miguel_kud (miguel_kud) wrote,
miguel_kud
miguel_kud

Category:

Мнение «мяса»

«Тем временем Крокодил Гена оказывал медвежатам Козьего болота психотерапевтическую помощь.

– Вот видишь, атаки баранов пригашены, – убеждал он истекающего кровью мишку в кандалах, когда бараны переключились на других закованных. – И всё благодаря нашему сторожу, который шлёт на Козье болото помощь. (Не дай Бог с ним что-то случится и придёт другой управляющий возом!) Ты же веришь, что освобождению медведей болота быть? Ты же поднимешься и пойдёшь, если что, на защиту Сторожа? – в этот момент в очах обнадёженного медвежонка погасал свет, Крокодил закрывал ему веки и отправлялся воодушевлять другого раненого».


miguel_kud. Неделя на Лысой Горе



Небезызвестный военкор донецкого фронта Геннадий Дубовой записал два ролика, тут же распространённые пропагандистским блогом «полковника(НКВД)» Кассада с лаконичной аннотацией «Интересное интервью бойцов-разведчиков 1-й Славянской бригады армии ДНР на тему войны на Донбассе и войны в Сирии, в том числе и на тему тех ополченцев, которые уехали воевать в "южные страны"», из которой видно, что автор поста с материалами не ознакомился. Поскольку я почти не слежу за продукцией этого фото- и видеожурналиста, то не исключаю, что пропустил его предыдущие произведения на ту же тему, снятые в том же духе. Однако сами по себе эти материалы я нашёл, если не поворотными, то, по меньшей мере, знаковыми. Хотя на первый взгляд может показаться, что в них нет ничего нового.

Крайне тяжёлое впечатление с начала роликов производит предельная неэтичность интервьюера, заключающаяся в выборе интервьюируемых и задаваемых вопросах. Собственно, я бы никогда не стал, даже через критику, рекламировать эту гадость, если бы она не продвигала ещё большую подлость, на которую надо обратить внимание уже сейчас. Дубовой сознательно выбрал слабых и беззащитных людей, чтобы поглумиться над ними в стиле «ужина с придурком» и вытянуть несложными манипуляциями нужные ему тезисы, представив получающуюся заказуху авторитетной народной мудростью от героев войны. Такой же недостойный приём, как прийти в больницу и снимать о пациентах насмешливые репортажи. Все три добровольца прошли тяжёлые бои, двое были серьёзно ранены, например, первый (среди прочих ранений) контужен, у третьего нет ноги выше колена. Они довольно бойко рассказывают эпизоды боёв, пока речь идёт об описании произошедших лично с ними событий и физических действий, но о сколько-нибудь абстрактных вопросах особо не задумывались. Это совершенно ведомые люди.

Поэтому даже такой примитивный и дешёвый манипулятор, как Дубовой, легко ломает их на озвучивание текущей версии ХПП. Второго своего героя, как мы увидим ниже, он заставил развернуть «свою» точку зрения на противоположную (не знаю, насколько искренне) за полторы минуты! Я думаю, что это не вина, а беда этих несчастных людей. Но воспользоваться этим, как сделал интервьюер, – просто гнусность.

Мы в этих роликах остановимся на «политических» моментах, описывающих смысл войны на Донбассе и в Сирии и приведём расшифровку части бесед.

* * *



Диалог с первым героем, позывной «Акела», с 14:12 первого ролика.

Дубовой. «Брат Акела, вот здесь такая ситуация сложилась, когда война позиционная, и тем, кто пришёл сюда реально воевать, давно надоевшая. А местные – понятно, они остаются, они работают пограничниками… А вот добровольцы уезжают, но в то же время мне постоянно пишут: «ребята, как к вам попасть, как приехать?» Я отвечаю: «ребята, та война, которая вам представляется по роликам 14-го – 15-го годов, давно закончилась». – «Нет, не может быть, мы же читаем, там идёт страшная война». – Объясняю: «Нет здесь страшной войны! Здесь – пограничное противостояние. Перестрелочки, перестрелочки и только». Вот ты что им скажешь?

«Акела». Это верное утверждение как бы. Я им скажу: ребят, здесь уже делать больше нечего, по большому счёту. Пограничные, да, бои, и всё как бы. Такого нет уже. Совсем другое.

Д. У тебя контракт закончится – ты уедешь или останешься?

А. Ну, как бы думаю уезжать. Есть определённые…

Д. Далеко-далеко на юг или просто домой?

А. Ну да.

Д. Ещё не решил?

А. Юга… там вообще [неразб.] разные варианты.

Д. Вот сегодня похороны брата, который в «Викинге» служил – очень хороший человек, наверное, самый порядочный человек, которого я встречал в своей жизни. Он уехал отсюда ещё в 15-м году, тоже сказав: здесь делать больше нечего, здесь местные работают пограничниками, воевать нужно там.

А. Это верное утверждение, что... Да, так и есть. Ну…

Д. Сейчас для России больше делается там!

А. Да! Там, по большому счёту… Моё понимание этой войны южной – то, что Россия от своих границ отталкивает. Потому что, если бы они выиграли, они бы к нам пришли бы…

Д. Да-да-да-да. Просто эту самую Третью Мировую, которая сейчас в разных формах идёт на разных участках планеты, мы стараемся вынести вовне, отодвинуть подальше. Всё правильно! Плюс решение всяких геополитических проблем.

А. Да!

Д. Вот ты считаешь, что опыт, здесь полученный тобою, уже достаточен для более серьёзной войны или ещё бы следовало повоевать, поучиться.

А. Моё понимание: человек постоянно что-то новое, чтобы развиваться интеллектуально должен для себя познавать. Опыт никогда не бывает чашей наполненной – постоянно его надо наполнять, что-то узнавать.

<…>

Д. Ну и самое последнее: тот же вопрос, который задают в первую очередь приехавшие в 14-м году сюда добровольцы: «Мы воевали за большой проект, он отложен. Мы воевали за присоединение этих территорий к России, этого не произойдёт в ближайшем, обозримом и необозримом будущем. Нам здесь делать нечего!» А твоя оценка?

А. Ну, как бы мы за людей воевали, за их право определённое, чтобы потом к этому…

Д. За то, чтобы хотя бы на этом остаточке не было тотальной зачистки.

А. Вот я немножко сделаю… У меня дед против нацизма воевал в Севастополе, тоже попал в плен, сдали, ну просто в окружении оставили. Почему какие-то фашисты УНА-УНСО, недобитки, будут диктовать права свои здесь, на этой территории?

Д. Ну, всё-таки, остаётся огромная территория, которая под нацистами. Вот на твой взгляд и на взгляд бойцов, как, всё-таки, эту проблему решить? Военным путём уже поздно. Как?

А. Политические вот эти рамки. Как говорят, политика – грязное дело самое, получается. Как мне видится, тут Россия экономически пытается победить их, ну, чтобы они сами себя начали есть, ну вот так выразимся. Экономическими методами. Конечно, это тяжело, с моей точки это неправильно, но, как говорят, людям виднее, по большому счёту.

Д. Ну, в общем, пока всё остаётся, как есть.

А. Ну, как бы время своё возьмёт, справедливость должна восторжествовать, всё не зря делалось.

Д. Спасибо, брат Акела!»

Итак, от «героя обороны Славянска» Дубового мы узнаём следующие вещи:

  1. На Донбассе войны нет – только ничего не значащие пограничные «перестрелочки»; каждый день гибнущие люди – не в счёт, недавно погибшие в Донецке за день 16 человек – мелочь.

  2. Для России более важна война в Сирии, чем на Донбассе – «мы» так отодвигаем от своих границ Третью Мировую.

  3. Воевали для того, чтобы защитить от зачистки нынешние огрызки; в Славянске же Дубовой трындел, что хотел защитить и этот город.

  4. Решать укропроблему военным путём уже поздно.

  5. А пока пускай всё на Донбассе остаётся, как есть.


* * *

Диалог со вторым героем, позывной «Самара», быстро приводит к непониманию интервьюируемым мудрости минского курса и необходимости ломать человека на ходу, с 24:18 первого ролика:

Дубовой. «…Как ты и как другие бойцы, с которыми общаешься, оценивают перспективы республики? Всё это будет длиться очень долго либо всё-таки будет какое-то военное разрешение ситуации?

«Самара». Я надеюсь, конечно, что решится военным путём, потому что…

Д. (перебивая) Почему? Какие у тебя на это есть основания?

С. Ну, чисто из-за того, что здесь люди страдали, люди погибли и я думаю, что надо наказывать военным путём. Уже не то время, когда как-то давить политически или душить со стороны где-то какими-то намёками или что-то санкциями.

Д. (строго) Военным путём ты имеешь в виду – это брать всю Украину?

С. Да, забирать землю, ту которая земля, по сути, русская земля. Ну я не знаю, как. (Пожимает плечами.

Д. Ты понимаешь, мы бы Украину эту взяли бы в 14-м году без больших проблем, если бы…

С. Я не спорю, да, что-то остановило.

Д. Остановило, да, ну, помимо там больших дел с транснациональными корпорациями, которым на Украине всё давно уже принадлежит, остановило другое, брат. Народ-то там расколот. И значительная часть, больше половины, скажем честно, нас не ждёт. И что мы будем делать с этим народом? Мы же не оккупанты! Вот он должны там перевариться в своём соку и понять кто они – русские или йевропэйци (нарочито выговаривает последнее слово на мове, кривляясь по мере сил). Понимаешь… А до той поры – ну, взяли мы территории, а потом что мы будем делать? Всё-таки, несогласных будем репрессировать? Нет, мы не такие. Вот проблема!

С. Отчасти, всё-таки, моя поездка сюда, наверное, сложилась чисто из-за земли. Не то, что народ. Народ, в принципе, показал то, что… не очень порядочно себя повёл, я считаю. Нельзя вот было просто так взять и отвернуться от своей же истории, от своих же дедов.

Д. Ну это уже произошло и с этим надо что-то делать.

С. Я считаю, что нужно так же наказывать, как и здесь наказали людей за то, что они не хотели, грубо говоря, переобуваться под новый мир, менять какие-то свои стереотипы, свою культуру. Я думаю, надо так же людей возвращать, грубо говоря, к себе… [неразб.] Идти и объяснять, что не надо к этому миру стремиться. Хотя, конечно, право каждого человека, но я, всё-таки, считаю, что мы братские народы, не должны военным путём делить друг друга. Сколько уже развалила Америка славянских народов, взять ту же Югославию, Приднестровье.

Д. (сменяя тему) Понятно, но эта проблема на данном этапе неразрешима. Ты чем до войны занимался?

<…>

Д. Ну теперь что будешь делать?

С. Есть пока предпосылки уехать.

Д. Далеко на юг или домой?

С. Далеко на юг, наверное, всё-таки…

Д. Ну я сам туда думаю.

С. Не говорю, что там моя земля, за которую мне нужно

Д. Но там сейчас мы больше пользы принесём России, чем здесь.

С. Я думаю, что да: если Россия там бьётся, правительство хочет, в принципе, потому что я немножко, наверное, с Путиным более согласен с его политикой. Нужно нам… Нельзя мягкого нам правителя – нам нужен жёсткий правитель! Который будет решать твёрдо и чётко, будет решать вопросы. Потому что русский народ не может без твёрдого правителя. [Неразб.] Грозно решать.

Д. По сути предвыборная кампания стартовала уже. Понятно, кого ты хочешь видеть президентом.

С. Я думаю да. Ну конечно же, не Собчак видеть! Избирается там, что-то пытается там…

Д. На твой взгляд, Владимир Владимирович будет снова президентом?

С. По крайней мере, я надеюсь на это.

Д. Ну я в этом уверен.

С. Потому что, по крайней мере, я больше просто не вижу… Может он, конечно, у него есть преемник какой-то. Я вообще надеюсь, что он станет царём! Пора возвращать империю, пора вставать с колен, пора показывать миру, кто такие русские!

Д. Не, ну если он, то я согласен, но если просто картонный монарх, какая-нибудь толстая тётка и все эти… вот та толпа проводников влияния транснационалов, которые просто хотят превратить окончательно Россию в колонию, обернув её в монархическую сладенькую обёрточку, вот эту идею Поклонская проводит. Понимаешь, мы сейчас оставим всё, как есть, но (далее кривляется, изображая педерастический тон, 28:57) при этом будет у нас сусальный царёчек такой и всё как бы хорошо и дальше будем грабить. Если Владимир Владимирович, тогда да».

Итак, глубина открытых истин всё страшнее и страшнее. Помимо какой-то не имеющей отношения к делу ахинее про ТНК, будто бы ставшие неодолимым препятствием для военного решения, Дубовой рассказывает, что:

  1. Больше половины населения Новороссии не ждёт российские войска; видимо, включая жителей Славянска, который так и не освободили, хотя, по словам самого Дубового, легко могли;

  2. Репрессировать никого нельзя – надо было вывести войска из Ростова, пока Чикатило сам не перевоспитается;

  3. Дубовой собирается ехать пропагандоном в Сирию;

  4. В Сирии «мы» больше принесём России пользы, чем на Донбассе;

  5. Нам нужен жёсткий правитель, конкретно В.В. Путин, можно и царём.


Справедливости ради, у меня нет полной уверенности, что Дубовой именно сломал «Самару» – я ничего не могу извлечь из мимики последнего, кроме удивлённого спокойствия, и возможно, что тот просто не захотел заморачиваться перед дураком с обоснованием своей версии силового освобождения.

* * *



Герой второго ролика, похожий на Пьера Безухова здоровенный мужик Артём лет под сорок, бывший харьковский нацбол, улыбчивый и постоянно кивающий, чтобы поддакнуть интервьюеру, удивляет детским темпераментом и подростковым уровнем мышления и сферой интересов, на уровне теоретических обсуждений «Как закалялась сталь» на уроках литературы. В ходе интервью выясняется, что у него ампутирована нога выше колена, но проблем нет – Прилепин помог с протезом и теперь Артём довольно бойко ходит. И вообще, о ветеранах в республике очень и очень заботятся, надо только прописаться при части. Дадим расшифровку беседы с 39:10 записи:

Д. «Вопрос последний, неприятный, но необходимый. У нас в республике в последнее время очень много позитивных изменений, и это правда. Пусть у нас нет большого государства и тэ дэ и тэ пэ, мы только первые ступени, как-никак. Но эти позитивные изменения есть – то, о чём ты рассказал, тому подтверждение. Но при этом у нас – я вот смотрю на людей – у нас масса недовольных! Я не могу понять, чем они недовольны! По большому счёту, люди здесь должны ликовать и радоваться, что здесь-то войны как таковой большой не было! Люди не видели, что такое война! Они не видели ни Сталинграда, ни Чечни, ни Йемена, ни Сирии. Понимаешь там… ну, окраины чуть подразрушены, и всё! Но на самом-то деле здесь большой войны не было! Но все постоянно кричат: война, война, как страшно, как мы бедно живём, плохо, и так далее и тому подобное. Вот объясни этим людям, что не бывает так, что вот ты опустил бюллетенчик в урну, понимаешь, и волшебно потом всё преображается в чуть ли не райский мир. Так не бывает! Нужно повоевать, нужно пострадать, нужно чего-то достичь! И мы с минимальными потерями, с минимальными потерями, нужно сказать, построили республику и построим большое государство в своё время! Вот твои мысли по этому поводу?

Артём. Ну какие ты вопросы хорошие задаёшь! Это именно те вопросы, которые я бы хотел отвечать!

Д. Отвечай!

А. И вот, в твоём вопросе как раз кроется ответ: люди не видели войны. Допустим, опять же такая вот грустная ситуация, о которой не очень приятно говорить, но говорить следует, что многие просто в ней не поучаствовали. Допустим, я вот как местный житель – я очень чётко и твёрдо знаю вот, что большинство людей тогда в референдуме поддержало республику. На выборы столько людей не ходило – и молодых, и старых, всех подряд, как тогда! Мы, конечно, надеялись на крымский вариант и так далее. Но когда началась война, когда реально нужно быть всецело в действии, допустим, я вот в школе учился… из моего класса, где я учился, там было полно пацанов, по-моему, до тридцати людей. Пошёл воевать тогда один я, и это факт!

Д. И это притом, что все тогда кричали, что мы за Россию, что мы никогда не будем жить с Украиной. А как только начались испытания, так сразу все убежали куда-то!

А. И вообще в бытовом смысле многие себя чувствовали такими бойкими и крутыми пацанами. Потом случилось кое-что иначе. Вот проблема в самих людях! Они не хотят быть воинами, они не хотят быть идеалистами. Они не двинули себя в дело. Они взяли самоотвод и остались где-то в каком-то болоте, в некоем болоте. Они бултыхаются в этом болоте без дела, без ничего, и отсюда это приводит и к депрессиям, к унынию, к недовольству, к непониманию, прежде всего, и так далее. А это ж кошмарная ситуация, когда люди… Из предыдущего класса (ну, по классам мне так проще по школе видеть этих людей) – двое, из предыдущего класса – вообще никого. Вот такая ситуация. Я думаю, здесь, конечно, дело не в Донбассе, где шахтёры живут, где люди вообще под смертью живут, а в каком-нибудь Moscow city показатели были бы гораздо хуже, но вот в этом проблема – проблема в самих людях. То, с чего мы начинали… нужно менять людей, чтобы они ну хотя бы счастливы стали по-настоящему… Это самая основная задача. Люди не должны…

Д. Вот самая главная проблема любой войны – это знаешь что? Это проигрыш во внутренней войне. Когда человек проиграл свою внутреннюю войну, поддался лукавству, неверным представлениям, лжи, похоти и так далее и тому подобное, проиграл, принял эти представления неправильные о жизни, то и в жизни внешней всё неправильное. Шо вот мы строим государство, в котором социальный порядок должен быть таким, чтобы внутренне человек менялся! И тогда не будет внешних войн. И они никак не могут этого понять!

А. Совершенно верно! Если бы мы воспитывали себя, как воины, как настоящие бойцы, как люди, у которых есть идеалы, Майдана бы вообще не могло произойти!

Д. Совершенно верно!

А. Либо мы бы сами стояли на этом Майдане и предъявляли требования – и Яныку, который тоже не очень многих к тому времени устраивал, и каким-то дотационным регионам, и уж тем более людям, которые взяли себе в идеалы каких-то нацистских подстилок, даже не фашистов, бандеровцы. Этого б даже не было, не произошло. Вместо этого очень многие, как мы их называем, кузьмичи, заявляют: вот они махали, а мы вкалывали, мы вкалывали, пока они на майдане плясали. Почему вы сами за себя не постояли в то же самое время? Почему вы сами не вышли и не показали себя? Почему вы не показали себя во время войны, когда это было действительно нужно? А потом они сидят вот, взяв самоотвод…

Д. Да это уже следствие. Нужно было жить так, чтобы вообще такие чмыри, как Янукович, не были у власти! А тогда бы не было и всего этого!

А. Абсолютно!

Д. Понимешь? Это всё просто, на самом деле!

А. Да, да, Конечно, конечно. Воспитывать людей мужчинами, а женщин – женщинами в полной степени. И не бояться – не превращаться в ходячих стариков в 18 лет или в 20, а жить вот, как я и сказал уже, бесконечной юностью: не бояться себя и не пугаться ничего. Вот если ты боишься смерти, это не значит вот, что ты там долго проживёшь и это будет лучше. Это значит, что смерть тебя просто нагнула по полной программе, и ты, сгорбленный, скосоёбенный в три погибели проживёшь потом, просуществуешь кое-как. А если ты её не боишься, значит, ты её победил. У меня вот самурайские даже в некотором смысле вот понятия!

Д. Спасибо тебе, брат! <…> Наша война продолжается, она будет долгой и, самое главное, сейчас война – внутренняя: себя преодолеем, станем лучше и, значит, жизнь вокруг нас станет лучше. Простите за эти хрестоматийные истины, но это так. А иначе всё не имеет никакого смысла!»

Итак, из третьего интервью мы узнаём ещё больше:

  1. В ДНР вообще классная жизнь, потери минимальны, дончане должны благодарить Путина за то, что не Дрезден 45-го;

  2. Бюллетенчик в урну опустить мало – дончане должны ещё как следует повоевать и пострадать;

  3. Шахтёры не встали с диванов;

  4. Новороссы должны совершенствовать свою духовность, а не изменять мир, и если достаточно усовершенствуются – будут жить без лжи, без похоти и т.д., то жизнь вокруг сама по себе станет лучше.


* * *

Собственно, с учётом того, что мы писали, в последние годы, сами тезисы, проталкиваемые Дубовым, в комментариях не нуждаются. Разве что, можно предложить гипотезу о причинах выхода этих тезисов в настолько оголённой форме прямо сейчас, а перед этим – сказать несколько слов о личности горе-корреспондента.

Я думаю, можно смело отмести версию, что Геннадий Дубовой – бесстрашный борец за народ, приехавший защищать русских на Донбассе и желающий освобождения Украины от нацистов. Он, конечно, редкостный придурок, но абсолютно невозможно всегда ошибаться в одну и ту же – антирусскую – сторону, причём в одной и той же функции информационной проститутки и засланного казачка. С самого начала конфликта, в том числе когда восстание терпело поражение, он облегчал работу СБУ массовой публикацией фотопортретов ополченцев, при этом раздувая хитроплановские ожидания аудитории, когда впору было думать о спасении восставших. Затем постоянно отвлекал внимание аудитории байками «вот-вот начнётся наступление» (укровское, которое тогда так и не случилось), хотя нужно было обращать внимание на предательство Новороссии со стороны руководства РФ. Роль засланного казачка ему поручили и в пресловутом «Комитете 25 января», в котором он блестяще справился с дополнительной дискредитацией этого и без того обречённого, но хотя бы на словах и по намерениям части участников прорусского политического объединения. Наиболее вероятно, конечно, что гандона использовали втёмную, подобрал типаж, который нагадит повсюду, где оказывается, но только потому его и выбрали, посылая теперь срывать и дискредитировать любую затею.



И вот, когда с Новороссией покончено, а руководство РФ вовсю кричит о своей готовности в любой момент сдать «миротворцам» остатки Донбасса, Дубовому поручили травить новые байки. Что Донбасс обойдётся сам, помощи русские Украины не заслужили, в ордилососах расцвет, а кто его не видит, те больно многого хотят, но не заслужили, бо не так поднялись с диванов, что пусть на Украине народ сам перевоспитается и т.д. А всем патриотам надо ехать на утилизацию в Сирию – там новая гениальная многоходовочка, которая принесёт «России» победу.

Фактически, мы имеем дело с прямым соучастником геноцида русских Донбасса, волком в овечьей шкуре, выполняющим свою часть укроработы на информационном фронте, но для прикрытия употребляющий к русским обращение «брат». Так и хочется сказать: не брат ты нам, гнида запутинская! Езжай уже утилизироваться в Сирию, мразь поганая, и оставь русских на Донбассе в покое!

Что же до подоплёки новых роликов Дубового, то при всей выпуклой дегенеративности этого пропагандона, включая нетолерантные характеристики и в хорошем, и в плохом смыслах (о которых мы вчера говорили в применении к Чуркину), я уже сомневаюсь, что ему дали новое задание, надеясь на прямой эффект. Ролики получились настолько идиотскими и карикатурными, что больше дискредитируют автора и саму идею отправляться на мясорубку в Сирию. Как только прогнозы и обещания инфомясника провалятся и на Донбассе, и в Сирии, далеко не все ограничат гнев ублюдком, озвучивавшим эти прогнозы и обещания – многие обратят взоры и на более высокие идеи и «персоналии», которые он сейчас отстаивает. Уж не в этом ли состоит замысел спецоперации?

Tags: ППЦ, ХПП, мелкие шавки, предатели, скотство, этноцид
Subscribe

  • Сбыча вангований: ускорение

    miguel_kud, 30 декабря 2015 года: “Соответственно, задача ПТС – сменить во власти действующие сейчас персоналии и получить их…

  • Мадурость

    1. Математики ничего не понимают в политике Когда появилось сообщение ТАСС, что президент Венесуэлы Мадуро пожаловался на сокращение нефтяных…

  • Рубрика «год назад»: меж двух «Минсков» – I

    К годовщине «Минска-2» /Новым читателям поясняю, что в рубрика «год назад» предлагаю размышления о происшествиях годичной…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 42 comments

  • Сбыча вангований: ускорение

    miguel_kud, 30 декабря 2015 года: “Соответственно, задача ПТС – сменить во власти действующие сейчас персоналии и получить их…

  • Мадурость

    1. Математики ничего не понимают в политике Когда появилось сообщение ТАСС, что президент Венесуэлы Мадуро пожаловался на сокращение нефтяных…

  • Рубрика «год назад»: меж двух «Минсков» – I

    К годовщине «Минска-2» /Новым читателям поясняю, что в рубрика «год назад» предлагаю размышления о происшествиях годичной…