miguel_kud (miguel_kud) wrote,
miguel_kud
miguel_kud

Categories:

Кругом фейки, подставы и договорняк

Обострение в американо-иранских отношениях даёт немало пищи для размышлений, но уже сейчас можно сформулировать самый очевидный вывод. А именно, даже американо-иранское противостояние, которое представляли непримиримым и бескомпромиссным, содержит большой элемент предварительного сговора, постановочности и постороннего дирижирования. Характер иранских ударов по американским базам и ответа США на эти удары не оставляет другого объяснения: имело место сознательное стремление руководства Ирана ограничиться «репутационным» возмездием без реального ущерба США, которые по каким-то каналам заранее дали понять Ирану, что в этом случае воздержатся от военной эскалации.

Конечно, не факт, что американцы сдержат это «обещание», тем более что это обещание нигде не было публично озвучено без возможности переиграть под благовидным предлогом: вся эта история могла быть с их стороны очередной подставой. В конце концов, США когда-то и Саддаму Хусейну намекнули, что он может безнаказанно вторгаться в Кувейт, а потом оказалось, что американского посла не так поняли.

К тому же, гибель вылетавшего из Тегерана «Боинга» выдаёт всё тот же почерк американских сценаристов, которые привычно организуют очередную авиакатастрофу, чтобы опорочить противника. По итогам в четвёртый раз повторившейся истории можно понять, что и это была технология, а её автор становится очевидным. Похоже, американские спецслужбы в своё время оценили потенциал международного осуждения гибели гражданских лиц при должном контроле инфопространства и открыли для себя целый Клондайк для провокаций. Поэтому и случилась катастрофа южнокорейского «Боинга» над Сахалином и Курилами в 1983 г., позволившая организовать травлю СССР, катастрофа американского «Боинга» над Локерби в 1988 г., позволившая организовать травлю Ливии, катастрофа малайзийского «Боинга» над Донбассом в 2014 г., позволившая организовать травлю донецкого ополчения и РФ, а теперь – украинского «Боинга» над Тегераном, которая, скорее всего, станет дополнительным поводом для травли Ирана.

Поэтому обольщаться насчёт перспектив удержания конфликта на нынешнем рубеже медийной перемоги иранскому руководству не стоит. Не сейчас, так в будущем США используют эту авиакатастрофу для антииранской кампании.

* * *

Тем не менее, главный вывод о срежиссированности, ограниченности, постановочности американо-иранского противостояния заставляет «отлистать» историю конфликта на 40 лет назад, когда всё только начиналось, и посмотреть уже с новой точки зрения, что это было.

По состоянию на 1970-е годы «холодная война» между советским и американским блоками всё ещё формировала центральный сюжет международной палитры. Затеянная перед этим разрядка международной напряжённости в самом деле открывала простор для смягчения отношений, однако до тех пор, пока противостояние между СССР и США оставалось центральным сюжетом, смягчение это могло идти только на симметричном основании взаимных уступок и шагов навстречу, поскольку накал противостояния задавал дискурсивную привязку руководителей обеих сторон к отстаиваемой позиции. Например, односторонняя «сдача» Советским Союзом Саддама Хусейна под избиение антииракской коалицией была бы немыслимой в условиях полномасштабной «холодной войны», потому что, в рамках конфронтационной идеологии, каким бы уродом ни был Саддам Хусейн для СССР, он оставался советским «клиентом», и в крайнем случае его придушили бы сами патроны.

Появление нового центра силы, враждебно относящегося к обоим устоявшимся полюсам, радикально меняло обстановку. Получается, что над «цивилизованным», рационально мыслящим, евроцентричным Первым и Вторым миром нависала единая исламская угроза в виде полоумных фанатиков, возрождающих худшие кошмары Средневековья на своей территории и грозящих распространить это по всему остальному миру. На фоне такого ужаса не грех объединиться недавним противникам, противостоящим новому общему врагу. А под сурдинку общих интересов и благоприобретённой уверенности в добрых намерениях партнёра можно и слить принципиальные позиции, доставшиеся высокой ценой: ведь понятно же, что партнёр ими воспользуется не во зло, а для противостояния общей угрозе.

Посмотрим, как эта технология была реализована в связи с Исламской революцией в Иране. Активное содействие западных спецслужб осуществлению революции против проамериканского же шаха, в общем-то, является таким же секретом Полишинеля, как и сотрудничество республиканских кругов с пришедшими к власти исламистами, которые держали американских заложников из посольства до тех пор, пока Рейган не выиграл президентскую гонку у Картера. Более интересно «жёсткое противостояние» Ирана и США, начавшееся после этого. Как известно, аятолла Хомейни провозгласил США «большим сатаной», а СССР – только «малым», но это не помешало Белому дому организовать поставки в Иран оружия во время войны с Ираком, и несмотря на то, что Ираку помогали намного больше стран, Ирану не дали проиграть. (Параллельно США выращивали афганских исламистов и Осаму бин Ладена.) В эти же годы Иран проводил бурную деятельность по «экспорту исламской революции», которую, правда, никто так и не импортировал, зато перестроечный Советский Союз импортировал с Запада представление об общей исламской угрозе. Под шумок борьбы с общими угрозами (исламского фундаментализма, тирании Саддама Хусейна и т.д.) Горбачёв за несколько раундов слил страну, и СССР не стало. Заметим, с «общими угрозами» при этом ничего страшного не случилось: Саддам Хусейн спокойно пересидел «Бурю в пустыне», афганские исламисты уступили ещё более радикальному «Талибану», Исламская республика Иран существует и по сей день.

Таким образом, «общая угроза» была успешно опробована как технология дискурсивного смягчения ключевого противостояния и отвлечения внимания от серии очевидных капитуляций, предпринимаемых под соусом борьбы с общими угрозами. Иран 80-х выступил в роли безвредного для гегемона жупела, и для его исламистской элиты эта роль оказалась довольно комфортной. Советскому Союзу присоединение к борьбе Запада с «общими угрозами» не только не помогло, но оказалось губительным.

* * *

Следующий этап борьбы с «общими угрозами» приходится на 2000-е годы, а в роли безвредного для гегемона жупела выступил фантом «глобального терроризма». Включение РФ в «общую борьбу» заслуживает отдельной саги, но, если коротко, то основной террор, от которого страдала РФ до назначения Путина премьер-министром, шёл со стороны чеченских сепаратистов и их ближневосточных спонсоров, а Запад обеспечивал чеченским «борцам» пропагандистскую поддержку и ругал РФ за «жестокость». Инновационное решение коллективного «Путина» состояло в том, чтобы риторически представить чеченский терроризм, явление по генезису чисто антироссийское и по применению внутрироссийское, частью общей системы «глобального террора», якобы представляющего экзистенциальную угрозу для Запада. Тем самым планировалось смягчить критику со стороны Запада за операцию в Чечне и вообще навязаться Западу в партнёры.

Решение это, конечно, было с точки зрения интересов РФ более чем спорное. Имея безусловное преимущество на поле боя, РФ могла и пожертвовать своим местом в Совете Европы (ей за чеченскую кампанию грозили исключением), но зато довести борьбу с бандитизмом на Северном Кавказе до конца, не оглядываясь на одобрение партнёров. Вместо этого вышло так, что РФ саму привязали к борьбе с теми «террористами», которые не нравились Западу. Содействуя вторжению США в Афганистан (без предоставления американцами серьёзных доказательств организации терактов бен Ладеном и причастности «Талибана»), Кремль дал согласие на усиление влияния США в Средней Азии, а параллельно снял возражения против включения Прибалтики в НАТО. Зато РФ оставили в Совете Европы, и она теперь регулярно перечисляет в эту организацию деньги только для того, чтобы её там макали мордой в дерьмо на её же деньги.

Как видим, и в этом случае «борьба с общей угрозой» в союзе с США едва ли помогла преодолеть реальные угрозы, актуальные для РФ, но позволила Кремлю сдать под шумок «борьбы» и как бы под надежду о предстоящем партнёрстве много-много позиций, которые было бы намного труднее сдать в условиях публичной конфронтации и отсутствия взаимодействия по «борьбе с общими угрозами».

* * *

Общее несчастье жертв США, которых в Вашингтоне назначают очередной угрозой, состоит в возможности США как угодно жонглировать набором «угроз», поочерёдно пробуждая в них необоснованные надежды на прощение и используя друг против друга. Раз за разом очередной оппонент США покупается на уловку и бежит замиряться, надеясь, что его исключили из «оси зла» всерьёз и надолго. И если с Россией отечественному наблюдателю тут всё ясно, то в отношении Ирана пока что кажется неочевидным. А напрасно: если верить ура-патриотическим источникам, Иран существенно помог состояться американской оккупации Афганистана:

«Со стороны Ирана за взаимодействие с США отвечал именно Сулеймани, которого американцы тогда знали как Хаджи Кассема. Именно Иран предоставил США самую детальную информацию о расположении баз и отрядов «Талибана», ту самую, которую добывали оперативники «Кодс» в своих опасных операциях на афганской территории. Сулеймани даже проводил аресты оперативников «Аль-Каиды» в Иране и обеспечивал их доставку в Афганистан. Как позже вспоминали американцы, работавшие с иранцами, это было очень выгодное сотрудничество».

Для Сулеймани давнишнее сотрудничество закончилось неважно; скорее всего, и Ирану тоже когда-нибудь не поздоровится, но для нас важна та констатация, что якобы непримиримое и радикальное противостояние между Ираном и США в последние 40 лет никогда не было таковым. Оно включало свои компромиссы и «договорняки», сеансы «взаимовыгодной» контролируемой конфронтации, постановочных эскалаций и фальшивого примирения. Для обработки иранского руководства использовались неформальные посредники и «сочувствующие» шиитам мозгомойцы-советчики, навязывающие Ирану бессмысленные цели и обречённую стратегию. И отсутствие официальных дипломатических связей – никакая не помеха «обработке» иранцев американскими доброхотами. По всем признакам, Иран находится под таким же внешним управлением, как и РФ, тоже не опускающимся до мелочных тактических указаний, но вполне удерживающим страну в безопасном для кукловодов русле. Вся эта констатация не должна снизить наше сочувствие Ирану в ходе его нынешнего избиения американцами (в конце концов, жертва агрессии тут – именно Иран), но должна породить более правильное понимание перспектив иранского сопротивления этой агрессии и более точную оценку принимаемых с обеих сторон решений.

* * *

Общие выводы из нового обострения на Ближнем Востоке довольно печальны и состоят в том, что в современных условиях не существует простой и ясной стратегии, позволяющей противостоять американской гегемонии, а «простые и ясные» решения, подсовываемые горе-экспертами, как правило, не более чем ловушка. Такова, например, бредовая идея из процитированного выше ура-патриотического ресурса подставить Иран, Сирию и Ирак под американское избиение на как можно более долгий срок, а самим понемногу помогать жертвам, но не так, чтобы они победили и смогли изгнать США с Ближнего Востока (автор уверяет, что такой сценарий истощит американские ресурсы). Конечно, список бредовых идей не исчерпывается этим предложением, но оно наиболее показательно в описании состояния нашей псевдоэкспертной тусовки, которая даже из правильных констатаций умудряется делать бесчеловечные и контрпродуктивные выводы.

В идеале, если исходить из государствоцентричного представления о наглом заокеанском гегемоне, навязывающем свою волю разобщённой Евразии, то единственным надёжным способом противодействовать ему должно стать формирование сплошного евразийского блока, настойчиво преследующего цель исключения США из балансов Старого Света и исключающего сепаратные сделки с «мировым жандармом». Но в настоящих условиях непонятно, как сформировать евразийский блок, если все его потенциальные участники находятся в плотном контакте с американцами, легко управляются ими и идут на сепаратные сделки, опускаются до очевидных договорняков, а в случае если когда-нибудь заартачатся, то американцы так же легко натравят на упрямцев других своих евразийских жертв, пообещав выгоду от сепаратных сделок и договорняков уже им. До поры до времени можно было надеяться, что хотя бы древний Иран будет гнуть свою линию, но теперь мы видим, что даже иранцы не стесняются прямой демонстрации своего открытого договорняка, не стесняются того, что их вражда с американцами имеет показушный характер, и всячески демонстрируют готовность «слить» любые принципиальные позиции ради текущих поблажек. И тут неважно, что самим иранцам это не сильно поможет и в конечном итоге, воспользовавшись предлогом в виде упавшего «Боинга» или любым другим, США займутся той или иной формой добивания Ирана. Важен сам факт того, что комбинация с контролируемой эскалацией по заранее написанному сюжету была разыграна. И даже не вчера родившемуся иранскому руководству не хватило мудрости не ввязываться в подобные игры.

Это показывает, что и в иранском случае, и в российском, и во многих других не может быть и речи о восстановлении реальной независимости до тех пор, пока когнитивная сфера этих стран остаётся под внешним управлением, задающим ложные идентичности, ложные цели, ложные стратегии, пока внешние агенты без сопротивления проводят решения, ведущие страну к катастрофическим последствиям. Кто-то в России радуется, что хотя бы Иран готов стойко сопротивляться наседающему гегемону, а гегемон уже позаботился о том, чтобы сопротивление Ирана было ровно таким, какое нужно ему. Вся эта нелепая ориентация на «гибридные» методы ведения войн со стороны заведомо слабых жертв агрессии – она же не продукт самостоятельного мышления, а очередная обманка, подсунутая внешними агентами. И те пропагандисты в РФ, которые восхваляют очередную «гибридную» нелепость (будь то со стороны Ирана или РФ), представляя её эффективным способом сопротивления американской гегемонии, – не менее опасные внешние агенты, чем те, которые предлагают просто сдаться и «лечь» под гегемона.

Конкретно Ирану, как и России, остаётся пожелать поскорее избавиться от внешнего управления и перейти к такой стратегии, которая позволит восстановить подлинную независимость.

/Выражаю признательность за указание на хронологическую ошибку в первоначальном варианте текста, касающуюся уничтожения американцами иранского лайнера в 1988 г./

Tags: КСС, ПЧА, геополитика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 52 comments