miguel_kud (miguel_kud) wrote,
miguel_kud
miguel_kud

Categories:

Рекомендую книгу "Академик Трофим Денисович Лысенко"

На днях закончил читать очень интересную и познавательную книгу Н.В. Овчинникова «Академик Трофим Денисович Лысенко», под ред. П.Ф.Кононкова; М., «Луч», 2010 г., 232 с. ISBN 978-5-87140-298-6  Типографское качество очень высокое, художественное оформление на уровне, бумага белая, издание приятно держать в руках. Рекомендую всем, кто интересуется историей, историей науки, биологией, социологией.



В книге обстоятельно изложены биография, творческий путь и научные достижения академика, дан сравнительный анализ основных положений «мичуринского» и «формально-генетического» направлений в биологии, разъяснены различия в методологии и мировоззрении между Лысенко и его противниками. Документально опровергнуты многие клеветнические измышления о научных и практических взглядах учёного, гулявшие в нашем обществе и распространявшиеся через Самиздат, кухонные сплетни, околонаучный фольклор и антисталинскую публицистику. Обстоятельно разобран вклад Трофима Денисовича в выживание и развитие сельского хозяйства в СССР, «экологичность» его подхода к решению практических проблем сельского хозяйства, нацеленность на долгосрочный результат. Из книги становится ясно, что именно «лысенковская» программа содействия сельскому хозяйству была единственно возможной и реальной для обеспечения продовольственного выживания страны в сталинские годы, пока в 50-е годы у страны не появились промышленные ресурсы, позволившие экспериментировать с Целиной и химизацией.

Если говорить об экономическом аспекте деятельности Президента ВАСХНИЛ, то благодаря книге становится очевидной необъективность многочисленных критиков Лысенко, которые ругают его агротехнические нововведения в отрыве от контекста хозяйственных условий, в которых они осуществлялись. Ясно, что практические предложения учёного, например, посевы по стерне в Сибири в годы войны, шли не от хорошей жизни: он предлагал очень дешёвые и, в то же время, эффективные решения в условиях крайнего дефицита ресурсов. Здесь остаётся большое поле для разбора некомпетентных обвинений по адресу Лысенко, разбросанных по многочисленным публикациям. Разъяснениям специалистов по каждому из обвинений во время травли Лысенко не давали хода, а теперь, не владея контекстом, уже сложно понять, о чём речь. Историю пишут победители.

В этой связи очень большое значение имеет третий раздел книги Овчинникова, раскрывающий социально-политический контекст, в котором проходило становление и развитие советской биологии. Как сообщает резюме от издательства, в книге «показано, что группа Т.Д. Лысенко являлась проводником линии сталинского руководства СССР по вопросу ускорения приложений сельскохозяйственных наук к практике, остро стоявшем перед страной в 1930-40-х гг., по борьбе против евгеники в 1930-х гг., и по развёртыванию патриотического движения в СССР в конце 1940-х - начале 1950-х гг.». В самом деле, ни в одной из известных мне публикаций по теме Лысенко до сих пор не была раскрыта вся многоплановость конфликта, разгоревшегося в советской биологии и вокруг неё. В один клубок смешались и практические вопросы, и методология, и мировоззрение, и выбор научной парадигмы, и горизонт планирования хозяйственных программ, и несовместимый подход к социальным вопросам, и противостояние патриотизма с космополитизмом. Читая книгу, невольно приходишь к парадоксальному выводу, что, даже если бы один из факторов конфликта никак не проявился, скажем, если бы между «мичуринцами» и «вейсманистами» не было разногласий по научным вопросам, или если бы их идеи были одинаково ценны для практики сельского хозяйства, то конфликт всё равно бы разгорелся, с перевесом Лысенко при Сталине и его неизбежным поражением при Хрущёве и Брежневе.

Вообще же, раздел книги о социально-политическом контексте, и особенно глава о диффамации Т.Д.Лысенко, оставляет пессимистическое послевкусие. Выходит, в России практически нет механизмов, которые могли бы остановить кампанию травли и диффамации выдающихся сподвижников, которые могли бы предотвратить массовый «забег» общества «головой в омут», да и просто эффективно выяснить истину в общественно значимых вопросах. Отчасти это связано с ложным пониманием гражданственности – например, когда выдающиеся советские физики приняли одну сторону конфликта, основываясь на косвенных признаках и не удосужившись выслушать аргументы обеих сторон. (Их позиция имела решающее значение, притом что физики, даже гипотетически, не несли принципиальной ответственности за отстаивание заведомо ложной позиции в биологии и навязывание стране заведомо неэффективных сельскохозяйственных решений.) В этих условиях организация «независимой» комиссии АН СССР для проверки Лысенко заведомо не могла вынести объективного решения, основанного на тщательном анализе имеющихся фактов. Её решение было предопределено общественной атмосферой, установленной в результате эффективной кампании диффамации, и вменяемая часть партийно-хозяйственного аппарата, ответственного за положение в сельском хозяйстве и сельскохозяйственной науке, уже и не решалась стать на пути лавины. Негативную роль также сыграла отечественная традиция «выяснения истины» в «кухонных дискуссиях», которые можно вести без минимальной апелляции к фактическим данным, разбросанным по разным источникам, и без тщательного продумывания логики построений оппонента. Выигрывает в них не тот, кто владеет информацией (либо может её найти в приемлемые сроки) и правильно рассуждает (пусть не очень быстро), а тот, кто более острословен. Сейчас эта «кухонная» традиция перекочевала в «интеллектуальные» ток-шоу на ТВ, в которых выяснять истину экспертам предлагают в онлайн-режиме. Ясно, что при таком формате «общественного диалога», когда товарищ Сталин не приглядывал за конечными результатами дискуссий, «лысенковцы» были обречены. Они не относились к тому культурному типу, которому хорошо удавались фигуры речи, внешние признаки респектабельности, интриги и кляузы. (Противники Лысенко, объяснявшие его возвышение при Сталине доносами и невыполнимыми обещаниями, не приводили документов в подтверждение своих слов, а документы указывают, что дело обстояло как раз наоборот; вор громче других кричит «держи вора».)

Большую ценность представляют собранные в последнем разделе книги мнения о Лысенко современных исследователей, в том числе Лю Йоншеня, а также выдающегося генетика-современника Лысенко Джона Холдейна. Ведь противники Лысенко утверждали и утверждают, что его теории были отвергнуты всей научной общественностью в «нормальных странах», а экспериментальные результаты не подтверждены; но это прямо противоречит действительности.

Конечно, книга не лишена недостатков. Пожалуй, главный из них является продолжением достоинства труда - разбора многогранной природы конфликта. Оставить в книге ровно столько политики и смежных вопросов, сколько требуется для раскрытия заявленной темы, не удалось. В результате самые разные места текста содержат демонстративное позиционирование автора в той исторической парадигме, которая была развита, условно говоря, в оппозиционной патриотической публицистике 90-х годов, со всеми её фобиями и предрассудками. На мой взгляд, это не усиливает основной посыл работы и затеняет хорошо обоснованные тезисы. Возможно, не всякий читатель сможет отделить зёрна от плевел и посчитает, что раз в общеполитических вопросах или по проблеме этнических взаимоотношений автор говорит неочевидные или спорные вещи, то и в истории биологии - точно так же.

Что же касается актуальности конфликта вокруг Лысенко для наших дней, то вряд ли эта тема злободневна для современной генетики. Да, альтернативная и, в целом, верная парадигма «мичуринского» направления в генетике была уничтожена ненаучным путём, но и основная парадигма «классической» генетики все эти годы не стояла на месте и преодолела основные нелепости, за которые её критиковали «лысенковцы». Общесистемные возражения против господствующей парадигмы, высказанные Лысенко и сторонниками, с современной точки зрения недостаточно научно и конкретно сформулированы, да и слабо связаны с современной версией генетики. Поэтому, пожалуй, не стоит ломать копья вокруг этой истории в приложении к современному состоянию биологической науки. Если же говорить о контексте конфликта, раскрытом в книге, то, безусловно, тема актуальна и сейчас. Российское общество не настолько здоровое, чтобы избежать повторения подобных ошибок, и лучшее изучение прошлого снизит вероятность рецидива.
Tags: Лысенко, история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 99 comments