miguel_kud (miguel_kud) wrote,
miguel_kud
miguel_kud

Categories:

Какая реальность скрывается за «гибридной войной» – 4

/Продолжение. Начало и оглавление здесь./

4. Какие результаты даёт Москве «гибридная война»

Поверхностное наблюдение за практикой «гибридной войны», якобы затеянной РФ против Украины и Запада, оставляет ощущение симметричного поведения с обеих сторон, подчёркивающего фальшивый характер противостояния. Особенно хорошо это проявляется в экономической сфере. Например, сразу после февральского переворота 2014 г. «Газпром» в течение нескольких месяцев бесплатно поставлял Украине газ и перекрыл вентиль только в июне, когда запасов Украины с лихвой хватало на полгода войны, а затем льготные поставки энергоносителей были возобновлены на фоне пропагандистских воплей, что Украина замёрзнет и сама развалится. С другой стороны, Украина (руками якобы неподконтрольных радикалов – чем не «гибридный» инструмент?) окончательно отрубила Крым от электричества именно тогда, когда с Кубани на полуостров был проложен китайский кабель, позволявший компенсировать дефицит электроэнергии. Разрыв технологических цепочек подчиняется тому же правилу: запчасти и комплектующие поставляются до тех пор, пока не налаживается импортозамещение, а если импортозамещения не выходит, то допускается контрабанда.

Аналогичным образом, введение экономических санкций Запада против РФ подчиняется своему плавному графику, слабо связанному с реальными поводами, и направлено на то, чтобы торпедировать экономическое развитие РФ, но ни в коем случае не дестабилизировать социальную обстановку и не обвалить режим. Назвать же серьёзными ответные экономические санкции со стороны РФ язык не поворачивается. РФ успевает запустить какое-никакое импортозамещение (часто в виде смены поставщика), а если не успевает, то организуются серые поставки какого-нибудь «Сименса», противоречащие правилам ЕС и назначению, согласованному в договорах. С другой стороны, чем бы ни закончилась эпопея с поставками российского газа Западной Европе, большой катастрофы ей не грозит: в случае чего, ведущие страны спасутся американским СПГ, а бытовые страдания более уязвимых Болгарии, Румынии, Венгрии и Словакии только поспособствуют русофобской пропаганде. Сколько бы РФ ни приписывали запугивание энергетическим оружием, она ни разу не получила благодаря ему ни одного геополитического достижения и даже никому не нанесла серьёзного ущерба перекрытием поставок, а по мере выстраивания альтернативных каналов поставки значимость этого оружия сходит на нет. А, скажем, в космической сфере РФ исправно доставляет на орбиту американские грузы и будет поставлять, пока под вопли Рогозина про батут американцы не подготовят «Союзу» полноценную замену.

Далее, в последние годы западная пропаганда прожужжала уши угрозой, якобы исходящей от «Путининтерна» – западных оппозиционных политиков (обычно крайне левых или крайне правых), выступающих за улучшение отношений с РФ. Наиболее известный пример – французская русофилка Марин Лё Пен и возглавляемый ею «Национальный фронт», который даже получил из РФ финансирование в виде льготного кредита «на избирательную кампанию». Эти политические силы даже в академической западной литературе прямо называются «русской пятой колонной»: в 2017 г. вышла брошюрка Кена Гьюда “Russia’s 5th Column” с описанием путинского заговора по распространению на Запад своих недемократических порядков через крайне-правые партии наиболее развитых стран Европы и США, разделяющие евразийскую и/или антилиберальную повестку дугинского евразийства. Из заключения статьи хорошо видно, как восторги Дугина по поводу победы Трампа были использованы для обоснования этой теории и запугивания приходом путинских порядков не только США, но и Европы:

«Комментарии главного советника Белого дома Стивена Бэннона об Александре Дугине и происхождении его мышления не случайны, и Дугин был в восторге после победы Трампа. Тот же человек, который сказал: “Американская империя должна быть разрушена”, сказал после победы Трампа: “с антиамериканизмом покончено. И не потому, что он был неправилен, а с точностью до наоборот: потому что сами американский народ начал революцию именно против того аспекта США, который мы все ненавидели. … Так давайте же осушим европейское болото. … Какова структура Болота? Во-первых, Болото – это идеология, либерализм”».

В том же году Атлантический совет выпустил коллективный сиквел творения Кена Гьюда – брошюру “The Kremlin’s Trojan Horses 2.0: Russian Influence in Greece, Italy, and Spain” под руководством Алины Поляковой, а в 2018 г. вышла статья австралийской интеллектуалки Киры Харрис “Russia's fifth column: The influence of Night Wolves Motorcycle Club, Studies in Conflict & Terrorism” с очень детективным описанием заграничных похождений «Ночных волков» Залдастанова и заключением, что через байкерство удалось завербовать многих агентов в Германии, и доктрина российского ГРУ позволяет вовлечь их в боевые действия в случае войны России с НАТО, а также использовать для подрыва и страха в мирное время. «Сегодня он лабает джаз, а завтра – Родину продаст».

Но если хорошо призадуматься, то эта паранойя – симметричное отражение ситуации внутри РФ с открыто прозападной оппозицией, получающей инструкции в американском посольстве и «печеньки из Госдепа», даже ярлык «пятая колонна» у них тот же самый! Результативность деятельности «агентов Госдепа», правда, примерно такая же, как и у «российской пятой колонны» на Западе: удаётся сплачивать обывателей «вокруг верховного главнокомандующего». Даже если кто-то из «российской пятой колонны» на Западе приходит к номинальной власти и искренне хочет что-то исправить, геополитическую конфигурацию это не меняет. Известно, что как только греческий премьер-министр Ципрас попросил Путина помочь напечатать драхмы, чтобы выйти из Еврозоны, кремлёвский резидент по старой профессиональной привычке тут же «настучал» об этом Олланду и на изумлённый вопрос последнего «зачем» ответил, что не хочет развала ЕС. Хорошо, что не оправдывался, как Шура Балаганов, словами «я же машинально»!

Западные борцы с «российской гибридной агрессией» обвиняют Москву в информационной войне, осуществляемой с помощью троллей в соцсетях и гостевых книгах на страницах электронных изданий. В частности, кропотливые авторы сборника “Torn between East and West. Europe’s border states” выяснили (с. 217), что, помимо всемирно известной «фабрики троллей» в Санкт-Петербурге, в РФ действует ещё несколько: в Таганроге, в Курске, в Нижнем Новгороде... Однако аналогичные обвинения раздаются со стороны РФ, например, журналисты Первого канала сняли сюжет о британской «фабрике троллей», и британцы не нашли ничего лучшего, кроме как опубликовать личные данные журналистов. Карли Нист и Ник Монако издали целый сборник “STATE-SPONSORED TROLLING. How Governments Are Deploying Disinformation as Part of Broader Digital Harassment Campaigns”, в котором рассказывают, что организованный правительствами Интернет-троллинг как внутриполитический инструмент используется в самых разных странах: в Азербайджане, Бахрейне, Эквадоре (при Рафаэле Корреа), на Филиппинах, в Турции, в Венесуэле, в Соединённых Штатах (в последнем случае речь идёт о преследовании сторонниками Трампа тех, кто осмеливается задавать ему неудобные вопросы). Практика троллинга – интернациональна, наличие открыто прозападных троллей в российских соцсетях – тоже, и оснований думать, что они проплачены Госдепом, не меньше, чем оснований думать, что пророссийские тролли в западных соцсетях – из России.

Среди ведущих характеристик в организации журналистики РФ непременно встречается рассылка методичек из «апэшки». Но вот украинское агентство «Стопфейк» регулярно издаёт самые настоящие методички, например, в марте 2017 г. вышел 12-страничный труд “KEY STEPS FOR COUNTERING RUSSIAN PROPAGANDA. A toolkit for journalists”, в котором очень примитивно, но понятно, как мама мыла раму, рассказывается, как распознавать русскую пропаганду, когда применять чесночный настой, а когда – серебряную пулю.

Рассмотрим ещё один пример – производство микролидеров общественного мнения в Интернете, взявшихся «ниоткуда». В этом деле тоже легко найти параллели в РФ и на Западе. Скажем, известный «расследовательский» сайт-сливной бачок «Беллингкэт» основан неким Элиотом Хиггинсом, который «в 2012 г., будучи безработным финансовым аналитиком, не знающим арабского языка, начал вести блог о гражданской войне в Сирии» с ежедневным оперативным отслеживанием новостей, сопровождал их аналитикой, якобы анализируя более 400 YouTube-каналов в день, и так быстро вышел в топ. Женат на турчанке, работающей на почте на полставке. Источники умалчивают, забирала ли жена Хиггинса белое пушистое одеяло у провинциальной фермерши и предлагал ли он альтернативное определение интеграла, неизвестное математической науке, но когда у него спросили, какими алгоритмами он пользуется при обработке такого количества информации, его объяснения были весьма скептически оценены ведущими специалистами в области. Уже в 2015 г. Хиггинс занимает престижные исследовательские позиции в университетах Калифорнии и Лондона, подключается к «научным» проектам, а теперь «с Хиггинсом сотрудничают около 20 человек: например, Аарон Стейн, специалист по иранской и турецкой ядерной программе, Аляун Лерой, который пишет про Южный Судан и наркоторговлю, Дэн Кашета, бывший офицер Химического корпуса Армии США и экс-сотрудник Секретной службы, Карл Моранд, отслуживший 4,5 года в армии США, половину из которых он провёл в Ираке».

* * *

Отдельного рассмотрения заслуживают обвинения в кибератаках против других стран, якобы организованных Кремлём. Дело в том, что у этих кибератак есть несколько неизменных общих черт:

  1. Они не достигли никакого стратегического результата в реальном мире, изменяющего геополитический баланс, на который, по идее, должны были быть направлены.

  2. Реальное их авторство – дело тёмное, официальные власти РФ отрицают свою причастность, но всякий раз находятся какие-то персонажи в самой РФ, прямо или косвенно берущие на себя ответственность и тем самым переводящие стрелки на (официальную) Москву.

  3. Единственный устойчивый политический результат всех кибератак, меняющий геополитический баланс, – консолидация подвергшихся кибератакам стран в противостоянии «России».

Рассмотрим наиболее известные случаи.

Первая кибератака, приписываемая РФ, была совершена против Эстонии в период и после волнений вокруг переноса монумента «Бронзовому солдату» весной 2007 г. В статье Жульена Носетти “Géopolitique de la cyber-conflictualité”, написанной в затейливом франкофонном стиле, прорываются суровейшие обвинения:

«Весной 2007 г. в течение примерно двух недель Эстония была парализована атаками этого типа».

Насколько же сильно была парализована Эстония? В сборнике под редакцией известного молдавского русофоба Нику Попеску “Hacks, leaks and disruptions – Russian cyber strategies” описываются последствия кибератак (Гл. 5): два дня по два часа был недоступен онлайн-банкинг, у трёх операторов мобильной связи были проблемы, правительственная «онлайн-комната для брифингов» не работала и т. д. В общем, это было что угодно, но не паралич государства: никто не помешал Эстонии ни жёстко подавить русские протесты, ни реализовать планы по удалению монумента из центра города. Как пишет Анджей Козловский в статье “Comparative Analysis of Cyberattacks on Estonia, Georgia and Kyrgyzstan”, предположил, что РФ, организуя эти кибератаки, вынашивала следующие цели: повлиять на правительство Эстонии, чтобы оно отказалось от планов по Бронзовому солдату, протестировать кибервозможности РФ, наконец, продемонстрировать, что Эстония и НАТО беззащитны против российских атак и РФ не нуждается в танках, чтобы нанести Эстонии ущерб. Автор подытоживает:

«все политические цели были провалены, монумент был перенесён, Эстония стала лидером в области кибербезопасности. НАТО ускорила свои проекты в области киберзащиты и организовала возле Таллинна Центр передового опыта по Киберзащите».

Что касается атрибуирования кибератак, что, поскольку считается, что следы ведут в РФ, то в одной за другой публикации стандартно рассматриваются три версии: организация кибератак неким (неполитическим) преступным сообществом в РФ, организация их патриотическими хакерами, организация по заказу правительства РФ какими-то преступными/хакерскими группировками. Первая версия обычно отметается авторами ввиду того, что в хакерских атаках не просматривается никакого денежного интереса, вторая – из-за слишком быстрой самоорганизации хакеров во время войны с Грузией (якобы на выяснение главных сайтов, ставших целью атаки, нужно было много времени), значит, остаётся только третья (приводятся некие косвенные указания). Анализ этого типа кочует из статьи в статью, но даже во вторичных, явно скомпилированных работах можно найти ценные наблюдения, например, в магистерском дипломе Кена Джонса “Cyber war: the next frontier for NATO” (с. 9) можно вычитать наблюдение, что атаки были направлены исключительно на предмет гордости Эстонии – цифровую инфраструктуру правительства и коммерции. То есть, они были нацелены не столько на реальный ущерб, сколько на максимальный эмоциональный эффект.

Последнее замечание позволяет лучше понять, что происходило в Эстонии после этих кибератак. В сборнике “The Fog of Cyber Defence”, подготовленном с участием всех северных стран (Финляндии, Швеции, Норвегии, Дании и Исландии), содержится целая глава, из которой становится ясно, что Эстония в 2007 г. послужила экспериментальной площадкой по превращению недружественной страны в непримиримого врага РФ. А именно, действия Эстонии «были восприняты [эстонским обществом] как успешное отражение атак противника, а иностранное государство (Россия) была воспринята как злоумышленник. При конструировании образа противоположной стороны использовались универсальные черты врага». В частности,

«Около восьмидесяти процентов общественных дебатов в Эстонии либо основывались на ведущем [антироссийском] нарративе, либо поддерживали его... Тот факт, что по своему содержанию он имел сильный националистический акцент и что его наиболее заметными сторонниками были люди, принадлежавшие к консервативным правым слоям, также делает его национальным нарративом. Поскольку во многих случаях одни и те же лица принадлежали к государственной и политической элите Эстонии, ведущий нарратив в значительной степени можно также назвать официальным нарративом Эстонии. Однако это не был случай, когда эстонское правительство заставляло представителей элиты или эстонских СМИ придерживаться этого нарратива. Достаточно было того, что ситуация и условия были такими, что большинство из тех, кто участвовал в публичных дебатах, пришли к аналогичным выводам по собственной инициативе. Опыт эстонского общества, подвергшегося несправедливой атаке извне, породил очень резкую и единодушную защитную реакцию, которая сначала была объяснена себе (эстонцам), а затем другим (мировому мнению) с помощью ведущего нарратива».

Завершая рассмотрение эстонского случая, следует упомянуть два факта, встреченные нами в монографии Уильяма Эшмора “Impact of Alleged Russian Cyber Attacks” и касающиеся атрибуции атак:

«В марте 2009 года член российской прокремлёвской молодежной группы Константин Голоскоков публично взял на себя ответственность за организацию кибератак 2007 года на Эстонию. Голоскоков является лидером молодежного движения «Наши», которое регулярно проводит кибератаки и кампании запугивания от имени российского правительства. Правительство Российской Федерации может поддерживать отделение от молодежной группы, поскольку оно не финансирует их деятельность напрямую. Молодежные группы финансируются проправительственными владельцами бизнеса, которые пытаются заручиться поддержкой российского правительства».

Кроме того, из омута не преминул всплыть уже неоднократно встречавшийся нам депутат Госдумы Сергей Марков, поведавший, будто какой-то его помощник, якобы находившийся на территории одной из непризнанных республик бывшего СССР, организовал кибератаки против Эстонии по собственной инициативе.

Ещё более неоднозначным случаем являются кибератаки против Грузии, предпринятые во время пятидневной войны 2008 г. Причастность к ним правительства РФ напрямую не была доказана, но какие-то нити якобы вели к хакерской группировке «Серые гуси». Несмотря на то, что западные авторы считают эти кибератаки, в отличие от эстонского случая, стратегически успешными, то есть приведшими к реальному политическому эффекту, мы придерживаемся другого мнения. Наиболее убедительно из встреченных нами источников западная точка зрения изложена в статье Рональда Дейберта, Рафаля Рогожинского и Масаши Крит-Нишихаты “Cyclones in cyberspace: Information shaping and denial in the 2008 Russia–Georgia war”, опубликованной в 2012 г. По мнению авторов, пятидневная война была не чисто кинетической – кибероперации сыграли едва ли не решающее стратегическое воздействие на исход конфликта. Однако на деле авторы более или менее обосновали только то, что благодаря кибератакам, отключившим Грузию от мирового Интернета и повредившим правительственные сайты, население Тбилиси охватила паника, но не показали, что паника оказала стратегическое влияние на исход войны. (В конце концов, Москву в 1941 г. тоже охватывала паника.) Российские войска действительно продвигались к грузинской столице, перед ними бежали войска неприятеля, но автор не привёл к данных, что информационный разгром сколько-нибудь усилил эффект, проявившийся в бегстве грузинских войск, точнее, что не было бы того же самого из-за чисто кинетического воздействия, без вклада кибератак. Мало того, политический результат войны весьма спорный: из-под контроля Тбилиси были выведены две республики, которые и так им почти не контролировались, сама Грузия осталась сателлитом НАТО, русофобия усилилась. Говорить о российской стратегической победе благодаря кибератакам не приходится.

Аналогичным образом можно разобрать приписываемые РФ кибератаки против стран НАТО, прежде всего, взлом серверов Демократической Партии США, благодаря которому компромат на Хиллари Клинтон был вброшен через «Викиликс» в публичное пространство, что, как считается, помогло избранию Трампа. Реальной пользы РФ от этого оказалось никакой, но при этом сразу многие персонажи и во власти, и в оппозиции РФ начинали неумеренно потреблять конфеты и шампанское, празднуя якобы наступившую новую эпоху во взаимоотношениях с «Америкой». Множество авторов стали рассказывать, что добрый Трамп не только помирится с РФ, но также отдаст ей Украину, Восточную Европу, откажется от гегемонии США и т. п. Тем самым едва ли не вся публичная сфера РФ усиленно создавала впечатление, что Трамп – «кандидат России», что это РФ привела его к власти и он будет плясать под дудку Путина.





Естественно, операция «Трампняш» не закончилась ничем, кроме нарастания антироссийской истерии и дальнейшей консолидации НАТО перед лицом «российской угрозы». В плане нового отношения к РФ очень показателен доклад Макса Бергмана и Кэролин Кенни “Acts of an Adversary. Russia’s Ongoing Hostilities Toward the United States and Its Allies”. Это радикально антироссийский текст, сдобренный резкими обвинениями мягкотелому Трампу и его администрации, которые-де покрывают Путина и пытаются установить с русскими альянс вместо защиты Америки. В тексте встречается много расплывчатых алармистско-параноидальных воплей вроде «Америка остаётся под страшной угрозой» или «российские усилия продвигаются все дальше и дальше, часто передвигали допустимые границы», но когда доходит до конкретики, то детали новых обвинений анекдотичны: «по сообщению «Блумберг», в Иллинойсе следователи обнаружили доказательства того, что кибер-злоумышленники пытались удалить или изменить данные избирателей», кроме того, злостные хакеры похитили данные сорока олимпийских атлетов. При одной мысли о страданиях миссис Смит, вычеркнутой русскими хакерами из списка избирателей, сердце кровью обливается, но как это гипотетическое злодеяние должно было помочь Путину?

(В контексте ряда обвинений порой складывается мысль, что и на Западе намеренно не доводят разоблачения РФ до ума и оставляют в них абсурдные закладки, чтобы пока держать под контролем требования своего общества по возмездию РФ и всякий раз находились инициативные общественники, выступающие против усиления конфронтации. Надо было бы – изобразили бы из русских исчадие ада так, чтобы комар носа не подточил!)

* * *

В этом плане уместно спросить, что же имеет место с другой стороны – не осуществляются ли кибератаки против других стран самим Западом? Например, Оливер Фиттон в статье “Cyber Operations and Gray Zones Challenges for NATO” ничтоже сумняшеся заявляет, что «гибридные войны» могут затеять только авторитарные режимы, потому что подотчётность демократических режимов мешает делать то же самое. Однако недавняя «утечка» о кибератаке США на РФ, подкреплённая данными «Вашингтон Пост», показывает, что не всё так просто. Да и вообще, правительственные учреждения и коммерческие организации РФ регулярно жаловались на кибератаки из-за рубежа раньше, но целенаправленно обвинять правительства они не пытались.

На самом деле, как пишет Крис Демчак в главе “Cybered Conflict, Cyber Power, and Security Resilience as Strategy” из книги “Cyberspace and National Security”, американо-израильский вирус Stuxnet, проявившийся осенью 2010 г., повредил работу центрифуг и отодвинул реализацию ядерной программы Ирана, как минимум на год-два. Ещё в 2009 г. военные США официально объявили киберпространство военной областью и тут же организовали большое количество конференций, пытаясь подвести киберпространство в концепции, разработанные для уже существующих воздушного, наземного, морского и космического пространств. Далее, как пишет уже встречавшийся нам Жульен Носетти, вирус Stuxnet был очень дорогостоящим мероприятием, запущенным не позднее 2006 г. (т. е. до эстонских событий). Спрашивается, при чём тут Герасимов с его «доктриной»?

Брэндон Валерьяно и Райан Манесс в главе “Persistent Enemies and Cyberwar: Rivalry Relations in an Age of Information Warfare” из книги: “Cyberspace and National Security” не склонны переоценивать международную опасность кибератак: даже у стран, находящихся в недружественных отношениях кибернетическое противостояние (например, направленное на шпионаж) не повышает вероятность эскалации, а снижает его. В то же время, рассуждая о будущем, авторы говорят, что именно США и Израиль открыли ящик Пандоры, запустив в отношении Ирана что-то более серьёзное, чем мелкое хулиганство.

* * *

Примерно такая же ситуация наблюдается со вмешательством РФ в политическое развитие других стран. Собственно, Москва изо всех сил «помогала» Януковичу во время обоих майданов, и всякий раз это только оканчивалось укреплением русофобского вектора Украины – кто сказал, что в отношениях с Западом должно быть иначе? Неудивительно, что предположительное вмешательство РФ в американские выборы, впечатление о котором старательно раздували Жириновский с соратниками и Святенков с Крыловым, послужило основанием для антироссийской консолидации в США. Истеричный доклад Эрика Браттберга и Тима Маурера “RUSSIAN ELECTION INTERFERENCE. Europe’s Counter to Fake News and Cyber Attacks”, изданный Центром Карнеги, сообщает, что, как показали враждебные действия РФ против выборов США, избирательная система входит в число критически уязвимой инфраструктуры, и вот Европа пережила пять попыток вмешательства: в Нидерландах в марте 2017 г., во Франции в мае-июне 2017 г., в Великобритании в июне 2017 г., в Германии в сентябре 2017 г., в Швеции в сентябре 2018 г., а ещё надо подготовиться к промежуточным выборам в США 2018 г. (Можно отметить два устрашающих документа Европейского совета по внешним отношениям, возглавляемого кадровым шведским русофобом Карлом Бильдтом: “Fellow travellers: Russia, anti-Westernism, and Europe’s political parties” – обзор «запутинских» политических течений в Европе, якобы представляющих угрозу европейским либеральным ценностям, и “The 2019 European Election: How Anti-Europeans Plan to Wreck Europe and What Can Be Done to Stop It” – предостережение об угрозе со стороны этих сил на европейских выборах 2019 г.) Также в этом списке интересна история «вмешательства» во французские выборы, описанная в статье Кера Жиля “Countering Russian Information Operations in the Age of Social Media | Council on Foreign Relations”. Якобы русские хакеры взломали какой-то компромат на Макрона и даже организовали его утечку накануне президентских выборов, и только действующий во Франции запрет на агитацию в последние 24 часа перед голосованием не дал французским СМИ обнародовать эту информацию – поэтому воспрепятствовать избранию Макрона не удалось, зато как он относится к РФ, общеизвестно. Неудивительно, что во время протестов «Жёлтых жилетов» тоже было сделано всё, чтобы «засветить» российский след: какой-то француз, сотрудничающий с малофеевским «Катехоном», позировал с флагом ДНР, и СБУ поспешила предать его историю максимальной огласке:



Ситуация просто классическая:





Москву обвиняют в том, что она без конца вмешивается в дела других стран через информационную войну, подкуп и другие аморальные действия. Реальный результат этого «вмешательства» неизменно катастрофичен для РФ: геополитический баланс сдвигается в пользу Запада, якобы секретные операции якобы РФ неизменно оказываются «общеизвестны», помогают обвинить её во всех грехах и развернуть антироссийскую истерию.

Можно ошибиться раз, другой и третий. Разные люди могут в определённом периоде повторять стандартные ошибки, пройденные предшественниками. Но один и тот же субъект, даже идиот, не будет раз за разом воспроизводить одну и ту же ошибку, из-за которой ему никакой пользы и, более того, всегда становится больно. Если бы приписанные РФ действия организовало – прямо или косвенно – правительство РФ, преследующее стратегические национальные интересы, то, убедившись в стабильно отрицательном результате своих действий, оно бы их прекратило. Значит, западная трактовка авторства и цели этих действий – сущая нелепость и подлый обман. Кто бы ни устраивал «российские атаки на западную демократию», цель они преследуют именно ту, которой и добиваются, – мобилизации Запада против РФ, превращения страны в международного изгоя, её относительного ослабления без получения хоть каких-то реальных преимуществ, сдвигающих общий баланс в пользу русских. Может быть, есть и дополнительные цели, напрямую не связанные с Россией и русскими, но к этому мы вернёмся позднее.

* * *

Если же учесть конкретику выдвинутых обвинений, то непонятно, что такого делает РФ, чего бы не делал в отношении других стран Запад. Вмешательство Запада в оба украинских майдана с масштабным финансированием переворотов и подкармливанием быдла печеньками, а также с бесконечно озвучиваемыми угрозами западных официальных лиц в адрес официального Киева на случай силового подавления протестов было? Не только было, но и привело к получению Западом стратегического преимущества за счёт включения в свою сферу влияния огромной Украины! Поддержание в самой РФ открытых агентов влияния Запада (о скрытых мы поговорим позднее) через систему грантов, приглашения на конференции и другие «проекты развития гражданского общества» – общеизвестно. Поддержка информационной войны против РФ в виде финансирования «Радио Свобода» и «Голоса Америки», открытия в Риге издания «Медуза» и т. п. не прекращалась ни на минуту. Все эти действия уже помогли Западу избавиться от опасного соперника – Советского Союза, то есть оказались вполне успешными и обеспечили стимул к продолжению, так что наш аргумент против приписывания РФ авторства «атаки на западную демократию» в данном случае неприменим. Кампания клеветы и намеренной дезинформации, приписываемая современной «России», – традиционный западный инструмент. Как пишет уже встречавшийся нам Жульен Носетти, «после химических атак в [сирийской] Думе, предпринятых в апреле 2018 года силами лоялистов, Россия развернула всеобъемлющую информационную стратегию, которая дезориентирует западное общественное мнение и разделяет их лидеров через создание ложных сообщений, возмутительные преувеличения и т. д.». Теперь сама BBC признала, что распространённые ею кадры «химической атаки» и её последствий были постановочными, но и это не помешает продолжению ею информационной войны и дальнейшим обвинениям в дезинформации именно «России».

В ходе нарастающего вала взаимных обвинений в блоге Б. Рожина на днях были переведены и выложены рекомендации по проведению против СССР психологических операций, которые должны были быть поданы на заседании коллегии ЦРУ в 1953 г. (1, 2 – совершенно, кстати, понятно, что не сам топовый блоггер нашёл и перевёл этот документ, рассекреченный ещё в 2005 г., а ему их прислали для публикации в нужный момент). В них говорилось о необходимости внести раскол в руководство СССР, рассорить его с союзниками и т. п. – в общем, встречается полный набор тех задач в отношении Запада, которые приписываются нынешним психологическим операциям РФ. Поэтому ничего нового в постановке таких задач, в общем-то, не содержится. Важно другое: составители рекомендаций подчёркивали, что сами по себе психологические операции ни к чему не приведут, и сработают только в комплексе с мощью американского военно-экономического арсенала. Сейчас же алармистский нарратив Запада заключается в том, что спецоперации коварного Путина могут нанести серьёзный ущерб сами по себе, несмотря на ничтожность реального потенциала РФ! Многие верят, но те, кто выдвигал подобные обвинения, опираясь на старые наработки ЦРУ, – вряд ли.

Эстонские «исследователи» Хольгер Мёльдер и Владимир Сазонов в статье “Information Warfare as the Hobbesian Concept of Modern Times – The Principles, Techniques, and Tools of Russian Information Operations in the Donbass”, почему-то основанной на опросе украинских экспертов, противопоставляют якобы извечное для России параноидальное «гоббсовское» восприятие мира с врагами повсюду вокруг доброжелательному кантианскому окружению РФ. Поэтому-де РФ – «гоббсианский» актор, действующий в кантианском окружении. В случае с Западом вообще и Эстонией в частности тут было бы уместно вспомнить басню Крылова «Зеркало и обезьяна»:

«Чем кумушек считать трудиться,
Не лучше ль на себя, кума, оборотиться?»
Ей Мишка отвечал.
Но Мишенькин совет лишь попусту пропал.


/Продолжение следует./

Tags: КСС, ПЧА, война, геополитика, политология
Subscribe

  • Вспоминая весеннее затуманивание

    Пока число жертв коронавируса в одной только РФ уверенно перевалило за сотню тысяч и уже наверняка составит, в лучшем случае, сотни тысяч по итогам…

  • Причинность

    Немалую роль в пропаганде распространения нового коронавируса играет занижение его жертв, используемое и официальными источниками, и критиками власти…

  • Какая реальность скрывается за «гибридной войной» – 10

    /Окончание. Начало и оглавление здесь./ 10. Заключение В исторической перспективе внешнее управление, под которое попала большая Россия, намного…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 54 comments

  • Вспоминая весеннее затуманивание

    Пока число жертв коронавируса в одной только РФ уверенно перевалило за сотню тысяч и уже наверняка составит, в лучшем случае, сотни тысяч по итогам…

  • Причинность

    Немалую роль в пропаганде распространения нового коронавируса играет занижение его жертв, используемое и официальными источниками, и критиками власти…

  • Какая реальность скрывается за «гибридной войной» – 10

    /Окончание. Начало и оглавление здесь./ 10. Заключение В исторической перспективе внешнее управление, под которое попала большая Россия, намного…