miguel_kud (miguel_kud) wrote,
miguel_kud
miguel_kud

Categories:

Псевдоправославно-чекистский альянс. 16б

/Продолжение. Оглавление здесь./

16б. Как кидали новороссийских повстанцев (б)

К середине марта даже Фролов стал подозревать, что события в Новороссии отнюдь не идут по крымскому сценарию и начал приходить в ужас от линии руководства (конкретно Затулина) на слив восстания. Ещё 12 марта он шлёт всем адресатам письмо с темой «До осени Юго-Восток может и не дожить» и сообщает А. Новикову, что целый день провёл с Ищенко, чтобы тот выдал «мобилизационную» статью с призывом о срочной помощи (как видим, преувеличивать самостоятельность беглого аналитика из Киева не стоит даже относительно периода вменяемых текстов). Вот ещё несколько показательных писем этого времени:

13 марта, Ткачуку: «Сергей, он не только об этом просил. Слушай, доверительно, передай пош. шефу. Ты ушел и Костя начал, что я фантазирую, говорю неадекват, дезинформирую вас, шанса на Юго-Востоке сейчас нет, там все за Украину, стал зачитывать интернет-письма с той стороны, оборачивать мои контраргументы против меня и т.д. Мотивы мне неизвестны. Но если Россия СЕЙЧАС не пойдет на Юго-Восток, то там всех перебьют, и всё. ШАНС ЕСТЬ. Это я тебе потому, что оппоненты сейчас понесут по всем инстанциям, что "шанса а нет, а псих Фролов несет туфту"».

14 марта, Глазьеву, Ткачуку и Батчикову: «Вчера Костя назвал Одессу "бандеровским городом", не приводя никакаких доказательств ввиду их отсутствия, зачитывал "письмо украинского патриота", в качестве "доказательства" "бесперспективности действий на Юго-Востоке и полного пропагандистского успеха" той стороны. Подобные "письма" тиражируются американскими специалистами по информационным технологиям, прибывшими в Киев. Да, та сторона работает, но это повод не для капитуляции, а для более активных действий. Печально, что с его стороны даже не скепсис, а открытое противодействие».

Ткачуку: «СЕЙЧАС НУЖНО СРОЧНО ПОМОЧЬ ДОНЕЦКУ И НИКОЛАЕВУ,
ТАМ РЕАЛЬНО ВЯЖУТ И ЕСЛИ МЫ НЕ ВМЕШАЕМСЯ, ТАМ ОСТАНЕТСЯ ПУСТЫНЯ».


Ткачуку: «я от него уволиться хочу. Вчера до 23 часа такую херню слушал, он зачитывал письмо украинского патриота, такие пачками выпускаются амриканскими айтишниками, приехавшими в Киев, а выжившая из ума Валя Гойденко заявила, что Донецк обвешан украинскими флагами и там почти все кончено, и это за несколько часов до событий в Донецке... Я ведь мог эффективно потратить вечер. Например, связаться с Никеолевым».

16 марта вечером, Всем: «По результатам подсчета голосов более 95% крымчан-а воссоединение с Россией.
ЭТО РЕШИТЕЛЬНО МЕНЯЕТ СИТУАЦИЮ. После Крыма Одесса, Донецк, Луганск, Николаев, Харьков выступят уже не за федерацию в составе Украины, А ЗА КРЫМСКИЙ ВАРИАНТ- ВОССОЕДИНЕНИЕ С РОССИЕЙ! И ПРЕДАТЬ ИХ НЕЛЬЗЯ!»


* * *

Убийства на Рымарской в Харькове стали водоразделом, после которого стало ясно: местные правоохранительные органы, в лучшем случае, будут саботировать некоторые приказы хунты, но не выступят на стороне народа (1, 2, 3). Поэтому всё чаще раздаются призывы Юго-Востока к Путину защитить регион от террора укронацистов (1, 2, 3, 4). Хунта направляет в Харьков и Луганск боевиков «Правого Сектора» и «Нацгвардии», дончане останавливают движение военных составов, ложатся под гусеницы танков, берут здание прокуратуры в Донецке и штурмуют фабрику Порошенко в Мариуполе. В центре Харькова разворачивают огромный российский флаг, прогоняют Кернеса с митинга и громят офис «Просвиты». В Одессе тысячи человек поддерживают решение Крыма и выступают за федерализацию Украины.

Тем временем в РФ ПЧА плотно подминает тему поддержки Юго-Востока: подвластные телеканалы и массовые издания переводятся на круглосуточное освещение темы, старые кадры альянса светятся во всех мало-мальски известных начинаниях и обращениях (1, 2, 3, 4, 5, 6, 7). Собственно, в последнем нет ничего удивительного: публичность в РФ достижима только для представителей ПЧА или БГС – других не пускают. Но поскольку никто из БГС не мог выступить в поддержку Новороссии ввиду открытого заукраинства, то на поверхности оказались только выступления представителей ПЧА, отрабатывавшие заданные на тот момент методички, которые всё ещё включали призывы к Путину об оказании помощи. Говорить «войска вводить нельзя» для широкой аудитории было ещё слишком рано, ведь тогда бы никто не купился на призывы ПЧА поднимать восстание. Это к концу весны «эксперты» начнут «массово прозревать» о недопустимости начинать Третью Мировую.

Крымский референдум и убийства на Рымарской запустили следующий этап обострения. Свой вклад вносила хунта новыми арестами (1, 2), представители украинской ветви ПЧА с радикальными заявлениями (правосеки пригрозили взорвать газопровод, МИД Украины заявил, что русские – не коренной народ, Фарион призвала расстреливать протестующих). Свои непонятные знаки делают войска РФ, то сосредотачиваясь на границе, то отходя от неё. МИД РФ выступает с бесконечными призывами, которые на тот момент трактовались так, будто тем, кто не прислушается, что-то угрожает (1, 2, 3, 4) и даже приступил к созданию Белой книги о преступлениях хунты. Путин заявил, что РФ не признаёт легитимность властей в Киеве, а постпред РФ при ОБСЕ – о том, что Кремль считает нелегитимными выборы 25 мая. Выпустили Януковича с призывами проведения референдума по областям (1, 2), но ответные призывы «Янукович, вернись на работу» беглый президент старательно игнорировал. Впрочем, всё равно не он решал, вменять ли им.

На этом фоне по всему Юго-Востоку продолжаются многочисленные выступления (1, 2), затрагивающие даже сельские районы Запорожской области у прилегающего к Арабатской стрелке Геническа. Раздаются новые призывы к Путину, Луганск собирает 100 тысяч подписей за присоединение к РФ, авторы с Украины поясняют соотечественникам из РФ, что их возможности ограничены, потому что они живут в оккупации. Первые отряды ополченцев Донбасса – кто бы их ни формировал – выступают с требованиями к хунте, к облсовету, угрожают переходом к силовым действиям (1, 2, 3). В Харькове принимается «обращение ста» – призыв деятелей из интеллигенции к проведению референдума, регионалы пообещали бойкотировать Раду, пока не будет принят закон об амнистии, сбежавшие в Москву ПЧАшники формируют свои «движения».

* * *

Вся эта деятельность, в которой было «слишком много» инициативы и самостоятельности, но «слишком мало» кровопролития, не могла устроить ПЧА, и в начале апреля альянс проводит свою спецоперацию – провокацию протестующих на захват и оккупацию административных зданий с открытым провозглашением не просто своих органов власти, но и «народных республик». (Вообще, тупиковая идея народных республик по областям, вводящая сепаратное сопротивление Украине, к этому времени много лет навязывалась разными активистами ПЧА, не говоря уже о книге Боброва.) Штурмы эти были заранее назначены на 6 апреля и вообще не подстраивались под соотношение сил на местах. В подбивании людей на штурмы принимали участие и явные агенты СБУ, и гастролёры из РФ (как минимум, в Харькове), причём последние организованно исчезли из города перед прибытием аваковского «Ягуара». Ясно, что группа Болотова уже курировалась ПЧА, при этом в здании СБУ в Луганске, захваченном болотовцами, было заботливо оставлено немало автоматов. В Донецке (как и в Харькове) к 6 апреля все самостоятельные организации и левого, и русского толка склонялись к тому, что протесты затухают, и надо потихоньку уходить в подполье, готовя либо длительную борьбу, либо какой-то способ подтолкнуть ввод войск. Но на митинге 6 апреля вдруг появились какие-то боевики в балаклавах и камуфляжных брюках, не известные старым активистам, построились «свиньёй», и прорвали оцепление курсантов, которые не сопротивлялись и быстро эвакуировались, разбили кирпичами двери в ОГА. Митингующие бросились туда, но знали, что делать, и даже Пургин три часа пытался с кем-то связаться, и лишь дозвонившись, сказал окружающим: «Остаёмся».

Задним числом подоплёка событий 6-11 апреля совершенно очевидна: ПЧА торопился провести линию фронта, потому что вялотекущая самоорганизация грозила либо привести к затуханию протестов, либо к выходу процесса из-под контроля. Фальстарт был организован, чтобы поскорее покончить с опасной для кукловодов неопределённостью. И роль «антимайдановских активистов» с явно СБУшным бэкграундом, подбивавших протестующих в Николаеве на захват ОГА, и роль кургиняновца Гурьянова, и роль луганских СБУшников, оставивших в своём здании склад автоматов (но не более), и роль гастролёров из РФ в Харькове, очень напоминавших служащих ФСБ, становится понятной. Это было не сотрудничество СБУ и ФСБ как государственных организаций, а это была единая операция транснационального российско-украинского ПЧА, отчасти контролировавшего СБУ и ФСБ!

Обзорный репортаж о событиях 6–8 апреля можно посмотреть здесь; мы напомним ключевые моменты. В Луганске болотовцы и примкнувшие к ним активисты захватили здание СБУ и вооружились оставленными там автоматами, правосеки дополнительно разогревали луганчан, открывая на улицах стрельбы по людям. В Донецке произошёл захват областной администрации, и разные группировки разместились на разных этажах здания, рассчитывая высидеть там, пока ситуация сама собой не разрешится. В Николаеве, где сил было заведомо мало, на призывы никто из искренних активистов не поддался, и изображать попытку штурма администрации провокаторам пришлось самостоятельно, но всё равно это дало повод для сноса со стрельбой палаточного городка Антимайдана.

События в Харькове развивались по «промежуточному» варианту между Донбассом и Николаевом. После постановочного штурма ХОГА 6 апреля правоохранителям удалось уговорить протестующих освободить здание, 7 апреля Гурьянов провозгласил в фойе здания «Харьковскую народную республику», в ночь на 8 у здания продолжались столкновения, по итогам которых русские активисты снова оказались в здании и остались там на ночь. Рано утром здание было захвачено винницким «Ягуаром» (подразделением аваковского МВД), арестованы чуть менее 70 активистов.

После этого оставшиеся неподконтрольные точки на Донбассе Аваков грозится усмирить за 48 часов – либо переговорами, либо силой, но как-то не слишком торопится, ссылаясь на отказ подразделения «Альфа» штурмовать захваченные здания (1, 2), хотя мог бы попробовать использовать подкрепления из других городов, как это и произошло в Харькове: препятствовало этому только намного большее количество гражданских в донецкой ОГА. Непонятно кто выпускает заявление о создании «Украинской федерации» – манифест Юго-Востока Украины. Фарион с трибуны Верховной Рады призывает к расстрелам и преследованиям за русский язык, одесский деятель Кауров бесплодно взывает к патриарху РПЦ с призывом остановить политрепрессии на Украине, но, в отличие от Севастополя 24 февраля, где никакого кровопролития не было, патриарх предпочёл не торопиться.

11 апреля приходит сообщение о захвате Славянского ОВД более серьёзными повстанцами, чем луганские, донецкие и харьковские. На следующий день Турчинов отправляет в Славянск спецназ, но его там останавливают митингующие, и спецназ отказывается подавлять сопротивление, мэр Славянска Нелли Штепа выступает в поддержку стрелковцев. Следующая безуспешная попытка спецоперации проходит уже 13 апреля, с убитыми и ранеными с обеих сторон.

14 апреля Турчинов официально начинает АТО и заявляет, что власти в Киеве не намерены допустить повторения «крымского сценария» на востоке Украины. Он призывает к введению «миротворцев», а после расстрела автомобиля с руководителями «Альфы» назначает нового главу АТО. Правосеки устраивают свои провокации. В тот же день происходит захват УВД и горисполкома Горловки. На следующий день восстание перекидывается на Краматорск: граждане занимают здание СБУ, зато войска хунты штурмуют и потом занимают аэродром Краматорска. ВСУ частично окружают Славянск, под городом происходит знаменитая облава на танк.

С другой стороны, динамика протестов за пределами Донбасса сходит на нет. Напомним, сопротивление в Николаеве было разгромлено неделей раньше. 13 апреля антимайдановский митинг в Запорожье оказался в окружении превосходящего числа понаехавших бандеровцев. Тогда же огромный марш в Харькове из-за растянутости разделился на две части. Одна продолжила идти к СИЗО на Холодной горе, где содержали задержанных активистов, другая поддалась на уговоры «штурмовать» мэрию, потолпилась перед кордоном милиции и после постановочного штурма, организованного десятком-другим людей в балаклавах (они махали палками перед милиционерами, а те, картинно постояв перед толкотнёй, отошли) частично зашла во двор, поругалась с Кернесом, потопталась под проливным дождём пару часов и отступила. Задним числом можно сказать, что, даже если бы колонна не разделилась, всё равно бы это ничему не помогло: ПЧА всегда заблаговременно готовит такие конфигурации, чтобы победить было невозможно никак. Будь у СИЗО вдвое больше людей, освободить задержанных не удалось бы. Будь вдвое больше людей в мэрии, аваковцы бы дождались ночи и всех оставшихся там арестовали, а может быть, и раньше: расположение мэрии и её внутреннего двора обеспечивало идеальную ловушку. Слава Богу, какой-то парень залез на возвышение и, срывая голос, объяснил собравшимся: «нам не нужны новые арестованные, нам не нужны новые жертвы». Вот такого здравомыслия, к сожалению, оказалось очень мало. В Одессе 16 марта на митинге провозглашают «народную республику», но даже не сопровождают это символическим занятием административного здания.

В эти же дни происходит нападение толпы на Царёва, которое (с другими нападениями) в конце апреля приводит к выходу из президентской гонки единственного последовательного антимайдановца. Тем самым, на украинской стороне был зачищен политический спектр.

Пока разные общественные организации просят Путина ввести войска, ресурсы ПЧА всё более разжигают победные настроения, например, статьёй Рожина о начале перехода частей укроармии на сторону народа. Пока Лавров в Женеве де-факто признаёт легитимность хунты и необходимость разоружения повстанцев (в отличие от ставших законными боевиков-бандеровцев), Путин мастерски прикрывает эту сдачу в ходе прямой линии и, в частности, говорит: «Если дальше всё будет происходить таким образом, то мы, конечно, не сможем признать всё, что происходит, всё, что будет происходить после 25 мая, легитимным». С этого времени слово «если» становится обязательным атрибутом всех выступлений о будущих намерениях Кремля и позволяет пропагандистам в любой момент разворачивать трактовку обещания на противоположную.

17 апреля происходит ещё одно знаковое событие – столкновения у войсковой части в Мариуполе. Имел ли место штурм этой части Антимайданом по образцу аналогичных штурмов на Западной Украине (версия украинской стороны) или в воинскую часть привезли правосеков, которые открыли огонь по собирающимся антимайдановцам (версия российских СМИ), сказать трудно. В любом случае, стало ещё более очевидно, что рекомендации «симметрично» отразить опыт самих евромайдановцев не имеет ничего общего со здравым смыслом: когда надо, против русских протестующих применяют оружие, и всё.

В это же время свою лепту в провокации вносит Шойгу, заявляющий в ответ на рассказы Наливайченко о действиях российского спецназа на Юго-Востоке Украины: «Трудно искать чёрную кошку в тёмной комнате, особенно если её там нет. Это тем более глупо, если эта кошка умная, смелая и вежливая». На самом деле, трудно представить более очевидную подставу тех людей, которые, обнадёженные этим заявлением, поверили в защиту от армии РФ. Ни ума, ни смелости, ни вежливости в спиче Шойгу не сыскать.

События скатываются ко всё большей крови после атаки Правого Сектора на безоружный блок-пост 20 апреля (1, 2), после которого МИД РФ громко возмутился, а Янукович записал ролик с требованием отвести войска и знаменитым уже воплем «Астанавитис!». 24 апреля войска хунты убивают в Славянске ещё двух человек. Путин выступает со знаменитыми заявлениями, что «карательная операция киевской хунты – преступление против своего народа», «это хунта, клика какая-то» и «это карательная операция, она безусловно будет иметь последствия», которые, как всегда, допускали любое толкование пропагандистами, но внушали ложные надежды на помощь.

Тогда же произошёл раскол в рядах Луганского ополчения. Напомним, перед Болотовым была поставлена задача сидеть в захваченных зданиях и надеяться на помощь из РФ, Мозговой и его группа были не согласны с бездействием болотовцев и ушли формировать свои отряды на север области. Задним числом понятно, что более прав был Мозговой: если бы ополченцы с 7-8 апреля начали посылать вооружённые отряды в другие области, быть может, ситуацию удалось бы переломить. Хотя более вероятно, что тогда бы ПЧА разбомбил колонны повстанцев. Однако и винить Болотова, с учётом его информированности для того времени, нельзя: ему явно обещали помощь из РФ после референдума, а распознать обман до мая было трудно.

В промежутке между 17 и 22 апреля на Донбассе был убит депутат-евромайдановец Рыбак и его студент-помощник, что даёт сторонникам хунты возможность обвинить Безлера и Стрелкова, будто это они приступили к убийствам некомбатантов. На самом деле, доказательств хунта не представила, да и в её собственном поведении убийство своих для обвинения оппонентов – не редкость. Хотя, конечно, это могли сделать и какие-то садисты, примазавшиеся к повстанцам, включая самого Безлера.

* * *

Следующая знаковая дата – 2 мая, когда с утра состоялся неудачный штурм Славянска и ополчение впервые подбило 2 или 3 вертолёта; Стешин и Коц уже были на месте (1, 2, также 3, 4). А к вечеру случилась Одесская Хатынь.

Разбор трагедии в фильме «Трибунал кровавого пепла» (1, 2) не оставляет сомнений, что она была организована украинской ветвью ПЧА, скорее всего, даже без участия российских коллег. Использовались лекала Евромайдана: сами же работники СБУ и МВД Украины вместе с активистами Евромайдана инсценировали нападение антимайдановцев на якобы мирное шествие проукраинских ультрасов (футбольных фанатов), которые были усилены правосеками и выехавшими из Крыма проукраинскими курсантами, переодетыми в гражданское. Неизвестно, где именно были убиты из огнестрельного оружия двое проукраинских активистов (возможно, не на месте событий), но этими убийствами украинские инфоканалы разогрели толпу, начальство дало милиции и пожарным приказ не вмешиваться, а Дом Профсоюзов заблаговременно оставили без воды, чтобы облегчить пожар. Бутылки с зажигательной смесью правосеки готовили с 16 апреля.

После случившегося группа свидомых журналистов «2 мая» подготовила проукраинское «объективное расследование», в котором нагло умолчала о непричастности Антимайдана к инсценированным нападениям и отрицала расправы, учинённые бандеровцами внутри Дома Профсоюзов. Особую жестокость бандеровских боевиков, забрасывавших здание бутылками с зажигательной смесью и потом избивавших спасшихся из здания, объяснили естественной реакцией взбудораженной мирной толпы на провокации русских активистов. Это, конечно же, ложь, потому что естественную реакцию мирной толпы на провокации можно было наблюдать в Харькове – во время штурма ОГА харьковчанами 1 марта (засевшие в здании майдановцы обстреливали митингующих из травматического оружия) и в событиях на Рымарской. В первом случае здание взяли в ходе стихийного штурма, сопровождаемого «разогревающей» стрельбой от евромайдановцев, который шёл в несколько волн из-за отсутствия какого-либо командования. Потом захваченных там майдановцев отпустили целыми и невредимыми. Во втором случае банда Билецкого благополучно отстреливалась от харьковчан, пока её не вызволил из окружения Кернес.



А в Одессе украинская сторона заранее организовала и провокацию убийствами своих же сторонников, как это уже делала на Евромайдане, и «провал обороны» со стороны милиции, и поджог Дома Профсоюзов с расправами над потерпевшими внутри здания. У той части бандеровской толпы, которая была организована по-военному, – боевиков Правого Сектора и курсантов – точно были свои командиры, простых ультрасов подзуживали находившиеся там координаторы от СБУ – благо, на видео многие засветились. Закупка пивных бутылок и бензина для поджога тоже была устроена не филантропами.

Почему же «ультрасов» было так легко подбить на соучастие? Да потому, что их именно так и выращивали много лет – в виде агрессивного быдла без лишних рефлексий. (Малая часть этих ультрасов потом опомнилась и помогала эвакуировать людей из горевшего здания.) И не стоит надеяться, что фанатов «Спартака» и прочих клубов в РФ содержат и натаскивают на агрессию для каких-то гуманитарных целей! Когда надо будет, пустят в ход.

Дальнейшее известно. События в Одессе были использованы ПЧА для усиления общественного возмущения хунтой и обострения восстания, но не для ввода войск и прекращения кровопролития, хотя отдельные призывы от общественников (не кадровых ПЧАшников) доносились.Выразив соболезнования, Путин встретился с Буркхальтером и призвал к переносу референдума, Парубий пообещал продолжить карательную операцию независимо от ответа повстанцев, и те отказались исполнять просьбу Путина, пояснив затем, что по неофициальным каналам им посоветовали референдум не переносить. Перед референдумом захваченных СБУшников обменяли на Губарева и ещё трёх человек, 9 мая на фоне победных поплывушек и праздничных салютов в Севастополе хунта устроила мариупольский расстрел, а 11 мая – попыталась сорвать голосование операцией в Красноармейске.

С этого времени Путин начал откровенно скулить: призвал ЕС к более активному диалогу по нормализации поставок газа на Украину (откуда видно, что как раз позиция Газпрома была беспринципно-примиренческой, хоть мать родную продать ради спокойного транзита), накануне своего визита в Китай приказал завершить учения (видимо, опасался осетинского прецедента) и пообещал «работать» с хунтой после утверждения на выборах. В мае кремлёвского резидента, так же как перед ним и «беглого» украинского гомолога, много возят по святым местам, интенсивно обрабатывая по «православной» линии, и в итоге убедили в хитром плане дать Порошенко выбраться, чтобы его тут же свергли. Для агрессивных заявлений выпускали Медведева (1, 2) и сообщили, что «в день президентских выборов на Украине российские ВВС будут отрабатывать ковровые бомбардировки». Видимо, была поставлена задача помочь выборам Порошенко. В середине мая Ахметов окончательно перешёл на украинскую сторону, а ДНР и ЛНР образовали Новороссию (подписали Бородай и Карякин), но реальная задача декларации не простиралась дальше создания повода для победных обещаний экспертов.



* * *

В завершение главы стоит рассказать, чем закончилась весенняя попытка Донбасса «вернуться в родную гавань», притом что, в отличие от Крыма, угроза была настоящей. 10 мая 2014 ДНР официально обратилась к руководству РФ с просьбой рассмотреть вопрос о включении в состав РФ, а в конце мая – о защите:




Однако 17 мая представитель МИД РФ Лукашевич заявил, что ничего не знает о такой просьбе, и 19 мая Безпалько написал ему хвалебную оду, мол, такой ответ опытного дипломата оставляет РФ возможность для манёвра. Дальнейшие публикации на эту тему были более или менее предсказуемыми:








Tags: КСС, ПЧА
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments