miguel_kud (miguel_kud) wrote,
miguel_kud
miguel_kud

Category:

Всем ребятам пример – 8б

/Продолжение. Начало и оглавление здесь./


8б. Подсадные утки (б)


Рассмотрим некоторые ключевые механизмы и явления в инфраструктуре нашей интеллектуальной зависимости, превращающей общество в гигантский кукольный фрактал.

Первым делом, необходимо развить понимание упомянутого ранее феномена ткачихи, поварихи и сватьей бабы Бабарихи, вроде бы раздельных и выдвигающих совершенно разные, даже несовместимые утверждения, но работающих на общую задачу. То же явление имеет место в различных политических сектах, разделяющих общие дискурсивные аттракторы, в лице персонажей, работающих с различными уровнями аудитории. Даже у леваков есть псевдоинтеллектуалы вроде Кургиняна и простоватые псевдогопники вроде «Гоблина» Пучкова. Аналогичное положение дел наблюдается у галковцев. Тот же «Пионер» – это «галковщина для пролетариев», которые не доросли до уровня пражского кафе Богемика или философских конструкций Галковского, не смогут оценить техническую дотошность Девола. Кому лень разбираться в слишком тонких материях – тому картинка Васи Ложкина и мессидж, написанный на заборе. «Пионер» среди нацдемовских идеологов действительно уникален: больше на «подзаборную» аудиторию никто в этом кругу работать не может. Даже ориентирующийся на молодёжную аудиторию эпатажный Просвирнин – и тот с претензией на интеллектуальность, а на простоватую аудиторию «Пионера» работать некому.

У такого построения системы есть и обратная сторона – запрет на качественное повышение уровня аудитории за счёт объединения, диалога и взаиморазвития её сегментов. Быть слишком хорошим категорически запрещают кураторы, потому что так можно стать точкой консолидации, а инфраструктура кукольного фрактала консолидацию запрещает. У «Пионера» можно «излить душу», но небрезгливый человек у него не задержится. Сколь бы точны и совершенны, по уровню аргументации, ни были статьи Девола, подбор их тематики либо применение неуместной модели ведёт к заданным дискурсивным аттракторам, а выдвижение сомнений по важнейшим трактовкам, приводящим к этим аттракторам, наталкивается на редкостное хамство. Казалось бы, в этих условиях все здравомыслящие люди должны уйти к «Богемику», но его манера ускользать от любого глубокого обсуждения и непредсказуемо переводить разговор в другое русло (при содержательных фундаментальных обсуждениях, выходящих за рамки дозволенного, он тут же «плывёт») быстро доводит темпераментных искренних читателей до отчаяния, что позволяет забанить их за нарушение видимой интеллигентности, а нетемпераментные искренние читатели сами быстро всё понимают и выходят из разговора:








Что это было в диалоге? Неужели Богемику было так трудно признать, что да, вопрос с завоевательными войнами неоднозначен, даже когда «более умная нация покоряет весьма глупую-с» и несёт с собой «совсем другим порядки»? Неужели было трудно сказать, что мы имеем дело со сферой столкновения разных интересов, что оценка событий зависит от оценивающего субъекта? Ведь тут просто нет предмета для непримиримого спора!

Думается, автор всё это прекрасно понимал, но был вынужден включить «жадную торговку», потому что не уполномочен своими хозяевами менять тщательно созданный образ холодного цивилизатора-прогрессора, равнодушного к страданиям низших рас. Хоть какое-то, пусть самое малое моральное уродство – обязательное условие для гуру, ибо иначе есть риск перерастания местночтимого гуру в моральный авторитет и точку кристаллизации. Поэтому в комментариях к записи, в которой одобряется расширение прав животных, и обязательны такие откровения:



Этот недопустимый в приличном обществе (как устойчивый дискурсивный аттрактор) человеконенавистнический подход, конечно же, не является выдумкой Богемика, а подчиняется методичке, которую ещё в январе 2017 г. изложил в журнале «Пионера» вездесущий Михайленко:



Сам по себе он воплощает в себе один из психологических комплексов, навязываемых внешними манипуляторами зависимым странам и народам для провоцирования их на самоубийственные действия и последующие исторические катастрофы. Но культивируется он не сам по себе, а в качестве зеркальной реакции на навязывание другого, на первый взгляд, более губительного комплекса. В то время как прозападная шушера, косящая под «интеллигенцию» и «совесть нации», норовит привить русским комплекс исторической вины и заставить «платить и каяться» перед якобы ущемлёнными ими малыми народами (признавая притом за этими народами право на неограниченное ущемление русских), представители галковско-нацдемовской тусовки, наоборот, оправдывают русским желательность и даже необходимость отказаться от любых моральных ограничений в отношении других народов, обосновывая это якобы имманентным правом или даже обязанностью «белой европейской нации», несущей бремя цивилизаторской миссии. Это выливается в совершенно уродливые примеры оправдания любого насилия, вплоть до откровенно гопнических практик типа проявившихся на Манежной площади в 2010 г., и в выставление подобных практик признаками избавления русских от советского наследия. В плоскости виртуального общения это проявляется, в том числе, в одобрении самых хамских наездов на вполне приличных собеседников, которым так славятся блоги изучаемых здесь персонажей.

Самоуничижение с одной стороны отзеркаливается культивированием беспардонного быдланства с другой. Именно поэтому сейчас, когда самоуничижительная позиция русских, ведущая к их третированию, наконец-то проблематизирована, нам подсовывают доведённые до абсурда решения из серии «убивать несчастных гончаров – это нормально», «все нерусские – нелюди, которых надо уничтожать». Многочисленные михайленко, галковские, «пионеры», «богемики» работают над одним и тем же, заранее подсовывая русскому народу стиль мышления, который приведёт к новой катастрофе.

Несомненно, это далеко не новый феномен. Игра на струнах коллективного бессознательного в случае русского народа началась не сегодня и не вчера, а полтора столетия назад, когда обострённое восприятие социальных проблем в Российской империи намеренно увязывалось с якобы единственно возможными в сложившихся условиях абсурдными способами их решения через революцию, насилие и разрушение государства. Оправдание насилия во имя гуманизма и террора во имя справедливости стало родовой чертой российской либеральной мысли, доведённой до запредельных форм внешними манипуляторами.

Доведение до абсурда любой политической позиции, содержащей в себе рациональное зерно, стало одной из ведущих практик провоцирования исторических катастроф в самых разных зависимых странах. Если в какой-то стране существует реальная общественная болезнь, то сначала она проблематизируется (осознаётся как существенный недостаток, подлежащий преодолению), затем ищутся пути её преодоления, создаются нацеленные на это идеологии. Но если довести эту идеологию до абсурда, забывая обо всех остальных общественных нуждах, то можно даже взять и сжечь целый город, потому что в нём проливается слезинка ребёнка. Никто не отрицает наличия острых социальных проблем в Российской империи, но зачем было в попытке их преодоления было устраивать новые исторические катастрофы? А достигнуто это было очень просто – за счёт абсолютизации требования «жить по правде», выросшего из осознания реальных социальных проблем, но никак их преодолению не помогшего, притом что все другие аспекты действительности были искусственно выведены из круга внимания.

Точно так же, никто не отрицает, что первые десятилетия советской истории были сопряжены с огромными жертвами, вызванными, в том числе, доведёнными до абсурда попытками преодолеть недостатки старого режима. То, что произошло в ходе этой трагедии, было проблематизировано и осознано как недопустимое, с этим и надо было идти дальше. Но разрушение СССР никак не помогало воскресить мёртвых.



На этом фоне стремление качнуть маятник в другую сторону выглядит не менее гнусно. Переступить через моральные ограничения потому, что этого требует «слезинка ребёнка», или потому, что русские сами немало пострадали от репрессий, или потому, что так якобы ведут себя все «европейские хищники» – особой разницы нет. Разве что последняя позиция выглядит более неприглядно и аморально, так как лишена вообще каких бы то ни было этических оправданий. Фактически, она подтверждает те стереотипы о русских, которые уже многие десятилетия распространяют иностранные и доморощенные русофобы, и способствует расширению круга наших врагов.

А главное, помещение в центр внимания вопроса «Как наказать наших врагов?» в конце концов заслоняет собой те конкретные социальные проблемы, которые, собственно, и стали поводом для дискуссии. Более того, наличие и обострение этих проблем играет только на руку подобным манипуляторам. Поэтому условному «Пионеру» важнее и приятнее критиковать условного Коммари, нежели пытаться найти средства для улучшения положения русских внутри и вне РФ.

* * *

Как же понять, что перед нами – очередной отравитель и есть ли возможность избавиться от всех них сразу? Конечно же, никакое отдельно взятое разоблачение не позволяет одолеть разросшуюся ризому кукольного фрактала. С одной стороны, потому что мы будем всё равно возвращаться к обоснованной части запущенных отравителями смыслов, с другой – потому что повестку дня и основной поток смыслов всё равно задаём не мы. Марионетками кукольного фрактала плотно занята вся публичная сфера, а другие там не задерживаются.

Мы пока не можем дать другого совета, кроме как проверять всех распространителей смыслов на наличие души, чистоту рук и здравомыслие, разбирая запускаемые ими идеи и глядя на сопутствующий контекст.

В рамках анализа чистоты рук надо внимательней присматриваться к биографиям и связям, как завещал «мэтр» Галковский. Не выискивать в прошлых высказываниях заблуждения или пересмотр позиции (все нормальные люди ошибаются и исправляются), а обращать внимание на систематическое, подозрительно частое совпадение позиции с вредительскими дискурсивными аттракторами, запускаемыми в переломные моменты, как весной-летом 2014 г. Далее, сам по себе отъезд Галковского в Исландию – не преступление: умный человек и правда может заработать на достойную жизнь лично себе и семье. Даже если у Галковского появились деньги на широкое «Утиное движение» и «Лесную школу» в безлесной Исландии, это не преступление, потому что можно предположить наличие патриотического мецената, пожелавшего вырастить новую элиту. Но если период материального процветания Галковского удивительным образом совпал с распространением им предательских дискурсивных аттракторов, то впору задать ему вопрос, откуда деньги, и не отпускать, пока не ответит. Аналогичным образом, наличие у Галковского элитарных инсайдов или друзей из АП – не преступление, но в сочетании с другими подозрительными элементами, как минимум, вызывает вопросы. Ту же методику анализа можно и нужно распространить на всю рассмотренную нами диверсионную группу.

В то же время, из этого не следует, что мы должны отвергнуть всего подряд Галковского. Надо разобраться, что он написал за пределами вредительских дискурсивных аттракторов или мессиджей, которые он протолкнул с помощью манипуляционных приёмов, подпав под влияние неведомых кураторов. Даже если мы охарактеризовали «прогалковских» идеологов нацдемовщины как диверсионную группу, из этого не следует, что мы должны клеймить её за всё, что она наделала. Например, если Штирлиц останавливался на пешеходных переходах и пропускал перебегающих дорогу немецких детишек (а мог бы и дать по газам!), то это не было преступлением с немецкой точки зрения. Нам не известно, какая часть диверсионной группы с самого начала была запущена в качестве диверсионной, зарабатывала авторитет правильными действиями и понемногу вплетала отравляющие смыслы в свой дискурс, а какая состоит из изначально искренних людей, перекупленных со временем. Мы просто должны признать, что какие-то отдельные действия или слова диверсионной группы были правильные, но для оценки их предательских действий всё равно, была ли их измена изначально запрограммированной или стала следствием перекупки.

В рамках наличия души и горячего сердца всё просто: выпирающий антигуманизм и бездушие в форме не отдельных эмоциональных высказываний или эпатажного перегибания палки в полемике, адресованных к особо упёртым оппонентам, а именно как имманентная, внутренняя позиция даёт право внимательней присмотреться к тому, чего же на самом деле хочет распространитель того или иного дискурса. В те моменты, когда рассмотренная нами диверсионная группа продвигает заказные дискурсивные аттракторы, у неё под микроскопом не отыскать элементарной человеческой доброты – вместо этого от их риторики веет могильным холодом, навязыванием бездушия и ненависти.

В части проверки здравомыслия – и это самая сложная задача – надо анализировать способность источника того или иного дискурса к стратегическому анализу, к моделированию действительности и нахождению наилучших решений. Разносторонний интеллектуализм Галковского и напыщенное эстетство Богемика не стоят ничего, если в критические моменты 2014 г. один из них всерьёз утверждал, что натовские войска успели бы вписаться за Украину в условиях широкомасштабного ввода армии РФ и поэтому воевать надо с помощью «прокси», а другой отстаивал завоевание Украины по ливийскому образцу. Никакие это не интеллектуализм и не эстетство, а мимикрия под них. В то же время, это не отрицает какие-то реальные проявления интеллекта и эстетики в других составляющих творчества указанных персонажей.



* * *

Отдельного внимания заслуживает ещё один важный (хотя и менее обязательный) признак причастности «мурзилки» к кукольному фракталу, связанный с их антуражем. А именно, стилизация в их поведении настолько раздута, что явно направлена на подмену и маскировку содержательной части. На стилизацию уходит непропорционально много усилий. Задача пропагандиста кукольного фрактала – держать порученную ему целевую аудиторию в полном убеждении, что данный автор для неё является абсолютно «своим», и, завоевав её доверие, навязывать без обоснований порученные кукловодами мессиджи либо аттракторы, вплетая их поток стилизующегося дискурса. Собственно, мимикрия под запросы того или иного узкого сегмента аудитории и требует приложения максимальных усилий на стилизацию. Запрос аудитории на привлекательный именно данному сегменту стиль «аналитики» превышает запрос на рациональную аргументацию, сопровождающую производимые в рамках данной «аналитики» мессиджи. Именно поэтому основные усилия авторов блога «Пионера» уходят на убеждение аудитории в антипутинстве блога, в ненависти автора к «чекистам» и «вертухаям», и в этот привлекательный для определённого сегмента дискурс вплетаются общие с «запутинцами» Ищенко и Ваджрой пропагандистские мессиджи об оптимальной стратегии в отношении Украины. А ведь ради них блог и ведётся!

С точки зрения стилизации такие, казалось бы, разные персонажи, как Богемик и Ваджра, имеют много неожиданных сходств. Ваджра изображает философа, якобы набравшегося духовной мудрости в Тибете, даже взял псевдоним из индуизма. И из общефилософских категорий выводит концепцию о направленности украинства на смерть. Богемик изображает человека высокой европейской культуры. (Хотя стилизация его журнала – даже не под пражское кафе и реальную Европу/европейскость, а под идеализированные обывательские представления о венских кафе начала XX века, ложно распространённые Богемиком на современную Прагу, и о том, «как надо» в Европах; его стилизация очень походит на «Отель Бертрам», описанный в одноимённой повести Агаты Кристи, который имитировал «старый стиль», а на деле служил штаб-квартирой криминального синдиката.) И выводит ту же самую обречённость украинства из того, что оно берёт в качестве культурной основы приниженные образцы сельской культуры Малороссии, а не имперскую культуру великих наций (как это сделали чехи, строившие себя «под Вену», устраивавшие в Праге такие же балы, как в Вене, и т. д.). И там, и там применяются какие-то высокие соображения, которые неведомым для обывателя образом ведут к результату в каком-то неопределённом будущем, но якобы вводные делают это будущее абсолютно неизбежным.

Методологически речь идёт о манипуляционном использовании исторического фатализма, среди «мурзилок» наиболее отработанный Ваджрой, но тут интересно другое. И там, и там для обоснования вывода перед читателем не приводится конкретная цепочка причинно-следственных связей, а сначала раздувается авторитет автора как якобы большого специалиста в философии/культурологии, и на этой основе, пропуская все промежуточные звенья, читателя подводят к тому, чтобы принял на веру конечный вывод, якобы следующий из философии и/или культурологии. Более «земные» и осязаемые материи, как то численность, организация и вооружение армий, которые в конкретный срок могут обеспечить выживание проекта Украина и гибель его ныне живущих оппонентов (а с ними и предлагаемой ими альтернативы) игнорируются, объявляются несущественными для более отдалённого, но якобы окончательного, прочного и гарантированного на все сто процентов результата. Не исследуются там и менее осязаемые, но всё же разработанные в обществоведении переменные, как то долгосрочные тенденции в изменении идентичности населения и меры, предпринимаемые для её формирования, – считается, что общая оценка таких крупных специалистов в философии и культурологии «перекроет» такие мелочи. В сравнении с «авторитетом» Богемика и Ваджры перед лицом среднестатистической аудитории меркнет любой «самоделкин», пытающийся провести анализ происходящего, отталкиваясь от земных материй, чтобы спрогнозировать последствия того или иного варианта действий, которые проявятся в обозримый срок, актуальный для ныне живущего поколения.

При этом и Ваджра, и Богемик допускают подмену цели. Они успокаивают аудиторию тем, что Украине будет плохо, но не говорят о том, в чью пользу Украине будет плохо, как это будет соотнесено с русскими целями. В самом деле, Украина в каком-то смысле тянется к смерти – к страданиям населения и депопуляции территории, но в ходе этого процесса территория не будет становиться более русской – напротив, Россия и русские всё более теряют её для себя (как и людей, часть своего же народа). Таким образом, это не то ухудшение ситуации для врага, которому следует радоваться и которым следует успокаивать себя: это ухудшение коснётся самих русских и русских целей, а не украинского политикума и тех жителей Украины, которые успешно перекуются и будут чувствовать себя комфортно в этом бедламе. Аналогичным образом, несостоятелен «культурологический» аргумент Богемика: из того, что Украина не станет страной с великой культурой, а на обозримое будущее будет всё больше погружаться в карикатурное селюковство, России и русским целям ничуть не лучше. Ибо именно вытесняя этим карикатурным селюковством русскость, их отдаляют от ядра русского народа. А потом им наберут на замену высокой русской культуре каких-то паттернов с Запада – и дело сделано.

* * *

Дополнительным признаком нарочитой стилизации является избыточная иллюстрация постов картинками, доводящая текст до уровня сборников «Ребятам о зверятах» для младшего школьного возраста. Пожалуй, единственное очевидное исключение среди разобранных нами «мурзилок» – это Девол, который берёт содержательностью и «фактурой». Но те же Рожин, «Пионер», Богемик и Галковский иллюстрациями злоупотребляют.

Да, иллюстрации нужны для доходчивости текста, для раскрытия мысли, иногда для шутки или разгрузки. Но творчество Васи Ложкина не добавляет к содержанию постов «Пионера» ничего, десятки фотографий ближневосточных разорений и трупов у Рожина работают на нормализацию этой ситуации в глазах аудитории, но не усиливает саму по себе информацию. Картинки, которые вставляет Галковский, тоже «сами по себе» и выглядят весьма инородно. Богемик вставляет ролики с разностилевой музыкой в конце своих записей для того, чтобы продемонстрировать свою культурность, а не для подкрепления идей. Идеи-то там часто общие на всю компанию, как и дискуссионные методы. Например, этот разговор 2013 г. об аутентичности какой-то рукописи в плане структуры аргументов не менее «душераздирающий», чем аргументы «Пионера» о немецком авторстве «Марша авиаторов»; конвенциональную историю галковцы смело отвергают, но научным аппаратом владеют не все. А июльская запись 2015 г., как бы посвящена новым фильмам, а на деле подсвечивает сюжеты тщательно отобранных западных фильмов, чтобы показать, как уничижительно весь Запад якобы относится к украинцам, в отличие от русских, – воспринимает их проститутками и т. д. Далее проталкивается «теория» об этногенезе украинцев как канибаллов, выросших таковыми в условиях голодомора, напомним, развитая «Пионером» в ноябре 2014 г. «Четверть века независимости, и люди дошли до имиджа страны каннибалов. И я опасаюсь, что это только начало», – пишет автор, и читатель преисполняется уверенности, что Запад сам бросит Украину – этот поднадоевший чемодан без ручки. (Там же полиглот Богемик решает блеснуть знанием языков и пишет “pardonnés moi” вместо “pardonnez-moi” – видимо, в истинно пражских кафе свой особый диалект французского.) В комментариях не только подтверждается приверженность автора «теории», но и всплывают новые участники одной с Богемиком диверсионной группы, которые уже много лет рекламируют друг друга по принципу «кукушка хвалит петуха», как рекламировали друг друга в 2014 г. бойцы Армии Красного Дивана.




Несколько отвлекаясь от темы стилизации, зададимся вопросом: насколько оригинальной является проявившийся у Богемика, как до и после него у «Пионера», дискурсивный аттрактор о том, будто это сами «украинцы» выбрали путь деградации и теперь пожинают плоды своего выбора. Для примера возьмём ещё одного глашатая нацдемовского дискурса, а именно уже встречавшегося «эксперта» РИСИ О. Неменского, который решил подкрепить своё недавнее выступление, что дончане-де «сами виноваты», новой запредельной мерзостью – статьёй в «Литературке» о том, что русскоязычная Украина, проголосовав за Зеленского, сама подписала себе приговор, пусть теперь не жалуется и не обижается за «Россию», раз пошла на такие компромиссы. Можно подумать, хватающимся за соломинку людям, оставшимся в оккупации, предоставили другую возможность протеста или что сам «эксперт», которому не угрожает и сотой доли террора, развёрнутого против русских на Украине, проявил сотую долю той принципиальности, которой требует от других. В этом не знающем дна материале можно без труда увидеть перекликающуюся с дискурсом прочих мурзилок идею, будто это сами граждане взяли и массово выбрали отказ от русской городской цивилизации, значит, туда этому и дорога. Складывается общее впечатление, что Неменскому передали эстафету от Стешина, намеренно поручив отрабатывать запредельные агитки. Однако ошибкой было бы ругать «эксперта» за озвученную точку зрения, предполагая, что он её на самом деле придерживается. Тем более если эта «точка зрения» совпадает с методичками, присланными коллегам по пропагандистскому цеху. Когда человек поедает и нахваливает дерьмецо, это не значит, что ему действительно вкусно. Может, он просто зарабатывает таким способом на жизнь.




Конечно, в этот момент можно было бы вернуться к ранее сформулированному вопросу – исключат ли Неменского с позором из Наблюдсовета «русской» партии НДП за русофобскую мерзость. Ответ на него был дан ещё после мартовского выступления «героя» в комитете Совета Федерации, поэтому и в этом случае я бы сохранил консервативный прогноз. Неменский – абсолютно неубиваемый персонаж в сфере «защиты» заграничных русских и не зря в конечном итоге был приглашён в расширенную версию «Комитета 25 января» – «ОРНД Игоря Стрелкова». Да и сильно ли противоречит его позиция мэйнстриму НДП, с учётом недавних статей Крылова на АПН, в которых всё население Украины было записано в «перековавшееся»? Злые языки поговаривают, что в 2012 г. на сайте НДП было опубликовано поздравление по случаю прохождения в Раду тягнибоковской «Свободы», и вообще в партии был проведён опрос, следует ли сотрудничать со «Свободой». Тогда «за» высказалась «только» треть партии, но всё течёт, всё меняется.

Вообще же, в случае с Неменским, Стешиным и многими-многими другими «героями» условно патриотического движения была применена «в реальном мире» технология, которую в мире соцсетей мы наблюдали на примере Lyu Li – одной из многочисленных аватар М.В. Михайленко и его группы. Эта «консерва» появилась в комментариях блога Несмияна не позднее июля 2015 г. и «оставляла» там не ахти какие умные, но относительно вменяемые комментарии, в том числе в ответах на мои реплики, имитируя любимый Новиковой классовый подход, любимую Несмияном геополитику, неприязнь к Рожину и Путину, жидоедство, сердобольные сожаления о судьбе простых людей и т. п. Один раз консерва даже поддакнула моему комментарию с критикой Глазьева (и через полтора года Новикова набросится на меня за критику Глазьева, не удосужившись проверить, как на неё годом раньше отреагировала её доверенная «подружка» Lyu Li). Судя по отсутствию креативности, большинство этих комментариев Михайленко перепоручил какому-то техническому работнику. И все эти двухлетние усилия – только ради того, чтобы в критический момент снять сомнения Новиковой в навязанном ей фейке! Ни с того ни с сего взять и «убить об стену» с любовью и тщанием выращенную креатуру – тут и Джордж Мартин обзавидуется! Но тот же приём бесконечно используется и в реальном мире! Нам долго-долго навязывают поводырей, советчиков, а потом используют их для подставы и срыва любой русской инициативы.




* * *

Всё эстетство Богемика снимает, как рукой, когда приходит методичка с приказом распиарить какой-нибудь сильно неэстетичный казус. О том, что запущенная Галковским среди своих последователей манера затыкать рот собеседнику воплем «Уймись, еврей!» никак не мешает Богемику нахваливать «единственного русского философа», достаточно просто упомянуть, а разберём мы другой пример. Как-то решив переделать один неудачный скрин с его цитатой и включив поисковик по фразе текста, я получил два результата: один искомый, другой – из декабрьского поста 2010 г., в котором проявился ещё один стандартный дискурсивный аттрактор, общий для пропагандистов Украины и РФ. Мол, должно пройти 40 лет хождения по пустыне, чтобы вымерли «совки», и тогда обязательно заживём! Манипуляционный характер этой идеологемы достаточно очевиден и направлен как раз на укрепление положения сильных мира сего. Он убеждает ныне живущее поколение не добиваться того, что нужно ему самому, убеждает надеяться на вознаграждение хотя бы потомству, а самим воспринимать безысходность просходящего как норму. В свою очередь, кукловодам эта манипуляция оставляет возможность формировать новое поколение и его запросы так, как нужно кукловодам: к тому времени, как пройдут искомые 40 лет, новая ситуация в глазах новых поколений будет нормализована просто тем фактом, что они не видели ничего другого и не представляют, что может быть иначе. Идеологема призывает ничего не делать, сидеть и ждать, пока механически вырастет новое поколение, лишённое недостатков старого, но даже для выращивания нового поколения по новым, лучшим лекалам тоже никаких действий не предполагается (хотя с чего бы ему в условиях болота вырасти иначе, чем воспроизводя паттерны того же болота?). А вот как Богемик обосновывает наличие света, забрезжившего в конце тоннеля, появление «племени младого, незнакомого»:



Потрясающее открытие! Дешёвая спецслужбистская провокация, в которой собранная подконтрольными фанатскими лидерами гопота повелась на подброшенные ей лозунги из серии «Е*ать Кавказ, е*ать!» и напала на проходивших мимо нацменов, внезапно показалась всему из себя такому культурному пражскому эстету, ненавидящему гопническое поведение, наконец-то выросшим плодом свободного воспитания, а понятный испуг из-за происходивших эксцессов – советской замшелостью. А ведь это общая черта: если «философ» Галковский запускает галиматью о «новиопах» и нормализует в среде своих адептов вопли «уймись, еврей!» для затыкания рта оппоненту во время спора, то «высококультурный эстет» Богемик не видит ничего плохого ни в этом вопле, ни в том, что быдло на улицах и в метро нападает на прохожих с неправильным разрезом глаз! Уж не Макс ли Михайленко прислал Богемику «блестящую» идею привязать мордобитие по этническому признаку к свободе и несоветскости?




Вообще, принимая во внимание интеллектуальный уровень твитов
Зеленского и Трампа, я не удивлюсь, если окажется, что и на их написание подрядили Максима Валерьевича…*


*) Конечно же, Михайленко никак не мог стать источником бесконечных перепевов на тему “homo soveticus” как будто бы особого вида, выведенного большевиками и несущего особые черты. Этому дискурсу десятки лет, причём поддерживался он и засоветской, и с антисоветской стороны, только в советской пропаганде «советский человек» был носителем всего свободного и прогрессивного, преодолевшего рабское прошлое царизма, а в антисоветской, наоборот, олицетворял косность и подчинение начальству. В первом случае нарратив о «советском человеке» был конструированием идентичности через позитивное возвеличивание идеального «человека нового времени», во втором – «конструированием контридентичности», то есть привязкой общества к каким-то несоветским символам (украинству, демократичности и т. д.) через создание значимого Другого, на роль которого назначался “homo soveticus”. В обоих случаях речь шла о политических проектах, нацеленных на создание выгодных конструкторам черт через разрыв с культурной традицией, а не её перерастание во что-то более совершенное. Дискурсивный аттрактор Богемика, развивающего псевдотеорию о безнадёжных «советских» людях, перекликается с дискурсивными аттракторами из наукообразной квазидискуссии (участники не дискутировали, а пели по заранее согласованной партитуре), состоявшейся недавно в Еврейском музее и Центре толерантности при поддержке Фонда Егора Гайдара, в которой приняли участие «социолог» Лев Гудков и «искусствовед» Анатолий Голубовский, а в роли ведущего дискуссии выступил «политолог» Леонид Гозман. Лента.ру разместила на эту тему материал «Циничный, двуличный, апатичный» с подзаголовком «Почему «человек советский» продолжает жить среди россиян и заставляет их терпеть и страдать». Фамилии участников встречи в материале сопровождаются гиперссылками, из которых видно, что в Ленте.ру они почти всегда появляются для того, чтобы с учёным видом попинать «человека советского», имитируя серьёзное обоснование «либерастических» идеологем. Предыдущий материал Гудкова – «Крайне неприятный тип» с подзаголовком «Советский человек изменился. И стал ещё хуже». Материалы Гозмана с сентября 2017 по март 2019 гг. следующие (даём подзаголовок в скобках после заголовка): «Человек совка» («Почему советские люди ненавидят всех вокруг»), «Большевистская сволочь хотела грабить и держаться у власти» («Почему советские люди беспомощны и слабовольны»), «Мы послали великую державу – США» («Почему постсоветский человек повсюду видит врагов»), «Придурки штурмуют макет Рейхстага» («Почему россияне гордятся лишь великим прошлым»), «Вы не в Америке, у нас так себя не ведут» («Советскому человеку промыли мозги. Что с этим делать – непонятно»), «Товарищ Сталин был очень хреновым менеджером» («Почему россияне верят в исторические мифы и не хотят знать правду»). Наряду со здравой критикой недостатков, которые надо преодолеть, под образ якобы неправильного «советского человека» в таких материалах подгребаются и черты, на которых держатся русская идентичность и российская государственность.

Понятно, что рассылка общих бредовых методичек для «Пионера», Богемика, Просвирнина и «либерастов» осуществляется из центра более высокого уровня, чем Макс Михайленко. Даже если они не привязаны к библейской аналогии с сорокалетними похождениями по пустыне, выпускаются и озвучиваются они теми же силами, которые народ в эту пустыню и завели.




/Продолжение следует./

Tags: Агентура, ПЧА, мелкие шавки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 38 comments