miguel_kud (miguel_kud) wrote,
miguel_kud
miguel_kud

Categories:

На войне, как на войне

Затянувшееся на месяц начало переворота в Белоруссии дало любому вменяемому человеку на русских просторах, не желающему зла своему народу, достаточно данных, чтобы определиться, если не с симпатиями к сторонам конфликта, то хотя бы с предпочтениями относительно исходов противостояния. Вариант свержения Лукашенко и демонтажа выстроенных им государственных институтов – это вообще не об устранении надоевшего диктатора или фальсификации голосования, как бы это ни виделось рядовым участникам, зациклившимся на «здесь и сейчас». Это воспроизводство в Белоруссии украинского сценария – развязывания кровавой войны с целью необратимого отрыва республики от остальной России, провоцирования ненависти между народами, дальнейшего подавления русского народа и русской культуры.

Неудивительно, что в поддержку переворота включились страны Запада, Украина, открыто прозападная общественность РФ. Более нетривиально, но всё так же объяснимо включение в раскачку Белоруссии российских псевдопатриотических ресурсов, тусовок и блогеров – как номинально провластных, так и номинально оппозиционных. Повторяется история 2013-14 гг. в отношении Украины. Якобы прорусские рупоры обвиняют Лукашенко в работе против России и приветствуют попытки его свержения открытыми врагами, мол, это позволит перевести вялотекущее гниение в режим открытой борьбы, в которой-де у русских появляется шанс. А якобы провластные «патриоты» РФ, на словах поддерживая Лукашенко, либо дискредитируют его умопомрачительной пропагандой, либо гадят ему под видом «свободы слова», например, пуская в эфир тупые выходки «юмориста» Урганта или пропутчистских «экспертов» типа декана НИУ ВШЭ Андрея Суздальцева.



Таким образом, как бы негативно мы ни относились к Лукашенко и как бы ни понимали возмущение простых обывателей, поддавшихся призывам оппозиции, приветствовать продолжающийся мятеж недопустимо. Чем надёжней он будет подавлен, тем лучше. Тем не менее, никакой уверенности в его провале нет, но и в случае провала конфигурация противостояния не изменится в лучшую сторону, если только не обеспечить этому соответствующие предпосылки. Поэтому не мешало бы выступить с предложениями, как можно было бы сорвать переворот и как обернуть этот срыв на пользу русским.

* * *

Вопреки самоуспокоительным информационным обзорам, стратегические тенденции направлены на демонтаж оставшихся государственных институтов Белоруссии и дальнейший разрыв русского пространства. Видимая поддержка Лукашенко со стороны предположительно посланного в Минск «информационного десанта», отдельных программ ТВ РФ и представителей Кремля сродни поддержке Януковича со стороны тех же «помощников» в декабре 2013 г. После того, как Лукашенко станет на них полноценно опираться, уже не полагаясь только на свои силы, они его в критический момент «кинут» и помогут путчистам, как они это уже делали с Януковичем в феврале 2014 г. Но самое главное, Лукашенко умудряется повторить путь прежних понадеявшихся «протеже» Москвы, наступая почти на все известные «грабли».

Слов нет, эстетически позиционирование у Лукашенко намного привлекательней, чем у Януковича. Это не трусливый безвольный тюфяк, прячущийся за спинами силовиков и сдающий их на расправу по первому требованию врагов, всегда готовый всё сдать и бросить своих сторонников под гарантии личной безопасности. Он пытается огрызаться по адресу тех мелких исполнителей, которые пересекают «красную черту» – атакуют правоохранителей, публично координируют беспорядки. Публикация разговора «Ника и Майка» о раздувании темы «отравления Навального» – это пусть робкий и половинчатый, но всё же шаг к тому, чтобы не взывать к Москве, верноподданно заглядывая в глаза и виляя хвостом в надежде получить помощь, а вынудить Кремль к прямой поддержке Белоруссии, указывая на общих врагов и привязывая его судьбу в непосредственной перспективе к тому, вступится ли он по полной программе за Белоруссию перед «партнёрами» или начнёт ею торговать.

В то же время, и полноценного сражения со стороны Лукашенко не видно. В отношении публичных заводил беспорядков была предпринята сомнительная тактика выдавливания за границу вместо решительной расправы. Ничего не известно о массовой поимке и привлечении к ответственности теневых организаторов и координаторов. Не ведётся полномасштабного вскрытия и ликвидации грантоедской сети (а она, по-видимому, есть, и немалая). До сих пор не арестована и не понесла заслуженное наказание Алексиевич. Не высланы дипломаты западных стран, открыто способствующие перевороту. Но самое главное, нет никаких политических ударов по той структуре, которая дирижирует из-за рубежа попыткой переворота в Белоруссии.

Вместо этого Лукашенко вступил в торг с тем самым кланом, который его сносит, – не бьёт по нему на максимизацию ущерба, а неопределённо угрожает неким компроматом и выпрашивает снисхождения и прощения, в обмен на дальнейшую лояльность, чтобы его оставили ещё на несколько лет в покое, как не трогали после его содействия уничтожению русских на Украине. Чего стоит одно только его интервью Гордону, в котором он из кожи вон лез, чтобы показать этим: «я – ваш, не убивайте меня, я вам ещё пригожусь»!

При всей показной решимости внутри республики, Лукашенко не осмелился принудить Кремль вступиться за него полноценно, а сохраняет позу просящего. Его заявления по адресу РФ обозначают связку-обещание, мол, «вы пострадаете, если я паду». Это очень нерешительно, неопределённо и не ставит Москву в безвыходное положение, сохраняя для неё возможности для торга. В результате, если Запад, например, предложит Кремлю компромисс по молдавской модели (подобный устранению Плахотнюка совместными усилиями прозападных и пророссийских агентов влияния), то Москва на это пойдёт в надежде прощения за казус Навального или хотя бы отсрочку санкций по этому поводу. Интересы Лукашенко и русских в этом сценарии станут для Кремля очередной разменной монетой. Таким образом, связка судьбы режима Лукашенко и стабильности режима РФ в любом случае не становится непосредственной, содержит временной лаг и варианты разрыва, и поэтому не является достаточным стимулом для полноценного вступления за Белоруссию.

Наконец, самым сильным маркером ухода Лукашенко на дорожку, проторенную другими окраинными лидерами, преданными Кремлём, стали фрагменты его недавнего интервью телевизионщикам из РФ. Прежде всего, его слова об имеющейся в его распоряжении более полной версии разговоров «Ника и Майка» о Навальном, в которой якобы имеется убойный компромат на западных партнёров, вот только вопрос о публикации он оставляет на рассмотрение директора ФСБ. Это до боли напоминает угрозы Дрёмова опубликовать материалы с некой «флэшки» с компроматом на Плотницкого, которые кончились убийством Дрёмова и потерей актуальности этого компромата. Сюда же можно отнести угрозы Каддафи раскрыть подробности финансирования им французской элиты, которые только добавили последней стимулов поскорее от Каддафи избавиться. Воспроизводство белорусским президентом этой примитивнейшей политической ошибки – попытки публичного шантажа более сильного противника имеющимся у тебя компроматом вместо быстрого раскрытия компромата для укрепления своих относительных позиций – вызывает подозрения о резком снижении адекватности Лукашенко по сравнению с тем, каким мы его привыкли видеть в первые 20 лет его президентства.

К последнему обстоятельству примыкает изрядно набивший оскомину элемент дискурса Лукашенко: мол, я что-то такое сверхсекретное знаю, заставляющее меня поступать таким глупым образом, что вы поразитесь, когда я вам это расскажу, но пока не пришло время раскрывать карты. Например, в разгар первой волны пандемии коронавируса Лукашенко публично намекал, что, согласно его инсайдам, идёт какая-то глобальная информационная спецоперация, а на самом деле новый коронавирус не так уж опасен и карантинных мероприятий не нужно. В результате только за первое полугодие смертность Белоруссии подскочила на 7% по сравнению с аналогичным показателем прошлого года. Прямую ответственность за эти жертвы, превышающие показатели соседних стран, несёт белорусский президент, волюнтаристски задавший наплевательское отношение к серьёзнейшей опасности. В этих условиях логично спросить у Лукашенко: ну и что же это был за такой страшный секрет, заставивший его подставить республику под удар коронавируса? Или не было этого секрета, а на самом деле белорусский президент доверился прохиндеям-пропагандистам? Если так, то надо этих прохиндеев назвать и публично объяснить причины ошибки, приняв все меры для её неповторения. В конце концов, кредит доверия лидеру – очень ограниченная величина, и когда он исчерпан, надо как-то иначе убедить ведомых подчиняться, а не говорить «я так вижу». Лидер должен или не ошибаться, и тогда есть доверие его инсайдам и информированности, или дискурсивно всё обосновывать, когда в этом есть сомнения. После истории с «инсайдами» Лукашенко о коронавирусе никакие ссылки на якобы имеющуюся у него секретную информацию не принимаются.

Сохранение существующих тенденций приведёт к дальнейшему испарению легитимности Лукашенко и его режима, политической поляризации и нарастанию ненависти в Белоруссии, превращению её в новое поле противостояния Востока и Запада, ценностному отрыву большинства населения от русского пространства, мутации местных руководителей в марионеток внешних сил, не ориентированных на благополучие социума. Для того чтобы этого избежать, линия противостояния идущему перевороту должна быть дополнена политическими ударами по его внешним заправилам и созданием условий для полноценного включения РФ в идущий конфликт на стороне Белоруссии.

* * *

Для того чтобы понять способы противодействия ПЧА и наносить по нему удары, надо нащупать его реальную «ахиллесову пяту», а для этого надо понять, что же является наиболее сильным его козырем, отнятие которого радикально изменит соотношение сил. Как следует из наших расследований последних лет, основной инструмент управления силами ПЧА, который можно детектировать по открытым данным и который, видимо, не поддаётся замене секретными операциями, – конструирование информационного пространства и выстраивание определённой конфигурации, нужной в данный момент. Соответственно, борьба с ПЧА и его текущими крупномасштабными операциями – это, в первую очередь, разрушение той информационной конструкции, которую он формирует. Так, если ПЧА создаёт негласный консенсус, основанный на господстве заведомо ложных трактовок, то высказывание отличного мнения – уже шажок вперёд, так как способствует разрушению ПЧАшной информационной картины, а широкое распространение разоблачений, как ситуация обстоит на самом деле, просто нейтрализует один за другим планы ПЧА и оставит его играть только в непубличном поле, что не позволит привлечь к вредительским спецоперациям провоцируемую массовку.

(К сожалению, в этом поле ситуация существенно деградировала даже по сравнению с 2014 годом. Если тогда мы тратили огромные силы на доказательство ложности ХПП, притом что сама желательность победы Новороссии и поражения киевской хунты не оспаривалась в патриотическом дискурсе, то теперь – на саму постановку проблемы возможной катастрофы Белоруссии и всего русского пространства в случае успеха или даже просто затягивания путча. Нет базового патриотического нарратива вокруг Белоруссии, устанавливающего рамки приемлемой и неприемлемой стратегической перспективы: огромное число пропагандистов с как бы русской или государственнической позицией подрядили травить байки про «бульбашей-нахлебников» и «непрозападных борцов за свободу», борющихся с «засидевшимся колхозным диктатором-русофобом».)

Ахиллесовой пятой ПЧА является возможность выведения в публичное поле и превращения в общеизвестные и ведущие при обсуждениях и анализе обстановки факторы тех обстоятельств, которых здесь и сейчас категорически не должно там быть с точки зрения интересов ПЧА, потому что это не позволит привлечь к исполнению замыслов ПЧА искреннюю массовку и оправдать вредительские решения государственных органов. (Кстати, потом – можно: рано или поздно, когда ситуация становится необратимой, ПЧА сам же и разоблачает свои прошлые действия, приоткрывая завесу, либо объявляет свои недавние секреты очевидной и не заслуживающей обсуждения банальностью, а речь идёт о том, чтобы раскрывать эту завесу вовремя и срывать его операции.) В приложении к белорусскому кризису такими ведущими «секретами» ПЧА являются, на мой взгляд:

  • активная организационная роль бизнес-структур РФ в раскрутке белорусской оппозиции и структур «Газпром-медиа» в оправдании её деятельности;

  • активное включение в пропутчистскую деятельность открытых агентов влияния Запада – заукраинской фракции российской ветви ПЧА (пресловутых «либерастов»), причём не только информационное, но и организаторское (как у Андрея Суздальцева);

  • активное включение в работу на разрыв с Белоруссией «патриотической» фракции ПЧА;

  • активное включение в дискредитацию режима Лукашенко открыто безыдейных информационных проституток РФ – блогеров, телеведущих, юмористов, новостных сайтов типа ленты.ру;

  • активное подключение к антилукашенковскому дискурсу ряда полуофициальных лиц вроде нового главы Россотрудничества и сомнительная непрозрачная активность окологосударственных «патриотических» организаций вроде Института стран СНГ;

  • совместная скоординированная работа как бы прозападных/проукраинских и русских/пророссийских агентов влияния по свержению режима Лукашенко, публичное подключение к ней прямо зависимых от государства лиц и госчиновников вроде нового главы Россотрудничества;

  • выполнение вышеуказанной агентурой в РФ пропутчистской деятельности в интересах и под общим курированием западных хозяев;

  • вялость правоохранительных органов РФ по пресечению деятельности вышеуказанных сил и разоблачению реального общего центра управления ими, отсутствие минимальных процессуальных выводов в отношении откровенных вредителей.

И если Лукашенко выведет на чистую воду российскую ветвь ПЧА, за одно это ему можно будет низко поклониться.

Вторым фактором, который следует принять во внимание в свете купирования белорусского кризиса, является наличие у Минска формально-юридических и дискурсивно-политических оснований для того, чтобы потребовать у РФ полномасштабного заступничества и создать такую спайку судьбы режима Лукашенко с судьбой РФ, в которой Москва не сможет торговаться с Западом, подставляя вместо себя Белоруссию. Конкретно, перед Лукашенко стоит задача перевести удар, точнее, распределить удар, остронаправленный на Белоруссию, на равных пропорциях между Белоруссией и РФ, чтобы сопротивляться этому удару вместе. Формально-юридическим основанием для образования связки является нахождение в ОДКБ и Союзном государстве РФ и Белоруссии, а дискурсивно-политическим – распространённость и легитимизированность представлений о едином народе, общей судьбе и общем западном противнике: их надо только приложить к текущей обстановке и сформулировать неизбежные выводы.

* * *

В рамках этих замечаний можно предложить следующую программу контрудара со стороны режима Лукашенко.

Первым делом, официальный Минск, опираясь на договор ОДКБ и фактор наличия общего государства (СРБ), должен публично потребовать от РФ полного исполнения союзнических обязательств и всего, что из них естественным образом следует. Да, сам по себе договор об образовании ОДКБ изначально подразумевал только «традиционные» угрозы в виде «обычного» военного нападения, которое трактуется как нападение на всех участников договора. Однако с тех пор произошло расширение в осознании военных опасностей и угроз, относящее к военной сфере смежные области. В частности, Военная доктрина РФ утверждает в п. 11 о «тенденции смещения военных опасностей и военных угроз в информационное пространство и внутреннюю сферу Российской Федерации» и содержит п. 12, в котором перечислены следующие основные военные опасности:

«б) дестабилизация обстановки в отдельных государствах и регионах и подрыв глобальной и региональной стабильности;
д) территориальные претензии к Российской Федерации и её союзникам, вмешательство в их внутренние дела;

л) наличие (возникновение) очагов межнациональной и межконфессиональной напряженности, деятельность международных вооружённых радикальных группировок, иностранных частных военных компаний в районах, прилегающих к государственной границе Российской Федерации и границам её союзников, а также наличие территориальных противоречий, рост сепаратизма и экстремизма в отдельных регионах мира;
м) использование информационных и коммуникационных технологий в военно-политических целях для осуществления действий, противоречащих международному праву, направленных против суверенитета, политической независимости, территориальной целостности государств и представляющих угрозу международному миру, безопасности, глобальной и региональной стабильности;
н) установление в государствах, сопредельных с Российской Федерацией, режимов, в том числе в результате свержения легитимных органов государственной власти, политика которых угрожает интересам Российской Федерации;
о) подрывная деятельность специальных служб и организаций иностранных государств и их коалиций против Российской Федерации».


Пункт 14 доктрины относит к основным военным угрозам «создание и подготовку незаконных вооруженных формирований, их деятельность на территории Российской Федерации или на территориях ее союзников» (призыв о создании таких формирований недавно выпустил координирующий «белорусскую» оппозицию с территории Польши Телеграм-канал Nexta). А в п. 15 «характерной чертой и особенностью современных военных конфликтов» названо «комплексное применение военной силы, политических, экономических, информационных и иных мер невоенного характера, реализуемых с широким использованием протестного потенциала населения и сил специальных операций».

Далее, Военная доктрина Союзного государства указывает, что

«В современных условиях <…> основная ставка противниками создаваемого Союзного государства делается на использование исторически сложившихся противоречий в отдельных регионах государств-участников, поддержку извне деструктивных политических сил, экстремистских националистических и сепаратистских движений, провоцирование внутренних конфликтов, втягивание государств-участников в конфликты по периметру их границ и ослабление экономики в локальных войнах и вооружённых конфликтах.

<…>

Неукоснительно следуя этим положениям, государства-участники рассматривают любые насильственные действия, направленные против любого из государств создаваемого Союзного государства, как посягательство на Союзное государство в целом и будут предпринимать соответствующие ответные меры с использованием всех сил и средств, находящихся в их распоряжении».


Исходя из этих документов и имеющихся союзнических обязательств, официальный Минск вправе и обязан публично потребовать от РФ, в первую очередь, полного пресечения любых действий, ведущихся с территории РФ и направленных на дестабилизацию Белоруссии, разгрома занимающихся этим структур и поимки граждан, участвующих в пропутчистском проекте. Должны быть ликвидированы структуры «Газпром-медиа» и организационные структуры бизнеса РФ, провоцировавшие беспорядки в Белоруссии, управляемые с Запада структуры «патриотической оппозиции» и её информационные придатки вроде «Регнума», Телеграм-канала «Бульба престолов» и кургиняновских либо нацдемовских сект, ПЧАшные «нейтральные» информационные структуры вроде ленты.ру, блогерские сообщества и системы раскрутки, должны быть зачищены заполненные вредителями организации вроде Россотрудничества и Института стран СНГ. Должны быть привлечены к ответственности (со всеми необходимыми процессуальными выводами) и публично покараны все соучастники текущего пропутчистского заговора, находящиеся в РФ, в первую очередь – в информационной сфере, благо, очень многие засветились.

Естественно, прямого указания на обязанность государственных органов РФ пресекать пропутчистскую деятельность в информационной сфере в союзных соглашениях не содержится, хотя из духа этих соглашений такая обязанность однозначно следует. Для того чтобы заполнить этот пробел, официальный Минск должен запустить на общерусском пространстве политический процесс, по итогам которого агентурная деятельность в интересах западных хозяев, направленная на расчленение русского пространства, должна стать абсолютно неприемлемой с точки зрения общественных оценок и недопустимой в общественном пространстве. Любые попытки подобной деятельности должны вести к бесповоротному остракизму в обществе, а её инициаторы должны оперативно караться силами правоохранительных органов. Создаваемый защитный механизм должен быть институционализирован (институционализация в данном случае – это закрепление на нормативном уровне с созданием организационных структур либо вменения дополнительных функций имеющимся плюс запуск регулярно повторяющейся практики с проверяемо правильной работой механизма).

Как в современных условиях должен выглядеть такой политический процесс, можно увидеть на примере Запада, где за несколько лет раскрутки темы «гибридной войны» и «российской информационной агрессии» была стигматизирована любая попытка выступить с изложением российской точки зрения на конфликтную сферу интересов. Представители Белоруссии должны публично и повсюду, как поляки и прибалты в ЕС и НАТО, жёстко требовать и добиваться осознания угрозы, которую несёт деятельность западной агентуры, и институционализации системы противодействия ей. (Другое дело, что и сама Белоруссия должна подать пример бескомпромиссной борьбы с агентами влияния, в том числе через полномасштабные репрессии, а не играть в кошки-мышки.) Любая попытка саботажа должна тут же проблематизироваться и политизироваться, выноситься в публичное поле и подвергаться всестороннему рассмотрению со всеми необходимыми выводами.

При этом на дискурсивном уровне основным адресатом белорусских требований о выполнении союзнических обязательств должны выступать официальные структуры РФ. Просьбы о защите должны быть публичными и обращены не лично к «доброму» Путину с отсылкой на его выдающиеся качества (мы знаем, какой из него защитник, да и обязательств он лично как гражданин Путин никаких не несёт), а к государству РФ и его официальным представителям с отсылкой на юридически обязывающие обязательства. Необходимо апеллирование к кадровым и уголовным выводам в случае неисполнения юридически обязывающих обязательств и неисполнения обязанностей государственных лиц. Кроме того, через голову государственных структур РФ можно и нужно обращаться к обществу РФ с просьбой о поддержке Белоруссии, оказавшейся на передовой противостояния с Западом.

Таким образом, на ближайшие годы основным содержанием внутриполитической жизни РФ должны стать всеобщие поиски, разоблачение и нейтрализация западной агентуры, работающей на расчленение русского пространства под самыми разными лозунгами и предлогами, либеральными или патриотическими, космополитическими или национальными. Это должна быть самоусиливающаяся волна, стартующая со скромных результатов на уровне отдельных кадров, закрепляющая каждый успех на институциональном уровне, расширяющая охват и идущая вглубь общественной и государственной структуры. Задача Лукашенко сейчас, если он только хочет выжить, – спровоцировать в РФ острейший внутриполитический кризис по белорусской тематике, но кризис, вызванный не выступлением «либерастической» либо «патриотической» фракций ПЧА с отвечающей их интересам повесткой дня, а кризис подлинного очищения от иностранной агентуры, набирающий обороты после каждого нового успеха.

Tags: Белоруссия, ПЧА, агентура, политология
Subscribe

  • В противофазе

    1. Демонстративные пужалки и петушения – почти верный признак того, что ничего не будет, а если даже что-то начнётся, то всё равно кончится ничем. На…

  • Информационный коронавирус – 5и

    /Окончание. Начало и оглавление здесь./ 5и. Заключение. Зачем вы? Заражение планеты коронавирусом – злодеяние такого масштаба, что на его фоне…

  • Информационный коронавирус – 5з

    /Продолжение. Начало и оглавление здесь./ 5з. Как излучать оптимизм Если оценивать результат новостного сообщения не по непосредственной остроте…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments

  • В противофазе

    1. Демонстративные пужалки и петушения – почти верный признак того, что ничего не будет, а если даже что-то начнётся, то всё равно кончится ничем. На…

  • Информационный коронавирус – 5и

    /Окончание. Начало и оглавление здесь./ 5и. Заключение. Зачем вы? Заражение планеты коронавирусом – злодеяние такого масштаба, что на его фоне…

  • Информационный коронавирус – 5з

    /Продолжение. Начало и оглавление здесь./ 5з. Как излучать оптимизм Если оценивать результат новостного сообщения не по непосредственной остроте…