miguel_kud (miguel_kud) wrote,
miguel_kud
miguel_kud

Categories:

Смотреть на стратегические тенденции

Вчерашняя серия митингов в городах РФ, организованная штабом Навального, породила самые разные отзывы. Не обошлось без рассуждений о возможной смене власти, революционных событих или перевороте. Уже сейчас огорчает одна их особенность, из которой видно основательное непонимание. Речь идёт о явной переоценке «силовой» составляющей подобных событий и экстраполировании текущего соотношения сил на фоне недооценки процессов легитимации и делегитимации власти и протестного движения.

Наблюдать это непонимание тем более неприятно, что важность процессов легитимации и делегитимации за последние годы где только не разжёвывалась. Мы сами были их свидетелями при демонтаже СССР и во время революций на Украине. Тем не менее, процессы смены власти представляются у нас только как результат механического столкновения противостоящих друг другу сил (и тогда вопрос о том, чья возьмёт, определяется массой и силовой составляющей), либо как продукт заговора и предательства. Ничего не говорится о том, как идёт формирование и накопление противостоящих сил, а также какие настроения способствуют созреванию заговоров. А ведь именно эти тенденции «подготовительной» стадии играют ведущую роль в процессе замены или удержания власти, завершающая и очевидная часть которого, связанная с финальным столкновением на ступенях трона, – относительно краткосрочная «формальность» c обычно неизбежным в новых условиях исходом.

Всё это приводит к довольно позорным ошибкам прогнозирования, какие мы наблюдали у уймы «аналитиков» во время украинского «Евромайдана». Находились и такие, которые накануне бегства Януковича умудрялись прославлять его победу над Майданом. Казалось бы, а что такого? Власть удержал, штурм правительственных зданий отбил, сохранил силовое преимущество «Беркута» над майдауновцами, держит в рукаве в качестве козыря угрозу возбуждения новых уголовных дел… И до лампочки, что за три месяца протестов бесхребетное существо из Межигорья потеряло всякий авторитет, что милицию откровенно «достали» приказы не сопротивляться в ответ на нападения, что раззадоренные демонстративной безнаказанностью майдауновцев недовольные по всей стране считают допустимым перекрывать дороги подкреплениям МВД и захватывать склады оружия. Как-то незаметно для подавляющего большинства наблюдателей за три месяца противостояния, во время которого действующая власть и её пропагандисты упивались своим преимуществом, сложилась новая диспозиция, которая в конкретной ситуации 21-23 февраля 2014 г. привела к смене власти. А ведь начиналось всё с полновластия правящего режима, на фоне которого протестующие выглядели никчёмной букашкой!

* * *

И вот, несмотря на уроки 2014 года, читаем в «Спутнике и Погроме»:

«Касательно же «майданов» и т.п. паники – для майдана кроме массовки нужно силовое крыло. Его как не было, так и нет. Если «лидера протеста» подбирает и спокойно увозит автозак, то это не протест, а культурно-массовое мероприятие типа масленицы, когда мужчина «напраздновался», а его менты в бобик и в вытрезвитель. Майдан (или вообще какой-то осмысленный протест) начинается в тот момент, когда подходящих к лидеру протеста ментов недобрые молодые люди начинают валить отточенными лоу-киками, прекрасно при этом себе представляя возможные последствия и имея некоторую решимость эти последствия, если что, встретить. Таких людей у Навального с его идеологией про коррупцию нет и не может быть, рисковать серьезными тюремными сроками за то, чтобы на абстрактных госконтрактах воровали меньше абстрактных денег, никто не будет».

И далее в том же тексте:

«Нет, это не майдан и даже не подготовка к нему. Пока нет попыток построить силовое крыло (или хотя бы начать разговаривать на языке, который потенциальные участники силового крыла поймут), серьезных столкновений и посягательств на власть не будет».

А вот что пишет ещё один обозреватель и вроде как критик ХПП:

«Нынешние протесты, а также потенциальные протесты, теоретически не опасны для власти, также как дождь не смертелен для человека… Когда интересующиеся политикой люди и даже политологи говорят об опасности цветной революции в России, я с ужасом наблюдаю, что они не придуриваются. Когда в качестве аргумента приводится Украина с ее майданами, то просто нет слов. Дело даже не в том, что в РФ совершенно иная расстановка политических сил, чем в бывшей Украине. На Украине не было никакой революции, а переворот произошел, как в силу особенностей самих украинских власти и общества, так и в силу воздействия внешних сил. Причем я настаиваю, что единственным логическим объяснением произошедшего является то, что Россия в своих целях также работала на переворот… Если допустить, что власти в РФ угрожают такого рода цветные «бунты», то можно сразу говорить о ее несовместимой с жизнью болезни, где уже нечем нельзя помочь».

Есть и другие примеры подобных построений, собирать которые мне недосуг, и я вместо этого ограничусь изложением своего видения проблемы. В приложении к Евромайдану я всё это разжёвывал в режиме текущего времени (см. эту подборку моих тогдашних комментариев), а сейчас сосредоточимся на теории и приложим её к эрэфянской действительности.

* * *

Главным недостатком приведённого подхода является рассмотрение отдельно взятых протестных выступлений как попытки смены власти здесь и сейчас, а не как стадии длительной подготовки к смене власти. Естественно, нынешнее соотношение сил таково, что никакой смены власти сразу произойти не могло. Оценив это соотношение, «аналитики» экстраполируют его на будущее и строят уверенный вывод о невозможности смены власти. Однако организаторы и не рассчитывали сменить власть здесь и сейчас. Горе-аналитики полностью игнорируют, что протестные акции как раз и направлены на то, чтобы запустить довольно сложный процесс изменения соотношения сил, по итогам которого станет возможной смена власти. Произойдёт это или нет – вопрос, отвечать на который нужно совершенно другими методами.

Описанные процессы изменения соотношения сил связаны с настроениями в самой верхушке, в госаппарате и обществе, которые определяют степень легитимности режима (лидера, правящей верхушки, заведённых порядков). Режим легитимен, если граждане признают право верхушки на правление и закономерность заведённых порядков, а также готовы подчиняться приказам власти без излишнего силового принуждения. Процесс изменения соответствующих настроений – это процесс легитимации либо делегитимации (также говорят легитимизации или делегитимизации) власти.

Задача революционеров, которых пока что не поддерживает большинство населения и сил которых недостаточно для переворота, – вовсе не организация верхушечного заговора, а делегитимация существующей власти и легитимация собственного протеста и протестных действий революционеров.

Именно это происходило в течение трёх месяцев на Майдане, и в результате сложилось такое соотношение сил в критических для управления точках, что президент без боя сбежал сначала из своей резиденции, затем из страны. При этом многие обозреватели, всё время ориентировавшиеся на текущее соотношение сил или исход отдельных стычек, умудрялись раз за разом констатировать победу Януковича и бессмысленность действий протестующих. Бесполезно было говорить им, что нельзя дать правильный прогноз исхода Майдана, оценивая только текущее соотношение сил или беря события отдельно взятого дня, как нельзя по фотографии летящего в воздухе мяча оценить его скорость и направление полёта. Но точно такие же попытки мы наблюдаем и сейчас, уже в РФ!

Собственно силовая компонента, пресловутые боевики на Майдане и прочее, конечно же, важны на определённом этапе, но уже на том этапе, когда власть зашаталась, то есть её легитимность подорвана и она из-за этого не может в полной мере использовать государственную машину подавления. Иначе боевики бесполезны, потому что в нормальной ситуации сохраняющейся легитимности режима государство всегда сильнее. С точки зрения Навального и правильно, что на данном этапе он не заботится о боевиках, ибо это задача не сегодняшнего дня; боевики на этапе делегитимации режима ему только помешают.

Прогнозирование возможного успеха или поражения революции либо переворота должно опираться не на текущее соотношение сил или вероятность верхушечного заговора, а на тенденции в области легитимации/делегитимации существующего режима и альтернативной ему повестки дня.

* * *

Конечно, оценить эти тенденции бывает непросто: приходящие самыми первыми в голову методы вроде опросов общественного мнения почти наверняка дадут сбой. Связано это с разделением общества на политическое ядро (граждан с относительно устойчивыми взглядами) и «политическое болото», «ведомое» средствами массовой информации либо окружающими их представителями политического ядра. Настроения «политического болота» могут лавинообразно переключаться после того, как изменится соотношение настроений в политическом ядре, которое и надо отслеживать. А отследить эти провозвестники грядущих массовых изменений с помощью опросов общественного мнения невозможно.

К сожалению, мне не известно точных методов оценки настроений политического ядра общества, равно как и прогнозирования тенденций, открывающихся в этих настроениях после тех или иных значимых событий. Помимо личных наблюдений, отслеживания дискурса политических сил, анализа эволюции лидеров общественного мнения и мониторинга фольклора, бытующего в профессиональных сообществах и тусовках, необходима доля интуиции и чисто умозрительных соображений, часто даже интроспекции.

Приведу пример, как мне кажется, успешного прогнозирования настроений в политическом ядре общества после значимых событий. Возможно, большинству читателей эти соображения покажутся банальными, но в тот момент они таковыми не были.

Многие помнят, как во время украинского Евромайдана постепенно раскрывались факты нападения демонстрантов на сотрудников МВД, их нарастающей агрессивности, вандализма в городах, или как Кличко демонстрировал своё подзаборное хамство по отношению к действующему президенту. С другой стороны, власть демонстрировала образцовое великодушие и самодисциплину, строго следовала букве закона и старалась не давать ни малейших поводов для обвинений в применении силы, даже раз за разом объявляла амнистию, в то же время щеголяя своим спокойствием и превалирующим превосходством. По какой-то причине эти обстоятельства трактовались аналитиками в том абсурдном духе, что теперь-то массы увидят, какие плохие майдановцы и какая хорошая на их фоне власть, отшатнутся от первых и Майдан в массовых настроениях будет побеждён.

В то же время, я относился к тем немногим, которые указывали, что влияние событий на настроения общества будет противоположным. А именно, они будут способствовать делегитимации режима и его уравниванию в глазах населения с «альтернативной властью» Майдана. Воспользоваться беспределом майдановцев режим мог только в следующей схеме действий: шоковым образом и сразу по всем информационным каналом раскрыть какое-то выходящее за допустимые рамки преступление майдановцев и сразу же под этим предлогом жёстко и полностью подавить протест с привлечением к ответственности всех виновных. Например, после первого штурма заградительного кордона на ул. Банковой, убийства первого милиционера, нападений на милицию в ночь разгона «онижедетей», первого применения катапульт и огнестрельного оружия, штурма областных администраций и воинских частей с захватом оружия.

Любая альтернативная схема противодействия Майдану, с постепенным раскрытием преступлений и попыткой воспользоваться этим только в рамках вязкого информационного противостояния и «козыря про запас», без применения силы, оказывала противоположный эффект – постепенного сдвижения «окон Овертона» в части расширения рамок допустимого. Противники власти всё больше убеждались, что в борьбе против Януковича дозволено всё, а сторонники – что трусливые власти готовы бесконечно сдавать свои позиции и своих сторонников, лишь бы не вызвать раздражения западных хозяев. Неправильно думать, например, что пресловутое “звiряче побиття” «онижедетей» было ошибкой власти, хотя бы потому, что после предшествующих «избиению» нападений на милицию это была законная и единственно верная реакция. Ошибкой было оправдываться за жёсткую реакцию милиции, пытаться извиниться, а не настаивать на своём и арестовать всех виновников.

Собственно, лично для меня сигналом скорого краха режима Януковича стало сообщение о перекрытии жителями какой-то деревеньки в дотоле лояльной Полтавской области дороги подкрепления для Антимайдана, отправляющегося в Киев, так оно и случилось.




И вот, для правильной оценки последствий, к которым приведёт жалкое и трусливое поведение власти, подаваемой пропагандистами как мудрость, было крайне неполезно ориентироваться на то, как эти события воспринимает сагитированный пропагандистами именно в этот день обыватель. Надо было поставить себя на место представителя политического ядра общества и попытаться предугадать его реакцию.

* * *

Решающее значение в том, в какую сторону будут идти тенденции в области легитимации и делегитимации, зависит от того, кто выберет более правильную стратегию длительного противостояния – власть или радикальная оппозиция, а также кто сможет адекватно претворить её в жизнь. Ответ на этот вопрос зависит от того, какая из сторон смогла лучше сформировать штаб и изыскать для реализации выбранной стратегии необходимые ресурсы. Неправильно воспринимать ресурсы как первичное условие для каких-либо действий, хотя, конечно же, наличие каких-то ресурсов позволяет предпринимать определённые акции и выбирать определённые стратегии, которые невозможны без этих ресурсов. В любом случае, правильное управление и своевременное реагирование во сто крат важнее количественных факторов, что мы и видели на примере сравнительной эффективности вложений на Украину со стороны Запада и Эрэфии.

Вот в этом обстоятельстве действительную важность приобретают те элементы «цветных революций», на которые обращают внимание наши аналитики – поддержка из-за рубежа (или её отсутствие), наличие фронды в госаппарате, верхушечный заговор, недовольство элитных слоёв. Например, специалисты из США могут взять на себя многие функции штаба – оказать неоценимую помощь революционерам в деле делегитимации режима, удерживая подопечных от опасных ошибок, фронда в госаппарате может тормозить адекватную реакцию власти, состоящая в заговоре часть верхушки может потворствовать оппозиции, а элитные слои – нужным образом препарировать происходящее для широких масс, в том числе через СМИ.

В настоящий момент пока рано говорить, какой эффект на среднесрочную легитимность путинского режима окажут выступления сторонников Навального, потому что ещё не было минимально необходимой цепочки событий, из которых представители ядра общества могли бы строить выводы и менять своё отношение. Для прогнозирования при таком недостатке данных необходимо присмотреться к штабам противоборствующих сил, принять во внимание их способность принимать адекватные решения и тогда уже предсказывать, какой из них выберет более правильную стратегию и направит ход событий в выгодное ему русло.

Так, в самом начале Евромайдана не было особой необходимости присматриваться к конкретике событий – достаточно было учесть, что обороняющуюся сторону возглавлял Янукович с верными «регионалами», а помогал ему удержаться у власти многомиллиардными засовываниями никто иной, как Путин. С учётом опыта 2004 и 2007 годов дальше можно было не думать – исход противостояния был предсказуем со стопроцентной точностью. Подключение американцев к организации Майдана в январе 2014 года вместо беззубых европейцев только ускорило «удар милосердия» по обречённому режиму.



В случае с нынешним протестом, организованном штабом Навального, ситуация сложнее.

Во-первых, так и не понятно, что за силы стоят за инициативой. Скорее всего, на данном этапе «отмашку» на митинги дали какие-то фракции самой власти, а чего они хотят добиться (убрать Медведева, убрать Путина, убрать кооператив «Озеро», создать предлог для закручивания гаек) – пока не известно. Равно как и не видно, кто же противостоит затее и противостоит ли на самом деле.

Во-вторых, если первые этапы делегитимации в ходе цепочки событий пойдут успешно, то не факт, что штаб останется тот же самый. В любой момент к организации протестов могут подключиться американцы и перехватить инициативу. Пока что исход событий не ясен, поскольку противостоят друг другу (если действительно противостоят) и помыкают штабом Навального какие-то внутриэлитные силы, которые друг друга стоят в части никчёмности. Однако, если на Западе сложится консенсус, что кремлёвских крыс надо валить, и Запад будет готов в это реально вложиться, например, вводя настоящие санкции, то шансов у властей Эрэфии, по моему мнению, не останется никаких. Сурковская социальная инженерия, на чьей бы стороне она ни была, сильна только постольку, поскольку опирается на возможность «закрыть» неугодного оппонента, а почти все её субъекты уже воспринимают себя как подчинённых. Против заграничных оппонентов она не смогла добиться доминирования ни в Абхазии, ни на Украине. Молодец против овец, а против молодца – и сам овца.

Таким образом, события могут выйти из-под контроля «стратегов» того штаба или штабов, которые их сегодня направляют, да и сами штабы нам не известны. Это ещё раз показывает, что при наличных данных строить прогнозы на победу или поражение раскручиваемого «майдана» в Эрэфии пока рано даже в рамках анализа противостоящих штабов.

* * *

В данном материале я меньше всего хотел представить окончательные выводы или точные прогнозы предстоящего в ближайшие месяцы развития событий – целью скорее было предостеречь от уже известных аналитических ошибок, казалось бы, так хорошо вскрытых в 2014-м году, но воспроизводимых сейчас, как ни в чём не бывало. Поляризация общества растёт, и, к сожалению, самым несимпатичным силам, весьма далёким от русского патриотизма, удалось навязать для этой поляризации повестку дня, далёкую от первоочередных потребностей страны и народа. А те, кто мог и должен быть поднять нужную повестку, в ответственный момент стушевались и дождались возвышения Навального.

И всё же, несмотря на то, что спектакль противостояния двух мусорных потоков, в котором русские патриоты ничего не могут сделать, кажется сейчас неизбежным, совсем опускать руки не следует. Мы не имеем дело с механическим столкновением больших масс, исход которого предопределён законом сохранения импульса, но со сложными процессами общественной жизни, в которой своевременное и точно рассчитанное малое воздействие может развернуть огромный поток, изменить ход истории. По этой причине необходимо внимательно следить за событиями, учиться правильно их анализировать и точно предсказывать возможные последствия собственного вмешательства, обрести с помощью собственных действий необходимую субъектность и быть готовыми к целенаправленному вмешательству с тем, чтобы добиться радикального улучшения.

(Текст на "Политпрогнозе")



Tags: ликбез, политология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 70 comments