miguel_kud (miguel_kud) wrote,
miguel_kud
miguel_kud

Categories:

Всем ребятам пример – 7б

/Продолжение. Начало и оглавление здесь./

7б. Концепция кукольного фрактала (б)

«...А этот ваш Яго – неплохой организатор!..»
(Якобы отзыв И.В. Сталина на постановку «Отелло» под худ. рук. Товстоногова)


В порядке иллюстрации вернёмся к рассмотренной недавно серии устроенных М.В. Михайленко самосливов его подопечных. Общая картина выходит фантасмагоричной. Прямо говоря, психопат с фальшивой учёной степенью фарширует мозги русской блогосфере и рулит политическими процессами в патриотической оппозиции!

Например, столь разнородные по идеологии «нацист-галковец» pioneer_lj, «левопопулист» Несмиян и «сталинист-отморозок» Кунгуров работают на укротролля и вместе с ним; кто сознательно, кто через одноходовые манипуляции – неважно. И всех троих почему-то активно печатают на сулакшинском ресурсе «Народный журналист». Один раз – случайность, два раза – совпадение, три – закономерность. Что за публику в итоге собирает вокруг себя Сулакшин и какую роль он играет в спектакле Михайленко? Кто подсказывает Сулакшину приглашать к сотрудничеству тех или иных персонажей, а также вступать в контакт с заукрами Мальцевым и Белецким?



Сулакшин здесь выступил идеальным образцом образом упомянутого выше «Сусанина второго типа». Ни с кем не ссорился, готов был сотрудничать со всеми ради конструктивного результата, даже Кунгурова пригласил для пиара своих проектов. И диссертация докторская у него по той же теме – «Политика центризма в современном российском обществе: Теоретико-методологический аспект». Однако внутреннего стремления к чистоте дискурса и релевантности теорий не было, поэтому не было проверки ни бэкграунда, ни здравомыслия Кунгурова (как, впрочем, и своего собственного). И вот, продолжая ездить на сулакшинские конференции на деньги Сулакшина, Кунгуров, как теперь можно догадаться, параллельно отрабатывал заказ на дискредитацию сулакшинской глазьевщины методом доведения до абсурда, а Сулакшин этого даже не понял! Мы-то думали, что он по глупости так странно пиарит, потому что по-другому не может, а дело было наоборот: он по-другому не мог, потому что было такое задание! Открыв сейчас свою статью 2016 г. про Кунгурова, я был потрясён самым её началом:

«Полезное и важное дело затеял тюменский блоггер kungurov, публикующий разгромные статьи с разоблачением разных аспектов программы Партии Тонкого Слива под видом их рекламы. И если раньше он раскрыл тайные надежды ПТС дослить Новороссию с Крымом Украине, то теперь пришёл черёд маразматичной экономической программы тонкосливщиков, добивать которую Алексей Анатольевич начал с невменяемой идеи профессора Катасонова о раздельных контурах инвестиционных и неинвестиционных денег».

Честное слово, я хотел просто поиздеваться над бездарными теоретизированиями Кунгурова, но у меня и в мыслях не было, что я настолько попаду в точку и что работа по дискредитации соратников с его стороны – сознательная. Точно так же, я и не думал, что попаду настолько в точку во второй части сказки «Неделя на Лысой Горе», в которой бесконечно прыгающий Кенгуру «с внутренним стержнем» прямым текстом предупреждал зверей, собираемых в Зоопарк Нового Типа, что собирают их только для промоушена «Десятикнижия» Степана Капусты, а затем отправят на мясокомбинат. Кунгуров уже тогда чуть ли не прямым текстом кричал, что занимается сливом Сулакшина за его же деньги, а его не слушали ни сулакшинцы, ни Сулакшин!

Замысел того, кто, с одной стороны, заслал Кунгурова в проекты Сулакшина, а с другой стороны, уговорил Сулакшина привлечь Кунгурова в свои проекты, был по-своему бесподобен. Ну кто бы слушал чёрного пиарщика Кунгурова, поливающего грязью благообразного профессора, с которым даже не знаком? Совсем другое дело – заслать Кунгурова для того, чтобы он сам произвёл грязь внутри проектов Сулакшина и выставил её напоказ как типичный образец сулакшинства!

Между прочим, я ещё осенью 2015 г. недоумённо спросил у одного из сулакшинцев, зачем они приглашают к себе мутных личностей и продажных пропагандистов вроде Павла Шипилина и Кунгурова. Мне было отвечено, что Шипилин – честный предприниматель, у которого, ввиду независимого заработка, есть свободное время писать, что думает, и пусть он иногда ошибается и запутинец, но всё же икренний патриот, желает блага России. А Кунгуров – бесстрашный, открытый и прямолинейный, и грубости его в сети – не более чем маска, скрывающая ранимую душевную натуру и природную мягкость.

С другой стороны, кем у Михайленко числится проведший бурную молодость в США Бощенко, тоже бесконечно сотрудничающий с аналогичной по идеологии компанией Несмияна, Кунгурова и Пайдиева, вместе с которыми идут личности типа Бориса Миронова? Если трое из четырёх перечисленных – агенты, работающие на или с Михайленко (вряд ли втёмную), то на кого работает сам Бощенко?

С третьей стороны, кто надоумил Гиркина создать «Комитет 25 января» именно в 2016 г., пригласив в него михайленковских кукол Кунгурова и Несмияна, а также Бощенко и нацдемовских националистов, дискурс которых, через писанину и устные выступления подопечных Михайленко, тоже находится в сильной зависимости от черновицкого тролля?

Можно вспомнить расхваливание Гиркиным Несмияна как «мощного аналитика» ещё до событий 2014 г.: кто-то же свёл их заранее, вводя в круг доверия будущего министра обороны ДНР специального человека, который будет сидеть в его кабинете в момент штурма Донецка и беспрепятственно ездить за линию фронта для встреч с украинскими офицерами! А в 2015 г. Гиркин внезапно начал нахваливать на форуме «Антиквариат» Кунгурова, проявившего себя в 2014 г. как заукр и русофоб, но игнорировал предупреждения искренних читателей форума, что с Кунгуровым лучше не связываться. Ведь та же самая история случилось позднее и с Новиковой, которой по-хорошему советовали гнать от себя провокаторов-псевдоинсайдеров, ибо они в итоге возьмутся за неё саму, а Новикова даже не поняла, что провокаторы-псевдоинсайдеры за неё уже взялись! Видимо, притча про воробья, лошадь и кошку была ей неведома. Но если с Новиковой всё более или менее ясно, то в отношении Сулакшина и Гиркина напрашивается другой вопрос: а имели ли они полномочия послушать добрый совет или получили строгий приказ карабкаться на кактус, невзирая на боль?



* * *

Ответ даёт история самоликвидации «Комитета 25 января». Всего через два месяца после его основания случились жуткие выступления Кунгурова (1, 2) с озвучиванием сомнительного «компромата» из заранее составленной картотеки на членов собрания. Сам Кунгуров такую картотеку явно не вёл и просто озвучил то, что ему подкинул неведомый (нам) заказчик. Зато такая картотека есть у Михайленко, являющегося, как минимум, одним из заказчиков Кунгурова. И вот, вместо нормальной спонтанной реакции по моментальному отмежеванию от мерзавца, Гиркин заволокитил процесс и показал никудышные лидерские качества. Нет ли тут признаков запланированной самоподставы – и в части комплектования комитета теми, на кого есть данные в картотеке Михайленко, и в части приглашения в комитет Кунгурова, который эти данные при первой же возможности преподнёс широкой публике в нужном свете с максимальным скандалом? Кто конкретно предложил Гиркину именно эти кандидатуры?

Затем поступили не менее жуткие заукраинские выступления Несмияна, в содержательном плане как будто навеянные киевской «музой» Несмияна «Алексом Андреевым», приведшие к скандальному выходу Просвирнина из комитета. И с каждой новой публикацией заукраинство и дискредитация идеи воссоединения шли по нарастающей.. Вместо того чтобы сразу и быстро отмежеваться от Несмияна, Гиркин снова заволокитил процесс, зато банил тех пользователей, которые ему советовали скорее порвать с Несмияном. В итоге Несмиян объявил о своём выходе из собрания сам, медийно обернув акцию в свою пользу, да ещё и оставил за собой Твиттер питерского К25. И ничто – ни раскрывшееся сотрудничество Несмияна с Михайленко в ходе информационных провокаций, ни чудовищное доносительство, ни новые заукраинские мерзости – не мешало дальнейшей оценке Несмияна Гиркиным как «мощного аналитика»! Кто конкретно свёл Гиркина с Несмияном и не давал ему от него избавиться? К сожалению, попытки добиться от Игоря Всеволодовича конкретных ответов в таких случаях предсказуемо заканчиваются ничем:





Я не знаю, каков был механизм воздействия на гиркинские решения и кто именно дёргает за ниточки, но «работает» он, как швейцарские часы. «Комитет 25 января» изначально был создан в точности в нужный момент и так, чтобы лопнуть, дискредитировав исповедуемую им идею русского единства и похоронив с собой эту идею на долгий срок, вынеся её за пределы политического поля. А именно:

  • в собрании оказалось критически много участников, на которых были «компрометирующие» данные в михайленковской картотеке, либо непосредственные куклы черновицкого Карабаса-Барабаса. Вторые с самого начала стояли наготове, чтобы использовать «компромат» на первых для дискредитации всей затеи и стоящих за нею общественно-политических идей, а затем лично оплевали идеи воссоединения;

  • собрание с этой повесткой было организовано не в конце 2014 или начале 2015 гг., а в январе 2016 г. Если бы «Комитет» был создан на год раньше, то в него бы ломились искренние сторонники русского единства (авторитет тогда ещё Стрелкова среди лиц с горящим взором был непререкаем), которые просто числом забили бы влияние михайленковских кукол без малейшей надежды манипулировать всей организацией.

Опять-таки, дальнейшее развитие событий для манипулятора было делом техники. И здесь была применена та же технология: эффективная дискредитация Гиркина и его проектов получилась не благодаря критике извне, от открытых украинских пропагандистов с «Цензора» или Кургиняна, Дзыговбродского и Роджерса, а благодаря деятельности кротов изнутри, подпущенных лично Гиркиным.

* * *

Для того чтобы разобраться в произошедшем, нам придётся вернуться к теме, разобранной в предыдущем цикле о «гибридной войне». Напомним, в разделе 5 (а) со ссылкой на монографию Мартина Либицкого “CONQUEST IN CYBERSPACE. National Security and Information Warfare”, изданную в 2007 г., рассмаривались две принципиально различные системы информационной защиты, описываемые метафорой замка (множественно защищённой от внешнего проникновения системы) и метафорой агоры (системы множественных источников и потоков информации, которые своим числом перекроют искажения, принесённые внешним вмешательством). Агора – место собраний в древнегреческом полисе. В политической сфере обычно используется вторая система, поскольку она позволяет сохранять взаимодействие с внешней средой и обучение, которое приносят контакты с чужими, нейтрализуя злонамеренное внешнее вмешательство другими способами. В моём понимании «правильная» агора – это такая информационно-политическая среда, в которой присутствует критическая масса здравомыслящих, адекватных и благонамеренных участников, которые своим голосом способны вовремя выявить, оценить и перекрыть губительные вбросы, запускаемые внешними или внутренними отравителями.



Собственно, вопрос в отношении современной отечественной действительности стоит так: почему «агора» не сработала и почему у врагов запросто выходит управлять информационной системой и, шире, когнитивной сферой из-за рубежа. История «Комитета 25 января» даёт один из возможных сценариев. Во-первых, агоре попросту не дали набрать вес благодаря удачно посаженному в нужное место «Сусанину»: после отъезда из Донецка И.В. Гиркин почти полтора года успешно водил русское движение по пустыне униженных обращений к Путину с перенаправлением ресурсов на гуманитарную помощь Донбассу и покупку «ништяков» для ополчения. За это время масса искренних участников разочаровалась в перспективах и благополучно отсеялась, на «агоре» остались единицы энтузиастов и заранее подсаженные агенты.

Но даже этого было недостаточно для того, чтобы подчинить оставшуюся «агору» внешнему управлению – для этого надо было её ещё и правильно (для внешнего управляющего) структурировать. Новая задача тоже была выполнена упомянутыми выше «Сусаниными второго типа». Игорь Всеволодович призвал на самое первое собрание комитета сразу двух прямых кукол Михайленко – Несмияна (по Скайпу) и Кунгурова, параллельно повышая их вес самим фактом общения с этим заукраинскими товарищами и почитания их как аналитиков. Также на собрание был приглашён Бощенко, тоже связанный с Михайленко «через одно рукопожатие» сразу по нескольким линиям, и даже согласился войти в комитет, но вернувшись домой, по всей видимости, получил по голове от неведомого куратора, передумал и продолжил выполнять прежнюю функцию – активное надувание михайленковских агентов Несмияна, Кунгурова и Пайдиева. Активным надуванием Несмияна и Кунгурова занимался также ещё один «Сусанин второго типа» – Сулакшин.

С другой стороны, в комитете были представители профессиональных националистов – Крылов и Просвирнин. Несмотря на все претензии, оснований называть их сознательными заукрами и агентами Михайленко у меня нет: например, я не знаю, кто им так часто приказывает доводить свои выступления до абсурда. Может, это и не Михайленко прислал Крылову методичку по запомоиванию кириллицы и распространения антироссийского выбора на всё население Украины (последнее ничуть не хуже работает на разделение русского народа, чем прямые призывы к отдельности Украины). Однако идеологически они очень и очень зависят от заукраинской по своей природе галковщины, то есть от смысловых источников, курируемых хозяевами Михайленко. Их идеология была изначально направлена так, чтобы ничего из русского дела не вышло, а устроить показательный скандал их с напрямую управляемыми Кунгуровым и Несмияном якобы из-за идеологических разногласий уже можно было по щелчку пальцев.

С третьей стороны, в комитете оказались Владислав Карабанов и Андрей Разумовский – деятели «Агентства Русской Информации» (АРИ), исповедующего расистско-родноверческие идеи. Связать их с Михайленко нам мешает только то, что проект «родноверие», скорее всего, создан не украинскими спецслужбами, а американскими. Именно Разумовский склонил Гиркина к окончательному решению о созыве комитета и выполнял основную организационную работу до самого конца, а теперь стал экспертом решетниковского общества «Двуглавый орёл» (напомним, что с тогдашним директором РИСИ Решетниковым Гиркин весьма приятельствовал). Правда, Карабанов быстро вышел из комитета, и Разумовскому пришлось отдуваться за двоих.



С четвёртой стороны, вдогонку к лидеру НДП Крылову, к которому перешло руководство АПН от С. Белковского, к расширенной версии комитета присовокупили П. Святенкова, бывшего помощником Белковского, когда тот ещё руководил АПН, и замещавшего его на этом посту в периоды большой занятости другими направлениями «русского национализма».

С пятой стороны, в комитет были приглашены абсолютно запомоенные персонажи вроде Геннадия Дубового – видимо, его функция состояла в том, чтобы отпугивать антипутински настроенных патриотов и, опять-таки, не дать собранию разрастись и забить количеством влияние ключевых подставных фигур.



В результате «агора» в «Комитете 25 января» сформировалась очень поляризованная: вес михайленковских кукол Несмияна и Кунгурова оказался непомерно раздут, следом шли непомерно раздутые галковцы; взаимоотношения между двумя фракциями, задававшие характер развития собрания ввиду раздутости и непривлечения искренних масс, управлялись извне. Это и предопределило дальнейшее развитие событий.

* * *

Можно ли было избежать такого развития событий? С одной стороны, конечно же, проблема была в подборе кадров «Комитета» теми, кто создавал его ядро в памятный день 25 января, с другой стороны, тут проявилась готовность публики принимать тщательно подобранное кем-то ядро в качестве структурной основы общественной деятельности и дискуссий. Не только Гиркин подобрал Несмияна и Кунгурова, но и мы (доверчивая общественность) подумали вслед за Гиркиным: ну и что, что эти двое немножечко заукры? Зато люди хорошие: один – мощный аналитик, другой – безбоязненный правдоруб. Тем более что Гиркин рекомендует. А это была ошибка из серии «Ну и что, что молочник всыпал цианистого калия нам в стакан? Зато молоко питательное! Тем более что семья молочника неплохо питается».

Мурзилки пользуются тем, что хозяева политпространства уже посадили их на ключевые позиции информационной инфраструктуры, после чего втираются к нам в доверие своими предположительными позитивными чертами, симпатичными той или иной целевой аудитории, – наукообразием, бесстрашием, высоким штилем, философскими высотами, технической дотошностью, бесконечно повторяемыми заклинаниями, согласующимися с нашими политическими симпатиями (как Lyu Li «втиралась» в доверие к Новиковой критикой «пещерного антикоммунизма»). После этого они, как минимум, задают ложную повестку дня, как максимум – успешно внедряют нам спущенные им для распространения дискурсивные аттракторы.

Если бы у нас был набор маркеров, позволяющий автоматически исключать из референтного круга кадры, не подходящие по совокупности характеристик для ключевых позиций информационного пространства, то даже наводнение «Комитета 25 января» вдвое большим количеством несмиянов, кунгуровых, крыловых и просвирниных не позволило бы внешнему управляющему так просто манипулировать внутриполитическими событиями в РФ.

В этот момент возникает естественный вопрос: а с кем мы останемся, если, по сформулированным выше жёстким критериям, надо было отсеять вообще каждого первого из раскрученных деятелей? Это фактически вопрос доктора Борменталя, какие же газеты читать, кроме советских, если других нет.

К сожалению, в каждый отдельный момент проблема эта не имеет быстрого решения, поскольку информационно-политическое пространство уже структурировано определённым образом, с расстановкой нужных организатору агентов по нужным ключевым позициям. А его последующее развитие зависит от предыстории, имеет сильную инерцию и подправляется в ту или иную сторону целенаправленными усилиями, на которые обычно требуется немало ресурсов и прямой власти.

Тем не менее, на примере истории «Комитета 25 января» сначала в форме дискуссионного клуба, затем – общерусского движения мы легко можем увидеть задним числом ошибки и предположить, что действительно был момент, когда принципиальная возможность формирования политической силы с немалым политическим весом была. Скорее всего, это осень 2014 г., самое позднее, начало 2015 г., когда в народных массах всё ещё теплилась надежда на возрождение страны, а за тогда ещё Стрелковым готовы были идти в огонь и воду тысячи людей. Игорь Всеволодович тогда довольно эффективно погасил их энергию, направив в безопасное аполитичное русло. А что надо было сделать, чтобы сформировать из них политическое движение, если бы Гиркин действительно этого хотел?

В первую очередь, следовало сформировать для этой политической силы русскую «агору» – собственный когнитивный центр, защищённый от рефлексивного управления извне благодаря качеству мышления и неоспоримому целеполаганию в фундаментальных вопросах, независимый от существующей инфраструктуры информационного пространства, навязанной кукловодами.

В качестве технологии создания с нуля и раскрутки первичного пула производителей информационного сигнала можно было, например, использовать опыт Вершинина и Анпилогова по созданию печально известной Армии Красного Дивана. Подобрав на помойке абсолютных бездарей и ничтожеств без единой собственной мысли в голове и не обладающих никакой известностью, сплошь беспринципных аморальных мерзавцев под стать организатору, Вершинин на деньги Анпилогова сумел за счёт технологии перекрёстных ссылок и репостов создать медийно значимое явление. (Как говорится, его бы энергию, да на мирные цели!) Это не была агора с адекватным производством смыслов внутри себя, кроме идеи сбора пожертвований с доверчивой публики, скорее наоборот, это была машина по ретрансляции вражеского, заукраинского по своей направленности дискурса, придуманного более умными людьми, – мы говорим о самой по себе технологии раскрутки с нуля «своих» креатур при условии определённой известности инициатора. Расплевавшись с использованными краснодиванщиками, Вершинин подобрал на помойке других ничтожеств и псевдоинсайдеров, типа юзеров kagemushanatako и fedot_2, поиспользовал их некоторое время в мини-сети репостов и взаиморекламы, расплевался и переключился на новых пустоватых и скучных авторов вроде donrf и vestniksveta, взаимовыгодно раскрутив их до медийной значимости. Вершинин не жалуется на недостаток ресурса, но раз за разом сам раскручивает очень вторичных персонажей, заодно подимаясь и сам в качестве не одиночки, но лидера секты, а затем сам же и ниспровергает, очищая свою публичную карму, после чего цикл начинается снова. При самой негативной этической оценке всей этой деятельности, тут виден настоящий талант и недюжинный профессионализм.

А что в это время делал в информационном пространстве Гиркин? Если рассмотреть только деятельность в соцсетях, то он тоже пользовался репостами и надеялся на взаимораскрутку, но не с представителями тех тысяч искренних сторонников Новороссии, которые были готовы всё положить ради цели воссоединения, а с уже «раскрученными» пользователями, отношение которых к Новороссии в самые жаркие месяцы 2014 г. было, мягко говоря, неоднозначным: Кунгуров, Несмиян, Русин («Амфора»), тот же Вершинин. Это были заранее расставленные на ключевых позициях и проверенные агенты той силы, которая и сконструировала информационное пространство под внешнее управление. На установочном собрании «Комитета 25 января» тоже оказались сплошь деятели, которыми заняли ключевые позиции в инфраструктуре оппозиционного политического пространства, чтобы не родилось ничего более здорового. И хотя, казалось бы, уже раскрученные деятели должны были дать Гиркину больше очков благодаря близости к нему, результат вышел противоположным: это они ещё больше повысили свои акции благодаря первичному авторитету Гиркина, сами же демонстративно порвали с ним, а он себя дискредитировал тем, что с ними водился. Такой себе «Вершинин наоборот».

В конце 2014 – начале 2015 гг. перед русским движением стояла задача создания интеллектуальной площадки, которая бы приняла безусловные ценности воссоединения и углубила аналитическую перспективу, стартовав с достигнутого на тот момент в русской среде консенсуса – отвержения ХПП и предательства, признания сливной сути минского сговора, полной поддержки зарубежных русских и единства общерусского пространства. Целью деятельности интеллектуальной площадки стала бы не перевербовка адептов ХПП и сторонников предательства, а выработка понимания, что же с нами произошло и как из этого выходить. Вместо этого Гиркин устроил публичные дебаты с Мироновым и Стариковым, бесконечно возвращаясь ко всё тем же сто раз проговоренным вопросам и доказывая то, что для любого здравого наблюдателя уже давно в доказательстве не нуждалось. (Аналогичное хождение по кругу с участием Гиркина, тщательно поддерживаемое нужными модераторами, продолжалось на форуме «Антиквартиат».) Из-за этого хождения по кругу даже в период Дебальцевской бойни, заранее организованной как очередная подстава, Гиркин не смог увидеть изначально обречённой конфигурации и продолжал адресовать мольбы к далёкому барину, которому такой сценарий и был нужен. Когда бойню приостановили вторым Минским сговором, казалось бы, надо было резюмировать прошедшие споры и пойти дальше, исходя из совершённого предательства как доказанного и не подлежащего дальнейшему обоснованию факта. Но вместо этого по наущению Несмияна и вместе с ним была произведена на свет бредовая идея об «Армии освобождения Украины», из-за которой у сторонников Новороссии просто глаза на лоб полезли! В идейном плане это было даже не хождение по кругу, а попытка воскрешения давно изгнившего трупа, откат назад даже от тех позиций, которые уже были признаны и неоднократно транслированы самим Гиркиным.

Возможно, одной из причин, по которым необходимость создания интеллектуальной площадки не осознавалась, было принципиальное непонимание разницы между аналитикой и пропагандой. Так же как массы до сих пор не понимают, что позитивные суждения можно оценивать с точки зрения истинности и с точки зрения эффективности, так же они не понимают, что возможна аналитическая работа по выяснению истинного устройства окружающего мира, а возможна имитированная под аналитику пропагандистская работа, склоняющая массовую аудиторию к определённым шаблонам мышления или действиям. Как мы теперь видим, основной удар группы Михайленко в рамках информационной войны преследовал цель не подорвать пропаганды с русской стороны, а подорвать и дискредитировать в русском лагере любого сомнения в происходящем, сорвать попытки задуматься и даже выставить их враждебным действием, работой на Украину. Любая критика Путина, любое предупреждение о грядущем поражении при преследовании избранной стратегии приравнивались к украинской пропаганде, и в ту же дуду трубил Гиркин с заезженным сказанием о «недопустимости бунта против верховного главнокомандующего во время войны». Потому непроходимо дуболомный нацдем Святенков, победно потреблявший с Крыловым конфеты и шампанское по случаю избрания Трампа, и сделал «глубокомысленное» заключение о моей работе на СБУ: у хорошего пропагандиста сама идея об аналитической деятельности должна отвергаться на рефлекторном уровне как недопустимое святотатство, ведь иначе падает качество пропаганды. Пропаганда же с русской стороны уже была доведена до такого абсурда, что работала на Украину рассказами о скором выходе ополчения на берега Днепра, для которого надо только надеяться на Путина, и поэтому группа Михайленко (и, наверное, не только она) укрепляла эту пропаганду с помощью сетевого троллинга. Ура-патриотическая деятельность официозных СМИ РФ, а также раскрученных площадок вроде блога Б. Рожина направлена на то же самое, и вопрос только в том, какая часть из прикреплённых к таким площадкам «запутинских» сидячих троллей работают непосредственно по рекомендациям обобщённого Михайленко, а какие – получают инструкции от номинально внутрироссийских заказчиков, индоктринированных обобщённым Михайленко.

Так или иначе, разбирая постфактум организационную деятельность двух с половиной «Сусаниных второго типа» – Гиркина, Сулакшина и Бощенко, мы видим общий для всех паттерн: ни у одного из них аналитики не задерживались, зато пропагандисты слетались к ним, как мухи на патоку.



Та плохо скрываемая смесь восхищения и ненависти, которую Михайленко испытывает к моему блогу, как раз и вызывана тем фактом, что вокруг этого блога удалось сформировать маленькую агору из нескольких человек, более или менее устойчивую к манипуляциям Михайленко. Ему так и не удалось довести наш дискурс до абсурда так, чтобы мы сами привечали его. Мы разок попались на его многоходовую провокацию, но в итоге поняли, что к чему, а использованные им инструменты пострадали куда больше, чем мы. Мы преодолеваем, пусть иногда с задержкой, навеянные им радикальные смыслы, заводящие в откровенный тупик. Не помогают ни десятки новых аватар, как в фильме «Лемони Сникет: 33 несчастья», ни десятки писем с угрозами и грубостями, содержательно напоминающие телеграммы Корейко от Остапа Бендера. Бесполезны и мало влияют на наши дальнейшие исследования бурные обсуждения записей, устраиваемые разными клонами Михайленко (например, в комментариях к этой записи уважаемой politnotes Михайленко присутствует, как минимум, в четырёх разных инкарнациях). Всё это радикально отличается от подопечных Михайленко фракций российской оппозиционной мысли, годами блуждающими по заданному им кругу с обсуждением криптоколонии как британо-европейской шпаги против США, спасения Родины массовыми расстрелами и расчленением оставшейся территории, увеличением счастья путём печати дополнительных денег, неизбежного краха доллара, газопроводов как причины вторжения в Сирию и Судан, величия белого человека и прочей психоделической лабуды, придуманной в условных Черновцах между стопочками цуйки, но вообще никак не продвигающимися вперёд в понимании реальности. Неподвластность рефлексивному управлению дорого стоит. Рулить по щелчку пальцев информационно-политическим полем РФ и видеть совершенно непокорный манипуляциям островок – тут кто угодно психовать начнёт!

Ключевой вывод относительно политического сезона, стартовавшего осенью 2014 г. для условно патриотической оппозиции, повторит вывод нашего расследования о Псевдоправославно-чекистском альянсе, остановившегося на лете 2014 г. Так же, как восстание на Донбассе было с самого начала организовано так, чтобы обречь его на провал, дискредитируя саму идею воссоединения и русской солидарности, так же и попытки сделать какую-то интеллектуальную площадку или политическую силу после Минского сговора были с самого начала организованы так, чтобы окончиться позорным крахом, дискредитируя любое русское целеполагание в политике РФ. Если у одних и тех же организаторов всё время получается один и тот же результат за счёт повторения одних и тех же ошибок, значит, так и было задумано.

* * *

Не поторопились ли мы с критикой кадрового подхода И.В. Гиркина? В конце концов, один раз – случайность, два раза – совпадение, три – закономерность. Если рассматривать формирование «Комитета 25 января» под запросы условного Михайленко как единичное событие, то это ещё можно принять за случайность. Есть ли какие-то другие непонятности аналогичного типа, позволяющие предположить наличие закономерности?

Даже не беря во внимание славянско-донецкую эпопею, рассмотрим по-новому мои статьи «Потение перед смертью» (1, 2). В них был поставлен вопрос, почему на организованную рештниковским РИСИ конференцию были почти сплошь приглашены пропагандисты, озвучивавшие хитроплановские методички и отработавшие на врага, почему Гиркин ручкается с Дзыговбродским и «гмордером», которые не только отработали на врага, но и всячески поливали грязью Гиркина лично, почему у нас «аналитиком» считается заукраинский пропагандист Кунгуров.

В этих статьях были раскрыты слабости русской стороны, которые нужно было преодолеть. В итоге эти слабости использовала в свою пользу всё та же структура, в которой состоит Михайленко! Насколько я понимаю, об этих слабостях украинская сторона знала с самого начала и использовала вовсю, а мои публикации, самое большее, помогли ей подтвердить гипотезы.

Итак, что же получается? Всё лето 2014 г. Дзыговбродский беспрестанно кукарекал, что лично от Стрелкова получил достоверный инсайд, будто ополчение наутро пойдёт в решительное наступление и разгромит врага. Были там не менее мусорные фейки о готовящихся взрывах на атомных электростанциях, применении бактериологического оружия, длине гениталий Наливайченко и т. п. Вся его тогдашняя деятельность – это в чистом виде работа на врага, включая разбалтывание моих личных данных и пропаганду коллективной ответственности «украинцев» в виде выжигания городов. И вот знающий обо всём этом Гиркин едет на конференцию с участием Дзыговбродского и торжественно мирится и с ним, и с его подельником «гмордером»! Зачем Гиркин карабкался на этот кактус?

Ведь мы и тут видим повторение того же загадочного паттерна, который видели в исполнении Несмияна и Новиковой, которые сотрудничали с Михайленко после того, как точно узнали, какую «информацию» об их прошлом он распространял по сети. Поведение Гиркина – ещё более непонятно. Ну хорошо, допустим, он переступил через себя, помирившись с Дзыговбродским, который поливал грязью лично его. Но он постоянно, как ни в чём не бывало, начинает сотрудничество с пропагандистами заукраинских мерзостей – перечисленными выше «основателями» К25, Вершининым и другими!

Не может повторяющийся паттерн в поведении быть простым совпадением! Что за этим стоит – глупость или измена? Впрочем, какая разница…

Давайте оценим дискурс Дзыговбродского декабря 2014 г. – апреля 2015 г. с точки зрения взаимосвязей персонажа с Михайленко, благо, соответствующие скрины сохранились в «Потении перед смертью»:




Складывается устойчивое впечатление, что, как минимум, с декабря 2014 г. Дзыговбродский был плотно манипулируем Максимом Валерьевичем либо кем-то из его присных и верил в его «инсайды»: исповедуемые дискурсивные аттракторы ровно те же. Глупые выдумки о «пиар-акции с СБУ» и детальное объяснение предстоящих пыток как будто списаны с михайленковских креативов. Наверное, за это его с Роджерсом и пригласили посветиться в РИСИ, а затем озвучивать бесчеловечные идеи геноцидного плана в отношении населения Украины. И тут напрашиваются новые вопросы.

Во-первых, кто конкретно приказал Гиркину, как ни в чём не бывало, светиться в компании отпетых хитроплановцев и ручкаться с запредельными мразями.

Во-вторых, откуда, в конечном итоге, управляется РИСИ. (Кстати, тему этой загадочной организации мы тоже неоднократно затрагивали в публикациях этого блога.)

В-третьих, с какого именно времени Дзыговбродский, со всеми его идейками, прямо или косвенно манипулировался группой Михайленко? Уж не случилось ли это до начала славянской эпопеи?

Я думаю, ответ на последний вопрос следует искать в старых публикациях Михайленко. Например, в уже разобранной нами августовской статье 2013 г., Максим Валерьевич, среди прочего, выдвигает следующие идеи:




Нетрудно убедиться, что именно сформулированная тут за полгода до февральского переворота 2014 г. программа и реализовывалась украинскими властями после начала войны, вплоть до подбрасывания во взломанную почту Суркова плана «Шатун» якобы по дестабилизации украинских тылов, чтобы потом выставить этот «план» перед Западом в качестве секретного и убедительного доказательства «российской агрессии».

/Продолжение следует./

Tags: Агентура, ПЧА, мелкие шавки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 64 comments