miguel_kud (miguel_kud) wrote,
miguel_kud
miguel_kud

Categories:

Прожекты и проектирование. II

/Продолжение. Начало и оглавление – в предыдущей записи./


2. «Будьте реалистами – требуйте невозможного!»

В рассуждениях Хазина есть и другой, намного худший с точки зрения навязываемых ожиданий изъян. Если бы самое первое условие (передача Трампом Украины под контроль РФ) было выполнимо, то и тогда бы рассуждения Хазина носили бы чисто маниловский характер из серии «а хорошо бы сделать так-то», и были бы обращены к абстрактной РФ, гипотетически преследующей свои национальные интересы. Но теперь мы абсолютно точно знаем, что этого нет и в обозримом будущем, на которое рассчитаны предложения Хазина, не будет.

Посмотрим правде в глаза! Сил, желающих решать украинскую проблему одним из указанных Хазиным способов, в Эрэфии просто не существует вне зависимости от того, есть ли такая возможность. Даже если Трамп будет навязывать управление Украиной, угрожая в случае отказа нанести ядерный удар по Кремлю и заблокировать оффшоры, Эрэфия будет отбрыкиваться от принятия Украины руками и ногами. Это видно из открытого дискурса всех акторов, в этом можно убедиться в личных разговорах, ставя наводящие вопросы, готовы ли собеседники вести войну и нести её тяготы, и наблюдая, как они увиливают от ответа. Настоящее спасение Украины от укронацизма не нужно ни правящей верхушке, ни широкой элите, ни влиятельным социальным слоям. Хуже того, это не нужно не только власти, но также системной и (внимание!) несистемной оппозиции! Рядовое же население, в лучшем случае, не в теме и с каждым годом всё больше отстраняется от Украины, считая её отрезанным ломтем.

На мой взгляд, ситуация с будущей политикой РФ в отношении Украины следующая.

Во-первых, даже в самом благоприятном случае (его не будет, но поиграем) ни Путин, ни его приспешники не будут решать украинскую проблему другими способами, кроме попыток добиться очередного договорняка, предусматривающего полное предательство русских Украины. Они будут и дальше сдавать всё и вся.

Во-вторых, даже в случае свержения путинского режима, кто бы из известных деятелей ни пришёл к власти, включая представителей несистемной оппозиции, Эрэфия не будет ничего делать для решения украинского вопроса путём воссоединения, а, максимум, попытается добиться финляндизации Украины. С большой вероятностью перерастания этих попыток в «российско-украинскую» войну, ведущуюся по типу индо-пакистанских войн, т.е. за приграничные клочки территории, а не за полный разгром противника и его аннексию. Режим, следующий после путинского, не будет пытаться восстановить большую Россию, а займётся удержанием того, что останется к тому времени от Эрэфушки. С учётом их некомпетентности и слабоволия, я практически уверен, что у них и этого не получится, поэтому грядут новые потери.

В-третьих, если какая-то сила и займётся восстановлением России, то этой силы ещё не существует среди ныне известных, и даже если сейчас появится её зародыш, то прийти к власти она сможет, как ИГИЛ в северных районах Ирака, после серии тяжелейших поражений РФ, включающих потерю территорий и населения.

К этому времени все гипотетические планы решения украинского вопроса, которые мы строим, исходя из текущего положения дел, станут уже неактуальными. Например, сейчас мы исходим из полного военного превосходства армии РФ над ВСУ, так что при желании РФ могла бы быстро оккупировать Украину. Но к тому времени, когда к власти придут люди, в принципе способные поставить такую задачу, превосходства не будет. Для военной победы придётся прибегать к чудесам политической и военной стратегии, оперативного искусства и тактики, которые позволяют добиваться результата при значительном превосходстве противника. В принципе, такое возможно (мы это сейчас наблюдаем в Ираке и Сирии), однако придётся выйти за рамки обычных армейских операций, обычных мер контроля населения, функционирования экономики и т.д.

* * *

Что из этого следует в контексте практических выводов по украинской теме?

Если мы говорим, что решать проблему пока некому, но хотим, чтобы такие люди появились, мы имеем в виду становление политической силы и её приход к власти. Далее мы наталкиваемся на вопрос, что и как должна озвучивать политическая сила, выдвигающая альтернативную программу и демонстрирующая готовность её выполнять, придя к власти.

Как ни странно, в отношении политической силы не очень правильны бытовые советы не быть маниловыми и выдвигать только реалистичные планы. Сам факт выдвижения нереалистичных планов может повысить их реализуемость, а попытки предложить что-то реалистичное в некоторых случаях – наоборот, сделать надежды данной силы невыполнимыми.

Во-первых, в самом деле, можно и нужно выдвигать программы, рассчитанные на реализацию в текущих условиях, даже в том случае, когда мы точно знаем, что никто не примет их к исполнению. При этом наличие такой программы в дискурсе политической силы нужно не для того, чтобы её взяли и выполнили, а для того, чтобы показать лучшее понимание происходящего, чем имеет правящая элита, и свою способность лучше справиться с управлением. В итоге, когда такая оппозиционная сила оказывается права в своих выкладках, то со временем люди поймут, что эта оппозиционная сила достойна того, чтобы дать ей власть.

Например, когда Черчилль в течение нескольких лет призывал сдержать Гитлера, его игнорировали и смеялись над ним, но когда история показала его правоту, то именно Черчилль стал британским премьером. При этом, естественно, Черчилль уже не выполнял тех элементов собственной программы, выдвигаемой в предыдущие годы, которые потеряли актуальность, например, спасение Чехословакии от гитлеровской оккупации, поскольку Чехословакия была уже оккупирована. И я думаю, что, выдвигая свои предложения по противостоянию Гитлеру, он прекрасно понимал, что предложения не будут реализованы ни в тот момент, поскольку не будут приняты властью и обществом, ни потом, когда их смогут принять, поскольку к тому времени устареют. В этот момент Черчилль выдвигал свои идеи не для реализации, а для того, чтобы продемонстрировать свою способность правильно мыслить и правильно управлять.

Это тем более актуально в наши дни, потому что мы абсолютно знаем, что элита Эрэфии не решает украинскую проблему не только потому, что не может, или не догадывается, как это сделать, а потому, что не хочет. Её помыслы направлены на то, чтобы загнать быдло в стойло нынешних госграниц и увековечить разделение русского народа. В этих условиях было бы тяжёлой ошибкой пытаться представить свою альтернативную программу заискивающим тоном, выражая в конце надежду, что «верховный главнокомандующий» одумается, возьмётся за ум и начнёт её выполнять, ошибкой было бы обращать к начальству заплаканные лица с вопросом «ну когда же?». Наоборот, прибегая к такому самопозиционированию, оратор ставит себя в подчинённое положение раба-просителя по отношению к хозяину и показывает несостоятельность своих претензий на власть – из-за нынешней подчинённой позы и из-за того, что не разбирается в людях (раз до сих пор надеется на прозрение). Заискивающие элементы в дискурсе непримиримой оппозиции недопустимы даже как риторический приём!

Точно так же недопустимо сейчас выдвигать компромиссные идеи из серии «ну сделайте хоть что-нибудь!», например, предлагая власти оптимальный способ «финляндизации» Украины, потому что это такое же предательство, но просто с другим оттенком. Снижение максимальных целей – это уже признание поражения, а поскольку оно сейчас делается «оппозицией» в одностороннем порядке, то позволяет власти ещё больше наглеть, углубляя и дальше собственную программу предательства. Наоборот, раз уж всё равно предложения оппозиционной политической силы не будут приняты, а униженные «компромиссные» варианты, предусматривающие отказ от главной цели не принесут улучшения, то надо продолжать настаивать на максимальных требованиях, чтобы добиться признания обществом этой цели на контрасте с теми целями, которые преследуют действующие власти.

В том же русле идут компромиссные предложения, обращённые не к нынешней власти, а к будущей. Когда оппозиционная политическая сила отказывается от радикальной программы даже на случай прихода во власть, оправдываясь тем, что сейчас её пожелания выглядят слишком радикально для нынешних властей, которые и компромиссной программы не примут, то тут вообще нет никакой логики, а один сплошной абсурд. Но именно этот абсурд мы встречаем в исполнении некоторых аналитиков радикальной оппозиции и авторитетных блоггеров, в который раз вытаскивающих из нафталина идею украинского «правительства в изгнании» как якобы более реалистичную, чем прямая военная кампания, и намекая, что вот они-то могли бы её реализовать. Но при чём тут реалистичность в нынешних условиях к реалистичности для тех условий, когда вы окажетесь у власти? Всё равно ведь фантазируете, зачем же делать поправку на предпочтения нынешней власти? «Бредить – так до конца!»

Если принять наш подход о необходимости выдвижения политической оппозицией нереальных требований, то идиотский вопрос охранителей-пропагандонов «если не Путин, то кто?» имеет очевидный ответ: «тот, кто во время совершения ошибок или преступлений Путина не боялся указывать на эти ошибки и преступления, разоблачал предательство, а также предлагал альтернативу, и время показало его правоту». А вот тот, кто, находясь в госструктурах, помогал совершать эти ошибки и преступления, в том числе и послушно выполняя приказы или просто отмалчиваясь, никакого права на политическую власть иметь не должен, потому что нет никаких оснований думать, что он не будет совершать точно такие же ошибки и преступления. Даже если СМИ раскрутят из него народного героя. Тот факт, что этот человек не противостоял Путину, свидетельствует о том, что в очевидной ситуации разворачивающейся геополитической катастрофы он либо не был способен предвидеть последствий путинской политики (и тогда он безнадёжный идиот), либо побоялся сказать правду (и тогда он беспринципный трус), и в любом случае лидер из него никакой.

Итак, настоящая оппозиция может и должна выдвигать предложения и программы, рассчитанные на реализацию в текущих условиях. Однако, если совершенно понятно, что реализовывать их никто не будет, то вполне допустимо (и вполне оптимально) ограничиваться основными тезисами, заостряя своё различие с официальной линией. Нет смысла прорабатывать каждый чих в документе, который не примут к исполнению. Повторим, задача альтернативных программ – продемонстрировать лучшее понимание ключевых вопросов, чем у власти (и других оппозиционных группировок), и через выдвижение предложений продемонстрировать свою способность принимать лучшие решения, чем решения, принимаемые властью.

Только в этом качестве «программа Хазина» по украинскому вопросу имеет смысл… ну, хотя бы чтобы внедрить мысль о необходимость разделения Украины на различные регионы. Хотя в деталях там, как говорится, «трэш и угар».

* * *

Что же касается реальных программ оппозиционных сил, рассчитанных на выполнение в тех условиях, в которых они придут к власти, то тут включается другая логика. Из-за того, что будущие условия очень сложно предугадать, то и эти программы могут быть только пунктирными, содержать общие принципы и цели, а не подробную детализацию. Однако, в отличие от программ «альтернативного» типа, описанных выше, эти могут быть настоящим планом действий. От программ первого, «альтернативного» типа отказываются по той причине, что условия изменились, а от программ второго, «всамделишнего» типа, если и отказываются, то по причине пересмотра своих взглядов на происходящее, либо по причине того, что прогноз об изменении условий не оправдался.

Публично выдвигать программы второго типа, включать их в оппозиционный дискурс тоже можно и нужно. Однако надо честно предупреждать публику, что они рассчитаны на те условия, которые прогнозируются в результате ухудшения обстановки в результате действий нынешней власти, а не на текущие условия. И сознательно избегать чрезмерной детализации (кроме, разве что, гипотетических учебных примеров), поскольку точно предугадать будущие условия нельзя и, кроме того, раскрывая тактические наработки, можно предупредить о них противника. Стратегию скрыть невозможно – вот её и можно объявить публично с самого начала.

Другое дело, что оппозиционная политическая сила должна быть готова к отстаиванию своей программы на теоретическом уровне и некоторому углублению в детали в случае дискуссии – опять-таки, чтобы показать лучшее понимание происходящего, чем у власти и конкурирующих оппозиционных группировок. Правда, приходится признать, что только в очень здоровом обществе успех будет иметь добросовестная оппозиция, продумывающая и аргументирующая свои идеи всерьёз. В большинстве стран симпатии публики завоёвывают даже не популяризаторы, несколько упрощающие сложные наработки для большей доступности, а откровенные демагоги, ориентирующиеся на симулякр серьёзного объяснения с намеренным искажением истины, прибегающие к недобросовестным приёмам и т.д.

В части выдвижения нереалистичной программы для другого режима в РФ (не нынешнего) подход, проявленный в «программе Хазина», тоже вполне имеет смысл, ну а «трэш и угар» в деталях на фоне этой общеметодологической заслуги простителен. Ну или был бы простителен, если бы Хазин с самого начала сказал, что излагает собственные пожелания и надежды, а нынешние власти и оппозиция ничего подобного делать не собираются и не будут.

В нижеследующем тексте мы займёмся разбором этого «трэша и угара» и предложим свою альтернативу и стратегии нынешней власти, и хазинским идеям.

/Продолжение – в следующей записи./

(Текст на "Политпрогнозе")

Tags: Новороссия, Русь, политология, стратегия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 51 comments