miguel_kud (miguel_kud) wrote,
miguel_kud
miguel_kud

Categories:

Информационный коронавирус – 4а

Оглавление
4а. Введение
4б. Коронавирусная риторика Навального и соратников
4в. Пандемический дискурс Гельфанда и его референтного круга
4г. Прозападные агрегаторы во время эпидемии: «Медуза», МБХ-медиа, Каспаров.ру
4д. Групповое инфекционное творчество “людей с правильными лицами”. Выводы

Введение

В предыдущих частях серии «Информационный коронавирус» мы затронули реакцию на пандемию со стороны трёх сообществ, входящих в число опорных для политической структуры РФ, – консервативно-религиозной тусовки, «патриотической оппозиции» и когнитивной сферы. Рано или поздно нужно будет разобрать действия официальных властей (государственных структур и высших должностных лиц), но мы их просто не поймём, если обойдём реакцию ещё одного системообразующего сообщества РФ и её политэмиграции – тех, кого в противоположном лагере принято называть «либерастами». Конечно, от реального либерализма большинство «либерастов» весьма далеки, поэтому мы попытаемся подобрать им другое, по-настоящему идентифицирующее название, которое бы чётко отделяло их от других политических направлений и характеризовало их ведущий идеологический императив, имея при этом безоценочное звучание. На мой взгляд, данным требованиям отвечает определение этих сил как открыто прозападных или просто прозападных. Конечно, представители официальной власти, запутинские пропагандисты, клерикалы, «патриотическая оппозиция», леваки и другие нишевые микровожаки могут быть сколь угодно прозападными в глубине души и по бенефициару своей деятельности, но они хотя бы вынуждены прикрываться риторикой о «неправильном» Западе, наседающем на Россию, и необходимости отстаивать национальные интересы. А (открыто) прозападные представители в подобных случаях либо прямо становятся на сторону Запада, либо говорят, что Запад просто недопонял белую пушистую РФ, а чтобы понял и простил, надо ещё больше перед ним расстелиться.

Например, объединяющим свойством практически всех прозападных деятелей, отделившим их от остальных политических тусовок, стало демонстративное заукраинство в 2014 г. – открытая поддержка Украины в её войне против русских и призывы выполнить западные требования о политике РФ в отношении Украины, что хорошо иллюстрирует общий императив «ещё больше расстелиться». Конкретно это выражалось в поддержке прозападной общественностью вооруженного переворота на Украине и прихода там к власти откровенно антироссийских сил с организацией последними жестокого подавления пророссийских протестов и карательной операции на Донбассе, игнорировании продолжающегося на Украине террора и притеснения русского языка и культуры, декларативном отказе русским Украины в праве на сопротивление и РФ в праве на поддержку русских Украины.

Прежде чем приступать к разбору конкретики, следует обозначить три важных для нас пункта.

Во-первых, как уже указывалось на других примерах, для определения истинной, устойчивой политической позиции нам нужны, как правило, не отдельные случайные высказывания, порой искажённые в эмоциональном порыве или дискуссионном запале, а дискурсивные аттракторы, которые можно определить, длительное время наблюдая за чьим-то нарративом. В свою очередь, для установления дискурсивных аттракторов важно не только то, о чём человек говорит, но и то, о чём он систематически умалчивает, несмотря на то, что последнее бросается в глаза, объективно занимает важное место в обсуждаемой реальности именно по тому вопросу, о котором идёт речь, и должно быть тоже рассмотрено.

В предыдущем цикле мы наблюдали этот эффект на примере двух неформальных научных сообществ – «Клуба 1 июля» и «Диссернета», – ангажированность и агентурная организация которых устанавливается при сопоставлении позволенных им привычных груш для битья и постоянных фигур умолчания. Нет ли аналогичных фигур умолчания в «коронавирусном» дискурсе прозападной общественности?

Наряду с красноречивыми умолчаниями, немалое подозрение должны вызывать и случаи единодушного опровержения версии, которая со временем окажется самой естественной, одним и тем же аргументом.

Представим, что из какого-то дома долго слышится шум погрома – бьётся посуда, падает мебель, раздаются животные крики. Собравшиеся вокруг соседи пока боятся зайти и выяснить причину, обсуждают услышанное и думают, что делать. И вот находятся какие-то доброхоты, которые выдвигают самые фантастические версии: в доме засела банда международных террористов, там проходит шабаш ведьм, устроили слёт волколаки, решили похулиганить привидения. И у всех этих доброхотов иногда вырывается: только вы не подумайте, что в дом забралась большая чёрная обезьяна, сбежавшая из зоопарка, может быть, бешеная, и в неё надо просто выстрелить транквилизатором. Между тем, власти формируют команду антитеррористического спецназа, на всякий случай отливают для неё серебряные пули, вооружают святой водой и придают дипломированного экзорциста, выписывают из Нью-Йорка специалистов по борьбе с привидениями. В конце концов, оказывается, что из зоопарка действительно пропала большая чёрная обезьяна, заболевшая бешенством, она забралась в дом и громит там всё подряд. Но к тому времени, как её обезвредят, она полностью испортит интерьеры, не оставит целой мебели и посуды, ещё и покусает кого-то из спецназовцев.

В этом случае появятся естественные вопросы к тем доброхотам, которые выдвигали всевозможные версии, но уверяли, что о сбежавшей обезьяне не может идти и речи. Например, почему они решили, что это не может быть именно большая и чёрная обезьяна, а не маленькая и красная чупакабра? Почему они решили, что обезьяна не сбежала из зоопарка и не больна бешенством? Все остальные соседи на этом этапе даже не знали, что из зоопарка пропала большая чёрная обезьяна и что она больна бешенством, у них, самое большее, появилась версия о каком-то диком животном. А может ли быть такое, что доброхоты заодно с теми, кто похитил из зоопарка большую чёрную обезьяну, заразил её бешенством и запустил её в дом, чтобы нагадить хозяевам?

Кроме необходимости отслеживать тон материалов на относительно длительном промежутке времени, важно еще смотреть на материалы, выходившие (или наоборот, не выходившие), когда по логике обязаны были выйти), пусть в очень короткий, но критический период. Яркий пример – разовое «обращение» И.В. Гиркина в мае 2014 года с обвинениями, упрёками и оскорблениями не к кремлёвскому резиденту, министру обороны или вообще к государству РФ, которые могли и должны были спасти русских Украины, а к дончанам, якобы не желавшим вставать с диванов. Потом можно годами непрерывно обвинять «Наногения», когда уже поздно и это ни на что не повлияет, – всё равно важнейший вклад Гиркина в неоказание Москвой помощи русским Украины был внесён в критическом мае 2014 года, когда он сначала засунул язык куда поглубже, а затем использовать его не так, как надо. Так и с коронавирусом: что толку от того, что тот или иной деятель на протяжении года обвиняет ново-огарёвского резидента в потакании заражению, если в критический период (в марте и начале апреля 2020 года) не призывал к немедленному закрытию границ и принудительной обсервации туристов и курортников, а когда туристы стали разносить заразу по Москве, не призывал немедленно изолировать город от остальной России, а наоборот, натужно смеялся над такими «забавными» предложениями?

Во-вторых, важным показателем истинной позиции какого-либо персонажа по тому или иному вопросу служат не только его собственные выступления по означенной теме, но и сохраняющиеся социальные взаимодействия. Как правило, плюрализм мнений в любом сообществе – это нормально, а разногласия по второстепенным вопросам не должны провоцировать раскол. Но когда речь идёт о вопросе фундаментального характера, имеющем отношение к самоопределению сообщества, пониманию им принципиальных вопросов Добра и Зла, то отношение к данной теме неизбежно должно становиться идентифицирующим фактором, если только оно искреннее. В конкретном примере с коронавирусом вряд ли может сохраниться нормальное взаимодействие между людьми, которые считают, что страну надо спасать от болезни, и теми, кто, не скрываясь, продвигает её заражение. А если такое взаимодействие сохраняется, то возникает вопрос, насколько позиция первых искренняя.

Очень хорошей иллюстрацией последнего принципа могут служить два наблюдения из жизни «патриотической оппозиции».

Одно наблюдение – это демонстративный разрыв А. Пасечника, считающего недопустимым заражение страны коронавирусом, с редакцией телеканала «Сталинград», полноценно включившейся в антикарантинную пропаганду. К Пасечнику возможны претензии, связанные с другими аспектами его деятельности, однако по коронавирусу он занял открытую и последовательную позицию, которая (насколько мне известно, правда, я не особенно следил) не допускала сохранение контактов с теми, кто открыто включился в заражение страны.

Другое наблюдение – это рассмотрение сайта «Народный журналист», связанного с центром Сулакшина. Напомним, лично Сулакшин – один из немногих в «патриотической оппозиции» – высказал здравую мысль о высокой опасности коронавируса и усомнился в способности власти адекватно противостоять инфекции. Тем не менее, исследование нами сайта (якобы) сулакшинского ресурса «Народный журналист» показало, что, сохраняя видимость «безвекторной» и «плюралистичной» редакционной политики в выборе перепечатываемых материалов, ресурс отработал на заражение страны. Он не только не включился единодушно в кампанию по искоренению опасной инфекции, но и опубликовал много антикарантинных материалов, склоняющих критическую массу граждан к опасному поведению, а власти к параличу, и способствующих распространению болезни. Когда катастрофа стала необратимой, редакция почти прекратила распространение прокоронавирусных материалов, но продолжила сотрудничество по другим вопросам с теми агентами, которые наиболее активно ратовали за заражение, и тем самым продолжила лепить им фальшивое реноме достойных экспертов.

Так, публикации Несмияна появляются на страницах «Народного журналиста» до сих пор (даже после цикла «Редакционная политика», который в редакции прочитали), притом что этот автор пробивает в соцсетях всё новые донья геноцидных призывов (с тезисами «надо быстрее всех заразить», «вирус вычищает бракованных особей», «предотвращать и лечить болезни – преступление против природы», «умирают не от вируса, а от борьбы с ним» и т. д.) и не заметить этого «наржурики» не могли. В частности, они возобновили размещение материалов Несмияна на тему коронавируса, причём совершенно вредительских (ибо в текущем контексте тезис, будто коронавирусная смертность – от недостатка коек, а не от того, что вирусу дали распространиться, – намеренно ложный и ведёт к неправильным выводам). В этом числе самой вопиющей стала запись о сокращении населения РФ, в которой проталкивается тезис, что именно карантинные мероприятия (а не их практическое отсутствие) развалили здравоохранение и стали причиной повышенной смертности – иными словами, «Народный журналист» даже сейчас занимается распространением фейков с принижением опасности коронавируса, направленных на заражение страны. На этом же ресурсе «внезапно» запущен пиар (пусть и посторонними темами) одного из ключевых глашатаев дискурса «вирусанет», китаиста речевым аппаратом Николая Вавилова (1, 2), идут репосты кургиняновского ИА «Красная весна» и антипрививочного наброса от ПЧАшного по самое немогу «Фонда стратегической культуры».

Сказанное ставит под вопрос, действительно ли для редакторов и хозяев сайта «Народный журналист» намеренное заражение страны коронавирусом абсолютно неприемлемо, ведь тогда они не должны были бы взаимодействовать с подобными авторами и пиарить вредительские источники.

Аналогичным образом, расследуя деятельность прозападной общественности в коронавирусном вопросе, нужно не только смотреть на их высказывания, но и отследить сохраняющееся социально-политическое взаимодействие в этой среде, в том числе по коронавирусной теме. Если какой-то «борец с коронавирусом» привлекает к себе в соратники известных заразителей, то, значит, такой он «борец».

В-третьих, для полноценного исследования позиции политического сообщества определённой идеологической окраски нужен максимальный охват дискурса и действий этого сообщества как по разобранному временному интервалу, так и по личностям. К сожалению, ввиду отсутствия и возможности, и желания отслеживать всех прозападных деятелей РФ, я ограничился выборочным разбором нескольких образцовых рупоров за первое полугодие. Очень большую роль в невозможности отследить и разоблачить дискурс современных пропагадистов сыграл их массовый переход в видео- и аудиоформат: перелопатить тысячу текстов легче, чем просмотреть 20-30 часовых роликов. Массовый переход от текстового формата в аудиовизуальный ещё больше затуманивает происходящее в информационном пространстве, запутывает следы и дезориентирует добросовестного наблюдателя, делает почти невозможным разоблачение преступлений и дополнительно скрывает управляемость «собственными мнениями» из единого диверсионного центра. В этих условиях постороннему наблюдателю приходится менять стандарты «обвинительных заключений»: вместо нескольких десятков текстов из какого-то рупора приходится делать выводы по двум-трём роликам. Правда, тогда «обвинённый» рупор может опровергнуть обвинение, предоставив преобладающий массив других роликов с текстовой расшифровкой, из которых становится ясно, что те два-три неудачных ролика, положенных в основу обвинения, были «сбоем программы», не отражают позиции, вырваны из контекста и неверно интерпретированы.

Поэтому обобщение, которое я сделаю по поводу позиции прозападного сообщества по коронавирусу на основе выборочного разбора, выйдет менее фундированным, чем обобщения, сделанные ранее в отношении «патриотической оппозиции», клерикалов и научно-экспертного сообщества. Например, кто-то из «западников» мог порвать с коллегами из-за коронавируса и занять более «рыцарскую» позицию, а мне об этом просто неизвестно. Правда, последнее маловероятно, потому что яркая позиция каких-то «отщепенцев», скорее всего, нашумела бы, да и вообще всегда прозападная позиция не позволила бы им придерживаться последовательно антикоронавирусной линии, поскольку почти все их страны-кумиры занялись заражением собственных народов. И всё же, если кто-то из них порвал с прозападными коллегами, как Пасечник с редакцией телеканала «Сталинград», я буду только рад, что ошибся. А пока таковых примеров не известно, я считаю себя вправе строить выводы о позиции прозападного сообщества на очень ограниченном материале, в количественном плане не покрывающем и процента продуцируемого им информационного потока. Я и так затянул более чем на полгода публикацию по давно собранному материалу; попытка дополнительного рытья в архивах едва ли повлияет на выводы. Надеюсь, что репрезентативный характер разобранных «авторитетов» этой тусовки убережёт меня от ошибки поспешного обобщения.

Хронологические рамки основной части собранных материалов ограничены концом весны этого года, когда скороспелое снятие коронавирусных ограничений, обеспеченное соответствующей информационной подготовкой, предопределило катастрофу нынешнего мора и дальнейшее вещание политического лагеря уже мало влияло на характер развития событий. В то же время, для лучшего понимания истинной позиции авторов и ресурсов мы приведём их отдельные выступления, относящиеся к самому началу пандемии и к разгару её второй волны.

/Продолжение в следующих записях./

Tags: агентура, ельцинизм, коронавирус, наука, предатели
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments