miguel_kud (miguel_kud) wrote,
miguel_kud
miguel_kud

Category:

В оккупации

Установив контроль над Новороссией, укрохунта развернула там полномасштабную дерусификацию и перековку социума в ненависти к России и русским. Помимо преследования активных протестовавших, сторонников Русской весны, которых отлавливают до сих пор, а также ещё более жёсткого насаждения укронацистской идеологии подрастающему поколению, дерусификация проявилась в области символов – смене топонимики, уничтожении старых памятников русского периода и привязке к новым значениям, чуждым и не имеющим никакого реального основания в истории конкретных мест. Жертвой процесса стал оккупированный русский город Харьков, и в этом материале будет добавлено несколько штрихов к картине происходящего.

* * *

Cамым известным актом стал снос памятника Ленину «азовцами», но этим не ограничились. Пошёл процесс тихой зачистки русской памяти, вообще не связанной с советской идеологией и государственным строительством СССР. Чем не устроила укровандалов памятная доска в честь доктора-подпольщика Мещанинова? (Сейчас её на этом месте уже нет, даже разбитой.) Тем, что это был русский человек, живший на русской земле и боровшийся с немецкой оккупацией, а это для Украины неприемлемо.




Однако ещё подлее – не вандализм неформалов, а официальное стирание истории в пользу укронацистского мифа, обильно сдобренного стремлением понравиться «цивилизованному человечеству». За последний год Харьков пережил три волны «декоммунизации», в ходе которой часто не восстанавливались дореволюционные названия, а придумывались новые. Первые две волны (конец 2015 и февраль 2016 г.) были оформлены подписью мэра-предателя Кернеса, а самую гнусную третью волну он сплавил на харьковского гауляйтера Райнина.

С самого начала инициаторам кампании было важнее всего избавиться от того, что хоть как-то «пахло» советским прошлым. Однако одновременно c превращением, например, Дзержинского района в Шевченковский не тронули памятник большевистскому палачу-украинизатору Скрипнику в сквере на ул. Пушкинской (около бывшего ресторана «Бухара»). Посланный Лениным на Украину, он побывал главой «Народного секретариата» Украины, поддерживал заключение Брестского мира, откалывавшего Украину от России, торпедировал образование Донецко-Криворожской республики, позверствовал в ЧК во время Гражданской войны, был наркомом внутренних дел Украины, затем наркомом юстиции и наконец с 1927 г. – наркомом «народного просвещения», где использовал навыки палача для уничтожения русской культуры и насильственной украинизации. Только в 1933 г. Скрипника «выгнали из гестапо за садизм»: даже для большевистских коренизаторов его русофобские методы были «слишком». Не выдержав критики, Скрипник покончил с собой. Естественно, памятник русофобской мрази не мог прийтись не ко двору правящим ныне укронацистам.

На этом фоне внезапно проявился этнический оттенок переименований, устроенных Кернесом. Так, улица французского писателя-коммуниста Анри Барбюса переименована в честь Юрия Зойфера – австрийского писателя и публициста, видного социал-демократа, который прожил в Харькове только первые шесть лет жизни, а потом эмигрировал с семьёй, был арестован нацистами, которые приняли Зойфера за коммуниста, и умер в Бухенвальде в 1939 г. Понятно, что Зойфер был достойным человеком, заслуживающим оплакивания и увековечивания, но, всё-таки, он часть истории и культуры Австрии, а не Харькова, и далеко не мирового значения. В Харькове было столько своих деятелей искусства, науки и культуры, что отнесение к нему второстепенного австрийского публициста выглядит как глумление.

Похожим образом, улица Конной Армии, носившая до революции название Заиковская, переименована в Гольдберговскую в честь купца-выкреста Гольдберга, построившего там православную церковь (красивую, хоть и чуток тяжеловесную), украшенную шестиконечными звёздами.



После сказанного не удивляет появление улицы Манизера (вместо ул. Красина), автора посмертной маски Сталина и идеологически выверенного советского скульптора, наклепавшего не только кучу монументов Ленину и другим советским деятелям, но также харьковское и киевское издания каневского истукана – памятники всё тому же русоненавистническому ублюдку Шевченко.

Как видим, активное вмешательство в топонимику и мемориальную деятельность «жидобандеровского» лобби из команды Кернеса привело к весьма избирательному характеру декоммунизации. Евреи, конечно, играли в истории города немалую роль, но не такую, как может показаться из новой топонимики города.

* * *

Всё сказанное меркнет по сравнению с убойным финальным переименованием, которое пронырливый Кернес спихнул на гауляйтера Райнина. Отнято имя у станций метро «Маршала Жукова» и «Советской Армии», появились улицы Павла Скоропадского, ул. Гетманская, ул. Болбочана, ул. Петра Григоренко, пл. Национальной гвардии, ул. генерала Удовиченко, улицы нескольких дебилов из «Небесной сотни», своими же и убитых, а также нескольких карателей-«атошников». Следует пояснить, что Павел Скоропадский – марионеточный «гетман» Украины во время германской оккупации 1918 г., Удовиченко – другой «военачальник» УНР, Болбочан – ещё один военный предатель, входивший в Харьков с немецким обозом весной 1918 года и затем порезвившийся в ходе оккупации и перебегавший то к Петлюре, то от него, в итоге расстрелянный своими же украми. Появилась даже улица Николая Михновского, видного деятеля нацистской Украинской народной партии, которая, среди прочего, в 1904 году взрывала в Харькове памятник Пушкину, построенный на народные деньги. (Михновский чуть не стал «премьер-министром» при германском «гетмане» Скоропадском.)

Наконец, отдельной большой пакостью стало массовое вбрасывание в харьковскую топонимику улиц, названных в честь украинствующих фальсификаторов истории, сотворявших антирусские мифы, – Драгоманова, Грушевского, Багалея, Миллера (ученика и соавтора Багалея). Фигуры Драгоманова и Грушевского, пожалуй, не нуждаются в широком представлении, а вот феномен Багалея заслуживает отдельного разбора.

Сей персонаж был уроженцем Киевской губернии, но судьба привела его в Харьков и вознесла сначала в ректоры Харьковского университета (1906-1910 гг.), а затем и городского головы (1914-1917 гг.). Самый интересный вопрос – кто же выступил в роли той самой «судьбы», которая вознесла на высокие должности автора совершенно заукровской истории Слобожанщины, представившей Харьков украинским городом.

Завидное «везение» Багалея проявилось ещё в начале XX века, когда на фоне нарастающей пропаганды украинского сепаратизма и увеличивающегося влияния левацких революционных организаций, возникало и движение противодействия, оформлявшееся в правые русские организации. Наиболее выдающаяся часть харьковской профессуры решила включиться в общественную деятельность и организовала Харьковский отдел Русского Собрания, включавший таких государственных деятелей А.С. Вязигин (будущий депутат III Госдумы), Н.К. Кульчицкий (последний министр народного просвещения Российской империи) и др. Подрывной характер деятельности Багалея был для них абсолютно очевиден, и они пытались протестовать против его назначения ректором. Однако у Багалея неизменно находились высокие покровители в Санкт-Петербурге, а затем, при большевиках, – и в Москве, так что его не только не тронули, но и раскрутили его мифологическую версию истории региона в качестве официальной.

«Удача» Багалея до боли напоминает судьбу другого русофобствующего историка-фальсификатора Грушевского, которому дали дом с обслугой даже во время войны с Австро-Венгрией, на которую работал Грушевский, а после образования СССР и вовсе посвятили в академики АН УССР! Большевики в итоге отпустили после нескольких дней допросов даже упомянутого выше кровавого укротеррориста Михновского, так что тому пришлось вешаться самому. А вот русский актив Харькова был уничтожен. Того же Вязигина большевики взяли в заложники при отступлении 1919 г., а затем зверски убили в Орле.

И вот в годы советской власти запущенная Багалеем лживая максима об украинском генезисе Харькова была установлена в роли непреложной истины. К мизерной группе украинствующих маргиналов, составлявшей ничтожный процент населения города, в 20-е годы понавезли воинствующее отребье из второсортных режиссёров, актёришек и литераторов, которое и стало проводить «коренизацию». Русская культура подвергалась всяческому вытеснению. Была расформирована труппа выдающегося режиссёра Н.Н. Синельникова, театр у него отобрали в пользу укронациста Курбаса. (Воссоздали Харьковский русский драматический театр только в 1933 г.) Даже местная периодика на русском языке возродилась только при Хрущёве.

* * *

То, что случилось с Харьковом, – не просто результат чудовищной несправедливости, растянувшейся на сотню лет и закончившейся грандиозной подлостью 2014 г., но и проявление болезни русской цивилизации, делающей российскую государственность в её нескольких последних формах долгосрочно нежизнеспособной. Каковы бы ни были высокие гуманистические мотивы, благодаря которым русская цивилизация проявляет «всечеловечность» и терпимость к иному, как бы ни помогала уживчивость русских с инородцами строительству империи и мирному сосуществованию, существует та грань, за которой «всечеловечность» переходит в русофобию, а уживчивость – в безразличие к собственным интересам. Отсутствие этнической солидарности и понимания национальных интересов, в исполнении правителей доходившее до подавления войсками Российской Империи русских восстаний на территории Польши и до безразличной сдачи завоёванных земель «дорогим партнёрам», в исполнении широких масс состояло в равнодушии либо неинформированности при истреблении русских в союзных республиках и в Чечне. Недостаток национальной гордости, выразившийся у знати в стремлении отыскать в себе нерусского предка, проявился у некоторых современных эрэфян в релятивизации конфликта на Украине, готовности приравнять конфликтующие русскую и антирусскую стороны под предлогом, что они одинаково свои или, напротив, одинаково чужие.

Такое поведение не остаётся безнаказанным на национальном уровне. Потворство питерской интеллигенции и элитных группировок начала XX века Грушевскому и Багалею – это такие же абсолютно летальные для российского государства, а, возможно, и всего русского народа явления, как сменяющие друг друга украинствующие президенты РФ в Кремле или массовые заукраинские митинги в Москве. Если нынешняя государственность РФ неспособна чувствовать боль народного организма и адекватно реагировать на него, даже когда эта боль раздаётся в пределах нынешних официальных границ государства, то она обречена. Если народный организм не способен чувствовать боль других своих частей и адекватно реагировать, требуя от своего государства принять меры, то возникают сомнения и в его выживании. Исправление или перезапуск государственности на Руси, пересборка русского народа должны гарантировать от повторения предательства в будущем.

А пока не проведены перезапуск и пересборка, надо перестать надеяться на Москву и укреплять горизонтальные связи, в том числе – для приближения перезапуска и пересборки. Консолидация нужна и на местном уровне тоже, хотя бы в форме взаимной моральной поддержки и укрепления общественного неприятия того, что вытворяет хунта.

А Харьков и другие русские города надо освобождать от оккупации и восстанавливать там нормальную жизнь.

Update: Дореволюционная карта Харькова. Российская империя, 1895 г.





Хозяин журнала будет признателен читателям, имеющим соответствующую возможность и желание, за поддержку журнала. Перечислить деньги на яндекс-кошелёк № 41001361182693 можно либо с карточки или другого яндекс-кошелька, либо через уличные терминалы; карта Сбербанка № 4276 3800 7809 0888; реквизит кошелька в PayPal – miguelin@mail.ru.
Tags: Новороссия, Русь
Subscribe

  • Режима нет

    Большой когнитивной миной под наше понимание политической жизни стало повсеместное использование слова «режим» к той организации номинальной власти,…

  • «Кому работу доверяешь» – 13

    /Послесловие к циклу, начало и оглавление которого размещено здесь./ Послесловие 1 Вдогонку к завершённому циклу приведу несколько…

  • «Кому работу доверяешь» – 12

    /Окончание (не считая послесловий). Начало и оглавление здесь./ 12. И рыбу, и удочку! В свете последних открытий уместно пофантазировать на…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 34 comments

  • Режима нет

    Большой когнитивной миной под наше понимание политической жизни стало повсеместное использование слова «режим» к той организации номинальной власти,…

  • «Кому работу доверяешь» – 13

    /Послесловие к циклу, начало и оглавление которого размещено здесь./ Послесловие 1 Вдогонку к завершённому циклу приведу несколько…

  • «Кому работу доверяешь» – 12

    /Окончание (не считая послесловий). Начало и оглавление здесь./ 12. И рыбу, и удочку! В свете последних открытий уместно пофантазировать на…