miguel_kud (miguel_kud) wrote,
miguel_kud
miguel_kud

Categories:

Да колитесь уже!

Шила в мешке не утаишь, и наша теория псевдоправославно-чекистского альянса постепенно получает всё новые и новые подтверждения. Так, статья донецкого журналиста Алексея Ильяшевича «Кто раздувал пожар войны в Донбассе?», рассмотревшая к четвёртой годовщине Русской Весны противоречия в украинской политике подавления русского восстания, относится к тем камушкам, которые, смею надеяться, запущены нашим расследованием деятельности ПЧА и рано или поздно вызовут лавину, разрушающую лживые конструкции инициаторов кровопролития. Подставив под сомнение традиционную версию о том, что Украина просто не успела подавить восстание на Донбассе в промежутке 7-11 апреля, автор подводит читателя к выводу, что хунта сознательно ожидала появления противостоящей ей «армии – пусть крайне малочисленной и плохо вооружённой, но такой, с которой можно вступить в реальный бой». И даже дождавшись прихода в Славянск группы Стрелкова, в течение двух месяцев занимала крайне невнятную позицию, не позволившую ВСУ взять город, несмотря на решительное превосходство. Далее следует вывод:

«О конкретных организаторах бойни в Донбассе и их мотивации стоит говорить отдельно, но факт остается фактом: «майданные» политиканы намеренно раздували пламя войны и народного протеста, «пристёгивая» к этому Россию. Вероятно, Кремль не контролировал ни славянскую группу Стрелкова, ни другие формировавшиеся разрозненные подразделения и поначалу даже не понимал, что делать с Донбассом. А украинские власти очень скоро утратили иллюзорный контроль над ситуацией, которым, как им казалось, они обладали. Последствия этой авантюры население региона ощущает до сих пор».

Итак, можно поздравить русскую журналистику с почином: разоблачение заговора ПЧА по развязыванию войны на Донбассе предпринимает первые робкие шаги, пусть пока только в отношении украинской ветви. Мы надеемся, что за этим последует вскрытие всей транснациональной структуры. Ведь из вывода о том, что хунта дожидалась появления противостоящих ей армий, неизбежно следует, что кураторы ПЧА с русской стороны, помогавшие создавать эти армии, были в сговоре с хунтой и общие контуры договорняка были уже согласованы. Хотелось бы пожелать, чтобы разоблачение не подчинялось лекалам альянса, который наверняка захочет взять процесс под контроль и подсунуть ложные трактовки, позволяющие сохранить его управление процессом. (Уж во всяком случае, мы бы посоветовали честным журналистам держаться подальше от веселовских и прочих ПЧАшных прохиндеев.)

Конечно, истинную картину тех событий было бы гораздо проще сложить, если бы их непосредственные участники раскрыли то, что им известно. Например, если бы ключевой участник И.В. Гиркин, сам признававшийся, что собственноручно зажёг пламя войны, рассказал всю правду о пославшей его на Донбасс структуре, к чему мы его неоднократно призывали – и год назад, и сейчас.

К сожалению, предыдущее поведение Игоря Всеволодовича внушает опасения, что он и на этот раз забоится выступить против своих хозяев. Очень уж показателен постоянный уход от ответов на правомерные вопросы! В результате он домолчался до того, что и без его признаний мы в целом разобрались с ролью «великого сидения» в Славянске в заведении восстания в тупик, просто по накопившимся открытым данным.

* * *

В свете теории ПЧА иную трактовку приобретают и многочисленные случаи формально-бюрократических издевательств над людьми, с помощью которых ПЧА поддерживает нужный эмоциональный накал с обеих сторон, не позволяя конфликту утратить остроту и провоцируя новые всплески постановочного грязеполивания. Как раз в эти дни перед нами разыграли новые акты ПЧАшной пьесы в виде неудавшейся высылки ополченца Николая Трегуба и ареста экипажа судна Норд. Первый скандал пошёл по хорошо знакомому сценарию «власти выдают ополченцев на расправу, а общественность этому препятствует». Вроде, всё верно и очевидно: чиновники попытались выслать Николая, а патриоты отбили. Что здесь может быть не так?

А неверно отражён механизм происходящего. Уже воспроизведение одной и той же истории в рамках наработанного шаблона должно бы навести на подозрение, что дело нечисто. Если бы режим действительно хотел массово выдавать ополченцев Украине, чтобы помочь партнёрам, он бы к этому уже перешёл, наплевав на выдохшиеся уже протесты, подобно тому как в критической ситуации неизменно помогает киевской хунте то крымским оружием и бесплатным газом, то дизелем и запчастями, то углём и энергией, то усиленным рефинансированием украинских дочек российских банков и задержкой истребования долгов. С другой стороны, если бы режим действительно боялся общественного негодования, то он бы давно подкорректировал правила пребывания политических беженцев. Но нет, ситуация вот уже два года удерживается в шатком равновесии «выдаём, но пока не очень много, позволяем кое-кого в последний момент спасти от выдачи», что наводит на мысль об управляемости процесса именно в представленном виде. Если бы он не был управляем, он бы уже склонился к одному или к другому крайнему варианту, как склоняется игра в теннис в пользу одного из игроков. А тут – очевидная разновидность длительного договорного матча, позволяющего затянуть спектакль дольше иного сериала.

С учётом наших сегодняшних знаний мы можем сделать вывод о том, что вся канитель с политэмигрантами – дело рук ПЧА, захватившего контроль над главными рычагами государственной власти и условно патриотических движений РФ. Механизм процесса состоит в том, что одна и та же сила, а именно ПЧА, одной рукой организует высылку русских на Украину, а другой – кампании по их защите от этой высылки.

Высылку он организует через создание законодательной базы, создающей невыносимые условия для русских беженцев, а также через идущие в органы исполнительной власти подзаконные распоряжения «щемить» мигрантов. (Заметим, сохранение бесчеловечной законодательной базы сопровождается периодической имитацией того, что «вот-вот что-то улучшат», как по нотам разыгрываемой всеми депутатами Госдумы под управлением единого дирижёра. Дело ни разу не дошло до прорывного улучшения: регулярно вносятся те или иные поправки к законодательству и регулярно проваливаются либо выхолащиваются. Однако «добрые депутаты» ничуть не расстраиваются и, досконально всё поняв о своих коллегах по прошлым попыткам, как ни в чём не бывало раз за разом продолжают ставить на голосование «злых депутатов» новые предложения в том же духе.) И результат получается автоматически, независимо от хороших или плохих намерений чиновников-исполнителей: помимо трудовых мигрантов среди высылаемых регулярно оказываются политические беженцы и ополченцы.

А вот к протестам против этой высылки тоже практически всегда подключают агентов ПЧА, которые благодаря этой активности поддерживают себе реноме защитников русских и как-то поддерживают жизнедеятельность своих структур. Неслучайно присоединение к кампании защиты Николая Трегуба стопроцентно управляемых ПЧАшников Рогова, Лимонова и Гиркина. Тем более что позиция Гиркина плохо стыкуется с его же невнятным мычанием по делу Бородавки, депортация которого открыла сезон охоты на политэмигрантов.

Системная же цель многоактной драмы – создавать картину, ведущую к дискредитации российской государственности как таковой. Протесты против отдельно взятых высылок, конечно, помогают спасать отдельных людей, но в целом являются частью общего спектакля ПЧА, цинично использующего вопрос о жизни и смерти русских людей в своих политических игрищах. Недавно сам Гиркин проговорился, зачем это всё делается, – эта же программа изложена в двух последних абзацах рассказа Натана Дубовицкого «Без неба»: подтолкнуть идеалистов на заведомо обречённое выступление. Вот к чему ведут ПЧА и его агенты, включая Суркова и Гиркина, Рогова и Лимонова.

* * *

По тем же лекалам бесконечных вариаций на общую тему разыгрывается сериал «Украина похищает российских граждан-крымчан»: военнослужащих Баранова и Одинцова в ноябре 2016 года, моряков рыболовецкого судна «Норд» и евпаторийского депутата Осьминина уже в этом месяце. Парализовав реальное противодействие этим похищениям, ПЧА максимально «растягивает удовольствие», организовав информационное сопровождение сразу с двух сторон: со стороны запутинских «свидетелей перемоги» и со стороны разоблачителей ХПП. Первые даже в очевидном самосливе РФ находят признаки великодержавия, а разоблачения вторых, на фоне омерзительного поведения первых, подрывают остатки веры в оздоровление РФ.

Характерна неуклюжая спецоперация, проведённая дипломатами РФ из харьковского консульства. Моряков, которых Украина и так готова была выпустить после понедельника, но по украинским паспортам и в сторону Крыма, попытались тайно вывезти на дипломатическом микроавтобусе в ночь на воскресенье с российскими справками о возвращении. С точки зрения освобождения заложников никакого смысла в этой спецоперации не было: рыбаков и так отпускали, хоть и позорно, зато они подводили своего капитана, отстаивать которого в суде в понедельник пообещали накануне. Поэтому смысл консульской авантюры был чисто информационно-пропагандистский. Если бы получилось, это дало бы возможность в очередной раз протрубить о «победе над тупыми хохлами», а как сорвалось – так «ах, какой позор!». Типичная спецоперация, устроенная дегенератами из спецслужб, любой результат которой устроит верхушку…

* * *

Как в этом свете можно относиться к деятелям, участвующим в ПЧАшных затеях?

Здесь следует разделить искренних активистов, которые пытаются сдержать зло на локальном уровне, не понимая своего включения в более широкий спектакль, то есть используемых втёмную, и давних агентов ПЧА, которые сознательно участвуют в спектакле, прекрасно понимая постановочный характер происходящего. Естественно, отношение к ним не может быть одинаковым. Если первые делают то, что могут, чтобы спасти конкретных людей, хотя и не видят общей картины, то вторые, изображая бурную деятельность по защите отдельных людей, преднамеренно утаивают срежиссированную суть происходящего, то есть использование живых людей в роли заложников, а издевательств над ними – как инструмента дискредитации государственности. И этим своим молчанием они способствуют затягиванию этого спектакля, страданиям новых и новых русских на бесконечном конвейере издевательств. Мы допускаем возможность, что какие-то активисты не могли вовремя разобраться, с какой целью их использовали. Но когда подобное использование происходит регулярно и без какой-либо рефлексии со стороны используемых, возникает подозрение, что дело нечисто.

Если бы задействованные в спектакле как положительные герои ПЧАшники действительно хотели спасти русских, им бы следовало не играть спущенную им роль «протестуем против высылки» или «пытаемся вытащить заложников с Украины», которую они уже и отрабатывают-то без особого энтузиазма, а вывести на чистую воду тех своих хозяев, которые одновременно организуют высылки и поручают изображать бурные протесты, которые потворствуют захватам русских заложников и сами же представляют это в позорящем духе.

Если ПЧАшники не хотят выходить из игры и раскрывать правду, если предпочитают и дальше играть в постыдной пьесе, – ну и пусть, ладно. Закончится это всё тем, что обойдутся без них, раскроют и разоблачат их позорную роль по открытым данным. Только в этом случае отмолчавшиеся окончательно приобретут статус сознательных соучастников-организаторов вместо статуса исполнителей, поначалу использованных втёмную, а затем ужаснувшихся происходящему и сдавших своё преступное начальство. Выбор за ними.

Tags: ПЧА
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 92 comments