miguel_kud (miguel_kud) wrote,
miguel_kud
miguel_kud

Category:

«Наивность и доверчивость» – III

/Окончание. Начало здесь, продолжение в предыдущей записи./

* * *

Наконец, третий объявленный сюжет – это эпический слив «Газпрома», пока что только в вопросе о транзите через Украину, обходных путях и выплате компенсаций, но с большой вероятностью превращения в «полный слив», с итоговым банкротством и расчленением в перспективе. Этот сюжет наиболее сложен для разбора, потому что все эти годы окутывался густым информационным туманом. Нельзя, например, сказать, что у «Газпрома» и тех государственных лиц, которые принимали решения о его внешнеторговых операциях, не хватало критиков, кричавших «да что же вы делаете?». В том-то и дело, что критиков хватало, их голоса регулярно попадали в информационное пространство, но выступали они с противоположных позиций и давали противоречивые советы. Многие критические выступления либо опирались на последовательную внутреннюю логику, либо содержали рациональные зёрна; к ним было уместно прислушаться в определённых ситуациях.

И при поверхностной оценке всё выглядит так, будто «Газпром» и связанное с ним политическое руководство из лучших побуждений попеременно учитывали разнонаправленную критику, когда наталкивались на неуспех предыдущей линии, старались-старались многие годы, хотя и не забывали про свои карманы, а вышло, что вышло. Например, одни критики советовали вести себя с потребителями пожёстче, а другие – идти на уступки, вот и «Газпром» иногда начинал вести себя жёстко, иногда шёл на уступки, но в итоге дорулился до полного разгрома. Чтобы опровергнуть версию о накоплении случайных ошибок, надо вникать в детали политики «Газпрома» и политического руководства в сочетании с поступавшими информационными сигналами.

К счастью, подобная работа уже была нами проделана в двух майских материалах 2018 г. (1, 2), и ниже будет приведена обширная цитата второй статьи. Но для её нового прочтения нужно сделать несколько оговорок.

К маю 2018 г. мы всё ещё представляли ПЧА как некую автономную внутреннюю структуру в РФ, противостоящую «Газпрому» и политическим течениям, финансируемым им. Поэтому мы трактовали нападки ПЧА на «Газпром» и подведение концерна к самоубийственной стратегии как внешнюю операцию врагов «Газпрома». Эта ошибка сродни нашей первоначальной трактовке выступления укротроллей в блогах «патриотической» фракции ПЧА как враждебной операции по отношению к хозяевам этих блогов, их обмана и склонения к безумию.

Но едва мы поняли, что никакого «газпромовского» блока, противостоящего ПЧА, не существует, впору было сделать и следующий вывод – что жёсткая критика «Газпрома» со стороны ресурсов ПЧА – это напускание информационного тумана, а не реальная критика, подразумевающая желание изменить ситуацию к лучшему. Неужели кто-то думает, что Стешин и Рожин по собственной инициативе прибегали к бредовым историческим экскурсам и подводили к необходимости бойкотировать бразильскую олимпиаду, а не выполняли поручение тех кураторов, которые уже знали, что бойкота не будет, с целью создать впечатление о множестве противоречивых сигналов, из которых руководство не могло выбрать что-то правильное? Аналогичным образом, не надо думать, что критика «Газпрома» ресурсами ПЧА вызвана переживанием за дело и по-настоящему враждебна руководству «Газпрома» и его соглядатаям в Кремле! Наоборот, благодаря именно такому многоголосию обеспечено неплохое алиби главных «газпромовцев»: разве можно выбрать взвешенную стратегию, когда вокруг столько критиков и советчиков с бредом на любой вкус и цвет? Посему «наивно-доверчивых» руководителей «Газпрома» и его ПЧАшных «критиков» с «патриотической» стороны не стоило антагонизировать с самого начала – просто одним и другим были выписаны разные роли.

Далее, нужно понять, что общий провал «Газпрома» объясняется не тем, что он следовал каким-то советам со стороны, а тем, по какому общему принципу он якобы принимал к исполнению советы. Грубо говоря, проблема не в излишней жёсткости или мягкости «Газпрома» с потребителями, а в том, как именно и в каком порядке к ним прибегали. Например, повторяющимся паттерном было сделать громогласные уничижительные заявления с «последними предложениями» от газового концерна и обещаниями решить проблему без партнёров, но итогом каждого «последнего предложения» становилась уступка, которую руководство «Газпрома» клятвенно обещало не делать. И несмотря на насмешки и критику по поводу этого паттерна (начиная, как минимум, с раздела «Газпром и инфляция слова» моей работы 2010 г. «Ельцинизм и украинский вопрос»), руководство «Газпрома» воспроизводило одни и те же паттерны в недопустимом чередовании действий. Ещё в июньской статье 2017 г., а до этого в июльском цикле 2014 г. «Между войной и позором» в этом журнале была показана предопределённость избранной стратегией поражений «Газпрома», но ничего не говорилось о сознательной запрограммированности такого результата. Теперь мы понимаем, что само по себе воспроизводство вредительского паттерна в чередовании «жёстких» и «мягких» действий, несмотря на случающиеся раз за разом провалы и критику со стороны, – продукт осознанной, преднамеренной деятельности. И дополнительным подтверждением становится намеренная организация информационного шума с изобилием «жёстких» и «мягких» советов, якобы принимаемых к исполнению попеременно, чтобы уважить все точки зрения, а на деле – в одном и том же порядке, который раз за разом приводит к поражению.

Ещё одна оговорка касается мотивов ведущих «критиков» газового концерна. Обнаружив, что именно их деятельность и ведёт «Газпром» к катастрофе, мы поначалу приписали им условно внутриполитическую мотивацию – победить «газпромовскую» фракцию во власти. После того, что мы узнали о «патриотической» фракции за последовавшие два года, прежнее объяснение следует признать слишком лестным. На самом деле, речь идёт о сознательной активности иностранных агентов в интересах внешней управляющей структуры, а видимая попытка изменить внутриполитические балансы – либо прикрытие главного, либо наслоение на него. И так непохоже, что активная агитация Несмияна, сорвавшегося с цепи в последние месяцы, за расчленение РФ и его откровенная агитация за удар США по Ирану, сопровождающаяся неспровоцированной антииранской ненавистью, – это продукт внутреннего целеполагания какой-то группировки в РФ. А после того как мы поняли, что этот кадр с самого начала был агентом внешней структуры (пусть даже управляющий им хаб может находиться в РФ), недоумённые вопросы отпали. Зато появилось дополнительное объяснение, почему Несмиян в самых резких эпитетах объясняет «провалы» газового концерна чем угодно – происхождением из лиговских подворотен, вороватостью, любовью к погремушкам, наполеонизмом – но не сознательной работой на внешнюю управляющую структуру, прикрытой «критиками», которые всё сводят к лиговским подворотням и вороватости.

Наконец, последняя оговорка к старому тексту связана с рассмотрением в нём варианта полного отказа от газового экспорта на юго-западном направлении. Задним числом я понимаю, что ПЧА в итоге и ведёт дело к прекращению газового экспорта в Европу вообще либо его полную постановку под контроль США (посредством Украины и Польши) с тем, чтобы ещё крепче привязать Европу к американоцентричной сетевой структуре, управляющей ПЧА. Только за последние месяцы уходящего года мы стали свидетелями прекрасно отрежиссированной последовательности согласованных действий. Дания тянула со своим разрешением на прокладку труб в своей зоне ровно столько, сколько было нужно для того, чтобы не закончить строительство к концу года, до подписания транзитного контракта с «Нафтогазом», и в то же время не дать повод для обвинений в сознательном срыве проекта и работе на США только Данию. Подрядчик отказался от достройки СП-2 ровно на следующий день после подписания протокола о намерениях, фиксировавшего общие условия транзита, и тем самым тоже вывел себя из-под обвинений в возможном срыве газпромовских поставок в Германию. «Нафтогаз» подписал протокол, пока подрядчику было ещё не поздно сворачивать строительство. Руководство «Газпрома» заявляло о благополучном развитии событий вокруг СП-2 до самого последнего момента, и это после эпического провала «Южного потока»… Все потрудились на славу.

Поэтому борьба за добивание «Газпрома» будет продолжаться, хоть и нелёгкая эта работа – завалить такого гиганта, даже имея полное над ним управление. Высоковероятно, что рано или поздно транзит через Украину прервётся с большим скандалом и что-то случится с альтернативными путями, не этой зимой, так следующей или ещё позже: слишком много сил и средств вложено в такое развитие событий, слишком заинтересовано в нём заокеанское руководство ПЧА. Просто раньше, например, в 2014 г., было ещё рано прерывать транзит, потому что тогда это порождало угрозу для отдельной государственности Украины, а в нынешних условиях никакой исход газового кризиса не изменит курса на дальнейшее разделение, только усилит. И если срыв транзита и экспорта, всё же, произойдёт, я бы уже не стал радоваться, впрочем, как и поднимать избыточную истерику, ибо извлечь из него какую-то пользу невозможно, а повлиять на этот процесс здоровые силы всё равно не могут – им останется только наблюдать спектакль.

* * *

С учётом этих оговорок прочитаем теперь по-новому старый текст:

«На самом деле, насколько можно установить по имеющимся данным, проблемы газового концерна вызваны не только идиотизмом и клептоманией путинских друзей, оседлавших тему углеводородного экспорта (мы эту роль не отрицаем, просто не абсолютизируем), но также принятием «Газпромом» самоубийственной стратегии, связанной с немеркантильными мотивами. Вот в чём состояла эта стратегия:

  • тщательно изображая жадину-говядину, настроить против себя всех потребителей, так чтобы они искали независимости от твоих поставок;

  • неоднократно обострять отношения с потребителями до состояния войны с предъявлением ультиматумов, но при этом ни разу не довести потребителя до поражения и капитуляции с принятием ультиматума – напротив, всякий раз «недодавливая» врага, давать ему выжить, уже обозлённому, и искать способ поквитаться (вспомним неоднократные «газовые войны» с Украиной);

  • быть злее к друзьям, чем к врагам: сравним цены, по которым РФ отпускала газ Януковичу, с одной стороны, и (через европейцев) Порошенко, с другой; оценим принятие «Газпромом» виртуального реверса при Порошенко, позволяющего тому закупать газ намного дешевле;

  • стараться уйти от транзитной зависимости через обходные «потоки», но при возникновении проблем с ними метаться туда-сюда, чтобы в итоге и зависимость сохранить, и наделать вынужденных уступок новым партнёрам: даже принять условия ЕС по прокладке «Южного потока» в конце 2014 г. для «Газпрома» было более приемлемо, чем куда худшие условия, полученные из-за переориентации на «Турецкий поток».

(Последний тезис нуждается в пояснении. По антимонопольным правилам ЕС газ в трубе, идущей от болгарского побережья через Балканы к дальнейшим потребителям, уже не мог полностью принадлежать «Газпрому». Чтобы удовлетворить это требование, «Газпрому» было достаточно продавать половину газа на болгарской границе конечным потребителям, например, Австрии, и дальше качать её как австрийскую. Это, конечно, ослабило бы монопольные возможности «Газпрома» в отношениях с потребителями, например, позволило бы той же Болгарии покупать по схеме виртуального реверса австрийский газ дешевле, чем ей этот газ предлагал «Газпром», но в результате отказа от «Южного потока» пришлось позволить Украине покупать по этой схеме куда большие объёмы газа. Мало того, «Турецкий поток», даже в случае его реализации в транзитной функции, никак не отменял антимонопольные правила ЕС, и в случае с ним всё равно бы пришлось идти на компромиссы, аналогичные тем, которые требовали в Европе за прокладку «Южный Поток». В частности, либо «Газпром» будет вынужден продавать на входе в ЕС часть своего газа, либо с самого начала качать свой газ вперемешку с иранским и азербайджанским. Только вот теперь Турция может стать новой «Украиной» для РФ и ЕС – с теми же претензиями транзитного монополиста.)

Тем самым, последние 13 лет «Газпром», с одной стороны, придерживался максимально конфликтной стратегии с потребителями, особенно в риторике, с другой – не довёл спровоцированные им конфликты до ума, до победы. Предъявлял Украине ультиматумы, заявляя, что это последнее предложение и «в случае чего» прекратит поставки, но в итоге всё время шёл на уступки по цене и условиям. Спорил с Европой по поводу «Южного потока», отказался от «Южного потока» из-за якобы неприемлемых требований Еврокомиссии, но в итоге фактически согласился на свободную конкуренцию других поставщиков со своим газом, который может пойти через Турцию (и она уже потихоньку приходит, в виде запуска TANAP). И так далее. В итоге проигрался в пух и прах.

Стоит заметить, что отдельные элементы в поведении «Газпрома» вполне могли показаться осмысленными, а самоубийственными они стали только в сочетании друг с другом. Это усложняло задачу навязывания самоубийственной стратегии, заставляя её авторов координировать между собой противоположные призывы, каждый из которых сам по себе казался вменяемым, но и затрудняло разоблачение стратегии её серьёзными критиками, поскольку выявить вредительскую координацию по ходу дела было, наверное, невозможно. Например, нет ничего преступного в стремлении концерна навязать потребителям максимальную цену – более высокую в среднем, чем у конкурирующих с ним поставщиков сжиженного природного газа (СПГ) или у потенциальных газопроводных конкурентов с Ближнего Востока. Но тогда нужно было быть готовым к тому, что доля рынка «Газпрома» постепенно снижалась бы и сократилась бы до какой-то величины, нужной потребителям с точки зрения стабильности поставок, «запасного варианта». Лично я не вижу в этом ничего катастрофического, кстати: всё равно валютная выручка «Газпрома» не так велика, чтобы превращать её снижение в трагедию для РФ – больше бы газа пока осталось в недрах.

Однако одновременно с завышающей ценовой политикой «Газпрому» и РФ навязали откровенно самоубийственный тезис о недопустимости сокращения газового экспорта и потери доли на европейском рынке газа. Мало того, что это дало пропаганде дополнительный повод для втягивания РФ в Сирию (мол, мы воспрепятствуем Катару провести свой газопровод и заставляем Турцию принять условия «Турецкого потока»), а Украине дало в руки дополнительную угрозу для РФ в 2014 году (через прекращение транзита). Это представление заведомо обрекало РФ и «Газпром» на поражение во всех торговых спорах, поскольку обязательное требование сохранения нынешнего объёма экспортных поставок ставило в сильную позицию потребителей «Газпрома», который был вынужден принимать все их ультиматумы под угрозой сокращения закупок.

Может быть, значение этого элемента стратегии «Газпрома» будет понятно, если привести его аналог в стратегии РФ – ни в коем случае не идти на прямое открытое применение силы, на войну и оккупацию Украины. Благодаря этому знанию, пока Украина была уверена, что от самого страшного для неё варианта она защищена твёрдыми гарантиями невмешательства армии РФ (официального) и неоккупации, она могла «борзеть», сколько угодно, поскольку все «гибридные» меры от ПЧАшных стратегов для неё несмертельны. То же самое – с прерыванием газпромовского экспорта: пока партнёры знают, что от экспорта в нынешних объёмах концерн не откажется, они могут наседать на него, сколько угодно.

В результате даже сейчас РФ приняла ультиматум Меркель, которая обусловила согласие на строительство СП-2 сохранением транзита через Украину. А ведь ультиматум должна была ставить РФ: «Не хотите покупать через обходные газопроводы – ищите другого поставщика!». Отказаться вообще от той доли экспорта, которая идёт через Украину – и то вышло бы для РФ дешевле, чем выполнение одного за другим унизительных требований партнёров-шантажистов, по итогам которых её всё равно будут склонять к тому, чтобы качать газ через Украину на самых выгодных для Киева условиях! (Понятно, что ПЧАшные кураторы в Киеве будут сейчас выкатывать Москве самые заоблачные условия – не отказываясь полностью от торга, но всячески саботируя его, как это делается с минскими соглашениями.) В случае отказа РФ от транзита и экспорта через Украину Евросоюз сам бы решал, откуда ему брать газ на Балканах – то ли соглашаться на «Южный поток», то ли покупать у Эрдогана, то ли строить новые терминалы по приёму СПГ, но это были бы его проблемы.

Рассуждая на уровне абстрактных бизнес-интересов, даже сейчас полный отказ РФ от экспорта газа на юго-западном направлении выглядит более предпочтительным, чем продолжение нынешних попыток любой ценой доставить газ до Балкан и всучить его кому бы то ни было. Конечно, это нежелательное развитие событий «в нормальной ситуации», и по-хорошему доводить до такого не надо было. Срыв контрактов «Газпрома» приведёт к его банкротству и изъятию заграничной собственности, но это позволит хотя бы поставить точку на безумии, «зафиксировать убытки» и уйти от вечного выдаивания. Да, сейчас срыв транзита – в интересах США, которые заинтересованы в деградации политической обстановки и отношений РФ с Украиной и Европой, этот же срыв транзита в интересах ПЧА, который прекрасно себя чувствует в ситуации катастрофы. (Неслучайно тот же Несмиян предвкушает новое резкое обострение войны на Донбассе именно из-за газовых интересов: прикрытие для более фундаментальных целей ПЧА создано неплохое.) Однако в этом случае газовый транзит хотя бы не будет отравлять атмосферу в дальнейшем, заставляя РФ идти на новые уступки. Конечно же, никакой национальной политики Кремль всё равно вести не будет и в случае прекращения транзита, но хоть какая-то польза будет:

  1. «Газпром» (а точнее, его преемник после банкротства концерна) сможет наконец показать, что для него и правда существует «красная линия», после которой он больше не идёт на уступки, – это приведёт в чувство потерявших край партнёров.

  2. Пропадёт бесконечный рычаг давления на РФ через угрозу перекрытия украинского транзита, заставляющий её в итоге принимать все требования.

  3. Наконец будет покончено с «виртуальным реверсом», позволяющим Украине закупать газ из РФ по невыгодной для «Газпрома» формуле «цена для Германии минус стоимость транзита плюс премия немцам».

Я далёк от того, чтобы давать рекомендации «Газпрому» о поведении в вопросах украинского транзита. Прежде всего, ввиду отсутствия среди тех, кто принимает решения, субъекта, которому я бы сочувствовал и желал добра. Но ещё и потому, что любое действие, даже абсолютно правильное в предположении, что своё руководство играет за своих, ПЧА обязательно обернёт в поражение для России и русских. Давать советы что «Газпрому», что РФ, желая им спасения, – дело столь же неблагодарное, сколь и бесперспективное. Просто мозги потренировать – проанализировать ситуацию с точки зрения нормальной русской власти…

* * *

По существу, стратегия, проводимая последние полтора десятилетия руководством «Газпрома», воспроизводит в малом основные безумия взаимоотношений РФ со своими соседями. Со всеми рассориться, доводя дело до крайних конфликтов, но даже ни одну из начинавшихся войн (с Молдавией, Грузией и Украиной) не довести до капитуляции противника и закрепления своих условий, заморозить конфликты на промежуточной позиции, так что противники, объединившись в своей ненависти, тихой сапой постепенно выгрызают своё, – это надо постараться!

Однако мы видели, что в принятии этой стратегии РФ решающую роль сыграл сам ПЧА, формирующий внутриполитический и внешнеполитический контекст так, чтобы в итоге Кремль всё время принимал половинчатые решения. Ведь и там, с одной стороны, велась игра на обострение, а с другой, на пике любого обострения РФ из жёсткого игрока, которым виделась накануне, неизменно растекалась в уступчивую зловонную субстанцию. Уже одно это должно навести на подозрение: а не торчат ли уши ПЧА и за скандалами вокруг «Газпрома»?

Ответ положительный, и признаки сознательной деятельности ПЧА по навязыванию концерну самоубийственной стратегии увидит любой наблюдатель, следивший не только за сольными выступлениями в газовых скандалах (заявлениями Путина, Миллера, Тимошенко, Фирташа), но и за сопровождающим хором – «аналитикой» в исполнении авторов ПЧА, которые создавали общественный контекст, склонивший «Газпром» к его самоубийственной стратегии. И вот, как это, по нашим представлениям, происходило.

Первым делом, для того чтобы навязать «Газпрому» безумные геополитические игрища вместо беззаботной выкачки газа и распила заработанных средств каким-то другим способом, ПЧА в лучших своих традициях запустил информационную спецоперацию по искусственной геополитизации темы газового транзита. Это было хорошо видно по освещению им сирийской войны, все причины которого, в интерпретации ПЧАшных ресурсов, сводились к стремлению Катара проложить газопровод к Средиземному морю, который РФ якобы надо сорвать любой ценой. Это было видно по аналитическим обзорам ПЧАшников, в которых они восторгались решению пустить экспортные потоки вокруг Украины и строить убыточные газопроводы в Китай. (Одна из самых невменяемых статей в этом плане – бредни статусного ПЧАшника Баранчика в конце августа 2014 г. о том, что «Европа открыла второй газовый фронт против Украины»). Ссора с Евросоюзом и Болгарией по поводу «Южного потока» тоже всячески подогревалась ПЧАшными СМИ, о чём напоминает знаменитая картинка штатного карикатуриста РИА В. Подвицкого «Лучше газ поедет к туркам, чем к продавшимся придуркам»:



В рамках информационной кампании, развёрнутой рупорами ПЧА, едва ли не главной задачей РФ и «Газпрома» было провозглашено сохранение и увеличение зависимости соседей от газовых поставок из РФ – через увеличение доли российского газа в их потреблении и через недопущение альтернативных поставок. Появление любого альтернативного поставщика преподносилась как вселенская катастрофа. Возможность газового шантажа (которым, впрочем, РФ никогда не умела пользоваться) виделась как вечный рычаг политического давления, одна из составляющих международной мощи «энергетической сверхдержавы». Из этого целеполагания выводилась и ссора с Украиной, и интервенция в Сирию.



Сформулированная в этом скрине установка «Украина России не нужна» не является фантазией одного только Несмияна – она программна для всего ПЧА. Достаточно оценить откровения более статусного ПЧАшника, возглавляющего в альянсе целую пропагандистскую группу изданий «Регнум», – Модеста Колерова:

«Это украинское решение, к сожалению, подтверждает правоту тех немногих, почти маргинальных людей в России, которые говорили, что любая интеграция с такой нестабильной страной как Украина, а она всегда была такой, неизбежно сделает Россию её заложником, и что самое страшное – заложником технологическим».

Запредельная наглость высказывания Колерова состоит в том, что сам он напрямую участвовал в дестабилизации Украины и превращении её во врага РФ, когда это не было неизбежным развитием событий, и сделал его неизбежным. По-хорошему, если исходить из русских интересов, Януковича и регионалов нужно было покупать любой ценой, а потом уже прижимать к ногтю. Ну хорошо, допустим, это казалось нереальным, и ПЧА навязал конфликтную стратегию, но даже её не проводили последовательно! И в рамках уже конфликтной стратегии уже в 2014 году возможность воссоединения, как минимум, с Новороссией была сорвана колеровыми, выполнявшими задание ПЧА на провоцирование самоубийственного восстания в Новороссии и разжиганию войны РФ с Украиной, но с недопущением официального вмешательства РФ!

Впрочем, в контексте судьбы «Газпрома» куда интереснее другой автор ПЧА – Иннокентий Адясов, встречавшийся в 17-й главе нашего расследования и проявившийся тем, что задал установочные тезисы предстоящей ПЧАшной пропаганды ещё 1 марта 2014 г., задолго до того, как он вообще стал актуальным и принят рядовыми мозгомойцами: «Сейчас задача номер один – не дать втянуть Россию в войну» и т.д. Как видим, тоже не последний человек в ПЧАшной пирамиде производства смыслов. Оказывается, этот автор неоднократно писал и на экономические темы, в том числе о стратегии «Газпрома», выставляя себя постфактум настоящим прорицателем. Например, в июне 2014 г. он приводит целую подборку своих старых статей с якобы «предупреждениями» о грядущем кризисе с середины 2013 г.

Однако внимательное ознакомление с этими публикациями показывает, что никакой альтернативной стратегии Адясов не предлагал. Например, в течение всей весны 2014 г. Адясов чуть ли не бесновался вокруг газовой темы, но ни разу не поднял вопроса о том, что «Газпром» продолжает бесплатные поставки газа Украине, убивающей русских. То есть, простейшее конструктивное предложение им так и не было выдвинуто! Зато всё время, под видом алармизма и критики, он отстаивал ключевые тезисы безумной стратегии, включая сохранение любой ценой поставок на Украину и в ЕС по украинскому маршруту!

19 июня 2013 г. – навязывает мнение о незаменимости «газового рычага»:



5 апреля 2014 г. – навязывает мнение о недопустимости прекращения транзита через Украину и прекращения поставок газа Украине:



(Особо «прекрасен» пассаж Адясова «Киев явно будет ждать прекращения поставок газа со стороны "Газпрома" и даже будет провоцировать его на этот шаг, не платя ничего или платя какие-то проценты от общего сумма платежа за поставленный российский газ». Ах, как это напоминает «нас хотят втянуть!» и «единственное спасение хунты – спровоцировать интервенцию российской армии»!)

2 мая 2014 г. – запугивает альтернативными поставками газа в Европу из Алжира, Ирана и т.д.

27 мая 2014 г. – навязывает мнение о недопустимости сокращения экспорта газа:







18 июня 2014 г. – выставляет транзит через Украину как незаменимый с помощью цепочки приравнивания частного и общего (сначала экспорта газа к экспорту углеводородов, затем экспорта газа – к транзиту через Украину):

ИА REX «ещё год назад (!!) практически пошагово описал сценарий российско-украинского газового конфликта, который по сути дела выступает как первая стадия глобального конфликта между Россией и ЕС за будущее российского энергетического экспорта (маршруты транспортировки и как следствие цены на российские углеводороды, прежде всего природный газ). С учетом того, что в 2013 году нефтегазовые отчисления составили больше 50 процентов доходной части бюджета РФ, не будет преувеличением сказать, что битва за наполнение бюджета России сейчас происходит вокруг ГТС Украины».

Ну и как это сочетается с предыдущей статьёй Адясова, в которой написано, что весь европейский рынок газа даёт в бюджет РФ только 22 млрд. долларов? И где тут половина бюджета? Лёгким движением руки Адясова доходы от газовой сферы объединяются в доходы от «нефтегазовой» сферы, то есть в общий котёл сливаются и нефть, и газ. А о том, что «Газпрома» обеспечивает только 7% доходов бюджета РФ – молчок! Потом все доходы от газа и, шире, всё существование РФ привязаны к укротранзиту! И это – даже если не вдаваться в наглостный примитивизм, с которой автор свёл «глобальный конфликт» между РФ и ЕС к одним только газовым проблемам и даже события на Юго-Востоке Украины свёл к «экономическому» вопросу! (Вот откуда почерпнуты и фантазии Несмияна, который редуцировал к газу ещё и причины интервенции в Сирию.)

Квинтэссенцией критической деятельности Адясова, однако, стала его мегаалармистская статья от 13 сентября 2014 г., которую можно назвать программой ПЧА по добиванию «Газпрома»:





Итак, замечательная эволюция за год с небольшим! Ещё летом 2013 г. – превознесение «газовой трубы» и цен на газ как основного рычага влияния на Украину, который очень важно сохранить, и следовавший советам Адясова «Газпром» то ссорился с Украиной и ЕС, то затевал обходные газопроводы. А когда к сентябре 2014 г. эта политика довела «Газпром» до ручки, изменилась и концепция у Адясова: теперь он диктует концерну сливную позицию сохранения транзита и экспорта любой ценой! Вроде бы позиция одна и та же – сохранить укротранзит. Но противоречие в том, что до майдана Адясов вопил, каким мощным рычагом влияния на Украину является этот транзит, а когда пришла пора задействовать этот рычаг, оказалось, что использовать его никак нельзя!

Вот так, когда можно было исходить из коммерческих интересы «Газпрома» и вместо обходных трубопроводов либо навязать Украине кооперативную стратегию в рамках полноценной интеграции (не только в газовой сфере), либо пойти на сокращение своей доли на европейском рынке, ПЧАшники навязали «Газпрому» немеркантильную геополитическую позицию – быть инструментом авантюр ПЧА, ссор с Европой и Украиной. Потом же, когда единственно здравым выходом было вообще плюнуть на интересы газового экспорта и поставить выше них геополитику, спасая русских на Украине, при необходимости объявив эмбарго на поставки газа в ЕС, Адясов и иже с ним саму возможность такого поведения заплёвывал! «Идите на уступки, сливайтесь Европе и не играйте свою игру!» – вот чего он тогда требовал зная, что Европа всё равно прижмёт Газпром и доведёт его до банкротства!

Неслучайно один из читателей откомментировал последнюю статью Адясова так:



* * *

Иными словами, так же как ПЧА устроил с Украиной подставу РФ, он устроил её и «Газпрому». В обоих случаях объект подставы сначала рассорили с партнёрами, а затем, в момент ссоры, держали за руку, чтобы ни в коем случае ни РФ, ни «Газпром» не начали наносить серьёзные удары! А именно, порядок действий по ПЧА «Газпрому», поставленному в качестве учебной мишени для отработки действий по РФ, чтобы взяться за последнюю с полным знанием дела, был следующий:

  1. Подбить на самоубийственную конфронтацию.

  2. Во время конфронтации ничего не довести до ума и в итоге всё слить.

  3. Заставить платить и каяться.

  4. Ругать задним числом за совершённые ошибки, хотя сам же ПЧА всю эту самоубийственную стратегию Газпрому и навязал.

  5. В итоге расчленить по сценарию, давно спрогнозированному Корчёмкиным для «Газпрома»: убыточную часть – повесить на налогоплательщиков, прибыльные куски – передать «своим людям».

Если посмотреть на информационные кампании ПЧА – касаются ли они стратегии «Газпрома» или РФ, – нет такого момента, когда бы они предложили что-то конструктивное, особенно когда затеянные ими авантюры довели ситуацию до ручки и пришло время неприятных, но жёстких решений. Поставив восстание в Новороссии на грань поражения уже к маю 2014 г., самые жёсткие ПЧАшники на чём свет стоит ругали Кремль, но ни разу не призвали к прямому и открытому военному вмешательству – решению, пусть и тяжёлому, но позволявшему прекратить войну. А сейчас, доведя «Газпром» до критической ситуации с украинским транзитом, они так и не призвали вообще отказаться от той части экспорта, которая идёт через Украину, – решению, пусть сложному и дорогому, включающему банкротство и переформатирование «Газпрома», но позволяющему привести газовую отрасль в порядок и не становиться окончательно сырьевым придатком хотя бы в газовой сфере.

И то освещение проблем вокруг «Газпрома» или провокаций «глубинного государства», которое мы видим сейчас в исполнении Несмияна, – это не беспристрастная аналитика, а подводка публики к определённой позиции. ПЧА уже не маскируется под патриотическую «Третью силу», а предстаёт в виде обычной контрэлитной клики, ведущей борьбу за власть и ради этого согласной помочь в нанесении ударов по РФ. Проблема в том, что и эта точка зрения ошибочна: даже если ПЧА готовит «временный» развал РФ, только чтобы укрепить свою власть, то силы, стоящие за ним, готовят именно развал РФ, причём постоянный. Конечно, чисто эмоционально мы можем злорадствовать незадачам Газпрома или заслуженным ударам Запада по РФ, но для русских это будет часть общего хода катастрофы» /конец большой цитаты/.

* * *

Через полтора года после выхода процитированного текста нам остаётся только учесть новые соображения о том, что не всякая жёсткая полемика в медиасфере отражает реальное противоборство – во многих случаях идёт простое напускание информационного тумана, необходимое различным участникам для обеспечения алиби, а играть они могут в одни ворота, естественно, с подкупленным «вратарём». И так же, как при рассмотрении двух предыдущих сюжетов, надо добавить, что без публичного разоблачения всей системы принятия, оправдания и псевдокритики решений, доведших до кризиса «Газпрома», с полным поимённым выявлением мельчайших соучастников и нейтрализации их воздействия на последующее развитие событий, надеяться на подлинное оздоровление в этом вопросе не приходится.

Tags: агентура
Subscribe

  • Режима нет

    Большой когнитивной миной под наше понимание политической жизни стало повсеместное использование слова «режим» к той организации номинальной власти,…

  • «Кому работу доверяешь» – 11

    /Продолжение. Начало и оглавление здесь./ 11. «Не мы, а вы!» Рассмотрим место последних открытий в общей структуре наших расследований…

  • Консервы-самозакрутки и другие продукты овощеводства (2)

    /Окончание. Начало см. в предыдущей записи./ 2. Дирижирование многоголосием: разнообразие нот и единство замысла Особое внимание привлекает…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments

  • Режима нет

    Большой когнитивной миной под наше понимание политической жизни стало повсеместное использование слова «режим» к той организации номинальной власти,…

  • «Кому работу доверяешь» – 11

    /Продолжение. Начало и оглавление здесь./ 11. «Не мы, а вы!» Рассмотрим место последних открытий в общей структуре наших расследований…

  • Консервы-самозакрутки и другие продукты овощеводства (2)

    /Окончание. Начало см. в предыдущей записи./ 2. Дирижирование многоголосием: разнообразие нот и единство замысла Особое внимание привлекает…