miguel_kud (miguel_kud) wrote,
miguel_kud
miguel_kud

Category:

Какая реальность скрывается за «гибридной войной» – 10

/Окончание. Начало и оглавление здесь./

10. Заключение

В исторической перспективе внешнее управление, под которое попала большая Россия, намного страшнее, чем татаро-монгольское иго или колониальный статус у классической европейской метрополии (Великобритании, Франции, Германии). Татаро-монгольское иго сохраняло большую степень автономии Руси и позволяло ей самостоятельно развиваться, а со временем и перерасти Золотую Орду. Владычество Великобритании и Франции в Африке и Азии, при всех жестокостях и эпизодах геноцида, сопровождалось устранением архаичных порядков и худо-бедно вовлекало отсталые народы в мировую цивилизацию. Господство американских кукловодов – совершенно другого типа. Они периодически провоцируют в других странах катастрофы, лишающие их шансов на достойное развитие, затем позволяют на какое-то время стабилизироваться и возродить надежду, но и это восстановление – мнимое, ибо сохраняет инфраструктуру внешнего управления и позволяет спровоцировать новый обвал некоторое время спустя. Для самих себя американские кукловоды оправдывают свои действия тем, что всё равно вечная стабильность во внешнем мире невозможна и они лишь оптимизируют переходы порядка в хаос и обратно в интересах американской безопасности. Это всё равно, что самооправдания убийцы, который считает, что убитые им жертвы всё равно когда-нибудь умерли бы, и поэтому он ничего принципиально не поменял. США пока не применяли той же методологии к самим себе и не обрушивали в хаос свою собственную страну.

В отношении постсоветского пространства, географически далёкого от американского континента, у США вообще нет никаких сдерживающих факторов, препятствующих самым крайним проявлениям организованного хаоса. У России и русских не будет нормальной жизни, пока они остаются под внешним управлением кукловодов и не восстановят независимость. Нас могут поманить ложной надеждой, как поманили надеждой на якобы прекращение деградации страны при Путине, но именно внушённое таким образом доверие облегчило кукловодам организацию катастрофы 2014 года.

Спасение страны требует ухода от внешнего управления. Но это внешнее управление неочевидно и осуществляется через комбинацию, прежде всего:

  • рефлексивного контроля, в ходе которого стране и её гражданам навязывают самоубийственное либо контрпродуктивное поведение в святой уверенности о его пользе;

  • активных спецопераций, в ходе которых на ключевых позициях оказываются агенты, выступающие проводниками рефлексивного управления извне, и не допускается те, кто может ему воспрепятствовать.


По этой причине наличие регулярного внешнего управления, наносящего вред стране и народу, удаётся установить только аналитически. Манипуляторы могут замылить его наличие в глазах большинства обывателей, отвлекая их внимание внешней мишурой или краткосрочным улучшением, а также пользуясь недолговечностью бытовой и исторической памяти подвластных народов. Кроме того, манипуляторы могут насадить обывателям ложное понимание причинно-следственных связей, из-за которого обыватели не смогут увидеть источник беды, или ложное понимание блага, при котором обыватели даже не поймут, что их народы в беде. Наконец, увидеть внешнее управление большинству обывателей мешает устаревшая парадигма процесса управления, опирающаяся на аналогии с управлением упорядоченной структуры ради достижения какого-то конструктивного результата, «снижения энтропии». Но в случае с современным внешним управлением Россией речь идёт о контролируемом хаосе, когда целью кукловода является удержание управляемого объекта в заданном безысходном коридоре, блокирующем устойчивое развитие, а все детали неважны. Нарастание хаоса и «энтропии» при таком типе управления – это как раз его успех.

Следовательно, первым шагом к спасению должно быть признание самого по себе факта внешнего управления Россией. Это признание будет неотделимо от новой, до сих пор широко не встречавшейся нам трактовки управления:

  • Это управление осуществляется через комбинацию неочевидных инструментов рефлексивного управления, активных спецопераций, тотального электронного контроля и др.;

  • Это управление – непривычного нам типа, ибо преследует целью не результат-состояние, а результат-процесс;

  • На макроуровне это управление не задаёт подчинённому субъекту конкретику выполняемых задач, а оставляет ему свободу действий в рамках определённого коридора, который не должен быть покинут в результате-процессе, сам он даже не подозревает об этом коридоре, но в коридоре его держит заданная кукловодами конфигурация;

  • В долгосрочном плане это управление не ведёт к росту упорядоченности и самостоятельности контролируемой системы, оно не направлено ни на какие конструктивные с точки зрения контролируемой системы цели и, напротив, ведёт к её удержанию в ничтожном состоянии.


Вторым шагом после признания нами внешнего управления нового типа должна быть постановка задачи о снятии внешнего управления ради реализации национальных целей русского народа. Мы должны понять, что расчленение России, попытки отдалить части русского народа от его основной массы в культурном плане, внесение внутренних расколов, препятствование экономическому и социальному развитию – это и есть неотъемлемые задачи внешнего управления в парадигме контролируемого хаоса, и преодоление перечисленных катастроф требует лишения кукловодов любых рычагов воздействия на Россию, с помощью которых они убедили Россию устроить самой себе эти катастрофы.

Третьим шагом должно стать описание установившейся системы внешнего управления, преследующее целью выявление и детализацию технологий, с помощью которых осуществляется управление, для их нивелирования и подрыва. Потребуется с самого начала искать уязвимые места в методах рефлексивного контроля, обнаруживать факт проведения активных спецопераций по характерным признакам и не давать им реализовываться.

Четвёртым шагом должно стать широкое общественное действие по выходу из-под рефлексивного контроля кукловодов и отвержению активных спецопераций, становление независимой от кукловодов здравой общественной мысли, нацеленной на достижение стратегических национальных целей русского народа. В рамках этой активности необходимо будет широко использовать знания, наработанные на предыдущем шаге, для отвержения и остракизма тех участников агентурной сети, которые начнут срывать движение независимости, отравляя ноосферу безумными идеями и провоцируя остальных на тупиковую стратегию. Нельзя позволить кукловодам устроить русским очередную подставу с массовым уничтожением пассионариев, дискредитацией русской идеи и разочарованием масс.

Следует заметить, что реализация перечисленных четырёх шагов может иметь «концентрический», а не строго последовательный характер: по мере того, как некое ядро решит в своём кругу третью задачу и начнёт обсуждать четвёртую, всё ещё будет продолжаться дозревание искренними патриотами, осознавшими факт внешнего управления нового типа, до необходимости восстановления независимости, а также распространение самых азов парадигмы нового типа управления среди аполитичного «болота», благодаря чему широкие массы смогут понять, о каком внешнем управлении идёт речь.

Дальнейшие шаги мы намечаем самым черновым образом как общестратегические задачи, до реализации которых многие из нас могут не дожить.

Пятым шагом должно стать формирование движения по снятию внешнего управления с государств большой России, с требованиями к правоохранительным органам об уничтожении американской агентурной сети и прекращении действия электронного концлагеря без отказа от технологических достижений цивилизации и скатывания в культурную архаизацию.

Шестым шагом должно стать собственно достижение национальной независимости с одновременной ликвидацией основных последствий, к которым привели десятилетия внешнего управления, – расчленения России, разделения народа.

Наконец, седьмым шагом должно стать создание системы защиты от возможного повторного попадания России в зависимость путём преодоления интеллектуальной, культурной, технологической отсталости и создания собственной мир-системы, не подчиняющейся нынешним американским кукловодам.

* * *

В настоящий момент детализация этих пунктов с нашей стороны была бы забеганием вперёд. В первую очередь надо по-настоящему осознать и «прочувствовать» программу первого шага. Подавляющее большинство наших соотечественников просто не поймут тезиса о внешнем управлении, даже если раскрыть перед ними все найденные нами за последние годы факты, – просто в силу заскорузлого понимания процесса управления и решаемых при этом стандартных задач. Приход к этому пониманию требует развития языка и нового мышления, но без «продажи души дьяволу» – нормализации в сознании или принятия как должного того кошмара контролируемого хаоса, который кукловоды навязали России и остальному миру. Над этим надо много работать, причём не только в наступлении, но и в обороне – охраняя и спасая те рубежи здорового сознания, которые ещё остались у наших людей.

Кроме того, необходимо расширить пучок значений, связанных с морфемой «агент», где под агентом понимается деятель, неявно работающий на внешнюю управляющую структуру вопреки своему номинальному месту в управляемой системе. То, что агентура бывает разная и включает не только классических шпионов и диверсантов, сознательно передающих противнику информацию либо вредительствующих по его прямому приказу, но также агентов влияния, распространяющих подрывные идеи среди «своих», уже вошло в широкое понимание. Однако применение методов рефлексивного управления и постановка задач управления в целеполагании контролируемого хаоса устанавливает новые возможности по превращению огромного количества ничего не подозревающих активистов в агентов, реализующих внешнее управление:

  • Благодаря технологиям рефлексивного контроля современные типажи агентов включают широкий спектр типажей, лежащий в отрезке от сознательного шпиона или диверсанта до «полезного идиота», свято верящего, что он, наоборот, сражается за Родину и каждым своим вздохом приближает её победу. Отсутствие способности правильно оценить последствия действий в конкретных условиях, в сочетании с пониманием противником устройства мышления «полезного идиота», обрекает искренних патриотов на то, чтобы из лучших побуждений начинать делать то, что выгодно противнику.

  • Управление в парадигме контролируемого хаоса вполне допускает, чтобы агент предпринимал действия, которые с его колокольни выглядят как максимально патриотичные и направленные на избавление от внешнего управления, но в системе ни к чему не приводят или оказывают обратный эффект. Причина обратного эффекта заключается в том, что результат действий такого агента, во-первых, не выводит контролируемую систему из допустимого коридора, во-вторых, срывает резонанс освободительной активности внутри системы, при котором она могла бы выйти из допустимого коридора. И опять ключевым условием успешного применения такого агента служит его неспособность оценить последствия своих действий в системе, с учётом действия других сил, а не только направленности его усилий на микроуровне.

Классическим примером агента нового типа может служить И.В. Гиркин, который стал моральным лидером антиукраинского восстания и затем – патриотического негодования предательством Новороссии, но в созданной под это дело конфигурации сработал, скорее, на Украину и укрепление американского внешнего управления. Вряд ли он понимал, на кого работал в конечном итоге: возможно даже, что и те хозяева, которые засылали его на спецзадания сначала в Крым, потом на Донбасс были агентами среднего уровня и просто, как могли, реализовали безумную стратегию, подсунутую их кураторами. Но оказавшись в этой конфигурации, Игорь Всеволодович не стал из неё выходить, а «делал, что мог», в заданном направлении. Публично настаивать на государственной помощи из РФ он стал только после избрания Порошенко, публично критиковать состоявшееся предательство – после подписания Минских соглашений, распространять критику на кремлёвского резидента – и вовсе в 2016 г. Длительное время он последовательно отклонял саму идею массовых протестов граждан под предлогом угрозы от «пятой колонны» и начал призывать к выступлениям только в вопросе о Курилах, хотя мобилизующая способность этого повода вызывает сомнения. При этом даже сейчас он отказывается дать любую информацию, раскрывающую кураторов, пославших его в Крым и на Донбасс, хотя это бы помогло раскрыть немало нитей американской агентурной сети. Ни один его поступок не был предпринят так, чтобы «сдвинуть лавину» в тот момент, когда бы она в итоге накрыла врагов, а не самих русских. Все его запоздалые «прозрения» и инициативы случались только тогда и так, что они уже ничего не меняли в катастрофическом для русских развитии событий. «И красивы вы некстати, и умны вы невпопад». Даже если Игорь Всеволодович искренне старается помочь России, склонить его к действиям в пользу США не так уж и трудно при таком количестве «инсайдеров», советчиков и кураторов, заблаговременно составивших референтную группу будущего «героя Русской Весны». Чего только стоит его бывший (?) начальник генерал Тендетник, выражавший публичную гордость достижениями своего сына в американской армии!

Умение внешних управляющих использовать искренних патриотов России против неё самой достигло таких высот, что во вредоносной политической активности принимают участие уже сотни тысяч, если не миллионы людей. Называя и их агентами, мы тем самым обесценим саму идею выявления американской агентурной сети, через которую осуществляется внешнее управление Россией. Где же целесообразно провести грань, разделяющую постоянных агентов, от которых надо избавиться, и одноразово использованных искренних патриотов, которых нельзя винить?

Думается, формулировка ответа должна задаваться не целью заклеймить всех, кто нам не нравится, а целью создать такую общественную атмосферу, чтобы максимально избежать участия искренних патриотов в действиях, играющих на руку американской агентурной сети. Страх прослыть агентом должен служить мотивом, побуждающим не содействовать неприятелю. Избежать невольного соучастия в деятельности кукловодов можно только одним способом – рассматривая системные последствия своих действий в контексте, анализируя их. Это требует постоянной рефлексии, постоянного отслеживания ситуации и понимания своей роли в ней. Следовательно, мы переходим к другой постановке проблемы: а имел ли тот или иной патриот, сработавший на руку врагу, возможность вовремя понять, что его деятельность – контрпродуктивна? Если у него такая возможность в принципе была, но он ею принебрёг и продолжил неуместную активность, тогда его можно однозначно охарактеризовать как агента ПЧА.

Таким образом, не всякого «полезного идиота», ошибочно сыгравшего искренними действиями на руку врагу, следует заносить во вражеские агенты, а только упёртого, настойчиво отказывающегося самостоятельно задуматься о роли «своего манёвра» в крупном сражении или притворяющегося «не понимающим».

Мы не можем требовать от низовых бойцов полного знания стратегии. Они могут только оценить роль своего манёвра в том сражении, которое доступно их окоёму. Но уже на среднем уровне командир должен понимать, что к чему, отслеживать основные тенденции. Что же касается представителей когнитивной сферы (включая весь информационный фронт и аналитическую разведку), а также любых публичных деятелей, их горизонт должен охватывать все реалистично доступные для анализа на основе имеющихся данных уровни системы. Они должны находиться в постоянном процессе поиска нестыковки своих представлений с реальностью и обнаружения неадекватности в собственной стратегии. Если даже череда сокрушительных поражений не приучила их к этому, значит, нам такие представители в когнитивной сфере и публичной деятельности не нужны. Их можно смело приравнивать к агентам внешнего управления.

* * *

В завершение этого цикла ограничимся несколькими разрозненными наблюдениями, связанными с тематикой внешнего управления нового типа, к которым мы пришли в ходе этого исследования.

* * *

Во-первых, как уже говорилось, рефлексивный контроль опирается на захват и удержание когнитивной сферы. Повторим тезис Маргариты Йайтнер и Гарри Кантолы из статьи “Applying Principles of Reflexive Control in Information and Cyber”, разобранной в главе 5б:

«Рефлексивное управление можно определить как «средство передачи партнёру или противнику специально подготовленной информации, чтобы побудить его добровольно принять заранее определенное решение, желаемое инициатором действия». Суть ‘рефлексивной игры’, согласно Лефевру, заключается во взаимных попытках противников навязать друг другу рефлексивное управление. Это требует, чтобы оба противника анализировали свои собственные идеи и моделировали соответствующее поведение своего противника. Рефлексивность означает способность создавать правильную модель. Чем точнее будет модель, тем точнее будет прогноз поведения противника, тем лучше будет возможность представить противнику желаемый ‘информационный пакет’».

Совершенно понятно, что никаких шансов наладить рефлексивное управление Западом у России, и тем более у кучки её прозревших граждан, нет. Однако это не значит, что мы не можем сами избавиться от рефлексивного управления нами со стороны чужака. Прежде всего следует научиться «анализировать свои собственные идеи» в части способности «создавать правильную модель», однако не только модель поведения противника, но и модель, связывающую наши действия с их возможным результатом. Мы не должны позволить навязывать нам какие-то действия, якобы направленные нам во благо, если с самого начала, качественно промоделировав ситуацию, можно понять, что эти действия пойдут нам во вред и во благо противнику. Далее, мы не должны позволить противнику навязать нам своё понимание блага, если оно, как показывает несложное моделирование, идёт вразрез с фундаментальными русскими целями.

Наблюдение за устройством когнитивной сферы, в том числе за интерактивной частью Рунета, показало нам, что кукловоды сделали всё для того, чтобы качественный анализ русскими своих собственных идей и моделирование возникающих ситуаций стало невозможным. Сектантизация и трайбализация в сочетании со всеядностью и толерантностью к некачественности (а то и бредовости) собственных конструкций, нарушение деловой и исследовательской этики, недопустимое обращение – только некоторые из используемых приёмов.

Если мы наблюдаем что-то такое от виртуального собеседника на разовой основе, то причина может быть какой угодно: и эмоциональный срыв, и безобидный эпатаж, и проведение эксперимента в рамках разового троллинга. Если мы видим беспричинную устойчивую упёртость, значит, перед нами почти наверняка агент внешнего управления: либо сознательный, либо (неисправимый) «полезный идиот».

В частности, если мы наблюдаем бесконечное немотивированное воспроизведение одних и тех же мыслевирусов с принципиальным уходом от объяснений и выяснения истины, например, перевод стрелок на Великобританию как источник внешнего управления, перевод стрелок на Центробанк как якобы источник всех экономических зол, идеи из арсенала ХПП типа «зачем нам та Украина?», то в какой-то момент уже не надо настаивать, а следует ставить жирную точку и выводить ситуацию на поверхность. Если мы видим, как какая-то тройка блоггеров стабильно изображает ругающих друг друга «либерала», «националиста» и «коммуниста», бесконечно пережёвывая по сотому кругу неактуальные исторические перипетии, понимание которых ничего не даст для решения сегодняшних болезней, то с какого-то момента не надо их переубеждать в бессмысленности действий, а следует понимать, что это просто агенты на общей работе.

И, с другой стороны, спасение от рефлексивного управления со стороны чужака – это не раз и навсегда заученные идеи, а постоянный поиск, моделирование, мышление-процесс, диалоги и выяснение истины. Не скроем, за последние полтора года мы радикально пересмотрели свою картину мира, сводившуюся к государствоцентричному взгляду на конфликт вокруг Новороссии и Украины. Если бы мы не искали причины срыва некоторых своих прогнозов, столь естественных и очевидных в прежней картине мира, мы бы никогда не пришли к прошлогоднему открытию ПЧА и нынешнему пониманию сути внешнего управления. Пересмотр и развитие своей точки зрения в свете новых данных и по мере улучшения понимания – это как раз нормально, а вот неоправданная упёртость или беспричинное флюгерство – подозрительно.

Избегая всеядности, сектантизации и трайбализма, нам нужно бороться за сохранение логоцентричности в своём ядре и не увлекаться при анализе происходящего (не при агитации) новомодными средствами визуализации. Ослабление роли ЖЖ в сторону «одноклеточных» реплик в соцсетях Facebook и Twitter либо роликов на Youtube – само по себе опасное явление, потому что предполагает всё менее мыслительный формат, но аргумент «уйти из-под контроля ФСБ», в контексте нашего расследования, выглядит откровенно комичным. Уйти из-под контроля спецслужбы, подконтрольной американским спецслужбам через непрямой механизм рефлексивного управления, оставляющий большую свободу исполнителю, чтобы попасть под прямой контроль верховного куратора – что за радость?

* * *

Во-вторых, мы теперь лучше понимаем смысл, на первый взгляд, иррационального стремления кукловодов в дальнейшему разделению большой России и культурному отдалению частей русского народа. Казалось бы, зачем было добивать СССР, если уже в последние годы его существования они держали ситуацию в нём под контролем? Но нет, они не удовлетворились даже расчленением СССР и стали программировать дальнейшее отдаление частей народа, оказавшихся по разные стороны искусственных, навязанных границ.

Ответ кроется в том, что «рефлексивная игра» не статична и необходимо постоянное приспособление форм и методов рефлексивного контроля к новым условиям. Одна большая страна со своим отдельным языком и целостной культурой и даже один большой народ, разбросанный по разным странам – очень и очень трудный объект для рефлексивного управления. Призадумаемся над реализацией задач в отношении Украины. Сначала кукловодам, реализующим «рефлексивную игру», удалось убедить Украину, что ей будет лучше отдельно от остальной России. Это классическая ситуация навязывания объекту манипуляции действий, невыгодных для него и выгодных для манипулятора. Далее кукловоды убедили Украину, что ей станет лучше вступить в противостояние с остальной Россией в вечной надежде «пристать к Европе». Теперь они убедили её, что ей станет лучше, если она откажется от родного для неё русского языка в пользу малоприменимого и неэффективного сельского диалекта своих наиболее отсталых регионов!

Вот эта настойчивость в вытеснении русского языка даёт лучшее понимание, почему кукловоды не останавливаются на определённой стадии разупорядочивания контролируемого пространства. Для увековечивания управления надо насаждать хаос и препятствовать любым связующим нитям, которые могут этот хаос преодолеть независимым от кукловодов образом. Искусственное сужение ареала русского языка – важнейший элемент укрепления рефлексивного контроля. Одно дело, если неподчиняющуюся англоязычным кукловодам мысль на русском языке формируют 280 миллионов человек, другое – 140. И те деятели в РФ, которые выступают за отдельное существование от остальных русских земель, работают на то же самое.

Поэтому, в частности, тщетны надежды «умеренных русских» приспособиться к раздельному существованию и выбить право на полноценное функционирование русского языка за пределами РФ, обращаясь в европейские инстанции и апеллируя к «европейским ценностям» и «правам человека». Вытеснение русского языка из Латвии и с Украины – это не местная прихоть, а сознательная программа кукловодов по захвату евразийского пространства через его разделение.

Нам же надо понять, что защита русского языка и поддержание единства русского культурного пространства – важнейшая задача русского народа в любых номинальных государствах, в которых он оказывается. Это наш рубеж обороны, размывание которого снижает шансы на обретение независимости. Сохранять за границами РФ русскоязычие вопреки силовому давлению, как символ и смысл сопротивления, будет тем легче, чем лучше удастся разъяснить народу оккупационный, поработительный смысл отказа от русского языка.

* * *

В-третьих, надо заранее быть готовым к тому, что некоторые агенты начнут нам подсказывать идеи победить внешнее управление симметричными инструментами. Например, «ответить на гибридную войну гибридной войной» или навязать США своё собственное «рефлексивное управление» (как выразился Сурков, забраться в их мозг). Эти идеи, описываемые русской поговоркой «куда конь с копытом, туда и рак с клешнёй», – довольно банальная разводка, употребляемая в рефлексивном управлении. Помнится, ещё в конце 90-х и начале 2000-х нас поучали, что РФ не надо бороться за геополитические позиции – «Россия должна переумнеть Запад». Как могла «переумнеть» Запад деградирующая страна с разваливающейся экономикой и наукой? Из той же обоймы была вытащена и идея «либеральной империи» Чубайса, которую он противопоставлял традиционному русскому имперству. Какую ещё «либеральность» ельцинская или путинская РФ могла предложить соседям и как? Неужели не было с самого начала видно, что таким образом навязывали заведомо несбыточные мечты вместо осязаемых способов решения текущих проблем?

Безусловно, любую технологию могут использовать разные субъекты. Двигатели внутреннего сгорания были и в немецких «Тиграх», и в советских «Т-34». Но многие технологии могут быть использованы далеко не в любых условиях. Никто не избавлял русских от необходимости обладать здравым смыслом при отстаивании своих геополитических интересов и от необходимости реалистичного использования тех инструментов, которые у него под рукой, а не летят в небе. Те, кто навязывает русским ложные представления о возможности управлять ближним и дальним зарубежьем методами управляемого хаоса – не только глубоко аморальные персонажи хуже серийных убийц, но и явные диверсанты, которые навязывают невозможную для русских технологию.

В частности, переходя к более узкой теме военной стратегии, не следует слишком увлекаться новомодными теориями «гибридной войны» и надеяться на возможность РФ добиться с её помошью больших результатов (даже в предположении наличия у неё независимого руководства). Тем более если речь идёт о «гибридной войне» в нелепом изложении западными экспертами «российской» «эффективности». На уровне фундаментальной стратегии принципы Клаузевица остаются безусловно верными и отказываться от них нельзя.

Безусловно, надо вести дело к тому, чтобы требовать выхода РФ из фейковой «гибридной войны». Если же моделировать гипотетическое настоящее противостояние с США, то не должно идти и речи применении против них стратегии ни к чему конкретному не ведущих «комариных укусов» и разнонаправленного махания дубинкой, которую приписывают «российской гибридной войне». Нужны концентрированные операции с досягаемыми целями, ощутимо и устойчиво изменяющие геополитический баланс в пользу России. Например, таковым были бы в 2014 г. взятие под контроль Украины и воссоединение с ней, а вброс псевдостратегий «нам нужна вся Европа», «мы достигнем большего в рамках БРИКС» и т. д. – это была сознательная диверсия, нацеленная на поражение. Всех, кто продвигал эти псевдостратегии, надо выявить и наказать.

* * *

В-четвёртых, надо выработать правильную идеологему для широких масс о том, как относиться к фейковым «лидерам сопротивления американской гегемонии», якобы ведущим с Западом «гибридную войну», например, к кремлёвскому резиденту. Стоит ли «объединяться вокруг верховного главнокомандующего», если что?

Думается, наилучший ответ дала бы аналогия нынешних фейковых лидеров антиамериканского сопротивления с Осамой бен Ладеном, блестяще отыгравшем похожую роль в нулевые годы. Конечно, если кому-то очень хочется стать под знамёна нового бен Ладена, то удержать его будет трудно. Тем не менее, надо предупредить, что в конце карьеры защитников бен Ладена – вконец разорённый Афганистан, превращённый в кромешный ад, и встреча с американским спецназом, которому поручено устранить отыгравшего своё актёра. А об охранниках бен Ладена, защищавших его на пакистанской вилле, теперь даже не вспомнят.

Непереносимо циничный и подлый спектакль «гибридной войны», в рамках которого западные кукловоды обвинили управляемую ими «Россию» в не совершённой ею агрессии, чтобы оправдать и прикрыть собственные действия по порабощению всего мира, – опаснейшее преступление против мира и человечества. Наши возможности сопротивляться этому, ввиду катастрофических стартовых условий, не так велики. Весьма возможно, что, независимо от действий и дальнейшей судьбы нынешнего номинального руководства РФ, русские как народ будут стигматизированы, как минимум, в западном сознании, и им придётся пока оставить бесплодные попытки налаживания диалога, смирившись со всеобщими презрением и ненавистью. Идеалы мирного сосуществования и взаимовыгодного сотрудничества будут надолго похоронены в парадигме управляемого хаоса. Тем не менее, даже если это и неизбежно, нам нет никакого резона торопить события и подыгрывать кукловодам в их чёрном деле, разжигая конфликт с народами Запада со своей стороны. И даже если это произойдёт, нам нет никакого резона в начинающемся конфликте поддерживать многочисленных русских «бен ладенов» и их подпевал, которые ведут большую Россию к судьбе Афганистана, а сами рассчитывают до самого конца отсидеться в безопасности и комфорте.

___________________________________________________________________________

Желающие отблагодарить авторов расследования за проделанную работу смогут сделать это по следующим реквизитам: яндекс-кошелёк № 41001361182693 (инструкции для пополнения с карточки или другого яндекс-кошелька, либо через уличные терминалы); карта Сбербанка № 4276 3801 4212 8920; реквизит кошелька в PayPal – miguelin@mail.ru.




Tags: "гибридная война", КСС, ПЧА, Россия, геополитика, политология
Subscribe

  • Режима нет

    Большой когнитивной миной под наше понимание политической жизни стало повсеместное использование слова «режим» к той организации номинальной власти,…

  • «Кому работу доверяешь» – 11

    /Продолжение. Начало и оглавление здесь./ 11. «Не мы, а вы!» Рассмотрим место последних открытий в общей структуре наших расследований…

  • «Кому работу доверяешь» – 3

    /Продолжение. Начало и оглавление здесь./ 3. Сугубо частное лицо В журнале С. Лунёва сохранился текст статьи с «Руськой правды» 2008 года, в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 96 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Режима нет

    Большой когнитивной миной под наше понимание политической жизни стало повсеместное использование слова «режим» к той организации номинальной власти,…

  • «Кому работу доверяешь» – 11

    /Продолжение. Начало и оглавление здесь./ 11. «Не мы, а вы!» Рассмотрим место последних открытий в общей структуре наших расследований…

  • «Кому работу доверяешь» – 3

    /Продолжение. Начало и оглавление здесь./ 3. Сугубо частное лицо В журнале С. Лунёва сохранился текст статьи с «Руськой правды» 2008 года, в…