miguel_kud (miguel_kud) wrote,
miguel_kud
miguel_kud

Category:

Агенты

Вдогонку к опубликованному циклу размещу фрагмент, который собираюсь внести в заключение.

...Необходимо расширить пучок значений, связанных с морфемой «агент», где под агентом понимается деятель, неявно работающий на внешнюю управляющую структуру вопреки своему номинальному месту в управляемой системе. То, что агентура бывает разная и включает не только классических шпионов и диверсантов, сознательно передающих противнику информацию либо вредительствующих по его прямому приказу, но также агентов влияния, распространяющих подрывные идеи среди «своих», уже вошло в широкое понимание. Однако применение методов рефлексивного управления и постановка задач управления в целеполагании контролируемого хаоса устанавливает новые возможности по превращению огромного количества ничего не подозревающих активистов в агентов, реализующих внешнее управление:

  • Благодаря технологиям рефлексивного контроля современные типажи агентов включают широкий спектр возможностей, лежащий в отрезке от сознательного шпиона или диверсанта до «полезного идиота», свято верящего, что он, наоборот, сражается за Родину и каждым своим вздохом приближает её победу. Отсутствие способности правильно оценить последствия действий в конкретных условиях, в сочетании с пониманием противником устройства мышления «полезного идиота», обрекает искренних патриотов на то, чтобы из лучших побуждений начинать делать то, что выгодно противнику.

  • Управление в парадигме контролируемого хаоса вполне допускает, чтобы агент предпринимал действия, которые с его колокольни выглядят как максимально патриотичные и направленные на избавление от внешнего управления, но в системе ни к чему не приводят или оказывают обратный эффект. Причина обратного эффекта заключается в том, что результат действий такого агента, во-первых, не выводит контролируемую систему из допустимого коридора, во-вторых, срывает резонанс освободительной активности внутри системы, при котором она могла бы выйти из допустимого коридора. И опять ключевым условием успешного применения такого агента служит его неспособность оценить последствия своих действий в системе, с учётом действия других сил, а не только направленности его усилий на микроуровне.

Классическим примером агента нового типа может служить И.В. Гиркин, который стал моральным лидером антиукраинского восстания и затем – патриотического негодования предательством Новороссии, но в созданной под это дело конфигурации сработал, скорее, на Украину и укрепление американского внешнего управления. Вряд ли он понимал, на кого работал в конечном итоге: возможно даже, что и те хозяева, которые засылали его на спецзадания сначала в Крым, потом на Донбасс были агентами среднего уровня и просто, как могли, реализовали безумную стратегию, подсунутую их кураторами. Но оказавшись в этой конфигурации, Игорь Всеволодович не стал из неё выходить, а «делал, что мог», в заданном направлении. Публично настаивать на государственной помощи из РФ он стал только после избрания Порошенко, публично критиковать состоявшееся предательство – после подписания Минских соглашений, распространять критику на кремлёвского резидента – и вовсе в 2016 г. Длительное время он последовательно отклонял саму идею массовых протестов граждан под предлогом угрозы от «пятой колонны» и начал призывать к выступлениям только в вопросе о Курилах, хотя мобилизующая способность этого повода вызывает сомнения. При этом даже сейчас он отказывается дать любую информацию, раскрывающую кураторов, пославших его в Крым и на Донбасс, хотя это бы помогло раскрыть немало нитей американской агентурной сети. Ни один его поступок не был предпринят так, чтобы «сдвинуть лавину» в тот момент, когда бы она в итоге накрыла врагов, а не самих русских. Все его запоздалые «прозрения» и инициативы случались только тогда и так, что они уже ничего не меняли в катастрофическом для русских развитии событий. «И красивы вы некстати, и умны вы невпопад».

Умение внешних управляющих использовать искренних патриотов России против неё самой достигло таких высот, что во вредоносной политической активности принимают участие уже сотни тысяч, если не миллионы людей. Называя и их агентами, мы тем самым обесценим саму идею выявления американской агентурной сети, через которую осуществляется внешнее управление Россией. Где же целесообразно провести грань, разделяющую постоянных агентов, от которых надо избавиться, и одноразово использованных искренних патриотов, которых нельзя винить?

Думается, формулировка ответа должна задаваться не целью заклеймить всех, кто нам не нравится, а целью создать такую общественную атмосферу, чтобы максимально избежать участия искренних патриотов в действиях, играющих на руку американской агентурной сети. Страх прослыть агентом должен служить мотивом, побуждающим не содействовать неприятелю. Избежать невольного соучастия в деятельности кукловодов можно только одним способом – рассматривая системные последствия своих действий в контексте, анализируя их. Это требует постоянной рефлексии, постоянного отслеживания ситуации и понимания своей роли в ней. Следовательно, мы переходим к другой постановке проблемы: а имел ли тот или иной патриот, сработавший на руку врагу, возможность вовремя понять, что его деятельность – контрпродуктивна? Если у него такая возможность в принципе была, но он ею принебрёг и продолжил неуместную активность, тогда его можно однозначно охарактеризовать как агента ПЧА.

Таким образом, не всякого «полезного идиота», ошибочно сыгравшего искренними действиями на руку врагу, следует заносить во вражеские агенты, а только упёртого, настойчиво отказывающегося самостоятельно задуматься о роли «своего манёвра» в крупном сражении или притворяющегося «не понимающим».

Мы не можем требовать от низовых бойцов полного знания стратегии. Они могут только оценить роль своего манёвра в том сражении, которое доступно их окоёму. Но уже на среднем уровне командир должен понимать, что к чему, отслеживать основные тенденции. Что же касается представителей когнитивной сферы (включая весь информационный фронт и аналитическую разведку), а также любых публичных деятелей, их горизонт должен охватывать все реалистично доступные для анализа на основе имеющихся данных уровни системы. Они должны находиться в постоянном процессе поиска нестыковки своих представлений с реальностью и обнаружения неадекватности в собственной стратегии. Если даже череда сокрушительных поражений не приучила их к этому, значит, нам такие представители в когнитивной сфере и публичной деятельности не нужны. Их можно смело приравнивать к агентам внешнего управления.

Tags: "гибридная война", КСС, ПЧА
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 89 comments