miguel_kud (miguel_kud) wrote,
miguel_kud
miguel_kud

Category:

Преступления против ноосферы (1)

Ко дню знаний

На данный момент по-настоящему критичной проблемой на Руси является не объективная слабость сил по сравнению с наседающими хищниками и даже не предатели, захватившие ключевые посты в истеблишменте, а состояние ноосферы. Нам не нужно представлять ноосферу как сверхъестественную сущность, взаимосвязь которой с осязаемым миром выходит за рамки известных физике типов взаимодействия и познаваемых причинно-следственных связей, – нам достаточно на нескольких примерах понять, что ноосфера существует и играет важную роль в развитии общества. В политической области ноосфера проявляется в развитии общественного мнения, принятых критериев добра и зла, в системе принятия и реализации общественно значимых решений, прежде всего, управленческих решений, принимаемых властью. Чтобы не возиться по отдельности с разными аспектами всех таких явлений, связанных с сознанием, мы будем работать с термином «ноосфера». Это позволит нам быстрее разобраться, как можно улучшить или испортить её функционирование с точки зрения наших критериев блага.

Ноосфера существовала всегда, но функционирует она по-разному в разные эпохи и в разных обществах. Я хорошо помню начало 90-х, когда «народ» ещё даже не верил, что ликвидация СССР – это всерьёз и надолго. Тогда ещё сохранялись какие-то очереди, какие-то ожидания, какие-то собрания совершенно незнакомых людей, в которых нет-нет, но звучало мнение или появлялась формулировка, выходящая за рамки штампов, слышимых в официальной пропаганде, и потом эта формула получала определённое распространение. Помню, как у какой-то ещё не очень пожилой женщины вырвалось общее недовольство тем состоянием, которое наступило с разрушением империи: «ведь посмотрите, что творится! Война за войной! Это что, нормально?». Мне хорошо запомнилось это высказывание, потому что в нём была чётко сформулирована основная претензия к установившемуся порядку, превосходившая по важности бытовые сложности и бесспорная: порядок, в котором следует война за войной – это абсолютно неприемлемо, это ставит под угрозу само существование, это надо преодолевать. И уже другой вопрос, что оценка не включала конкретного механизма преодоления и была чисто бытовым выражением морального принципа, этического предпочтения; в конце концов, мало у кого тогда было понимание кризиса.

Я думаю, что инерция советского здравого смысла в обществе тех лет выступала, может быть, главным ограничением, замедлявшим отдаление хотя бы славянских республик друг от друга и развязывание войны, подобной нынешней, потому что, благодаря вот таким бабушкам, которые не боялись произнести, что война за войной – абсолютно неприемлемо, это представление ещё было господствующим во всём обществе. Попробуй тогдашние власти устроить что-то похожее нынешнему кошмару на Донбассе, они бы просто не удержались. Их бы не принял народ, в армии участились бы случаи неподчинения, госаппарат заиграл бы другую скрипку. (Специально поясняю для эрэфян, упрекающих жителей Новороссии, что они-де равнодушно взирали на страдания РФ с Чечнёй. По крайней мере, в Харькове я не помню такого равнодушия – напротив, часто встречал высказывания сочувствия и горечи из-за происходящего, всяко чаще, чем сейчас, бродя по улицам крупных городов РФ, можно услышать политическую оценку происходящему на Донбассе. Несмотря на идущую в Чечне войну, были очень сильны идеи воссоединения – отчасти из-за правильного понимания, что война и есть следствие развала страны.) Таким образом, ноосфера оказывает очень большое влияние на проводимую политику, и никакие власти не могут с ходу сломать её сопротивление, потому вынуждены прибегать к сдвиженью окон Овертона.

* * *

С тех пор утекло много воды, многие люди поумирали, очень сильно ослабли прежние каналы коммуникации. Нет уже тех очередей, стало неуместным говорить о политике с кем попало, меньше получается случайных ожиданий «в очереди» в компании незнакомых друг другу людей. Однако каналы не просто исчезли – они, как минимум, с лихвой перекрыты появившимися возможностями Интернета, форумов, соцсетей. Очень важно, что новые каналы дают не только межпрофессиональное общение в пределах одного города или района, которое ранее давали те же очереди, но и межрегиональное. Главное их качество, позволяющее стать высокоэффективным средством функционирования ноосферы, – интерактивность, интерес, соучастие (в отличие от однонаправленных каналов – телевидения, газет, в т.ч. классических Интернет-изданий). Казалось бы, с такими-то возможностями ноосфера должна обязательно выработать выход России из кризиса, распространить по обществу идеалы и боли, заставить творить добро!

То, что этого не произошло и «работа» ноосферы оказывается на поверку слабее, чем в начале 90-х, на мой взгляд, – это продукт деятельности специально подготовленной и запущенной армии отравителей, которые планомерно убивают ноосферу и не дают ей функционировать в нормальном режиме, отвечающем современным стандартам общения людей и современным техническим возможностям коммуникации. Да, эти технические возможности создают самые широкие условия для развития ноосферы, но они же дали кукловодам (и не только официальным властям страны) даже более широкие возможности парализовать ноосферу, чем у них была во время общающихся в очередях старушек. В политической сфере это сделано за счёт нескольких взаимодополняющих мегасистем.

* * *

Во-первых, это доведённая до совершенства официозная пропаганда телевидения и печатно-интернетных изданий, отличающаяся однонаправленным действием, когда аудитория, в основном, нацелена только на приём. Если сравнить нынешние эфиры, в особенности ток-шоу, с аналогичными эфирами 25-летней давности, бросается в глаза откровенная кустарность и наивность тех, старых методов по сравнению с современными. Установился высокий стандарт вещателя – диктора новостей либо ведущего или эксперта либо политика, участвующего в эфире. Их главным достоинством является не мастерство нормативного русского языка у дикторов, не содержательная часть рассуждения, даже не остроумие, а умение себя преподнести и с самодовольным видом, не допускающим возражений, озвучивать текстовку согласно расписанной роли, в том числе и заведомый абсурд. Люди эти, которых мы называем телепузиками, обладают стандартной и солидной внешностью, на них хорошо сидят костюмы, у них хорошо поставлен голос и они прошли психологические тренинги. Упаси Бог телепузику иметь сколько-нибудь сложную систему рассуждений или академический стиль аргументации, абсолютно недопустимо понимать глубокие причинно-следственные связи (это понимание убивает доступность), категорически запрещено искреннее внимание к логике собеседника. Однако приветствуются поверхностные аналогии, игра слов и подмена понятий, отсылка на авторитеты и посторонние области знания, повышенная самоуверенность в тоне при произнесении самого чудовищного бреда, умение «срезать» незадачливого оппонента хлёсткой некорректной аналогией.

Журналист Соловьёв, депутат Железняк, эксперты Сатановский и Делягин, «мыслители» неопределённой специализации Стариков и Кургинян для официального телевидения, менее раскрученные деятели для малопосещаемых каналов и Интернет-телевидения чудесно выполняют эти функции. Если речь идёт не о профессиональных телеведущих, а о приглашённых участниках (впрочем, такие как Железняк или Сатановский, даже будучи приглашёнными участниками, как будто вообще с экрана не пропадают, кочуя из студии в студию), то для попадания в «ящик» необходим ранг: либо депутатское звание, либо академические звания-регалии, либо статус в НГО не меньше директора «института» или «центра». Таким образом, для посвящения талантливого мозгомойца в телепузики, если он не добился статусных успехов на научном или политическом поприще, необходимо создавать «под него» фейковый «институт», что, конечно, является вершиной карьеры пропагандона и даётся далеко не каждому. Умело отрабатывая в глазах доверчивых телезрителей созданный им имидж компетентных людей, они усиливают пропагандистский результат фабрикацией личной незаинтересованности, незаангажированности.

* * *

Мы уже неоднократно говорили в других работах, что стандартное измерение общественного мнения для определения политических симпатий не даёт правильного прогноза политических изменений, потому что не позволяет отдельно «вычислить» настроения политического «ядра» и «болота» в населении. «Ядром» мы называем более активную часть населения с относительно устойчивыми взглядами, способную распространять их дальше (обычно это 10-15% населения), «болотом» – ведомые массы, некритично формирующие свои взгляды из того, что слышат по телевизору и радио, а также из того, что говорят им знакомые представители «ядра». В наших условиях «ядро» – это та самая активно работающая часть ноосферы, локальные центры распространения политических взглядов.

Телевидение, радио, официальные издания могут довольно долго поддерживать лояльность «болота», при условии что против них не объединилось «ядро», т.е. хотя бы треть «ядра» плывёт в фарватере официальной позиции, а остальные – кто в лес, кто по дрова. Однако удержать «ядро» в рамках официальной линии только с помощью телевидения и радио невозможно. СМИ односторонней направленности имеют недостаточно стойкий эффект при столкновении с работающей ноосферой, поскольку их мантры воспринимаются человеком пассивно. Он не может их даже вспомнить и воспроизвести при внезапном столкновении с другой точкой зрения и в результате быстро ломается. Поэтому представитель «ядра», который только слушает ТВ, неэффективен. Известно, что лучше всего запоминаешь не тогда, когда пытаешься что-то запомнить, а тогда, когда пытаешься это вспомнить. Для закрепления пропагандонского эффекта необходимо подключать аудиторию к активному восприятию и воспроизводству пропаганды, хотя бы на уровне постоянного, а не эпизодического активного реагирования на неё, комментирования и ожидания реакции. Это радикально повышает актуализацию воспринимаемых мантр в сознании.

Как уже отмечалось, прежние каналы функционирования ноосферы в виде разговоров бабушек в очередях обрублены, но на их место пришли интерактивные системы в Интернете. И вот, для того чтобы Интернет тоже работал в нужном официальной пропаганде ключе, создана трёхэтажная система парализации любого «полезного выхлопа» интерактивных систем: гуру – боты – тролли и хомячки. Между описанными категориями нет чёткой границы: наряду «чистыми» случаями существуют и переходные варианты, а также би- и трифункционалы, но для простоты мы опишем «эталоны» трёх этажей.

* * *

В гуру обычно попадают пропагандоны, которые по причине физического, интеллектуального или психологического увечья не проходят фильтры посвящения во властители дум высшего ранга – телевизионные либо официально-публицистические. Они могут быть слишком толстыми, картавящими, безграмотными, трусоватыми, заторможенными, иметь абсолютно неформатный «бзик» в виде, например, искренней веры в пришельцев – при любом из указанных недостатков им прямая дорога в публицисты оппозиционной прессы либо в блоггеры, задача которых – работать в расчёте на узкий сегмент аудитории, но в максимально интерактивном режиме, что позволяет надёжно держать этот узкий сегмент под контролем. Зато им позволено иметь более оригинальное (читай, «неформатное») мышление, включая «бзики» и «манечки», наиболее подходящие выделенному им сегменту.

В данном случае официальная пропаганда просто учитывает разнообразие общества. Разная аудитория хочет видеть разных «собеседников». Кто-то «клюёт» на статусных дяденек в пиджаках и галстуках, с умным лицом вещающих двусмысленные псевдонаучные фразы (при этом, как уже говорилось, истинная научность в пропаганде как раз категорически запрещена), а кому-то для подкрепления картины мира нужно видеть, что его взгляды разделяют такие же простые работяги, как и они. И когда мы смотрим на интерактивную составляющую в функционировании ноосферы, то должны иметь в виду, что для большинства наших сограждан политическая беседа – это обобщённый «разговор на кухне». На кухне пиджак не пойдёт, да и верить пиджакам с высоких трибун там не привыкли. А вот свой в доску парень в мятых трениках и с испитым видом Лёни Голубкова – в самый раз.

Именно по этой причине гуру, не вписывающиеся в телевизионный формат, намного разнообразнее телепузиков, и приходится, как минимум, по одному гуру на каждый тип потребителя. Автору, пожалуй, известны только два с половиной исключения, при которых в телевизионный формат вписали заведомо неформатных для стандартного телепузика типов – журналист Михаил Леонтьев, депутат Евгений Фёдоров и примыкающий к ним знаток Анатолий Вассерман. Дело в том, что они по своему неформатному типажу покрывают слишком большие сегменты аудитории, чтобы держать их в роли обыкновенных гуру. Например, на роль главного вещуна Первого канала взяли испитую рожу Миши Леонтьева, потому что человеку именно с таким имиджем доверяет тот самый собирательный «Уралвагонзавод», на которого издавна ориентируется данный отдел телепропаганды, и даже насильно подгоняет реальных рабочих «Уралвагонзавода», давно переросших уровень Лёни Голубкова, под искусственный собирательный образ. Депутата Евгения Фёдорова, хоть и реже, пускают на экраны, потому что своей любимой манечкой про «штирлица» Путина, который героически борется с агентами ЦРУ, полностью оккупировавшими госаппарат, он подпитывает архетип «хорошего царя – плохих бояр» и одновременно отвечает образу бескомпромиссного патриота-правдолюба, которому любимая «манечка» даже придаёт шарм и правдоподобность. «Мудрец» Вассерман с его неопрятным видом из комедий про сумасшедших учёных даёт каждому бомжу возможность почувствовать себя таким же глубоким аналитиком, было бы умение подобрать цитату из старого советского учебника или энциклопедии, внешне подходящую к какому-то случаю.

Важнейшим требованием к гуру является активное общение с аудиторией и пресечение в себе «небожительских» заскоков. Они обязаны работать в интерактивном режиме, так чтобы любая уборщица, дорвавшаяся до Интернета с новомодного мобильника, могла (виртуально) пробиться к гуру и хотя бы задать вопрос в расчёте на реакцию, а то и поспорить. Гуру должен быть крайне внимателен к собственной пастве, поощрять её потуги к самостоятельному творчеству в запрограммированном направлении, умело выискивать и расхваливать новые таланты, способствуя распространению производимых ими идеек, если они, конечно, ложатся в заданный тренд. Задача гуру – удерживать аудиторию в необходимых рамках мышления по ключевым вопросам, а методов для этого используется очень много. Это необязательно прямая ложь или заведомый абсурд – напротив, в силу интерактивности общения гуру быстрее потеряют доверие при использовании прямой лжи и навязывании абсурда, чем телепузики. Однако можно, подобно «полковнику» Кассаду, просто забивать эфир огромным количеством объективной информации, снабжая её десятками фотографий и видео, чтобы люди потратили больше времени на просмотр, и при этом обойти молчанием тот фундаментальный факт, от которого необходимо отвлечь внимание. Внимание аудитории должно быть всё время приковано к нескольким гуру, в ход идут любые поводы для занятия всего свободного времени читателей, и на худой конец можно, как Фрицморген, приводить советы, как заваривать кофе в турке.

* * *

Боты (в отечественном случае речь идёт о т.н. кремлеботах) или разводящие (в смысле «обманывающие») – это производители смыслов намного более низкого ранга, чем гуру, обычно обладающие запредельными уродствами, да и смысловые конструкции их обычно одномерны и невелики. Кто-то из них поднимается на нагромождении мата (Норг-норг), кто-то на образе допущенного в важные госорганы аналитика (Коротченко, Ваджра и Роджерс), кто-то на ореоле героя-журналиста (Дзыговбродский), кто-то приобретает репутацию честного борца за правду благодаря внушающему доверие непроходимо тупорылому выражению физиономии (Зергулий), кто-то на подворовывании гуманитарки, реквизиты которой указаны в его журнале (gmorder). Например, журналисты Стешин и Коц, блоггеры Дзыговбродский и gmorder не годятся в гуру ни по интеллектуальным, ни по трудовым качествам, но создав себе образ мобильных людей, отправляющихся совершать подвиги в якобы самые опасные места, они набрали некоторую аудиторию, которая, конечно, не считает своего любимого бота пророком, но, как минимум, полагает авторитетом, чьё слово оказывается ведущим в спорной ситуации. Вот слил Путин Новороссию или не слил? Открываем Твиттер Стешина и читаем: «военные на Донбассе от слов «Путин слил» ржут аки кони. Есть отчего, в следующем месяце узнаете!». Ну не может же такой авторитетный и смелый автор, постоянно оказывающийся под бомбами и перевидавший много войн, имеющий доступ ко всем секретам, врать? Можно закрывать вопрос о сливе Новороссии, обсмеять паникёров и сварить кофе по рецепту Фрицморгена.

* * *

Интерактивный формат общения гуру с аудиторией имеет тот недостаток, что, как только в политическом ядре становится слишком много сомневающихся, то они нет-нет, да норовят оставить в журнале гуру комментарий с выражением несогласия. У ботов это обычно не вызывает таких проблем, поскольку одномерные их мысли обычно не провоцируют у сколько-нибудь умных людей желания комментировать всерьёз. Но вот если на установочный пост гуру придёт сразу много сомневающихся, то весь пропагандистский эффект сникнет, поскольку средний читатель, проглядывающий комментарии, уже не будет столь же уверен в непогрешимости гуру. Забанивание сомневающихся – опасный путь, поскольку некоторое количество сомневающиеся и их показательный разгром тоже нужны. Однако одному человеку, даже истинному гуру, не под силу бороться со всеми сомневающимися. По этой причине сурковским агитпропом создана целая армия платных троллей, задача которых – забить любое фундаментальное сомнение потоком пусть неумных, но хотя бы острословных или тупо-оскорбительных наветов, а также создать своей массой впечатление о полном превалировании той позиции, которую проталкивает гуру. В данном случае следует различать платных троллей от просто злобноватых людей, которые испытывают удовольствие, приходя в рабочий час в сеть и пытаясь вывести из себя не нравящегося им пользователя пустыми спорами с помощью «тролинга». Легко понять, что для целого ряда «троллей» речь идёт о работе, выполняемой на довольно скучном и однообразном уровне, так что действительно можно сделать вывод о расценке за каждый комментарий. Из известных мне журналов это лучше всего проявляется у кремлёвского гуру-пропагандона «полковника» Кассада, к которому прикомандировали как минимум с десяток троллей.

Роль троллей в блогах у гуру – забить сомневающихся своим числом (а вовсе не качеством аргументации), показать постороннему читателю, что правда – на стороне гуру, а «бессовестный» сомневающийся, как минимум, агент СБУ и Госдепа. Здесь идёт использование интеллектуального конформизма основной массы населения, которая хочет быть на стороне большинства, «вместе со всеми». Какая-то глубина и проработанность мысли противопоказана троллю так же, как и телепузику, да платные тролли и не успели бы продумывать глубокие аргументы при всём желании из-за необходимости ежедневно реагировать на огромное число разнородных оппонентов с порой противоположными точками зрения. Тем не менее, троллям, в отличие от телепузиков, прощаются запредельные наглость и бесстыдство, которые выходят за рамки приемлемой в обществе точки зрения и всё ещё недопустимы на телевидении. Например, официальная позиция кремлёвской власти о том, что в происходящем на Украине ужасе виноваты киевские власти и радикалы-нацисты, а бедный народ просто страдает, в Интернет-среде забивается обвинением всего населения Украины, доходящим до прямого расчеловечивания и геноцидных фантазий. Несмотря на прямое подпадание подобных комментариев под 282 ст. УК РФ, от многих авторов систематическое и неоднократное, троллей-разжигателей межнациональной розни, выступающих в рамках кремлёвского мэйн-стрима, не привлекают к ответственности. Широко известны два случая наказания разжигателей межнациональной розни в Интернете: блоггера с ником novosibirsk, которые выступал не с кремлёвской, а с радикально-укронацистской платформы (и то, было это задолго до сдачи Новороссии), а также томского экстремиста, которого угораздило разместить свои бесчеловечные призывы относительно «украинцев» не в комментариях у другого гуру, а в ролике, который он выложил на youtube. В последнем случае имело место очевидная попытка дешёвого тролля без спроса начальства пролезть через ранговые барьеры, «взять не по чину»: очевидно, что яркие выступления на роликах дозволяются только гуру и подчиняются своим ограничениям.

Наряду с сидячими троллями, которые поддакивают либо заплёвывают оппонентов в населённых ими блогах гуру, есть и другая категория троллей – набегающие. Их задача – разносить свою аморальную грязь по независимым площадкам в расчёте на реакцию нестойкого зрителя, который, завидев грязь, предпочтёт в данное место больше не соваться, сколь бы осмысленным ни было остальное обсуждение. Конечно, в данном случае тролли ограничены в прямых помойных оскорблениях, с помощью которых они борются с инакомыслием в блогах у закремлёвских гуру (поскольку нарваться на бан у оскорблённого писателя проще простого), но психологический эффект, на который они рассчитывают, – тот же, на который рассчитывают сидячие тролли, переходящие все рамки приличия при диффамации несогласных в блогах у гуру.

* * *

Наконец, самым загадочным элементом сурковского агитпропа следует признать хомячков – нижний этаж интерактивной пропагандистской пирамиды Рунета, которые, насколько можно судить, просто комфортно устроились в жизни и приходят защищать «свой» порядок не за деньги. Для их адекватного описания необходимо преодолеть, как минимум, две проблемы: разобрать мотивацию и установить функции. Что заставляет хомячков бросаться в бой на Интернет-просторах? – ведь не могут они всерьёз верить, что на своём уровне мелких подтявкиваний могут на что-то повлиять в общественных настроениях и государственной политике! Прежде всего, они работают на повышение собственной самооценки. Здесь проявляется не только желание оправдать в собственных глазах бесчеловечное равнодушие или даже злорадство, с которым они наблюдают за страданиями братьев на Украине и одобряют подбрасывание кремлёвским режимом дровишек в костёр массовых убийств. Стремление к одобрению социумом, «гордый конформизм», радость от пребывания на стороне большинства – вот те питательные чувства, за которыми эти вампиры выбираются в Интернет и дополняют деятельность троллей, гадя повсюду, где только могут. Есть и другие мотивы. Люди так устроены, что где-то им надо сбрасывать комплексы приличий и изливать эмоции. Если намекнуть, что вот здесь можно «кидаться какашками», что это не предосудительно и даже выигрышно, то они ринутся реализовывать свои комплексы, вымещая злобу на тех, кто лучше них, и кого они за это всегда потихоньку ненавидели. В реальной жизни они вряд ли бы сказали даже четверть того, что несут в сети, но, как показал Майдан, если хомячков систематически лелеять и поощрять, то и в реале можно добиться нужного эффекта.

Функцией же хомячков является не только многократное количественное усиление деятельности троллей, но и вынесение эрэфянского «дискурса» за пределы сети в виде разнесения расхожих суждений из серии «Донбассу никто ничего не обещал», «беженцы нас обдирают», «почему наши мальчики должны гибнуть за тупых ленивых хохлов?», «Украина сама развалится» и т.д.

Хорошим примером деятельности трёхэтажной системы из гуру, ботов и троллей с редким вкраплением хомячков является сообщество “peremogi”, как один, составленное из зеркального отражения укронацистов на эрэфовскую платформу. Стараясь как можно сильнее унизить Украину как землю вместе с населением, посеять рознь между народами, населяющими Украину и РФ, они выполняют программу СНГ («Сбылись Надежды Гитлера») по максимальному разделению русских земель между враждующими между собой колониями и их населением. Неслучайно один из модераторов «перемог», пухленький фантаст Лукьяненко, является бифункционалом, сочетающим в одном лице работу гуру и бота. Ценной книги он не напишет, а вот воспитывать в нужном духе хомячков и охмурять ещё независимых читателей – вполне ему по таланту.

* * *

В результате деятельности троллей и хомячков, населяющих популярные точки сбора Интернет-общественности вокруг гуру и ботов, а заодно и обгаживающих возможные альтернативные площадки, в РФ далеко не создано строгого единомыслия. Такой задачи и не стояло. По мнению el_murid’а, деятельность кремлёвских пропагандонов не является в строгом смысле слова пропагандой ввиду отсутствия у них распространяемой идеологии и постоянной смены установок. Соглашаясь с его эмпирическим наблюдением, мы бы иначе сформулировали вывод. Во-первых, пропаганда необязательно должна работать на одну идеологию (в конце концов, пропаганда – это инструмент, а кто и для чего им пользуется, вопрос отдельный), а, во-вторых, неверно говорить, что у РФ нет такой идеологии. В самом деле, у неё нет идеологии в советском понимании этого слова, но вполне целостную картину мира, которую мы называем эрефянством, она транслирует, пусть и не как единую линию, а в виде множества разнообразных и нередко разнонаправленных сигналов, которые, правда, сводятся к похожим лозунгам «оставьте нас в покое!», «мы никому ничего не обещали и не должны!», «не мешайте нам гнить!», «сдохни ты сегодня, а я завтра».

На самом деле, тут ничего удивительного: перед прокремлёвской инфосистемой и не стоит задачи сплотить народ вокруг единой большой цели и понятых путей её достижения. Задача – только разрушить здравый смысл и отравить функционирование ноосферы настолько, чтобы ноосфера не выработала альтернативу, а население не противостояло Кремлю добивать РФ и согласовывать с партнёрами геноцид русских на Донбассе.

Первые признаки такого перехода идеологии мы отмечали ещё в середине 2014 г., указав, что пропагандоны и не стремятся выработать единый ХПП или непротиворечивое оправдание предательству Новороссии – у них есть несколько десятков объяснений, каждый наблюдатель выбирает понравившиеся, и в результате основная масса населения готова принять практические действия Кремля по предательству, как бы вытекающие из лживых объяснений, которых много на любой выбор и вкус.

В состоянии идейного хаоса рыбку в воде ловит действующая власть, которая может делать практически всё, что угодно, разве что с некоторыми ограничениями на скорость разворотов. Следует заметить, что это было бы намного сложнее, если бы власти были нужны от народа реальные свершения и подвиги – тогда бы потребовалась объединяющая идея. Но раз власти нужно догнивание страны, то безвольное потреблядство и предательское равнодушие как паттерны поведения, вытекающие из нынешнего идейного хаоса, полностью её устраивают.

В этом и состоит принципиальное отличие пропагандонства парализующего от пропаганды призывающей, т.е. агитации (от фр. agiter – волновать, возбуждать). Призывающей является пропаганда на Украине, у которой есть, пусть бесчеловечная, но идеология: стать Антироссией, интегрироваться в Европу, устроить русоцид. Поэтому, навязав обществу эту идеологию, укронацисты добились того, чтобы оно и само нацелилось на достижение навязанных ему идеалов, даже без особого подталкивания со стороны власти, и, более того, начинает (на своём уровне понимания) контролировать движение власти к поставленным целям.

В украинском случае это привело к циклическому чередованию трёх фаз общественного сознания – «перемога», «зрада» и «ганьба» («победа», предательство» и «позор», соответственно), в рамках которых воспринимаются провалы и достижения правительственной политики. В этой ситуации общество хоть как-то реагирует на поступающие извне сигналы, имеет обратную связь с реальностью, пусть и не всегда адекватную.



Общество же РФ лишено и этой опции: прокремлёвская пропаганда, даже и варьируясь в деталях, поддерживает электорат в состоянии бесконечного празднования перманентной «перемоги», безоговорочной победы геополитического гроссмейстера-многоходовочкина, и в этом состоянии общество зафиксировано с абсолютной стабильностью заспиртованного трупа. Доходит до откровенно комических ситуаций, когда позиция «вот-вот будем штурмовать Ракку» (окончившаяся позорным отступлением) перешла в «мы замкнули кольцо вокруг Алеппо и скоро очистим город» (закончившееся прорывом блокады), «коридор боевиков не работает и мы восстановим окружение» (закончившийся работающим коридором и допуском через него «гумконвоев»). Что ни говори, укровские «зрада», «ганьба» и поиск предателей как настрой – более здоровая позиция, чем неизбывное эрэфянское «перемога, Путин думает за нас, можно накатить».

(Окончание следует.)

Subscribe

  • Информационный коронавирус – 5ж

    /Продолжение. Начало и оглавление здесь./ 5ж. Фейковая борьба с фейками Предпоследняя сюжетная линия, которую я хотел бы рассмотреть в контексте…

  • Информационный коронавирус – 5ё

    /Продолжение. Начало и оглавление здесь./ 5ё. Организуя вторую волну С конца мая мой конспект новостей по коронавирусной теме более небрежен и…

  • Информационный коронавирус – 5е

    /Продолжение. Начало и оглавление здесь./ 5е. Лёгкости снятия ограничений «Торопыжка был голодный, проглотил утюг холодный». Поспешность, с…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 70 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Информационный коронавирус – 5ж

    /Продолжение. Начало и оглавление здесь./ 5ж. Фейковая борьба с фейками Предпоследняя сюжетная линия, которую я хотел бы рассмотреть в контексте…

  • Информационный коронавирус – 5ё

    /Продолжение. Начало и оглавление здесь./ 5ё. Организуя вторую волну С конца мая мой конспект новостей по коронавирусной теме более небрежен и…

  • Информационный коронавирус – 5е

    /Продолжение. Начало и оглавление здесь./ 5е. Лёгкости снятия ограничений «Торопыжка был голодный, проглотил утюг холодный». Поспешность, с…