служит одной из причин экономических неудач России.

«19. В интересах обеспечения безопасности и поддержания оборонного потенциала, Россия выходит из договора о запрете подземных ядерных испытаний».

В вопросе о целесообразности ядерных испытаний для безопасности России хотелось бы услышать мнение специалистов, а не Холмогорова.

«20. Из мужчин 20-60 лет, отбывших срочную службу или прошедших военную подготовку, формируется территориальная национальная гвардия, состоящим в которой дается разрешение на владение оружием в целях самообороны, защиты семьи и общественной безопасности».

Это изложение в мягкой форме стандартной идеи легализации оружия, целесообразность которой никем не доказана. Разве что, Холмогоров исходит из того, что лица, отбывшие срочную службу или прошедшие военную подготовку, менее опасны в криминальном плане, чем социум в среднем. Но это тоже никем не доказано.


Итак, очередная попытка составить всеобъемлющую политическую программу русского национализма оказалась фальстартом. Разобранные идеи настолько примитивны, что для их критики не приходится «напрягаться» – несостоятельность слишком очевидна. Это навевает грустные мысли. Ведь в русском национализме, даже в этническом, содержится рациональное зерно. Но отсутствие культуры анализа у авторов националистического лагеря ведёт их к самодискредитации через откровенно глупые выступления и действия, а значит, делает невозможным реализацию рационального зерна в национализме.

Чтобы было понятно, как это происходит, разберём основную проблему, из-за которой сейчас поднимается «сыр-бор» – проблему миграции. На каких принципах можно было бы построить здравую идеологию националистического движения в области миграционной политики?

Начнём с признания, что культурный и генетический обмен между народами бывает очень полезен, но только в определённых рамках. Избыточные миграционные потоки приводят к тому, что вместо взаимообогащения путём отбора лучшего возникают конфликты и подавление культур более агрессивной и активной стороной, имеющей краткосрочные конъюнктурные преимущества в текущих условиях, но не приносящей ничего хорошего в долгосрочном плане. Это ведёт к ликвидации культурного и генетического разнообразия, которые являются источником устойчивости человечества, поскольку расширяют спектр возможных ответов на вызовы изменяющейся среды. Поэтому в интересах и человечества, и отдельных народов, миграционные потоки ограничить по сравнению с нынешним уровнем.

Такое ограничение особенно важно для России: ведь слабость общественного самоконтроля и несостоятельность государства усугубляет негативные последствия избыточной миграции. В условиях многолетнего кризиса русская культура оказалась не настолько сильна, чтобы обеспечить воспроизводство лучшего даже среди новых поколений этнических русских, она не может обеспечить быструю интеграцию иммигрантов общественным давлением. В то же время, неработоспособное состояние правоохранительных органов и системы образования не позволяет задействовать в процессе интеграции государственную мощь. Избыточная иммиграция из-за рубежа создаёт угрозу выживанию русской культуры и русского этноса не только потому, что приезжие не захотят перенимать местную культуру, но и потому, что они не будут кровно связаны со страной в лихую годину, а потому вполне могут её предать. России совершенно не нужны ни чайнатауны, ни африканские пригороды в Москве – в силу вышесказанного они будут разрушать среду обитания русского народа, а для посещения Китая и Африки существуют турбюро.

Поэтому беспокойство националистов, желающих ограничить внешнюю и внутреннюю миграцию, вполне объяснимо. Для нашего народа само по себе сохранение и развитие России и русской культуры является настолько высокой ценностью, что ради этого не грех отказаться от нелепого «политкорректного» понимания межрасовых отношений и миграционных проблем, можно и нужно наводить желаемый порядок на своей земле.

Когда же мы вникаем в детали реализации сформулированных принципов, то становится ясным, что простых и универсальных решений, ограничивающих миграционные потоки, не существует. Скажем, если говорить об иммигрантах из дальнего зарубежья, то традиционно хуже всего интегрируются в наше общество выходцы из стран Африки и Ближнего Востока, немногим лучше – из Среднего Востока и Южной Азии, далее – из Дальнего Востока. Редкие выходцы из Европы и обеих Америк, т.е. регионов с европейской или латиноамериканской культурой, не встречают такого неприятия, возможно, из-за малого присутствия. Многим кажется, что это дифференцированное отношение к приезжим – расизм, а на самом деле, – здоровая реакция общества на дистанцию, отделяющую нас от соответствующих народов и в расовом, и в культурном плане и превращающую взаимообогащение народов во взаимоотравление. Грубо говоря, шумная африканская культура позволила бы России интегрировать десяток-другой приезжих негров в год, но не сотни и тысячи.

По этой причине вполне оправданно требовать дифференцированных ограничений на иммиграцию: одни правила предусмотреть для белых выходцев из Европы и США (которые и так к нам почти не едут и не могут создать проблем при самом либеральном иммиграционном режиме), другие – для чёрных выходцев из Африки.

Если говорить об иммиграции из стран СНГ, то ситуация меняется. «Мы в ответе за тех, кого приручили», и поэтому жёстко ограничить въезд тем же жителям Средней Азии было бы откровенным свинством. В конце концов, эти народы не выходили по своей воле из России-СССР – их оттуда вытолкала в шею ельцинская администрация. Кроме того, необходимо понимать, что закрытие границ с этими странами закроет для них важный социальный клапан и может привести к дестабилизации и становлению враждебного очага на рубежах Южной Сибири. Нетрудно увидеть, что нынешние власти РФ заняли по вопросу о приёме иммигрантов из ближнего зарубежья компромиссную позицию, что они понимают многостороннюю сложность проблемы.

Выходит, введение дополнительных ограничений для выходцев из стран СНГ было бы контрпродуктивным, за исключением, разве что, стран вроде Грузии, которые «окончательно» поссорились с Россией по своей инициативе и которые в интересах самой России примерно наказать. Но даже нынешняя власть России примерно так и поступает, к сожалению, не осмеливаясь доводить необходимые санкции ко враждебным народам до нужного уровня.

Очень тревожно обстоят дела с внутренней миграцией. С одной стороны, для большего спокойствия и смягчения культурных шоков хорошо было бы внутреннюю миграцию ограничить. С другой же стороны, невозможно оправдать административные ограничения на свободное перемещение граждан по территории страны. Есть и практический аргумент: попытка запретить северокавказским уроженцам переезжать в другие регионы привела бы к социальному взрыву. Следовательно, решение проблемы следует искать на пути приоритетного подъёма отсталых регионов, из которых бегут люди.


Вот какое объяснение можно было бы дать необходимости дифференцированных действий по отношению к разным составляющим проблемы миграции, не конфликтуя со здравым смыслом, не ссорясь с остальным миром и не давая повода прослыть расистом. Националистическую программу, следующую из этого объяснения, было бы не стыдно озвучить, её смогли бы принять любые силы, которым просто дорога Россия.

Какова же реакция националистов на трения, возникающие в связи с избыточной миграцией? Отбрасывая совсем уже маргинальные течения вроде учения о русском народе как «соединении крови и почвы», мы без труда заметим на поверхности следующее псевдорациональное объяснение. Это апелляция к теме этнической преступности, которая, как считают националисты, достигла критических размеров и требует жёсткой борьбы с миграцией, репатриации отдельных общин и других радикальных мер, построенных на коллективной ответственности проживающих в РФ этносов.

Главной чертой выступлений националистов по этнической преступности является неконтролируемая эмоциональность, примитивность и дилетантизм. То же, что мы видели в программе Холмогорова в вопросах экономики и языкознания, но уже в приложении к криминологии и межэтническим отношениям. По материалам националистических сайтов может сложиться впечатление, что основная масса правонарушений в России совершается кавказцами в отношении русских, а правоохранительные органы прикрывают кавказский террор и не дают большинству населения страны сорганизоваться и дать отпор. Никакого статистического подтверждения этому описанию, конечно, не даётся, вместо этого в порядке иллюстрации надёргиваются отдельные вопиющие факты.

Если же присмотреться к этим фактам повнимательнее, то возникают сомнения даже в том, можно ли их признать настолько вопиющими. Например, поводом для декабрьских беспорядков в Москве стало освобождение из-под стражи пяти из шести кавказцев – участников драки, в ходе которой произошло убийство болельщика «Спартака» Е.Свиридова. Считается, что за это освобождение была уплачена взятка, и если это так, то случай, безусловно, возмутительный. К сожалению, в пылу праведного гнева лидеры националистов не обратили внимания на другие факты, которые опровергают их видение проблемы.

Во-первых, в стране много «некавказской» преступности – хулиганских нападений со смертельными исходами, терроризирующих целые районы бандформирований (вскрывшееся положение в станице Кущевской), нападений на этнической почве на представителей меньшинств. Нет оснований считать, что «кавказская» преступность заслуживает приоритетного внимания по сравнению с остальными.

Во-вторых, возмутившее националистов разделение дела об убийстве Е.Свиридова на собственно убийство и групповую драку – широко распространённая практика российской правоохранительной системы, и она не направлена на потакание именно кавказцам. Например, даже в таком резонансном деле, как убийство таджикской девочки в Санкт-Петербурге, приговор за убийство не был вынесен, судя по всему, именно из-за того, что прокуратура не смогла доказать виновность конкретного участника хулиганского нападения в том, что именно он, а не его друзья, нанёс смертельный удар. Другой пример: после убийства гражданина Киргизии в ходе декабрьских беспорядков в Москве обвинение в убийстве было предъявлено только одному из участников драки, а остальным были предъявлены обвинения только в хулиганстве и побоях. (Добавка от 6.05.2011: вот ещё один неожиданно мягкий приговор с условными сроками для соучастников убийств. Добавка от 4.07.2011: Ещё одна мягкая реакция правоохранительных органов на массовую этническую драку с убийством.) Я не берусь навязывать своё мнение о порочности этой правоприменительной практики, а просто констатирую, что она действительно очень распространена. Если отпущенные после убийства Свиридова кавказцы и платили взятку, то в других аналогичных случаях такое же разделение уголовного дела было бесплатным.

В-третьих, предельно мягкие наказания за насильственные преступления, связанные с хулиганскими и этническими нападениями, а также групповыми драками, – тоже устоявшееся и общераспространённое свойство российской правоприменительной системы. Например, после зверского нападения группы из 20 питерских школьников на двух девятиклассников азиатского происхождения (один из пострадавших провёл в коме несколько месяцев) только пятеро из 20 нападавших получили реальные сроки, причём весьма смехотворные – не более трёх с половиной лет. Если бы не 282-я статья, то наказание было бы ещё меньше. Наконец, москвич, избивший в московском метро во время декабрьских беспорядков мужчину неславянской внешности, вообще отделался условным сроком. Я не считаю себя специалистом в криминалистике, но подобное отношение законодателя к насильственной преступности на фоне суровых наказаний за мелкие кражи поражает некогерентностью. Может, это слишком эмоциональная реакция, но мне кажется куда справедливее приравнять неспровоцированные хулиганские нападения, которые только могут окончиться смертью потерпевшего (независимо от реального исхода), к покушениям на убийство и наказывать смертной казнью без ограничений по возрасту. Авось, после нескольких приговоров питерские мамаши будут внимательнее следить, в какой компании гуляют их гопники, а улицы станут безопаснее.


Но вернёмся к реакции националистов на криминальную обстановку в России. Даже приведённых фактов вполне достаточно, чтобы убедиться: националисты не провели добросовестного исследования проблемы этнической преступности и даже не озаботились проанализировать серьёзными методами масштаб проблемы. Вместо этого они выдёргивают отдельные факты и нагнетают истерику. Те факты, которые, по их мнению, подтверждают чудовищный разгул этнической преступности, потакание ей со стороны правоохранительных органов и необходимость радикального ограничения миграции для пресечения преступности, на самом деле обусловлены другими болезнями российского общества и государства. Рецепты националистов не связаны с болезнью.

А этническая преступность действительно существует, и с ней надо разбираться, чтобы ликвидировать один из факторов возросшей криминальной активности. Только делать это должны специалисты либо, в крайнем случае, добросовестные исследователи. К сожалению, среди нынешних националистических авторов таковых нет. А что же есть? Есть иррациональная реакция разжиревшей московско-питерской толпы на внешние раздражители, которая переносится идейными лидерами на мониторы без малейшей рефлексии над проблемой. В этой реакции уживаются требование сильнее наказывать «чёрных» за насильственные преступления и снисходительное отношение к хулиганскому и агрессивному поведению местных уроженцев. Уживаются неготовность заниматься непрестижным трудом и нежелание видеть на чёрных работах в своём городе выходцев из Средней Азии. Уживается требование оградить столичных жителей, пользующихся нефтегазовой рентой, от конкуренции мигрантов из других регионов и, в то же время, прекратить экономическую поддержку наиболее бедных регионов из федерального бюджета.

Последнее особенно интересно в свете идеи Холмогорова запретить обмен земельными участками, то есть минимизировать межрегиональную мобильность феодальными ограничениями. (В другом пункте своей программы, который мы не процитировали, он обусловливает продолжение финансирования национальных окраин отказом от национальной автономии.) Как наилучшим образом поднять отставшие окраины – действительно сложный вопрос; важно, что предложения националистов ввести силовые ограничения на передвижение по стране и одновременно лишить северокавказские республики экономической поддержки не только неадекватны с точки зрения интересов России, но и выдают корыстную подоплёку. Второе требование отчасти верное: в самом деле, бесконечное субсидирование бюджетов национальных окраин порождает в них иждивенческий тип экономики. Однако протесты против субсидирования имеют право выдвигать только те, кто готов пойти на точно такое же ограничение в отношении себя и готов поставить себя в равные конкурентные условия с остальными гражданами России. Совершенно естественно, что москвичи, пользующиеся нефтегазовой рентой по праву жителей столицы, не хотят равноправной конкуренции с приезжими за пользование рентой и одновременно требуют лишить этнические окраины направляемой туда части ренты. Только выглядят эти их претензии постыдно и глупо, сродни моральному самораздеванию. Перед нами очевидно тупиковое общественное движение – тупиковое не в смысле невозможности прихода ко власти, а в смысле неспособности сделать для России что-нибудь конструктивное.

(Не уместившиеся абзацы см. в комментарии)
Tags: Россия, деградация, общество, понаехали тут
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments