miguel_kud (miguel_kud) wrote,
miguel_kud
miguel_kud

Categories:

Редакционная политика – 1

Оглавление
1
2
3
4

За последнее время мне не раз случалось спрашивать у некоторых авторов, почему они прибегают к некритичному цитированию разоблачённых агентов-пропагандистов, подсаженных в публицистику либо блогосферу РФ для того, чтобы загаживать публике РФ мозги заведомо ложными смыслами. В последних эпизодах речь шла о нацдемогалковцах и «регнумовцах», а в прошлые годы – о нескольких «топовых» блогерах ЖЖ, немало пошумевших по теме Новороссии и зачем-то привлекаемых под видом авторитетных экспертов в сборные издания вроде сулакшинского «Народного журналиста».

Надо сказать, что раньше мне ещё пытались объяснить: мол, условные Шипилин или Кунгуров, конечно же, иногда ошибаются, но это искренние и независимые люди с собственным мнением, пылкие патриоты, которых стоит послушать, чтобы найти истину. После серии наших расследований по ПЧА 2018-20 гг., вскрывших принципы деятельности пропагандистской сети, мало кто из моих собеседников рискует выгораживать подобным образом цитируемых ПЧАшников, ангажированность которых мы уже показали. (Хотя и случалось слышать сентенции типа «Лев Рэмович искренне купился на инсайды, его самого обманули» или «докажите, что Галковский – агент и против единства России, а то мне неубедительно».) Чаще всего цитирующие хранят гробовое молчание либо «уходят в несознанку», например, осенью 2017 г. Гиркин очень жёстко осадил одного читателя, который допытывался, как можно рекламировать «экспертизу» от Несмияна после того, как вскрылась совместная работа последнего с украинскими коллегами по плащу и кинжалу. А ещё, бывает, говорят: да неважно, кто автор, вот в этом конкретном случае пишет по делу, надо прислушаться и обсудить. Недавно какой-то особо продвинутый аноним в агрессивно-поучающей манере пытался внушить мне, что изначальный Интернет как раз и хорош полным равноправием мнений, с которыми надо спорить как таковыми независимо от авторства, но диверсанты из спецслужб ввели в сеть ранжирование по авторитету, убившее демократическую основу онлайн-площадок, а надо к любым источникам относиться одинаково.

С учётом того, что подобные оправдания приходится слышать от людей, внимательно читающих этот блог, в котором неоднократно поднималась тема намеренного отравления ноосферы и разбирались персоналии отравителей, мне очень трудно поверить в их (оправданий) искренность. Например, аргумент о том, что мы якобы должны на равных основаниях оценивать любое мнение независимо от источника, только кажется сильным, а на деле – полная ерунда для современных условий. Мы не живём в мире с недостатком информации – напротив, информации вокруг явный переизбыток, причём враги пытаются засорить наши каналы информирования либо мусорными данными, мешающими принять правильное решение из-за своей избыточности и неуместности в данном вопросе, либо намеренно искажёнными данными, приводящими нас к вредным для нас практическим действиям из-за своей ложности. Нужны фильтры, которые сделают доступную информацию конечной, поддающейся анализу, полезной для принятия практически правильных решений, ведущих к желаемой цели. Даже участвующие в каком-нибудь конкурсе работы с закодированной подписью, на самом деле, проходят многие фильтры, хотя бы тем фактом, что удовлетворяют условиям конкурса, и только поэтому их можно сравнивать как таковые, без оглядки на авторство. Если на песенный конкурс пришлют бутерброд, его не будут рассматривать. Устроители конкурса допускают «демократию» в строго очерченных рамках, которые заведомо задаются так, чтобы реализовать замысел конкурса – создать хорошие песни на заданную тему, найти новые таланты и т. д. Когда к участию в песенном конкурсе допускаются бутерброды, можно делать уверенный вывод, что перед организаторами стоят совсем другие задачи.

Если же мы предоставляем разоблачённому представителю противника прямое слово (т. е. публикуем без пояснения, что приводим пример вражеской информационной диверсии, и не даём разбора сути диверсии), то мы не только отключаем необходимые нам фильтры, но включаем фильтры, нужные врагу. Скорее всего, он сообщает нам мусорную либо ложную информацию, которая приведёт нас к неправильным действиям. Но даже если в каком-то частном вопросе вражеский агент здесь и сейчас пишет правду, предоставлением ему прямого слова мы повышаем его референтность, облегчаем ему будущее проникновение через наши информационные фильтры и осуществление информационных диверсий с помощью внушения мусорных или ложных данных. Далее, допуская вражеского агента высказаться на нашей площадке, мы ещё и отнимаем эту площадку у своих, которые могли бы донести действительно ценную информацию, поэтому вред здесь двойной и тройной. В конце концов, наши ресурсы по переработке поступающей информации ограничены, и наряду с прямым ущербом от поступления некачественной информации надо принимать во внимание ещё и косвенный – ущерб от замещения качественной информации информационным мусором. Можно и нужно критически разбирать информационный поток противника (насколько это позволяет наша «операционная система», часть которой можно высвободить от менее ценной деятельности), выбирать и использовать для своих нужд имеющееся в нём рациональное зерно, иногда даже «перевести» его на свой язык и изложить вновь, но предоставлять агенту противника прямое слово совершенно недопустимо.

Часто бывает так, что ресурсы типа «агрегаторов аналитики», выступающие сборниками статей из разных источников солидарной политической направленности, перепечатывают настолько умопомрачительные публикации как бы союзных по идеологии авторов, что возникает вопрос не только о том, зачем было такое размещать, но и как после выхода подобных текстов можно оставаться союзниками. Редакторы-компиляторы, желая оправдать появление «трэшевого» контента, частенько хоронятся за формулой «точка зрения редакции может не совпадать с мнением автора» или представят публикацию «альтернативным подходом», но со своей толерантностью теряют чувство меры. В конце концов, публикуя чей-то материал, редакция даёт ему микрорецензию: даже если она не присоединяется к позиции автора, то, как минимум, подписывается под тем, что его позиция заслуживает рассмотрения, а публикация на ресурсе допустима.

Оправдания редакторов, которые прикрываются абсолютной свободой слова, якобы царящей в их епархии, наводят на нехорошие подозрения. Потому что человек с минимальным культурным бэкграундом просто обязан понимать необходимость фильтров, а не покупаться на сказки о демократии и толерантности к мнению из любого источника. И вдруг мы видим, что вроде бы редактор-интеллектуал, выходец из научного мира (знающий, что в специализированном научном журнале полный бред не опубликуют) начисто лишён разборчивости – о чём это говорит? Варианта только два. Либо этот «интеллектуал» не такой уж и умный, а редакционную политику определяют те, кто подсовывает ему варианты для публикации либо формулирует критерии для определения «своих» авторов. (Понятно, что «всеядность» в редакционной политике – всегда изображаемая, ибо допуск одних публикаций всегда означает недопуск каких-то других.) Либо оправдание о допущении свободы слова – заведомо неискренняя отговорка: сам редактор предельно циничен и знает, какие материалы и зачем тащит на свой ресурс.

Наблюдаемые вокруг предвестники острой фазы информационной войны, сравнимой с 2014-м годом, заставляют задуматься: насколько мы к ней готовы и не закончится ли она очередной русской катастрофой. К сожалению, я не вижу признаков того, что политизированная русская публика извлекла из прошлого поражения хотя бы уроки первого порядка (какие из рупоров являются доказанными вражескими агентами, провокаторами, подсадными утками), а где там говорить об уроках второго порядка (на какие технологии «разводок» нельзя покупаться) и более высоких порядков. Нет широкого понимания того, что избавление от агентов в наших референтных группах, отбраковка заведомо недостоверных информационных источников, разоблачение и наказание вражеских вредителей – минимальное условие для того, чтобы вступать в противостояние, иначе лучше сразу капитулировать.

Так получилось, что с 2014 г. мой журнал находился на переднем крае внутренней информационной войны в том плане, что со всей вражеской агентурой, выпущенной в наше информационное пространство, приходилось сталкиваться. Правда, сначала казалось, что речь идёт о простых заблуждениях, затем – о проплаченной властями (Кремлём) ура-патриотической пропаганде, воюющей с русской ноосферой, и только потом стало понятно, что речь идёт о целой агентурной сети в русском информационном пространстве, контролируемой извне и ставшей инструментом рефлексивного управления большой Россией из-за границы. Так или иначе, деятельность этой агентуры разбиралась в данном журнале, и у внимательных читателей не должно остаться непонятностей. И вот я вижу, как старые знакомые снова тащат на свои страницы давно разобранных представителей этой агентуры! Иными словами речь не о том, что человек «не ведает, что творит», ибо наверняка прочитал мои разборы, – ведает, но всё равно творит. И как тут ещё можно реагировать?

Для прояснения темы я решил разобрать какой-нибудь особо показательный случай, в котором проблема информационной неразборчивости предстаёт во всей остроте и доведена до такого гротеска, что саморазоблачившихся в процессе кукол становится даже немного жалко. А потом мы обобщим наблюдения и попробуем сформулировать выводы, уместные в таких ситуациях.

* * *

Надо сказать, что сюжет «Редакционной политики» возник как побочный, в рамках расследования из серии «Информационный коронавирус», когда я стал смотреть, какой дискурс на тему пандемии распространяли заукраинские («либерастические») источники, и не без удивления обнаружил явную неоднородность их публикаций, свидетельствующую, как минимум, об отсутствии собственной чётко выраженной позиции либо неискренности. Лучше всего это проявилось на сайте kasparov.ru, компиляторы которого тащили на свои страницы чуть ли не любую критику кремлёвских властей, с какой бы стороны и по какому поводу она ни исходила. И пока сам Каспаров подписывал открытое письмо с критикой путинского режима за неэффективность введённого карантина, на его сайте неоднократно перепечатывались такие раскрученные ковидоскептики, как Рощин (sapojnik) и Несмиян (el_murid), критиковавшие власти за саму по себе идею ограничить заболеваемость карантинными мероприятиями, отвергавшие опасность коронавируса и забивавшие головы читателей запредельным бредом.

Понятно, что подобных публикаций на сайте kasparov.ru абсолютно «не должно было быть» сразу по двум причинам. Во-первых, и Рощин, и Несмиян паразитируют на условно «просоветской» либо левацкой аудитории, которой категорически не должен нравиться сайт kasparov.ru, а взгляды Каспарова и его соратников должны быть абсолютно неприемлемы Рощину и Несмияну, если исходить из их левацкого либо «просоветского» позиционирования. Во-вторых, та ковидоскептицистская ахинея, которую строчили Рощин с Несмияном и которую с удовольствием перепечатывал сайт Каспарова, совершенно противоречила публично озвученной как бы позиции Каспарова о высокой опасности коронавируса и необходимости карантинных мер, а значит, никак не должна была появиться на его сайте. И повторим, что публикации эти не были разовым недоразумением или случайной ошибкой, инициативой какого-то мальчика с улицы, взятого для напихивания барахолки хоть каким-то контентом с миру по нитке: кто-то из руководства принял решение, что Несмиян и Рощин – приемлемые для сайта авторы, союзные по взглядам.

Значит, «всё не так однозначно» с настоящей позицией Каспарова и его соратников, а их роль в противодействии коронавирусной инфекции не такая уж рыцарская.

Впрочем, к открыто заукраинской общественности мы ещё когда-нибудь вернёмся, а после сайта Каспарова я решил на всякий случай проверить один «агрегаторский» сайт «патриотической» направленности – сулакшинский сайт «Народный журналист», ведь весной я похвалил Сулакшина, когда он, один из немногих в «патриотическом» сегменте, не стал отрицать опасность коронавируса и необходимость карантинных мероприятий. Вдруг и там что-то похожее с Каспаровым?

Увы и ах, с ходу же выяснилось, что «Народный журналист» исправно публиковал те же дикие статьи Несмияна и Рощина, появление которых оказалось столь неожиданном на сайте Каспарова. Когда же я планомерно просмотрел материалы «наржуриков» по коронавирусу с марта по начало июня, стало совсем печально. Вообще, публикаций было очень много, при разборе я заведомо отсеивал нескольких скучных авторов, относительно которых заранее было ясно, что они ничего внятного не напишут и просто заполняют страницы, часто проходил мимо беспредметной критики в адрес властей, из которой сразу видно, что никакой альтернативной линии преодоления инфекции не предлагается. В мае процент пропуска стал выше, потому что тенденция прояснилась и так. В конспект попадали те публикации, относительно которых была малейшая надежда, что там будет сказано, как надо делать или как не надо делать. Из них вполне можно выловить ведущие дискурсивные аттракторы редакции и «подбить» на этой основе статистику. Итак, что же я увидел?

Для максимальной объективности и недопущения искажений, в последующем обзоре я не буду упускать ни одного материала, попавшего в мой конспект (уже после упомянутого «отсеивания на входе»), даже если по итогам прочтения публикация оказывалась беспредметной. Я сожалею, что для большинства читателей разбор будет выглядеть скучным, избыточным, утомительным, но в оправдание замечу, что при первом разборе деятельности новостных и пропагандистских рупоров-агрегаторов иначе никак. Ясно, что в огромном новостном потоке окажутся разнонаправленные публикации, многочисленные авторы разбредутся «кто в лес, кто по дрова», и для определения общего вектора надо переработать много-много материала (всё или почти всё, написанное по данной теме), подбить статистику и отловить дискурсивные аттракторы. Многие авторы очень малоизвестны, но само по себе их размещение на сайте показывает политику редакции. С другой стороны, однажды проделав подобную работу с сайтом «Народный журналист», мы сможем по ключевым признакам намного быстрее определять направленность других сайтов. Уже необязательно будет прорабатывать нейтральные материалы – достаточно будет оценить только самые весомые с ярко выраженными симпатиями, убедиться, что их появление не является разовым и случайным, посмотреть соотношение весомых публикаций с противоположными знаками. (Точно так же, как, проработав один раз проект pioneer_lj, мы смогли сделать далекоидущие выводы о секте нацдемогалковцев и примыкающих пропагандистах, а также о других инфопроектах, работающих на похожих принципах.) В частности, это позволит нам не заниматься подробным разбором сайта Каспарова: сам по себе факт неоднократной публикации им наиболее трэшевых произведений Рощина и Несмияна позволяет сделать нужные выводы, не копаясь дальше.

* * *

С самого начала освещения кризиса, 2 марта сайт разместил материал Несмияна с возмущениями неготовностью медицины РФ к эпидемии, тем, что кладут в одни больницы заражённых и незаражённых коронавирусом, и тем, что лечения нет и кому суждено умереть, умрут. (Потом этот же автор будет возмущаться прекращением плановых госпитализаций, на которое пошли из-за риска заражения коронавирусом в медучреждениях, а также тем, что лечением медицина вмешивается в «естественный процесс» выбраковки слабых особей и регулирования популяции.) Затем редакция разбавила инфопоток дурацкой статьёй Виктории Волошиной «Вирус исцеляющий» с ламентациями, как власти врут, но вирус не обманешь, и 4 марта снова перепечатала Несмияна, который рассмотрел вспышку эпидемии на примере Ирана и сделал вывод, что и в РФ может точно такой же ужас при приходе эпидемии, мол, власти так же врут. И через день перепечатывает статью «Сапожника» Рощина «Коронавирус голосовать не даст», автор которых стращает масштабами эпидемии: говорит, что выдумка «профессора» Соловья про 20 тысяч заболевших – не фейки, а Кремль будет отрицать до последнего, чтобы не переносить голосования с апреля.

Тут следует заметить, что в конце февраля – начале марта распространение «наброса» Соловья о десятках тысяч больных новым коронавирусом в РФ было очевидно вредительским действом, нацеленным на отключение рационального сознания через навязывание ложной панической картины «мы все умрём». Вплоть до 29 февраля в РФ оставалось только два выявленных ещё в январе больных, которые были своевременно изолированы и вылечены. Это позволяло поставить надёжные заслоны на границах, вводя принудительную и контролируемую обсервацию для возвращающихся граждан без возможности их контактов с внешним миром и просто не допустить распространения болезни в стране. Ведь подозреваемые переносчики были вполне конкретной категорией – приезжающие из-за границы, которых можно было сразу же изолировать по приезде. А в тех редких случаях, когда эти заслоны удавалось пробить, можно было вводить эпидемиологические расследования и изолировать контакты заболевших, «купировать» локальные вспышки через закрытие населённых пунктов – на эти редкие случаи «мощности» госструктур вполне бы хватило.

В свою очередь, фейковые сообщения о десятках тысяч больных в стране (наряду с другими диверсионными действиями) препятствовали принятию этого очевидного решения, потому что создавали ложное впечатление, будто заслоны на границах страны уже пробиты и возводить их поздно – остаётся в ужасе хвататься за голову и надеяться на лечение заболевших. Публикацию такого фейка редакцией «Народного журналиста» можно расценить как глупость или измену, но чтобы понять, что же это было, надо наблюдать дальше.

7 марта на сайте появляется статья Владимира Овчинского, в которой расхваливается китайская решимость и успешность по защите страны и людей от коронавируса. Весьма дельно обсуждаются некоторые проблемы Китая и стратегические приоритеты Си Цзин Пина. 11 марта сайт выкладывает статью Елены Варзиной, в которой со ссылкой на январскую 70-минутную беседу С. Сулакшина и С. Варзина говорится о бедственном положении медицины в РФ и неприемлемости рыночной идеологии в здравоохранении.

Надо сказать, что перевод стрелок на мощности и возможности медицины стал в этот период очень опасным мыслевирусом, отключавшим правильную постановку вопроса о недопущении заболевания и предотвращении перегрузки мощностей. Безусловно, хорошо бы иметь в стране возможность интенсивного лечения сразу многих тяжёлых больных, чтобы справляться с пиковыми нагрузками, но если какая-то вспышка опасной болезни ещё не достигла этой цифры, то приоритетным должно быть, всё же, предотвращение заболевания, и тогда вопрос о недостаточных мощностях медицины просто не станет на повестке дня. При экспоненциальном росте заболевших без заслонов и ограничений никаких мощностей не хватило бы (в том числе и отвечающих советским нормам «коек на душу населения»), значит, дешевле было бы до их перегрузки не доводить.

В условиях административного разделения полномочий в РФ предотвращением заболеваний занимается санитарно-эпидемиологическая служба (Роспотребнадзор), а лечением – Минздрав. В последующие месяцы многочисленные оппозиционные публицисты будут бесконечно ругать власти за недостаточный коечный фонд в больницах, но очень мало – поднимать вопрос о том, что лучше было не позволять эпидемии заполнить весь коечный фонд, а для этого достаточно было просто погасить инфекцию, доведя число заражений до нуля. Получается, остриё критики было направлено на ложный объект. Иными словами, даже в критике властей оппозицией по теме коронавируса изначально была заложена в корне неверная установка, ведущая к ложной стратегии борьбы с болезнью.

12 марта «наржурики» размещают материал Рощина «Больше 5 тыс. не собираться!», который ругает превышение полномочий Собяниным, пытающимся поставить под контроль распространение инфекции, и якобы маразматичность/шизофреничность политики. От публикации прямо-таки веет стилем набившего руку борзописца, которому всё равно, что критиковать хлёсткими определениями, но, по большому счёту, очевидно, что никакой альтернативной стратегии автор не предлагает и просто цепляется ко всему подряд. Для опытного автора естественно с самого начала дать понять, чем он недоволен – стратегическим курсом на борьбу с массовым заражением или его противоречивой и непоследовательной реализацией, а может быть, тем, что какие-то решения возложены не на того чиновника. Если опытный автор «набрасывает» много разнородных фактов для вывода о непоследовательности действий власти, но дальше не идёт и строго держится в рамках беспредметной ругани (не даёт объяснения причин, не предлагает альтернативы), то, значит, его цель – просто поставить под сомнение правомерность любых действий властей, в том числе верных.

В тот же день на сайте появляется статья Людмилы Кравченко «Спасёт ли нас отечественная медицина», в которой справедливо указывается на бедственное положение медучреждений, недостаток коечного фонда и машин скорой помощи с экипажами, а также другие результаты «оптимизации», из-за которой в стране растёт заболеваемость самыми разными недугами. Собственно противоэпидемического аспекта в свете вспышки коронавирусной инфекции статья не касается и является скорее фоновой. Но зато в тот же день выходит материал Дмитрия Колезева с основным посылом, что демократии со вспышкой коронавируса не справляются, а вот авторитарный Китай справился. А на следующий день, 13 марта, выходит «наброс» Несмияна, в котором рассказывается, что в Израиле на карантин отправлены два инфицированных туриста из РФ, и делается глубокомысленный вывод, что масштабы эпидемии в РФ бессмысленно оценивать – ведь про больных в Москве узнали по ситуации в Израиле. Методичка от «профессора» Соловья о десятках тысяч инфицированных продолжала послушно отрабатываться, но непонятно, зачем эту чепуху перепечатала редакция «Народного журналиста». Ведь в размещённой накануне статье Дмитрия Колезева было сказано, что эти две туристки после Москвы были в Нью-Йорке, где, скорее всего, и заразились. Если редакция опубликовала предостерегающий от ошибки материал Колезева и понимала, что конструкция Несмияна заведомо ошибочна, зачем было нагружать ей читателя?

День 13 марта вообще стал поворотным для агрегаторов-наржуриков: именно тогда верх взяла ковидоскептицистская доминанта. Например, в статье какого-то Павла В. (ЖЖ-юзера spydell) «Хроники апокалипсиса. Цепная реакция» рассказывалось, как «на пустом месте спровоцировали глобальный кризис», закрывая сообщение и отменяя мероприятия. Мол, «если [мировые лидеры] заиграются в карантин, то цепная реакция более, чем реальна, когда одна проблема будет провоцировать спектр других проблем и утягивать на дно все больше секторов». Конечно же, пустые страшилки от пседоэксперта в данном случае бросаются в глаза: а что, если мировые лидеры в карантин не заиграются? Да и смело как-то было утверждать на фоне трагедии в Италии, что противоэпидемические мероприятия вводятся совсем уже «на пустом месте».

На следующий день, 14 марта на сайте вышла публикация «Коронавирус наносит сокрушительный удар по бизнесу», продолжающая стращать экономической катастрофой в связи с карантинными мероприятиями и вбросившая тезис «Пандемия паники может оказаться страшнее коронавируса», который на все лады перепевался многими пропагандистскими ресурсами того времени. В роли авторитетного инфекциониста статья привлекает Илона Маска: «Тем временем глава Tesla Илон Маск заявил, что опасность коронавируса преувеличена и ДТП на дорогах более смертельны, чем эпидемия. В США на 36 смертей от коронавируса приходится 36 тысяч смертей в автоавариях. «Так что, если сравнивать риски в целом, вы скорее погибнете в аварии по пути с работы домой, чем от коронавируса», — написал Маск в служебном письме сотрудникам Tesla». Некорректность этого сравнения в условиях только-только начинающейся эпидемии, ещё не набравшей силу, бросается в глаза. Буквально через месяц коронавирус обогнал любую другую причину смертности в США – именно потому, что ему дали заразить многих людей, как этого требовал Илон Маск.

15 марта редакция перепечатала несмияновскую пятиминутку ненависти к режиму «Стресс-тест», а на следующий день размещает довольно «вегетарианскую» статью с телеграм-канала «Мысли-Немысли» (видимо, прямо связанного с редакцией) «Влияние коронавируса на мировую экономику оказалось намного более сильным, чем кто-либо мог предположить». В ней ругалось стремление властей РФ провести голосование в условиях эпидемии, что мешает принятию решительных мер. И в тот же день было размещено довольно разумное интервью казанского учёного, без преуменьшения опасности и с упоминанием необходимости серьёзных ограничений, в котором также выражался скепсис об универсальности возможной вакцины из-за существования повторных заражений, а также опасения, что с карантином будут тянуть до последнего.

17 марта на сайте вышла статья В. Катасонова «Аргумент коронавируса и ключевые ставки Центробанков» с бредовым тезисом, будто ставки в условиях карантинных ограничений снижаются только под предлогом коронавируса, а «настоящие причины грядущего кризиса – в алчности хозяев денег и капиталистической модели устройства мировой экономики». Конечно, утверждать отсутствие причинно-следственной связи между пандемией, экономическими ограничениями и попытками стимулировать экономику кейнсианскими мерами было более чем смело (ведь сами ковидоскептики давили на разрушительный характер карантинных ограничений для экономики), но, как мы увидим ниже, для Катасонова это был не предел. И в тот же день на сайте появилась заметка Несмияна «Карантин», причём не на правах перепечатки «альтернативного мнения» из блога, а на правах аналитического материала от «Русранда». Автор нагнетал истерию, рассказывая, что в РФ нет возможности организовать полноценный карантин, как в Китае, потому что непонятно, что делать с гастарбайтерами, с охраной стратегических объектов и прочим, а продолжил мыслью, что происходящее – тест на дееспособность власти, которая и с карантином в Москве не справится. Фактически, в тексте, под видом рассмотрения карантина как возможности и критики властей нагнетается паника и психоз, чтобы власти и не пытались устраивать карантин. Вторым важным внушением статьи является представление возможного провала карантина следствием заведомой неспособности власти его устроить, а не нежелания. Этот тезис, как мы увидим ниже, тоже стал одной из доминант оппозиционного дискурса о коронавирусе, притом что уже в апреле стала очевидна его ложность (может быть, мы ещё вернёмся к вопросу в этом году).

18 марта редакция размещает заметку Дочь москвички с COVID-19 рассказала, что случилось с её мамой. Нет, она вовсе не сбежала из больницы в тапках». Авторы полностью стали на сторону какой-то безответственной москвички, которая, даже по версии её дочери, изложенной в Твиттере (в очевидно легкомысленном стиле), действительно устала ждать госпитализации и самовольно ушла из медицинского центра, хотя подлежала изоляции, потому что неподготовленные либо перегруженные медицинские чиновники не организовали должным образом документальное сопровождение. Слов нет, в изложенной истории деятельность медицинских чиновников и правда выглядела непрофессионально, но почему же редакция не попробовала оценить поведение москвички с точки зрения той опасности, которой она подвергла окружающих? Под конец редакция возмущается: «москвичей лишили школ и кинотеатров, да и на концерт больше не сходишь». Вот так, взяли и назло лишили школ и кинотеатров, а так бы жили – не тужили. И чтобы добить читателя, в тот же день редакция перепечатала нашумевшее интервью уже встречавшегося нам замдиректора НИИ вакцин и сывороток члена-корреспондента РАН Н. Филатова «“Кому-то очень понадобилось напугать человечество”: так и страшен COVID-19» с совершенно дикими и заведомо ложными утверждениями о низкой опасности нового коронавируса, которое человек такого профессионального ранга никак не мог дать искренне, и это абсолютно очевидно из текста. Не было ли размещение этого фальсифицированного материала сознательным со стороны редакции «Народного журналиста»?



19 марта на сайте появляется мелочная, но местами дельная
критика неорганизованности власти и «Как в СССР победили оспу», но со странноватым в данном контексте и неконструктивным обобщающим выводом не о повторении конкретного опыта карантинных мероприятий и вакцинации, а о том, что это было давно и в другой стране, пора восстанавливать всё подряд. И в тот же день, чтобы жизнь не казалась читателю мёдом, на сайте выходит новая статья Катасонова «Предпоследний акт мировой истории или под флагом борьбы с коронавирусом: эссе в духе антиутопии». Автор пугает всеобщим контролем, который последует в связи с карантинными мероприятиями, но никакой конструктивной альтернативы не предлагает.

Привлекались сайтом и новые авторы. 20 марта вышла статья какого-то Романа Скоморохова «Паника в мире: идиотизм эффективнее коронавируса в тысячи раз», написанная в очень сюрреалистическом ключе: автор говорит, что слушать и смотреть можно только экспертов – вирусологов, эпидемиологов, микробиологов, остальных не надо, как тех же безграмотных чиновников, хвалит Рошаля, а потом плачется о пандемии идиотизма, мол, зря закупаются продуктами. Правда, если отжать воду, то текст представляет собой словесный понос ни о чём, а к редакции возникают вопросы: зачем, обсуждая общественно важную тему, засорять им эфир? И в тот же день на сайте вышла статья А. Гаганова «Суды самоизолировались от общества» с крючкотворской аргументацией против ухода судов на карантин – автор объяснял, что происходящее не отвечает букве существующих законов, но, к сожалению, не предложил реалистичного законного выхода в новой ситуации, не предусмотренной существующими законами.

Новая порция сюрреализма в форме словесного поноса поступила уже на следующий день в виде статьи Катасонова «Достоевский и коронавирус». Как всегда в потоках сознания этого автора, основная задача текста – свести читателя с ума, но параллельно автор последними словами ругает карантины, словосочетание «пандемия коронавируса» употребляет только в кавычках, говорит, что итогом блокирования хоздеятельности станет уничтожение национального хозяйства и голод. А что же делать, если карантины нельзя? Если покаемся и изгоним бесов, то коронавирус исчезнет сам собой, делится мудрыми рецептами Катасонов.

В тот же день редакция размещает наброс Рощина «Коронавирус создали биологи 5 лет назад?», мягко говоря, не опирающийся на хоть какие-то познания в биологии и потому легко и с позором опровергаемый, что снова наводит на вопрос: а зачем редакции было включаться в кампанию по скороспелому распространению явной лажи, после опровержения которой любые вопросы к организации исследования коронавирусов были дискредитированы? Правда, общее впечатление от 21 марта на сайте было смягчено 15-минутным видеообзором канала «Аксиома» с Людмилой Кравченко «Как в мире помогают людям и бизнесу во время пандемии» (я его не смотрел, но думаю, что он, скорее всего, вполне по делу, поэтому в статистику этот материал пойдёт со знаком «плюс»). А вот почти часовой подкаст сторонников Сулакшина в аудиофайле «Спецоперация “Коронавирус”: перекличка “Народного монитора”», вышедший 22 марта, слушать который, естественно, тоже было выше моих сил, я отнесу к нейтральным материалам, потому что, по моим ощущениям, вероятность встретить там что-нибудь дельное близка к нулю.

Новая порция сюрреалистического словесного поноса от Катасонова поступила 23 марта в статье «Что общего между коронавирусом и СПИДом?». Автор рассказывает, что в 1980-е годы точно так же зря нагнетали панику вокруг СПИДа, которого на самом деле не существует, а под шумок зарабатывали деньги и хотели организовать массовые убийства населения планеты, в частности,



(Читая подобные психоделические излияния, поражаешься: неужели не возникает желания удавить гадёныша и перевешать всю ту мразоту, которая регулярно даёт ему слово???)

Как будто для уравновешивания публикации Катасонова редакция в тот же день разместила нашумевшую статью Томаса Пуэйо «Коронавирус: почему надо действовать прямо сейчас», почему-то подписав её так, будто работа является продуктом сулакшинского «Русранда», а не перепепечаткой западного автора-неспециалиста с бойким пером. Напомним, что именно через эту статью в широкий оборот была вброшена концепция «сплющивания» эпидемической кривой, а не её быстрого доведения до нуля, которая многие месяцы отравляла сознание широкой публики. Между прочим, статья Пуэйо даёт хороший урок: если предоставлять слово всем подряд, то опасные мыслевирусы может подбросить любой бойкий автор со стороны и потом от наваждения трудно избавиться.

/Продолжение следует./

Tags: ПЧА, агентура, коронавирус
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 34 comments