miguel_kud (miguel_kud) wrote,
miguel_kud
miguel_kud

Categories:

Псевдоправославно-чекистский альянс. 11

/Продолжение. Оглавление здесь./

11. Долгосрочные интересы милитаристских сетей

Чудовищная коалиция, оказавшаяся у власти по итогам «революции гнидности», состояла из трёх основных сил:

  • украинской ветви ПЧА;

  • прозападных свидомых;

  • беспринципных олигархов.


Почему украинская ветвь ПЧА не смогла захватить власть в одиночку, хотя держала Верховную Раду и другие центральные госучреждения под полным силовым контролем (включая принуждение депутатов к «правильным» голосованиям)? Прежде всего, потому что была не готова в кадровом и политическом плане. Одно дело – информационные провокации, спецслужистские игрища и бесчинства боевиков, другое – выработка политической стратегии и способность претворить её в жизнь.

Скорее всего, не только на Украине и в РФ, но и в большинстве других стран национальные ветви КСС (Клерикально-спецслужбистской сети) не смогут захватить власть целиком. Совершенно искривлённое сознание не позволяет им заниматься здоровой политической деятельностью. Они умеют хорошо нагадить, но не строить что-то своё. Подставные лица, аватары, конторы-однодневки, ширмы и ширмочки, но никогда – ничего серьёзного! И дегенераты, дегенераты, дегенераты. Дегенераты здесь, дегенераты там, дегенераты повсюду.

В той же РФ, создав немало движений, нацеленных на спецоперации или изображение политики, например, рогозинско-глазьевскую (поначалу) партию «Родина», кургиняновское движение «Суть времени» (СВ), стариковскую Партию «Великое Отечество» (ПВО), псевдопредпринимательские объединения и др., ПЧАшники ни разу не замахнулись на создание реальной политической силы, нацеленной на самостоятельный приход к власти и переустройство страны. Протолкнув в президенты США Дональда Трампа, американская КСС не смогла добиться претворения ни одного из его ключевых программных положений. Правда, им временами удаётся оседлать чужие структуры, подобно герпесу, но ненадолго.









Боевики украинской ветви ПЧА, захватившие центр Киева, а также их кураторы не могли составить костяк новой власти, хотя и получили немалые рычаги влияния на неё. Им с самого начала пришлось считаться с позицией тех деятелей и структур, которые были вынесены майданной волной на вершину власти и которые задавали общий вектор, определяя направление свидомого – прозападного и антироссийского – дискурса. Дальнейшая выработка смыслов для Украины всё так же находилась в руках свидомых политиков, и ПЧАшники с олигархами вынуждены были им следовать. Поэтому, в частности, распространённый пропагандистский тезис о том, что переворот 2014 г. на Украине – не революция, потому что власть-де, как была, так и осталась олигархической, – ложный. Участие олигархов в управлении, если они вынуждены следовать политическому курсу, выработанному неолигархической частью политического класса, не делает систему правления олигархической. А после «бегства» Януковича антирусская политика стала настолько радикальной, что игнорировать это революционное изменение совершенно недопустимо.

Костяк укроветви ПЧА после майдана сохранил, а в чём-то даже улучшил своё положение. Об «атаманах» и «сотниках», дорвавшихся до депутатских мандатов и центральных трибун, и говорить не приходится – там всё в полном шоколаде. Группа силовиков из обоймы Марчука-Горбулина существенно повысила свой статус и получила вполне официальные властные полномочия. Группа Лёвочкина-Бойко переоформилась в Оппозиционный блок и благополучно избралась в новую Раду (имея эксклюзивную привилегию размещать предвыборные билл-борды на русском языке). Ненавидимый всеми свидомитами Медведчук в Оппоблок не попал (хотя, по слухам, был не прочь), зато получил формальный статус переговорщика в минской группе и неформальную роль ключевого канала коммуникации между Банковой и Кремлём. И даже УПЦ МП при всех наездах на неё в последние годы сохраняет свои позиции и имеет возможность организовывать масштабные массовые мероприятия, как, например, ежегодный Крестный ход ко Дню крещения Руси, охрану которого обеспечивает страшная и ужасная СБУ.

При этом не следует обольщаться относительно судьбы УПЦ МП в долгосрочном плане. Её пока просто лелеют для последующего забоя. При необходимости ПЧА организует решительное обострение на церковном фронте против «последнего бастиона» русскости в виде давно уже пронизанной украинством УПЦ МП. И, скорее всего, подобное обострение уже прописано где-то в его планах: недаром в православной среде тиражируются «пророчества» (ретранслируемые даже медиафигурами а ля Гиркин), будто бы Киево-Печерская лавра будет захвачена еретиками, но через полгода будет освобождена, и вот тогда якобы и воссияет духовное единство Руси. Шаблон особо не меняется: «Пусть будет очень плохо, потому что потом обязательно станет очень хорошо».

(Кстати, ещё одна «болевая точка», которую оставляют напоследок, – это Приднестровье. ПЧАшная агентура давно уже оседлала этот регион, не зря порулить ДНР они приглашали из Приднестровья старых проверенных кадров «Антюфеева» и Пинчука, а весной 2014 года даже открыли в Тирасполе филиал РИСИ. Бывший президент Шевчук, видимо, не принадлежал к этой когорте, поэтому против него так и ополчились местные агенты. Зато с избранием Красносельского всё стало на свои места.)

Никуда не делась и тесная связь украинской ветви ПЧА с американской КСС. Недавно выяснилось, что представитель украинского ПЧА пишет статьи в защиту Манафорта, а тот редактировал тексты.

«Бегство» Януковича и формирование хунты стало кульминацией политики ПЧА: свою основную задачу обеспечить приход к власти на Украине радикально русофобских сил он выполнил, дальше оставалось только вовремя её направлять в нужное русло с помощью уже отработанных технологий манипуляции в информационном поле и силовых провокаций. Чем украинская ветвь КСС и занялась в самые первые дни после захвата власти – когда непосредственно контролировала голосования депутатов, взяв их в заложники порой вместе с членами семей. Пока новая власть была предельно слаба, вместо мер по консолидации управления КСС организовала серию радикально русофобских акций, направленную на обострение ситуации и начало войны. Это и отмена Верховной Радой языкового закона Колесниченко-Кивалова, и заявления Яроша про «поезд дружбы», и отвратительные выходки Сашка Билого, транслируемые в изрядном объёме как украинскими, так и российскими телеканалами. Тем самым КСС сделала всё, чтобы спровоцировать переход сопротивления на Юго-востоке в более решительную фазу, а затем – и начало войны.

Одержанная ПЧА на Евромайдане победа позволила ему перейти к следующему этапу разложения России. Понятно, что определённую часть своих агентов ПЧА подставил под удар, кого-то пришлось срочно эвакуировать в РФ, но в целом свою сеть влияния на Украине КСС сохранила.

* * *

Вопрос о мотивах КСС сложен хотя бы тем, что разные уровни управления и разные национальные ветви системы имели разные причины для организации войны. Быть может, разгадку приблизит наблюдение за войнами с участием КСС в разных точках мира, которые ведутся так, чтобы в течение длительного времени (несколько лет и более) не допустить победы ни одной из сторон.

Вообще говоря, бывают войны, которые в принципе ведутся не на уничтожение врага, а на «выгрызание» каких-то ограниченных уступок, прежде всего, потому что полная победа и уничтожение врага невозможны по каким-то чисто физическим причинам. Например, стороны ирано-иракской войны могли разгромить друг друга в отдельных сражениях и продвинуть фронт на десятки километров, но вряд ли могли дойти до конца, оккупировать и взять под полный контроль территории противника. Это автоматически влекло ограниченные цели войны, и пока у обеих сторон были силы продолжать сопротивление, война затягивалась.

Другое дело – гражданские, сепаратистские и т.п. войны, в которых победа одной из сторон возможна и достижима. И если такая война затягивается, это само по себе должно вызывать подозрение. Например, если мы представим игру в теннис, то даже при равной силе соперников (т.е. равной вероятности выигрыша ими отдельных мячей) бесконечное затягивание игры невозможно. Достаточно любому из соперников получить перевес на несколько мячей в любой серии розыгрышей, как игра заканчивается. А рано или поздно такой перевес наступит даже при одинаковой силе соперников, подобно тому как, если мы будем бросать монету, то рано или поздно будет серия подбрасываний, в которой «орёл» выпадет на три раза больше, чем «решка», или наоборот. Подобно этой ситуации, серия побед одной из сторон в войне типа гражданской должна приводить к поражению другой стороны и окончанию войны. Если этого не происходит слишком долго, значит, скорее всего, речь идёт о внешнем управлении конфликтом. И тогда возможны три объяснения:

  • на территории данной страны схлестнулись интересы внешних игроков, которые воюют между собой с помощью «прокси»;

  • процесс управляется извне каким-то субъектом, который заинтересован не в победе одной из сторон, а в самом по себе затягивании войны;

  • два вышеперечисленных варианта комбинируются.


В первом случае война затягивается из-за того, что никакая серия локальных поражений одной из внутренних сторон не приводит к смертельному ущербу для поддерживающей её внешней силы. Тогда боевые действия могут продолжиться до тех пор, пока управляющие игроки не договорятся, не схлестнутся между собой в прямой войне или на ряде других театров или пока силы одного из управляющих игроков не истощатся, так что он сбежит с данного театра военных действий или рухнет сам.

Во втором случае механика происходящего вполне понятна: для затягивания войны управляющей внешней силе достаточно поддерживать ту сторону, которая терпит поражение, либо в нужные моменты позволять кому-то другому поддержать проигрывающую сторону, либо позволять сразу многим поддерживать разные воюющие стороны, но регулировать баланс внешней поддержки так, чтобы запланированная к выживанию на данном этапе воюющая сторона не проиграла окончательно. А каковы мотивы внешнего управляющего? В таких случаях известный толкователь Несмиян, разбирая действия США, говорит, что американцы «ставят не на результат, а на процесс». В первом приближении эту формулировку, конечно, можно принять, но она ничего не говорит о мотивах. Понятно, что результат нужен всем, и отказывать сильнейшему игроку в желании иметь результат – всё равно, что обвинить его в идиотии. Нет: на самом деле, внешнему игроку, который затягивает процесс, нужен не сам процесс, а тот результат, который станет итогом максимального затягивания процесса. И этот результат выходит за рамки целеполагания воюющих внутренних сторон.

Наиболее интересен третий случай, который, судя по всему, имеет место на Украине и в Сирии. С одной стороны, внешние игроки поддерживают противостоящие стороны, будучи уверены в том, что им это ничем не грозит, потому что они расходуют на это очень мало ресурсов и воюют силами «прокси». С другой стороны, процесс этот настолько затягивается, что грозит результатом, выходящим за рамки целеполагания самодовольных внешних кураторов противостоящих сторон. Иран и РФ уже «еле тянут» оба конфликта – кто экономически, кто политически. Всё это наводит на подозрение, что, как минимум, Ираном и РФ, а как максимум арабскими монархиями и Турцией, а может быть, и Центральной Европой тоже манипулируют, чтобы в итоге им стало очень худо. Кто это делает – верхушка глобальной КСС или государство США, пока непонятно. Да и конкретное будущее, предусмотренное в этих планах России, тоже не вполне понятно. Ясно, что ничего хорошего нас не ждёт, но, может быть, многовариантность исхода – тоже часть замысла: глобальная КСС ставит на хоть какую-то катастрофу в итоге, а какой именно она будет, ему уже не так важно.

* * *

Теперь посмотрим на интересы средних звеньев КСС в странах-объектах манипуляции. Как мы уже говорили, на начальных стадиях спецслужбистских игрищ многие участники искренне придерживались благих намерений, а затем уже не смогли пойти против течения ввиду невысоких волевых, умственных или нравственных качеств. Поначалу их успокаивали «инсайдами с самого верха», самым бредовым образом объясняющими якобы существующий замысел победы, затем они уже не могли публично противостоять заговору, поскольку сами замазаны в преступлениях. В лучшем случае они отошли в сторону, в худшем – остались в системе, успокаивая себя тем, что так они смогут минимизировать ущерб и принесут больше пользы.

Когда же начинается бесконечный процесс, у средних звеньев добавляются новые мотивы. Например, вопреки победобесным завываниям пропагандистов ХПП в РФ, украинская армия как структура не стала пострадавшей в разгоревшемся конфликте, даже несмотря на огромные потери в Иловайском котле и приграничных сражениях. В течение двадцати двух лет кадровый офицер ВСУ был нищей и затюканной фигурой из низших страт общества, теперь он – человек с достойными доходами, надёжной крышей, высоким статусом и перспективами карьерного роста. Вероятность гибели не слишком велика (в котлах скорее окажутся мобилизованные, в том числе офицеры запаса из «пиджаков») – чего ещё надо? Плюс навязанные муштрой отсутствие рефлексии о происходящем и моральный релятивизм. Те немногие, которых не устраивало воевать против собственного народа, отсеялись сами. В результате получается, что кадровый состав ВСУ максимально заинтересован в продолжении войны, причём войны нынешнего типа – бесконечной и вялотекущей.

То же самое можно сказать об околовоенной швали «добровольных помощников» ВСУ. Да, некоторые из пресловутых «волонтёров», собирающих для армии помощь, могли поначалу искренне верить в «российскую агрессию» и необходимость спасения Украины. Но со временем к их рукам начало «прилипать» всё больше денег, которые воспринимаются как справедливое вознаграждение за труды (а убедить себя в справедливости повышенных доходов нетрудно), за ними закрепился статус, о котором они могли только мечтать в мирное время. Может быть, украинские «волонтёры» и не возражают против такой победы, которая обеспечит им по поместью с рабами, но пока её не дают, продолжение войны их вполне устраивает.

Откровенное отребье, набившееся в «добровольческие батальоны» типа «Донбасса» и «Азова», до войны могло рассчитывать только на «романтический» цикл «украл – напился – сел – вышел – украл – напился – сел». Сейчас они получили возможность реализовать свои комплексы, безнаказанно измываться над гражданами, выступать в роли карателей, и никаких мотивов для прекращения войны (кроме как в варианте поместья с рабами каждому) у них нет.

Не лучше обстоит дело в РФ. Да, для многих всё начиналось с искреннего желания защитить своих на Украине и добиться воссоединения русских земель, а в случае с сирийской войной – помочь дружественной стране. Но со временем те, кто не отошёл от омерзения в сторону, начали получать удовольствие от процесса. Это и возможность «поиграть в солдатики» для офицеров высокого и среднего звена, и возможность погреть руки на гуманитарной помощи, и возможность быстрого заработка в ЧВК (риски при таком состоянии сознания уже недооцениваются – пропущенные через боевые действия становятся «наркоманами войны»). Больше всего везёт бесчисленной своре, воюющей на информационном фронте. Двигаясь от инфоповода к инфоповоду, от конфликта к конфликту, она всегда при деле. Несмиян не торгует пивом в Набережных Челнах, его супруга преодолела тольяттинский карьерный этап, Дзыговбродский уже не промоутер магазина электроники «Комфи» в Днепропетровске, а все трое – кем-то уважаемые люди. Итак, гуманитарщики постоянно при деле, над силовиками не нависает угроза сокращения, инфобойцы всё время на виду – и, таким образом, главная причина, почему средние звенья российской ветви ПЧА устраивает бесконечный процесс, – в том, что он столь же бесконечно позволяет им поддерживать удовлетворительный статус и связанные с ним преференции. Конечно, рано или поздно верхушка милитаристской сети может устроить низам безнадёжную мясорубку, из которой им будет уже поздно выбираться, но такая вероятность находится за пределами горизонта их планирования.

Таким образом, со стороны средних звеньев ПЧА тоже нет никаких мотивов воспрепятствовать воспроизводящемуся процессу из новых и новых войн, затеянных глобальной КСС. Это состояние является устойчивым в довольно долгосрочной перспективе, но не в бесконечной. Пока одни страны впали в состояние бесконечной войны, другие развиваются, и через какое-то время соотношение сил меняется радикально. Тогда уже можно будет переходить к тому самому результату, являющемуся плодом очень долгого процесса. Средние и низовые звенья национальных ветвей КСС при этом можно будет даже снести (возможностей сопротивляться у них к тому времени не останется) и переходить к новым комбинациям.

* * *

Мотивы – это ещё не полный состав преступления. Их наличие не доказывает в данном случае, что именно ПЧА сознательно работал над организацией бесконечной войны. Несколько развеять сомнения поможет серия, назовём это так, литературных совпадений.

Во-первых, это уже встречавшийся нам друг Юрия Романенко Глеб Бобров, написавший в 2007 г. книгу «Эпоха мертворождённых», сюжет которой крайне напоминает то, что последовало в 2014 году. Сами по себе мысли о войне после первого Майдана уже были довольно распространены, но в книге Боброва есть и такие предвидения, которым, при общеизвестных на тот момент данных, было неоткуда взяться. Например, пункт о том, что РФ не стала вписываться за русских официально, а воевала на Украине материальной поддержкой и добровольцами, переводя конфликт в бесконечный режим. Или даже такая деталь, как преднамеренно устроенные мытарства для беженцев, которые подталкивают их идти в «ихтамнеты» в условиях полной безнадёги, не говоря уже о событиях, напоминающих Одесскую Хатынь.



Более того, многократно муссируемая Гиркиным и Несмияном в начале 2015 года идея формирования «Армии освобождения Украины» из принудительно мобилизованных русских беженцев тоже описана в романе Боброва. Вплоть до окончательной сдачи огрызков на Донбассе под ложное обещание, что это-де вызовет гнев, пробудит дремлющие силы народа и т.д. – ведь и сейчас это распространённый образ планирования!

Конечно, нормальному непредвзятому человеку всё это покажется гениальным предвидением, но с учётом наших сегодняшних знаний, мы придерживаемся другого мнения. Гениальным предвидением это было бы, если бы Бобров боролся с таким развитием событий. Но Бобров на него работал! Вот фрагменты из его октябрьского интервью 2014 г. ИА Новороссия, размещённого, естественно, в журнале Шурыгина:





На отдельно взятый сюжет с Бобровым можно было бы закрыть глаза, если бы та же технология программирования под видом прогнозов или фантастических произведений не воспроизводилась раз за разом. Ведь в том же духе «работал» и писатель Фёдор Березин, заранее описавший не только о войне РФ с Украиной, но и войну ЧВК в Сирии:




В 2007 г. – год выхода книги Боброва – начинают распространяться произведения другого писателя – некоего Беркема аль Атоми, столь почитаемые И.В. Гиркиным и разрекламированные через «Тупичок» Дмитрия «Гоблина» Пучкова. В книгах жанра постапокалипсис рассказывается об оккупированной территории России и о борьбе её жителей за выживание.



Содержание «творчисти» Беркема хорошо изложено в одной из рецензий, из которой сразу же видно, что источники вдохновения автора – те же, что и у Глеба Боброва, вплоть до описания ужасов дефекации, идущих с бездуховного Запада (кто читал Боброва, тот вспомнит):





Поиск в «Яндексе» по псевдониму автора приводит вот к таким неожиданным ассоциациям:



Ну, с Несмияном и Пучковым всё понятно, а о ещё одном писателе-фантасте милитаристских книг Алексее Ивакине мы при обработке материалов откровенно забыли, хотя и не следовало. Дело в том, что параллельно с написанием книг про попаданцев (знаковый жанр!) этот писатель ведёт ЖЖ, в котором тоже сплошь и рядом проводится ПЧАшная линия, вплоть до обязательного распространения 26 февраля 2014 г. угроз Кадырова вот-вот как выпрыгнуть, да как наброситься на УНА-УНСО – полетят клочки по закоулочкам (как и у Несмияна, и у многих других). Знакомый одного из нас уверял, что в тот же день, за несколько часов до захвата Верховного Совета Крыма «зелёными человечками», Ивакин где-то написал что-то вроде «Ждите событий!» в приложении к Крыму, но найти этому подтверждение мы не смогли. Зато нашли в журнале Ивакина вот такое пламенное обещание от Полынкова о поддержке русских Украины Россией, если только те выберутся-таки купить заведомо выигрышный лотерейный билет:



Разбирать ЖЖ Ивакина и периодическую ретрансляцию им ПЧАшных мессиджей нам недосуг, просто заметим, что это тоже медийная фигура, из наблюдения за которой хорошо видно, что ПЧАшная тусовка общалась внутри себя намного более плотно, чем это было бы без внешней организации процесса. Рыбак рыбака видит издалека, и какие сигналы у них приняты между собой, нам не известно. Но вот когда у Ивакина спросили, почему он продолжал мило общаться с Армией Красного Дивана вплоть до августа 2015 г., ответ был такой:



Надо сказать, что это до боли напоминает и ответы Гиркина на настойчивые вопросы читателей о том, зачем он постоянно пиарит Несмияна, Вершинина и прочих сомнительных личностей, мол, «я сам знаю, кого мне размещать на своей странице». Спору нет: изображение надутого вида – оптимальное поведение, когда не хочется отвечать на неудобные вопросы, однако когда это воспроизводится раз за разом, в конце концов напрашивается рассуждение: ну хорошо, не хотите отвечать – не надо. Мы тогда сами сделаем свои выводы, коль скоро видим, что вам есть, что скрывать, и это что-то недостойное.

В случае Гиркина, Вершинина, Ивакина и Несмияна мы приходим к выводу, что они ещё до Русской весны состояли в одной структуре и имели общее руководство. В ней же состояли другие писатели-фантасты: Сергей Лукьяненко (специализировавшийся на романтике тайных обществ), Захар Прилепин, Сидоренко и другие, возможно, Дзыговбродский подсоединился к ней позже. Заметим, что все перечисленные отметились в истории Русской весны. Включала эта структура не только «литературу», но и «кинематограф». В небезызвестном фильме Михалкова (тоже наследившего в Русской Весне) «Цитадель» обществу навязывалась идея, что, если начальство шлёт в атаку на неприступную крепость с черенками от лопат вместо вооружения, то всё равно надо идти в атаку, и тогда спасёт божественное провидение (инструментами которого у мэтра выступают комар, мышь и т.д.) – на этом архетипе участников новороссийского восстания сыграли в 2014 г.



Является ли эта структура только российской, точнее, только относящейся к РФ? Наверняка нет! Всё в том же 2007 г., что и в случае Беркема и Боброва, на Украине вышла книга русскоязычного проукраинского писателя-фантаста Яна Валетова «Ничья земля» о войне между РФ и Западом на территории Украины. Вот как его пиарит уже сейчас небезызвестный Чаленко:



Среди украинских писателей было ещё несколько спорных авторов, книги которых уже не имеют напрямую программирующего характера, но зато они, как и Валетов, напрямую причастны к разжиганию войны. Андрей Андрухович из Львова, известный тем, что подписал письмо, в котором назвал русский язык «языком попсы и блатняка» или организатор харьковского евромайдана Сергей Жадан, написавший книгу “Anarchy in the UKR”, обогатившую всемирную литературу премудростями примерно такого типа:

  • «с сексом среди милиционеров нужно еще подумать, от секса бывают дети, зачем нам столько милиционеров»;

  • «возвращаться в места, в которых ты рос, почти то же самое, что возвращаться в крематорий, в котором тебя один раз уже сожгли»;

  • «Если уже назвался революционером, ну так давай – выкатывай свою пушку и пуляй, даже если особенно не по кому, все равно – главное, что ты перестаешь играться и начинаешь делать вещи, за которые потом придется отвечать»;

  • «там, где тебе было хорошо и уютно, кого-то следующего просто раздавит случайной балкой».


Ну а в «романе» «Ворошиловград» того же автора «описывается пространство, населенное своего рода разными племенами: газовщиками, цыганами, суровыми фермерами, разноязыкими беженцами».

И если с российской стороны самым высокопоставленным писателем, претворяющим свои фантазии в жизнь, стал В. Сурков (часто ассоциируемый с писателем, выступающим под псевдонимом Натан Дубовицкий), то с украинской – не кто иной, как Александр Турчинов, глава СБУ в 2005 г., написавший книгу «Иллюзия страха», по которой затем был снят одноимённый художественный фильм с шеф-редактором «Цензора» Юрием Бутусовым среди продюсеров. Довольно зловещей, с высоты пережитого, выглядит и турчиновская государствофобия 2000 г., очень похожая на риторику правых антиэтатистиских консерваторов, входящих в американскую ветвь КСС.

Фигура Турчинова, протестантского пастора, интересна тем, что он стал символом будущего ПЧА на Украине и, возможно, в РФ, а именно, откровенного сброса православной личины и открытого служения западным хозяевам: проводимая официальная политика даже не прикрывается Православием. (Весной же 2014 г. Папа Римский Франциск назначил нового главу Харьковско-запорожского диоцеза латинского обряда – крайнего майдановского радикала, перед этим на Евромайдане была палатка Мальтийского ордена.) Православных всё ещё держат под контролем Медведчука и Новинского только для того, чтобы было удобнее устроить показательный забой. После этого украинская ветвь ПЧА станет чистой ветвью КСС на основе любых других конфессий и религий, кроме канонического православия РПЦ: протестантизма, униатства, католицизма; на Украину вернётся Хорошковский и будет насаждать сайентологию. А ведущей конфессией станет бандеровщина, так что в украинском случае будет иметь место БЧАбандеровско-чекистский альянс.



* * *

Итак, по совокупности изложенных фактов у нас не остаётся сомнений, что развязанная на Украине война, причём война в совершенно безысходном формате, не предполагающем быстрой победы ни одной из сторон, – результат социального программирования со стороны транснациональной структуры, имевшей влияние на писательскую и околокультурную среду. Спецоперация началась не позднее 2006 г., когда как минимум, Боброву и «Беркему аль Атоми» были спущены однообразные темники, а Валетова, по-видимому, «подбили» на написание через воздействие среды (впрочем, надо почитать его книгу и проверить, нет ли там слишком точных совпадений). Формат бесконечного затягивания войны изначально планировался через недопущение прямого тотального участия в войне российского государства.

Судя по программирующим установкам Беркема, со временем тот же ужас планируется перенести на территорию РФ. Нынешняя деятельность украинской и российской ветвей ПЧА по поддержанию бесконечной войны является только промежуточным этапом в планах верхушки КСС, нацеленных на демонтаж российской государственности как таковой.




В ходе реализации этих планов КСС активно использует технологии социального программирования с помощью, в том числе, литературы в жанре политической фантастики, «астрологических прогнозов» и «пророчеств православных старцев». По всем своим каналам в разной стилистике и с разными обоснованиями КСС тиражирует одни и те же мировоззренческие ориентиры и поведенческие модели, которые иначе как трайбалистскими назвать нельзя.

Во-первых, общим местом всех исходящих от КСС дискурсивных линий является ярко выраженный антиэтатизм. (Иногда ПЧА выпускает суперэтатистов, по сравнению с которыми Сталин – анархист, но именно в роли клоунов, чтобы отторжение приводило публику к антиэтатизму.) В случае российского ПЧА бросается в глаза то, с каким рвением его разномастные деятели доказывают своей публике, почему РФ – не своё государство; причём имеется в виду не чуждый народу режим, не прогнившая элита, а именно сама по себе государственность как таковая. Тут весь спектр обоснований на любой вкус: либералам говорят, что оно авторитарное, националистам – что не национальное и антирусское, левым – что оно не социальное, православным – что оно захвачено «мировой закулисой». А итог подобных рассуждений сводится к одному: пока мы не снесём «это государство», ничего хорошего не будет.

При этом деятельность агентов ПЧА в государственном аппарате направлена на усиление подобных настроений с помощью заведомо абсурдных и чересчур «драконовских» инициатив. Чего стоит один только Роскомнадзор с его бесчисленными блокировками неугодных сайтов. А ведь его создание стало результатом продвигаемой «православным олигархом» Малофеевым «Лиги безопасного интернета». А уж про безумные идеи Мизулиной и Яровой и упоминать нечего!

В качестве альтернативных государству институтов социального управления в различных версиях ПЧАшного дискурса фигурируют разные структуры: нация, церковь, местная община или ополчение. Но ни одна из них не способна полноценно выполнять функции государственного управления. Заведомая абсурдность предлагаемого очевидна. Что не мешает, впрочем, эту абсурдность продвигать.

Во-вторых, ПЧА настойчиво навязывает русским милитаризацию общественного сознания. Причём милитаризацию не в смысле понимания необходимости отстаивать русские интересы военными методами с помощью государственного силового аппарата, а в смысле насаждения войны как приемлемого и желательного образа жизни для русских, особенно в свете неизбежности общей социальной деградации и разрушения инфраструктуры.



Это проявляется в тиражировании соответствующих стереотипов и предрассудков: о необходимости повального приобретения военных навыков населением, потому как рассчитывать на защиту государства нет смысла и нужно заранее полагаться только на свои силы; о желательности всеобщего вооружения населения и отмены запрета на ношение оружия; о преимуществах силовых методов решения политических проблем и т.п. К этому примешивается ряд чисто бытовых, но весьма показательных представлений, нередко обыгрываемых в СМИ: что уходят от драки только трусы, что каждый должен быть готов к бою, что «человек с ружьём» априори нужнее «человеками с мозгами». И сдабривается весь этот букет откровенно блатными «правилами жизни», возводимыми в ранг социальной нормы.

Одним словом, русских целенаправленно приучают к тому, что им придётся быть пушечным мясом. Мало того, такая участь рисуется почётной и желательной. Чуть ли не национальным фатумом. «Для русских война – это профессия», – разглагольствуют низовые агенты ПЧА в сети, что, впрочем, не мешает им тут же глумиться над русскими жертвами бессмысленных и бесперспективных войн, затеянными с подачи ПЧА.

Спору нет, военная профессия действительно пользовалась особенным почётом у русских на протяжении последних веков. Но это так в первую очередь потому, что её представители, по общему представлению, служили делу защиты своей Родины. Русский офицер – это пример чести, доблести и верности России, а не тупоголовый наёмник, работающий пушечным мясом для посторонних людей в составе полулегальной ЧВК. Искусственная же героизация «человека с ружьём», готового бездумно подчиняться приказам любого начальства, но неспособного осмыслить свои же собственные интересы и интересы своей страны, никак не свойственна русскому сознанию. Не говоря уже о том, что она работает на обесценивание рационального анализа, целеполагания и выработки стратегии, исходя из реального положения дел на данный момент, а не внушённых апокалиптических представлений о будущем.

В-третьих, всем итерациям ПЧАшного дискурса в той или иной степени присуща пещерная иррациональная женофобия. Неважно, православная ли это женофобия «ткачёвского» разлива или нацдемовская в её «крыловском» варианте. На самом деле между ними немало общего. Прикрываясь сопротивлением якобы левацкому феминизму, они яростно пропагандируют образ агрессивного быдлана в качестве эталонна «подлинной маскулинности».

В итоге, выходит довольно неприглядная картина, в которой разрушить своё государство можно и нужно, и неважно, что после этого наступят полнейшие «джунгли», они наступят всё равно, и выжить в них смогут только те, кто уже сейчас приобретёт оружие и боевые навыки и сумеет сбиться в правильные, то есть наиболее массивные и агрессивные, стаи. Кто ещё это не понял – пример Донбасса в помощь. Вот, граждане, наше общее будущее.

А то, что мы это будущее сами же спроектировали и претворили в жизнь, да кто об этом догадается?

Tags: КСС, ПЧА
Subscribe

  • Информационный коронавирус – 4д

    /Окончание этой серии цикла. Начало и оглавление – здесь ./ Групповое инфекционное творчество “людей с правильными лицами” Нам остаётся…

  • Информационный коронавирус – 4а

    Оглавление 4а. Введение 4б. Коронавирусная риторика Навального и соратников 4в. Пандемический дискурс Гельфанда и его референтного круга…

  • Талантливого человека подберут везде

    Из тенденций развития русскоязычного информационного пространства особую тревогу вызывает полное забвение уроков 2014 года, когда мы, казалось,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 60 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Информационный коронавирус – 4д

    /Окончание этой серии цикла. Начало и оглавление – здесь ./ Групповое инфекционное творчество “людей с правильными лицами” Нам остаётся…

  • Информационный коронавирус – 4а

    Оглавление 4а. Введение 4б. Коронавирусная риторика Навального и соратников 4в. Пандемический дискурс Гельфанда и его референтного круга…

  • Талантливого человека подберут везде

    Из тенденций развития русскоязычного информационного пространства особую тревогу вызывает полное забвение уроков 2014 года, когда мы, казалось,…