miguel_kud (miguel_kud) wrote,
miguel_kud
miguel_kud

Category:

Прожекты и проектирование. V

/Окончание. Начало и оглавление здесь./

5. «Не съем, так понадкусываю»

Очень плохое впечатление производит «экономическая» часть «программы Хазина», тем более позорная из его уст, что он себя позиционирует как экономиста. Хазин предлагает, после того как Трамп отдаст Украину под власть Эрэфии, превратить нынешнюю северо-центральную Украину в чисто аграрное государство, которое не сможет прокормить нынешнее население, и избыток можно будет переселить на Дальний Восток.

В данном случае, я думаю, Хазин повёл себя, как маленький Ягуар из сказки Киплинга «Откуда взялись броненосцы», который перепутал инструкции своей мамы и хотел выцарапать Ёжика из панциря, а Черепаху – бросить в воду, чтобы она развернулась. Тут опять сказалось то, что лично Хазин украинскую ситуацию знает не очень и компилирует чужие идеи, не всегда понимая степень их уместности. В самом деле, весной 2014 года, в варианте освобождения и защиты Новороссии, можно было на какое-то время предоставить оставшуюся Украину самой себе в экономическом плане, так чтобы страсти остыли, но экономический крах и недовольство бандеровцами создали условия для широкой агитации за воссоединение с Россией. Об этом много раз писали разные авторы. В этом варианте эволюция оставшейся Украины в аграрное государство просто стала бы одним из факторов, необходимых для воссоединения, но Россия и Новороссия не стали бы специально организовывать экономическую деградацию – она стала бы следствием выхода Малороссии из народно-хозяйственного комплекса. Напротив, оставшейся Украине надо было предложить возрождение через возвращение в единое государство.

У Хазина же всё иначе. В его фантазиях Москва не только не должна управлять развитием окраин после постановки их под контроль, но должна способствовать их архаизации! Хотя, спрашивается, почему бы не присоединить территорию на общих основаниях и не устроить денацификацию и там, переделывая Украину под свой формат, раз уж всё равно Трамп отдаст её под контроль Москвы. Почему в этих условиях оставшаяся Украина по Хазину должна стать аграрным государством, а не сам Хазин принудительно поехать на освоение Дальнего Востока, непонятно.

Украина – это благодатная территория, это уже освоенные русские земли, на которых можно организовать нормальную экономическую деятельность в единой стране, выгодную всему народу, не сводя дело к бюджетным подачкам из нефтедоллларов. Люди – вот главный ресурс экономического развития, и специально сокращать население далеко не перенаселённых (в отличие от той же Москвы) регионов, – как минимум, глупость. Конечно же, дополнительно освоить Дальний Восток не помешало бы, в том числе из стратегических соображений, но намерения устроить в Поднепровье гуманитарную катастрофу, чтобы спровоцировать бегство миллионов человек на Дальний Восток, вызваны не рациональным расчётом, а банальной мстительностью и мечтой об этнических чистках. Экономического смысла в этом нет, потому что климат на Украине лучше, а возможные рынки ближе и первоначальная инфраструктура, включая жильё для миллионов человек и обустроенные города, уже есть. Нет никакого криминала в том, что там снова заработает промышленность.

Расходы по одномоментному переселению миллионов человек на Дальний Восток в худшие условия – вот это действительно будет неподъёмно, а вот найдутся ли там рынки сбыта для этих производств – большой вопрос. Вопреки фантазиям Хазина, никакой массовой потребности в рабочих руках на Дальнем Востоке в сегодняшнем экономическом контексте нет – нынешняя экономическая система Эрэфии не может обеспечить нормальной жизни и нынешнему населению Дальнего Востока, так что оно бежит оттуда в центральные регионы. «Потребность в рабочих руках» там – по ограниченному набору специальностей и на таких условиях, что изобилия желающих не наблюдается. Может, по мере экономического развития региона ситуация изменится и откроются новые рынки, под занятие которых нужно будет больше рабочих рук, но пока что ситуация не такая.

В общем, рассуждения Хазина о программах переселения и освоении Дальнего Востока – продукт оторванных от реальной жизни геополитических фантазий, как будто оратор играет в «Стратегию», а не анализирует проблемы России. Мало того, принудительное переселение на Дальний Восток – пожалуй, самая действенная русофобская сказка свидомой пропаганды. Упоминать об этом русским активистам надо бы как можно реже.

* * *

Какую же программу экономического развития Украины следовало бы предложить, альтернативную нынешней политике и предложениям Хазина? В рамках наших идей мы дадим банальный ответ. В первом приближении планирования (при выдвижении русской политической оппозицией общих «нереалистичных» предложений) ничего специфического для Украины в этих идеях не будет. Надо ориентироваться на возрождение единого народнохозяйственного комплекса после восстановления единства страны, без привилегий и подачек для регионов-любимчиков. Естественно, те регионы, которые ещё не включены в страну, не получат всех тех же прав, что остальные, но и специально обеднять их никто не будет. В единой же стране никаких преимуществ по месту рождения, которые обеспечивают более высокое благосостояние, быть не должно: должна действовать жёсткая конкуренция, и налоговая система должна быть настроена так, чтобы обеспечить высокую горизонтальную мобильность и выравнивание условий хозяйствования. Кто-то будет переезжать с Украины на Дальний Восток, кто-то наоборот; при этом благодаря земельному налогу, выравнивающему условия хозяйствования, продажа жилья в одном регионе позволит купить примерно такое же в другом. В единой стране надо будет стремиться к большей технологической независимости, созданию своих цепочек добавленной стоимости, восстановлению способности конкурировать с развитыми странами. Неужели же это не более интересный проект, чем мечты поквитаться с «украинцами», превратив их в аграрную колонию?

К сожалению, многие хорошие варианты уже закрыты и ещё многие закроются к тому времени, когда наши предложения станут реализуемы. Придётся отказаться от любых половинчатых идей, связанных с привлечением Украины через выгоды экономической интеграции – если они и имели смысл до войны, то только в сочетании с ростом политического влияния России на Украине, а теперь уже совершенно нерелевантны. Силовое восстановление единства потребует такого напряжения и самоограничения, что ни о каком сохранении нынешнего потребления не будет идти и речи. Поэтому добросовестная политическая оппозиция должна уже сейчас отвергать подход, при котором предложения по геополитическому поведению страны выводятся из сиюминутных экономических нужд, например, когда стараются подверстать действия в отношении Украины к надеждам на снятие санкций. Напротив, надо уже сейчас говорить, что Эрэфия не заслуживает даже нынешнего уровня потребления, поскольку сдала всё, что можно, и предала всех, кого можно, и для исправления ситуации придётся принудить её идти на шаги, из-за которых нынешний уровень потребления покажется верхом роскоши. Обыватели, равнодушно взиравшие на предательство Новороссии, не имеют права претендовать на то, чтобы страна приоритетным образом занялась их бытовыми проблемами. Конечно, сама идея самоограничения ради победы уже сейчас дискредитируется через неуместное использование путинским режимом, который вверг страну в экономический кризис и повышает военные расходы не для того, чтобы возродить Россию и воссоединить русский наоборот, а, наоборот, чтобы устроить вместе с партнёрами геноцид на Донбассе и обслужить интересы США на Ближнем Востоке. Однако это не отменяет правоту самой идеи.

Кроме того, надо уже сейчас понимать, что для объединённой России на какое-то время будут закрыты многие преимущества, которые (при грамотном управлении) даёт открытая экономика. Речь даже не о возможности повысить текущее благосостояние за счёт международной торговли, а о тех стимулах, которые международная конкуренция создаёт в открытой экономике, подталкивая технологический рост (при условии, что соответствующим отраслям созданы сносные стартовые условия, а не убили их на корню). Необходимо будет впервые создать в стране институты, заставляющие обеспечивать передовой уровень не только в военной сфере и повышать эффективность не только за счёт копирования чужих технологий, но исходя из собственно экономических требований, обеспечиваемых нуждами внутреннего потребителя и ценовой системой.

Даже после военного периода, вряд ли удастся быстро установить нормальные экономические отношения с Западом и возможности для полноценной внешней торговли и заимствования технологий. Очень многое придётся делать самим, поначалу значительно отставая и переплачивая, но неужели это не интереснее, чем бесконечно сидеть на трубе?

Заключение. Хороших решений нет

Эта работа была посвящена украинской тематике, но при подробном разборе выяснилось, что решить украинскую проблему воздействиями только на территории самой Украины невозможно. Всем русскому народу и принципам организации российской государственности необходимо измениться, и речь далеко не идёт о пресловутой «привлекательности», которую якобы можно обеспечить, создав комфортную жизнь, соответствующую западным образцам. Сама «непривлекательность» – следствие более глубокой причины, состоящей в том, что народ не хочет жить, а государство – закладывать основы своего долгосрочного успеха в геополитической конкуренции.

Человеку свойственно верить в лучшее, не осознавать конечности своего существования и вести себя так, как будто он бессмертный. Тем более это свойственно народам, потому что они состоят из людей, привычный горизонт планирования которых обычно намного меньше, чем сроки существования народов. Для того чтобы кто-то в народе начал смотреть на поколения вперёд, надо, во-первых, чтобы сама по себе ценность сохранения народа имела для него приоритет, а во-вторых, чтобы он всерьёз занимался анализом и прогнозированием, а не пропагандистским обслуживанием, имел определённую культуру мышления и целенаправленно рассматривал процессы, выходящие за рамки бытовой сферы. Гарантиям, что в народе будет много таких людей и они будут иметь влияние, входить в элиту, обладать организационным ресурсом, взяться неоткуда – отсюда и тот беззаботный оптимизм, с которым население России, в большинстве своём, взирает на планомерное уничтожение страны, пока персонально в дом не «прилетит».

В русском случае ситуация усугубляется тем, что место элиты и её интеллектуальной поддержки заняло отборное отребье, в принципе лишённое личной заинтересованности в сохранении народа и не способное смотреть вперёд. Но довольно убедительно для невзыскательного зрителя изображать стратегов и борцов за будущее страны они научились.

Неудивительно, что угроза смерти народа вообще не осознаётся почти никем. Например, О. Неменский пишет, что отказываться от близорукой политики не готовы «ни элиты не готовы, ни общество, ни ширнармассы. Должны смениться поколения. Лет 20-30 – там посмотрим. Думаю, рано или поздно перемена произойдёт, так как вечно проигрывать просто невозможно» (подчёркнуто мной – m_k). А откуда следует, что «невозможно»? Любой человек, сколько-нибудь изучавший историю, должен знать, что очень даже может: примеры Рима и Византии – перед глазами. Конечно, они проигрывали не «вечно» (тут оратор прав), а только до момента своей гибели, но и этого хватило. Если Россия и не повторит судьбу погибших империй, то только благодаря тем, кто будет действовать и бороться, а не выжидать новые двадцать лет, отговариваясь, что вечно проигрывать невозможно.

Последние тридцать лет предоставили горький урок историческим оптимистам, которые исходили из того, что «рано или поздно» в результате массового прозрения или естественной привязки устоявшихся элит к интересам своих стран ситуация нормализуется и большая Россия воссоединится. Оказалось, что в благостных надеждах не были учтены важные факторы. Например, на Украине, действительно, многие из тех, кто, поддавшись на осеннюю истерию 1991 года, проголосовал в одобрение «декларации о независимости», прозрели и переголосовали бы по-другому, долгие годы число сторонников воссоединения по соцопросам колебалось в районе половины населения (и это при непрерывной антирусской пропаганде!). А потом оказалось, что в исходном рассуждении не была учтена смена поколений, и замещение населения новыми поколениями, значительная часть которых индоктринирована в украинском духе, идёт быстрее, чем прозревают побитые жизнью старые поколения до того, как сойдут в могилу. Далее, привязка элит к стабильному источнику кормления сама по себе ничего не даёт, потому что, даже если такая привязка и появляется, то она наслаивается на ценности, исповедуемые элитой. И если ценности воссоединения народа там нет, то соответствующему стремлению элиты неоткуда и взяться – они предпочтут сотрудничать с партнёрами и загонять быдло в стойло существующих границ.

На мой взгляд, переломным моментом в осознании того, что самотёком ничего не решится, должен был стать первый Майдан 2004 г. и последовавшее ползучее закрепление идеологии «оранжевых» в новых и новых городах, прикрытое формальным возвращением во власть регионалов. (Последние к тому времени полностью капитулировали в вопросах «европейского» целеполагания и стали неотличимы от оппонентов.) Казалось бы, на «русской» стороне было тотальное преимущество, как минимум, чтобы не сдавать «свои» регионы, но происходило что-то непонятное – и начиналась очередная капитуляция. Ключевую роль всякий раз играли банальная тупость и доверчивость, трусость и безволие, предательство и беспринципность, проявленные либо политиками, либо массами – как на Украине, так и в самой РФ. Однако надо понимать, что с противной стороны многие из этих факторов тоже имели место… по крайней мере, интеллектуальные и моральные качества политиков и масс с той стороны были не выше, чем с условно «нашей». С одним исключением, о котором уже говорилось выше. Это исключение – цивилизационная усталость русского народа, недостаток желания жить и организованной воли, чтобы бороться за своё существование. У противников много слабостей похлеще наших, но именно этим недугом они не поражены.

* * *

Выживание народа невозможно без преодоления цивилизационной усталости. Однако вряд ли такое преодоление может выглядеть как спонтанное изменение массового поведения в сторону долгосрочных интересов страны, грубо говоря, увеличение количества «буйных». Скорее, наоборот, кризисные явления будут порождать, в большинстве случаев, чисто индивидуальные стратегии спасения, усиливающие хаос. Преодоление цивилизационной усталости – это появление и приход к власти контрэлиты, способной не просто растормошить страну на какое угодно повышение массовой активности (которое без управляющего воздействия с большой вероятностью станет разрушительным), но организовать страну на решение насущных национальных задач. Лозунги о снятии цивилизационной усталости и о том, что народу надо начать жить, начать бороться за своё существование, – это, скорее, идеология, общефилософское обобщение и упрощённое объяснение для населения, а не конкретная политическая задача. «Цивилизационная усталость» – это уже не очень операциональное обобщение очень многогранных процессов с точки зрения историков. Оно нужно для стратегического понимания, как грубый компас, но нужных современнику рекомендаций почти не даёт.

Иными словами, только при рассмотрении с большого расстояния требуемое изменение будет выглядеть как моментальное изменение поведения целой страны, означающее снятие с народа цивилизационной усталости. С точки зрения человека, находящегося на месте, этому изменению должны сопутствовать сложные внутриполитические процессы, которые позволят определять дальнейшее развитие страны не прогнившей элите, а контрэлите, нацеленной на развитие.

Сейчас такие люди ничтожно слабы и заведомо не имеют «нормальных» инструментов исправления ситуации без её ухудшения, которые в наличии у правящей элиты и её псевдоинтеллектуальной обслуги. Действующая же элита, напротив, заинтересована в дальнейшем контролируемом загнивании, при котором страна ни в какой момент до самой смерти не соскочит с крючка. Обслуга действующей элиты заинтересована в этом вместе с хозяевами и соучаствует в усыплении. Отдавать чужакам инструменты нормального воздействия на ситуацию они не будут. Даже если бы контрэлита сейчас была организованной силой, например, политической партией, то и тогда оставалась бы маргинальной, но и этого нет. Выжигание политического поля Эрэфии сделано так, чтобы на виду оставались только сторонники медленного или быстрого загнивания в комфорте.

Поскольку в этих условиях шансов остановить процессы деградации страны у контрэлиты нет, пока она остаётся неорганизованной контрэлитой, её конкретная задача – тройная: зародиться и стать субъектом, подорвать всесилие выродившихся хозяев жизни и самой прийти к власти. Получается, что эта задача – даже не для уже существующей контрэлиты, а для отдельных мечтателей о её создании. Как минимальными усилиями, доступными мечтателям, добиться максимального результата.

Пожалуй, самое большее, что доступно сейчас таким мечтателям, – это как-то перенаправить процессы деградации страны, чтобы действующая элита теряла способность к управлению деградацией и параллельно рос запрос на становление контрэлиты, которая эти процессы остановит. В частности, нужно, чтобы всевластие действующей элиты разрушалось быстрее, чем она разрушает страну. Ведь проблема не в том, что действующая элита тянет страну за собой в могилу, а в том, что она толкает туда страну и народ впереди себя! Только лишив её этой возможности, можно на что-то надеяться.

* * *

Скорее всего, добиться этого можно точно выверенным нестандартным воздействием в один из уникальных поворотных моментов, которые постоянно нам подворачиваются, но мы неспособны их разглядеть. Мы привыкли держаться за малое, пока и его не отобрали, оттого и боимся выйти за флажки ограничений. При этом, правда, надо понимать, что такое воздействие не должно банально руководствоваться упрощённым принципом «чем хуже, тем лучше», но должно иметь в виду несколько критических переменных:
   1) управляемость деградацией со стороны действующей элиты;
   2) запрос в обществе на становление контрэлиты;
   3) достижимость провоцирующего воздействия наличными у энтузиастов силами (например, если летом 2014 г. у кого-то из энтузиастов было оружие и возможность действовать с ним автономно на территории Донбасса, то сейчас единственным оружием остаётся слово).

Так, например, сейчас многие говорят, что летом 2014 г., убедившись в предательских намерениях Москвы, ополчение должно было либо перейти к военным операциям типа игиловских, либо идти войной на Кремль. Это бы вывело процессы из-под управления действующей элиты (по крайней мере, на какое-то время) и сформировало бы точку сборки контрэлиты. Но вот с третьей переменной всё намного хуже: сознание энтузиастов, у которых было оружие, не позволило бы сжечь все мосты по указанному сценарию и убедить в этом последователей. Если какая-то вооружённая группа до такого и дозреет, то в ситуации намного худшей катастрофы, чем сейчас.

С другой стороны, вспомним трусливую реакцию на мои предложения, выдвинутые накануне и после Дебальцевской бойни, в соответствии с которыми ополчению следовало оставить фронт на попечение «ихтамнетов», а не продолжать подчиняться кураторам. Я по-прежнему считаю, что это было неприятное и опасное решение, но оно давало хоть какой-то шанс при условии, если бы это предложение озвучили лидеры восстания, громогласно заявив об идущем предательстве и недопустимости подчиняться Кремлю. Требовалось подставить под приоритетный удар Запада предателей и их бессловесных подчинённых (которым всё равно кого убивать, лишь бы по приказу), чтобы лишить их возможности прикрываться ополчением и оставаться в стороне. И тогда это было возможно, потому что сам же Кремль вывел на первый план с помощью СМИ проблему Новороссии и не мог быстро «съехать с темы». Ему пришлось бы либо открыто вписываться против укронаступления силами своей армии, либо открыто сдавать территорию. В первом случае разгневанный Запад начал бы наносить по режиму смертельные удары, во втором – от режима бы отвернулись массы и значительная часть госаппарата. В обоих случаях это бы сразу разбалансировало процессы слива и снизило управляемость этих процессов Кремлём, поскольку сдача Донбасса пошла бы не так, как хочется Кремлю, по его всевластию наносили бы смертельные удары. В обоих случаях общество бы начало задумываться над всё тем же вопросом «Если не Путин, то кто?» (не в риторическом, а в практическом плане), создавая запрос на становление контрэлиты.

Но, самое главное, указанное провоцирующее действие (выступить с заявлением о поражении восстания из-за предательства и выехать с Донбасса) было достижимым, реализуемым, не требовало сверхспособностей. На момент убийства Беднова, когда стало окончательно ясно, что Кремль на стороне укрохунты и будет дальше помогать геноциду Донбасса, у восстания не было её организационных возможностей, чтобы выйти из подчинения кураторам и воевать со всем миром, как ИГИЛ, но были возможности уйти и спровоцировать смертельные для врага процессы. Надо было только набраться духа сказать, что нас предали и наших сил не хватает, а никаких шансов на поворот к лучшему не осталось. Не можешь – уйди! Казалось бы, естественное поведение перед заведомо превосходящими силами… Ведь народу от вас не жертва нужна, а победа!

Но нет – привычка подчиняться, боязнь «как бы чего не вышло» и трусливое нежелание взглянуть правде в глаза довели дело до того, что теперь политические условия стали намного хуже и делают прежнее предложение бесполезным. Ведь Донбасс от слива всё равно спасти не удалось, хотя бы потому, что уже достигнутое состояние бандитских огрызков – это антипод планировавшейся Новороссии, не поддающийся переделыванию во что-то конструктивное. Фактически, ополчение своей кровью помогло Кремлю провернуть этот слив так, как удобнее кремлинам. Можно многое понять, в том числе разные проявления слабости и бездействия, но воевать за своих врагов – это запредельный идиотизм, которому нет никакого оправдания. Об этом надо было открыто говорить тогда, об этом надо прямо говорить сейчас, а не жалеть чувства тех, кто воевал и воюет на Донбассе с 2015 года. Просто потому что максимально распространённое понимание идущего предательства не только минимизирует дальнейшее проливание крови ради слива на удобных Кремлю условиях, но и даёт хоть какой-то шанс вырваться из ловушки, а значит, это важнее сохранения чувств обманутых ополченцев.

* * *

Сегодняшнее положение намного хуже, чем в начале 2015 года. Не встречая особых протестов и уже походя, как само собой разумеющееся, власти обсуждают «компромисс» по Курилам и сокращение ядерного арсенала до той отметки, с которой РФ уже не будет представлять угрозу для США. Перед Русью замаячила перспектива, как минимум, сокращения избыточного населения по украинскому сценарию, как максимум – превращения в одну большую «Сирию», только с суровым климатом. Однако мышление нашей оппозиции остаётся на каком-то домостроевском уровне. Отдельные деятели умудряются даже одобрять сирийскую авантюру или желать победы «русскому оружию», хотя давно очевидно, что наиболее унизительное поражение лучше затягивания войны и даже локальной победы. Просто потому что если планам кремлинов суждено реализоваться и они выторгуют себе временное прощение в обмен на сдачу ядерного оружия и кондотьерские услуги в борьбе против врагов США, это будет намного хуже просто военного разгрома, который хотя бы имеет шансы торпедировать ядерное разоружение и дальнейшее вписывание в ближневосточные авантюры. Желательное развитие событий – это срыв любого улучшения в отношениях РФ с другими странами, недопущение любых сделок с «партнёрами», усиление санкций и давления на Кремль. Это, конечно, не повысит текущее потребление населения (а с чего бы патриотической контрэлите заботиться об этом потреблении?), но хотя бы будет стимулировать страну «трепыхаться» (пусть и не факт, что заставит).

Нужно понимать, что безболезненных решений нет – они остались в прошлом, самое позднее, в 2014 году. Аннушка разлила масло, и в любом случае – появится ли в стране русская контрэлита или нет – нас не ждёт ничего хорошего. Однако при этом стоит вопрос о сохранении себя как русских и абсолютно точно известно, что на пути приспособления и дальнейшего загнивания сохраниться не получится.

(Текст на «Политпрогнозе»)

Tags: Новороссия, Русь, политология, стратегия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 66 comments