January 21st, 2015

Незнайка

БИТВА НА КАЛКЕ – 7

/Продолжение. Начало и оглавление здесь./


7. Идея воевать наполовину и сохранять врага

Пожалуй, последняя группа макроидей, оправдывавших современную российскую стратегию, – это псевдогуманитарные, псевдопацифистские вопли из серии «все войны когда-то заканчиваются миром». На их основе выводятся формулы типа «военного решения у конфликта нет» (следовательно, надо договариваться), «противника нельзя бить на уничтожение» и т.д. Многие из этих стратагем определяли линию России в первую чеченскую войну – тогда СМИ тоже какое-то время навязывали идею «убивать бандитских главарей нельзя, а то нам не с кем будет договариваться». (Напомним, что всё равно главарей «Ичкерии» пришлось убивать.) Соответственно, при реализации это мышление приводит к абсолютно позорным явлениям – «войне наполовину», к стремлению не слишком сильно бить противника, чтобы не получить жёсткий ответ.Collapse )
Незнайка

БИТВА НА КАЛКЕ – 8

/Продолжение. Начало и оглавление здесь./


8. Варианты ближайшей битвы

Конечно же, в обоснованиях российской стратегии лежат и другие самоубийственные идеи. Чего только стоит озвученная Кургиняном и многими другими мысль, что Украина – не враг, а инструмент врага, что её на нас натравляют США, следовательно, с ней бороться бесполезно, а надо придумать умный способ бить по самому врагу, а не по Украине! (Это, как если бы во время войны мы решили, что вермахт – не враг, а его инструмент, следовательно, немецкую армию на нашей земле уничтожать не нужно. А поскольку до Берлина всё равно не достанем, то можно вообще ничего не делать.)

Точно так же прокремлёвские пропагандисты оправдывали отказ от действий на Украине тем, что «нам нужна вся Европа» (вторгшись на Украину, мы-де с Европой поссоримся, а, не вторгшись, – сохраним отношения). Затем они разошлись на тезис «нам нужна вся Украина» (так оправдывался отказ от защиты хотя бы восьми юго-восточных областей, а затем – хотя бы Донбасса) и «нам нужно миролюбивое реноме во всём мире». Ясно, что это, опять-таки, был только повод к ничегонеделанию и в итоге к потере всего: мы отказались от синицы в руке ради журавля в небе, которого там вообще не летало, который был изначально выдуман именно для того, чтобы оправдать отказ от синицы. Как минимум, всё это сводится к преднамеренной, добровольной передаче стратегической инициативы противнику.

Отдельной критики заслуживает довольно спорная идея срочной унификации ВСН под один стандарт и номерные подразделения, в ходе которой был предпринят совершенно доктринёрский подход и игнорировано, что ополчение формировалось исторически, под стоявшую тогда конкретную задачу защиты маленького государства, и, значит, могло быть для этих задач лучше, чем общий шаблон. Точно так же, лозунг «преодоления махновщины» был выдвинут в отрыве от конкретной задачи момента и обстоятельств появления «махновщины», сам по себе.

Мне кажется, все эти идеи уже менее интересны и не повлияют на окончательный вывод.Collapse )