miguel_kud (miguel_kud) wrote,
miguel_kud
miguel_kud

Categories:

Информационный коронавирус – 4д

/Окончание этой серии цикла. Начало и оглавление – здесь ./

Групповое инфекционное творчество “людей с правильными лицами”

Нам остаётся исследовать ещё один источник прозападного дискурса о коронавирусе – совместное творчество соответствующей общественности, проявленное в одном из любимых её жанров – коллективных обращениях. Ввиду особенностей жанра, первые образцы его стали поступать довольно поздно: ведь нужно, чтобы актуальность проблемы сначала осознали большинство будущих подписантов.

А большинство прозападной общественности осознало важность темы коронавируса довольно поздно. Если открыть раздел "Блоги" на сайте «Эха Москвы», где размещают записи известных «лидеров мнений» (чаще всего прозападного толка) в «Фейсбуке» и «Живом журнале», то примерно до 10-х чисел марта COVID-19 там упоминался мало и в рамках других тем. Только 11 марта появляется первая откровенно паническая запись, но от итальянской блогерши. Но 14 марта появляются сразу две записи – олигарха Дерипаски (оригинал выложен в Телеграм-канале поздно ночью 13-го) и крымского блогера Горного, в которых те требуют от властей карантина, и ещё одна статья пользовательницы «Фейсбука», которая ничего не требует от властей, а призывает общественность изолироваться. Настоящий вал публикаций идёт с 15 марта – от Касьянова, Шендеровича, Илларионова, врачей Волны и Черкашина, учительниц Иванченко и Эйдельман, журналистки Зафесовой, в которых те требуют от власти противоэпидемических мер или просто паникуют.

После таких заявлений об опасности шестерёнки закрутились довольно быстро, и не позднее 20 марта коллективное сознание прозападной общественности родило программный документ – открытое письмо с требованием «направить ресурсы в первую очередь на комплекс мер, которые обеспечат полномасштабное тестирование, а также поддержат людей во время карантина и сделают его прохождение максимально комфортным и безболезненным». Целью карантина было объявлено «пресечь эпидемию», но так, чтобы «не допустить социальный взрыв»: предлагалось «ввести карантин в первую очередь для людей, находящихся в группе риска, а для всех остальных — ввести разумные ограничительные меры». Дабы не допустить радикальной трактовки своих предложений, авторы подчеркнули, что речь идёт об умеренном карантине, без «китайских» жёсткостей и хоть какого-то принуждения: силовые методы недопустимы, надо полагаться на сознательность и ответственность граждан.

«Карантин необходимо обеспечивать комплексом организационных, технологических и финансовых, а не силовых решений. Населённые пункты России должны выглядеть не как города на осадном положении, а как зрелые и развитые сообщества, где граждане координируются и защищают друг друга от общей опасности. Это важнейшая цивилизационная задача для нашей страны. Мы и весь мир еще долго будем судить о себе по тому, как мы пройдём этот сложный этап. Наше общество состоит из ответственных и талантливых граждан. Нам это по плечу».

Неслучайно МБХ-медиа (Ходорковского) пропиарили воззвание 20 марта следующим образом:

«По словам авторов письма, «верное направление действий – это в первую очередь поддержка граждан и малого бизнеса, и массовые тестирования, и только во вторую очередь – жёсткие ограничительные меры». Приоритетными способами борьбы с эпидемией в письме названы активное массовое тестирование, разумные и сбалансированные карантинные меры, и экономические способы поддержки граждан и бизнеса. Предлагается немедленно разрешить использовать иностранные тесты на коронавирус, ещё не прошедшие сертификацию, и привлечь частные клиники к тестированию (сейчас вы не можете сдать тест на коронавирус в частном учреждении). Граждан в условиях карантина предлагается освободить на несколько месяцев от жилищных и кредитных платежей, малому бизнесу и индивидуальным предпринимателям следует предоставить налоговые и кредитные льготы, а общественным и волонтерским группам взаимопомощи – государственную поддержку. Среди перечисленных мер есть также предложение по переносу голосования по поправкам в Конституцию. Обычных граждан подписанты призывают по возможности оставаться дома и объединяться для взаимопомощи».

Среди первых двух с половиной десятков подписантов письма, ещё до выкладывания на change.org, журналисты Илья Азар и Леонид Парфёнов, «экономист» Гуриев и «политолог» Соловей, «общественный деятель» Ирина Прохорова.

Надо сказать, по положению дел на вторую половину марта само письмо почти не оставляет почвы для придирок. В самом деле, уже в начале апреля мечтания предотвратить распространение вируса с помощью тех мягких карантинных ограничений, которые они предлагали, казались по-детски наивными: ведь уже хватало информации о высокой заразности вируса по европейским данным и о том, какой строгий локдаун ввели для победы над коронавирусом китайцы. Расплывчатая цель «пресечь эпидемию» (непонятно, имеется ли в виду полная элиминация вируса) ставилась наравне с недопущением обнищания, а значит, заранее ставился блок на предельное ужесточение коронавирусных ограничений с военной постановкой задачи «всё для победы», если без краткосрочного, но существенного ущерба для экономики элиминировать вирус не удастся. Но к 20 марта и в тогдашнем информационном тумане видеть это, наверное, могли только специалисты – неслучайно самым радикальным концептуальным предложением в инфопространстве на тот момент было «сплющить» эпидемическую кривую, а не обнулить её любой ценой и максимально быстро. Задачу искоренения вируса не выносили на обсуждение, и нельзя ставить в вину авторам письма, что они до этого сами не догадались в тот момент.

Другое дело, что и в апреле прозападная общественность не отказалась от ошибочных предложений из своего письма. Всё так же делался упор на необходимость массового тестирования какого угодно желающего, а не только больных и контактных лиц, хотя особого смысла в этом дорогом мероприятии (с учётом минимального распространения заболевания) тогда не было. Если власть не может оперативно отслеживать и сажать на карантин всех контактных лиц с доказанными инфицированными, а также блокировать полным карантином все выявленные при тестировании очаги заболеваемости, то зачем это тестирование? При этом безответственная максима на недопущение силовых методов принуждения безответственной части граждан к выполнению карантинных ограничений у прозападной общественности не подлежала обжалованию и потом, когда «ответственные» граждане устраивают скандалы в магазинах, в театрах, в общественном транспорте в ответ на просьбу надеть маску и даже убивают сделавших им замечание. Но полный запрет на силовые методы хотя бы в отношении той малой части граждан, на которую убеждения не действуют, гарантированно сорвёт эффективность любых убеждений, коль скоро для пресечения эпидемии необходимо обеспечить максимально строгий, тотальный карантин.

Хуже то, что прозападная общественность с такой настойчивостью требовала от государства максимальных компенсаций за любые карантинные ограничения, отказывая власти в праве вводить карантин без полной компенсации потерь для граждан и бизнеса, что именно компенсации выходили на первый план в этой «программе». А поскольку никто не собирался выдавать их в таком объёме, то требование жёсткого карантина отступало и тонуло в спорах о компенсациях. При этом сохранялась ориентация на опыт «цивилизованных» стран, на которые продолжает равняться прозападно настроенная общественность, но не на «некошерные» Китай с Вьетнамом. Задача элиминации вируса хотя бы на территории РФ не ставилась – в целеполагании «либеральная общественность» не шла дальше своих стран-образцов. Заметим, что даже в некоторых странах Запада решения об экстренных противоэпидемических мерах принимались в срочном порядке без сопровождающих полных компенсаций, например, датские власти постановили уничтожить всех норок на фермах в ноябре, и только в январе проработали порядок компенсаций, но прозападная общественность принципиально отвергала такой вариант (что, впрочем, не мешало ей одобрять в 90-х годах реформы без каких-либо компенсаций населению).

Но это было позже, а с самого начала насторожило другое. Авторы письма взяли в свою компанию первых подписантов «политолога» Валерия Соловья, который уже отметился к тому времени нашумевшим фейком о тысячах заражённых коронавирусом в РФ по состоянию на февраль – фейком, направленным не просто на раздувание паники, но на то, чтобы парализовать здоровую общественную реакцию по предотвращению проникновения инфекции в страну через закрытие границ и обсервацию приезжающих. Зачем брать в подписанты общественно важного документа хронического наглого фейкодела, умудрившегося к тому времени нагадить заведомым фейком даже по «коронавирусной» теме письма? Ведь это же нивелирует, обнуляет значение самого письма, делает инициативу позорным «вскукареком»! Неужели никто из террариума прозападных единомышленников не готов был выступить и сказать Соловью: «вы не из нашей песочницы»?

* * *

Как мы уже видели, упомянутые недостатки подхода к коронавирусной теме преследовали прозападную общественность и в последующие месяцы. С одной стороны, они никогда не принижали опасности коронавируса и выдвигали те или иные здравые предложения. С другой стороны, они всё время старались никого не обидеть и не испугать, поэтому предложения выдвигали прекраснодушные, нерабочие, не обладающие минимальной жёсткостью для получения осязаемых окончательных результатов. Эти люди биологически неспособны сказать горькую правду. В течение всей эпидемии панически бояться поставить цель элиминации вируса, ни разу не потребовать неприятных для обывателя ограничений, не назвать своими именами ведущих заразителей – это надо было просто постараться. И с самого начала в инициативы прозападные общественности по коронавирусу были допущены стопроцентные спойлеры; тут особо запомнилось включение Соловья в число первых подписантов или оговорок о допустимости только «умеренного» карантина. Причём в случае Соловья всем подписантам наверняка было понятно, с кем они имеют дело и кого подпускают обречь инициативу на провал.

Так, уже 27 марта в «Фейсбуке» Константина Сонина появилось открытое письмо группы распиаренных экономистов с требованием введения жёсткого карантина вместо объявленной ново-огарёвским резидентом нерабочей недели, организации жизнеобеспечения на время карантина (поставок продовольствия и лекарств и т. п.) и масштабной экономической поддержки экономики и населения для компенсации потерь в размере 5-10 трлн. рублей. Это было уже намного более вменяемое и конкретное предложение, но и в нём настораживают два момента.

Во-первых, авторы хотели понравиться всем и не выдвинули ни единой идеи о принуждении к исполнению карантинных мероприятий, сосредоточившись на прекраснодушной идее, что нужен «честный и открытый разговор власти с обществом». Откуда такая трусость в абсолютно очевидном практическом предложении, без которого все остальные «хорошие идеи» наверняка окажутся нерабочими?

Во-вторых, целью карантина авторы объявляют не пресечение вспышки заболевания, а удержание эпидемии под контролем:

«Этот карантин должен продлиться достаточно долго, чтобы прирост числа тяжелобольных ни в какой момент не превысил мощности российской системы здравоохранения».

И далее они обещают:

«Если карантин будет введён решительно и эффективно, а граждане – защищены от экономических последствий карантина масштабными мерами поддержки, кризис 2020 года будет краткосрочным, а восстановление – быстрым. Как только карантин и прочие ограничения будут сняты, спрос на товары и услуги должен быстро восстановиться, и экономика начнет расти. Но ни в коем случае нельзя медлить с принятием этих мер – иначе экономический спад будет глубоким, а потери жизней – значительными».

Надо сказать, что если для середины марта подобные заблуждения ещё были простительны, то для конца марта – нет. Любой вариант, кроме быстрой элиминации вируса, означал неизбежную катастрофу, вопрос только, наступила бы она сразу или растянуто. Авторы письма правильно отметили, что бесконтрольный взрыв числа заболевших – это огромное число жертв и обвал экономики сразу, но с чего они взяли, что «жёсткий» карантин, целью которого является только «ограничение числа тяжелобольных» для предотвращения перегрузки здравоохранения, повлечёт только краткосрочный кризис в 2020 году? Допустим, благодаря карантину удалось бы ограничить число заболевших 30 тысячами в день (уже сейчас меньшее число повлекло перегрузку здравоохранения), тогда бы в месяц заболевало по миллиону человек, а для того, чтобы коронавирусом переболела, скажем, треть населения, ушло бы пятьдесят месяцев – четыре года. Так долго держать жёсткий карантин бы не получилось, всё равно бы пришлось «ослаблять вожжи», и тогда более глубокий экономический спад и потери жизней стали бы неизбежны! Но и при самой хорошей помощи смертность от коронавируса вышла бы в итоге высочайшей.

Можно, конечно, допустить, что письмо готовилось слишком долго, на момент его составления авторы ещё не развеяли морок, наведённый теорией «сплющивания эпидемической кривой», а потом они передумали. Но даже после этого срока я не видел у прозападной общественности чётко поставленного требования полностью пресечь эпидемию, как это сделано в Китае. Я не увидел в этом лагере ничего похожего на свой собственный пост от 5 апреля, в котором преодолевалось заблуждение о «сглаживании кривой»:



* * *

Наконец, третьим весенним всплеском коллективной активности прозападной общественности в коронавирусном вопросе было Заявление Постоянного комитета Форума свободной России о коронавирусной эпидемии от 14 мая 2020 г., в котором содержались предельно жёсткие (надо сказать, справедливые) обвинения путинского руководства в допущении эпидемии на территории РФ, но не только они:





Как видим, в том, что эпидемия пришла на территорию РФ, обвиняется некомпетентное, халатное, лживое руководство со стороны Путина и его правительства, равнодушных к жизням граждан (мысли о преднамеренном заражении даже не допускается). Степень конкретизации карантинных мероприятий ещё более убогая, чем в самом первом письме прозападной общественности от 20 марта, а задача искоренения инфекции так и не ставится даже в день написания обращения – к середине мая.

Впрочем, и это ещё не всё. Кто авторы/подписанты письма? В Постоянный комитет «Форума свободной России» входят Марат Гельман, Андрей Илларионов, Гарри Каспаров, Даниил Константинов, Леонид Невзлин, Илья Пономарёв, Иван Тютрин, Евгения Чирикова.

Даже если ничего не знать о деятельности перечисленных персонажей в других областях и сосредоточиться только на их «коронавирусной» активности, то выход такого совместного заявления попросту вводит в ступор – ведь это полное повторение казуса с появлением Соловья в коллективном открытом письме от 20 марта! Те же Илларионов и Каспаров одновременно с «глубоким беспокойством» по поводу коронавируса активно распространяли антикитайскую галиматью с очевидно фейковыми теориями об искусственном происхождении коронавируса и роли Китая в его распространении. А Каспаров – номинальный владелец сайта, который с самого начала занялся коронавирусным вредительством через перепечатки Коха, Несмияна и Рощина. Только за эти перепечатки приличный человек не должен бы сотрудничать ни с Каспаровым, ни с администраторами его сайта.

И в этих условиях никто из остальных членов Постоянного комитета «Форума свободной России» не сказал ни Илларионову, ни Каспарову: прости, дорогой, но нам с тобою не по пути! Они не побрезговали подписывать совместное с Каспаровым заявление по коронавирусу, несмотря даже на то, что активизм Каспарова напрямую содействовал распространению тяжёлой болезни! Хотя одно только участие в затее Илларионова и Каспарова даже не обнуляло конструктивное значение затеи, а делало её отрицательным. Подписать очередное бессмысленное антипутинское воззвание, из которого не следует ни одной здравой идеи по преодолению конкретной беды, для них было намного важнее, чем спасти в России миллионы жизней, которым угрожает коронавирус.

* * *

Жанр коллективных воззваний внезапно оживился в начале 2021 года в связи с делом Навального, мимоходом была затронута и тема коронавируса. С первым из них можно ознакомиться по публикации «Эха Москвы» «Ведущие русскоязычные учёные мира выразили возмущение насилием в отношении протестующих в России» или газеты «Троицкий вариант» «Остановить нарастающую конфронтацию и обратиться к сотрудничеству и диалогу». На первый взгляд, речь идёт об очередном обострении «демшизы», но если присмотреться внимательнее, проявляются следующие необычные черты.

Во-первых, слог письма несвойственен русской мысли и российской публицистике – такое ощущение, что авторы перевели через гуглопереводчик и слегка подправили речь американского конгрессмена в каком-нибудь комитете, обсуждающем очередные санкции против РФ (сравним их слог с этим случайно подвернувшимся мне постом неизвестного мне автора, написанным уже в русской публицистической традиции):





Во-вторых, в вопросе о применении на территории РФ химического оружия эти русскоязычные (в определении «Эха Москвы») учёные мужи почему-то полагаются на недостоверные источники – заявления западных СМИ и политических деятелей, занявших максимально конфронтационную позицию, которые как раз и выстраивают международную изоляцию РФ. Ссылки [1, 2] на релиз ОЗХО и статью в журнале The Lancet, добавленные авторами для проформы, не годятся ввиду того, что ОЗХО – уже дискредитированный источник после скандала с якобы применением в сирийской Думе химоружия войсками Асада, а статья в The Lancet не содержит полного цикла доказательства того утверждения, что Навальный был отравлен «Новичком». Попытки РФ предложить совместную экспертизу происшествия отвергались. В этих условиях нормальный исследователь не хватался бы за первое подсунутое явными фальсификаторами объяснение, повинуясь стадному инстинкту, а заподозрил подвох и попытался разобраться в вопросе. При этом подписанты почему-то скромно не дают ссылку на источник утверждения об участии сотрудников российских спецслужб в предполагаемом преступлении. А почему бы не дать ссылку и не показать, что источник утверждения – ребята из «Беллингкэта», дезинформационного проекта британских и американских спецслужб? Что там у подписантов с этими спецслужбами, какая связь, почему они умалчивают о таком авторитетном источнике своего вдохновения?

В-третьих (опускаем мечтания авторов о поощрении массовых собраний в период всплеска опасного инфекционного заболевания), откровенно смущает идейная убогость составителей текста по коронавирусной теме:




В условиях, когда правительства большинства ведущих стран мира включились в организацию преднамеренного заражения коронавирусом собственных народов, прикрытую имитацией борьбы с ним, подписанты, добавив для проформы ещё какую-то ссылку, заговорили о необходимости «международного сотрудничества», никак не конкретизировав, какое именно сотрудничество может помочь конкретной проблеме сознательного заражения населения планеты и так сотрудничающими между собой в этом деле правительствами. В условиях, когда именитые представители науки по всему миру включились в организацию заражения, предлагая ковидиотские рецепты или включившись в организацию информационного прикрытия (отвлечения внимания), подписанты предлагают какое-то не менее абстрактные «научные контакты с зарубежными коллегами». И всё это сопровождается ламентацией «мы считаем, что в России пока упущена возможность консолидации интеллектуальной элиты и всего общества в борьбе против пандемии». Да вы и есть собрание, претендующее на звание «интеллектуальной элиты»! И что же? Когда информационные ресурсы вашей академии наук, ресурсы вашей прозападной тусовки были использованы для организации заражения, вы возмутились «академиками» Зверевым и Сергиевым, возмутились сайтом Каспарова? Нет! Подписанты держали языки как можно глубже либо бормотали что-то невнятное, не сподобившись даже поставить задачу искоренения вируса как цель борьбы с эпидемией!

Спрашивается, зачем вдруг, в ответ на конкретную пандемию коронавируса, которая имеет вполне ясные, хоть и неприятные, пути преодоления хотя бы в пределах одной страны, подписанты стали агитировать за какие-то абстракции, не имеющие отношения к конкретной проблеме – «международное сотрудничество», недопущение «попыток создания образа внешнего врага, напрямую ведущих к изоляции страны»? (Как будто наглая кампания с огульными и безосновательными обвинениями РФ во всяких грехах, в которой приняли участие подписанты, не ведёт к этой самой изоляции.)

Ответ становится очевидным из последнего предложения абзаца: «Мы призываем использовать потенциал международного сотрудничества для совместной борьбы с глобальными угрозами человечеству, а также для снижения противоречий и усиления взаимопонимания между странами». С учётом последующей ссылки на «великого патриота» Сахарова, который хотел расчленить СССР на ещё больше частей, чем получилось в реале, а также безоговорочной поддержке подписантами западной версии «отравления Навального» и западных требований к РФ вести расследование с заранее заданным Западом результатом, основной посыл авторов очевиден. Они требуют от РФ, в ответ на пандемию коронавируса, ещё больше расстелиться перед Западом и безоговорочно выполнять любые его «хотелки».

Спрашивается: по какой причине подписанты, столкнувшись с пандемией коронавируса, не стали самостоятельно разбираться в проблеме и предлагать конкретные рецепты противоэпидемического характера, а предложили чисто политические рецепты «решения» проблемы – призвали к ещё большему прогибу перед Западом? Да по той же причине, что Вовочка думал о женщинах после того, как увидел кирпич, – он всегда о них думал. Подписанты всегда лелеют единую главную идею на все времена – прогнуться перед Западом, что бы он с Россией ни делал. Вот и в ответ на пандемию коронавируса они не стали особо мудрить.

Наконец, четвёртый вопрос возникает при ближайшем рассмотрении социальных взаимодействий прозападной общественности. «Совершенно внезапно» в одном списке оказываются прямые инициаторы погромной реформы РАН Гельфанд и Гуриев с помогавшими им Новосёловым, Геймом и Крушельницким, и «яростные противники» реформы Иванчик и Захаров (а также, в дополнительном списке, Рубаков). Как же так? Реформа РАН была настолько разрушительной, что у её яростных противников должна была выработаться идиосинкразия на её проводников, так чтобы совместное участие в любых коллективных письмах было заведомо исключено. Но нет: как ни в чём не бывало, все вместе оппоненты по памятному суперскандалу побежали подписывать прозападное письмо! С чего бы это?

Думается, ответ простой. Вопрос о реформе РАН, как минимум, не был для указанных участников дискуссии принципиальным, системообразующим, не служил более важным основанием для идентификации сообществ, чем объединяющее всех стремление прогнуться перед Западом. А как максимум, приснопамятная дискуссия с самого начала была управляемым, дирижируемым спектаклем. Одни изображали необходимость срочно что-то сделать с РАН, потому что «так жить нельзя», другие изображали такое решительное сопротивление реформе, что просто кушать её не могут, возглавили возмущения научной общественности и держали последнюю под контролем до полного фиаско этих возмущений. После окончания представления собрались за кулисами, выпили и закусили.

В том же духе составлено и последовавшее коллективное обращение: снова бывшие инициаторы реформы РАН и самые рьяные «борцы» с ней в одном списке, не гнушаются соседством друг друга среди подписантов. (В порядке курьёза можно привести ещё и «Открытое письмо музыкантов накануне гражданской войны», к теме коронавируса и научности совсем не относящееся, но иллюстрирующее, как российская интеллигенция способна, словно по команде, бросаться выполнять любое указание неведомых кураторов по исполнению очередной прозападной арии.)



Таким образом, разбор продуктов коллективного коронавирусного творчества прозападной общественности, даже научно остепенённой, оставляет ещё более гнетущее впечатление, чем разбор индивидуальных выступлений. Страшно подумать, что они предложили бы, объединись они ещё более крупным коллективом с западными нерусскоязычными коллегами!

Выводы

Кажется, теперь мы собрали достаточно материала для выводов о роли прозападной общественности в пандемии коронавируса. Охарактеризовать её легче всего, сравнив её позицию по коронавирусу с позицией «патриотической» фракции ПЧА, а затем сопоставить это с позицией двух сообществ в конфликте 2014 года, имевшем не меньшее экзистенциальное значение для русского народа. Легко заметить, что роли двух лагерей по отношению к разным экзистенциальным угрозам поменялись, но в обоих случаях оставались разрушительными.

Если в конфликте 2014 года прозападная общественность заняла открыто предательскую проукраинскую позицию, ведущую к сокращению ареала русского народа и русской культуры, то «патриотическая» фракция ПЧА всячески изображала радение о русских Украины и о воссоединении русской земли, но под этим прикрытием вела себя так, чтобы ухудшить положение – способствовала перевороту в Киеве, провоцировала обречённые восстания, приукрашивала катастрофическое положение дел, в критический момент препятствовала постановке вопроса о прямом и открытом вмешательстве в конфликт российской армии и восстановлении её силами мира на Украине – единственной возможности исправить ситуацию, начиная с мая 2014 года.

Иными словами, прозападная общественность сыграла роль неприкрытых предателей и врагов, очевидных для нормального русского человека, и тем самым помогала подсунуть русским ложных «друзей» из «патриотической» фракции ПЧА, которые вели дело к такой же катастрофе, имитируя радение за русские интересы. Но для того чтобы это понять, понадобилось довольно трудоёмкое исследование деятельности «патриотической» фракции ПЧА в контексте текущих событий, разбор и сопоставление её дискурса и т. д.

В ситуации с пандемией коронавируса роли поменялись. «Патриотическая» фракция ПЧА заняла открыто прокоронавирусную позицию, агитируя за отсутствие противоэпидемических мер и свободное распространение инфекции, принижая опасность и стращая несуществующими угрозами от перехода к реальной борьбе с коронавирусом. На фоне её открыто обскурантистской и бесчеловечной позиции весьма выгодно смотрелся дискурс прозападной общественности, всей из себя прогрессивной, осознававшей опасность и предлагавшей как-то с нею бороться.

Однако более пристальное рассмотрение дискурса и поведения прозападной общественности показало, что в глубине своей она тоже никак не направлена на спасение людей от коронавируса. Конечно, с ходу это не видно, но если рассмотреть на выступления тех или иных длительных рупоров на протяжении длительного времени и учесть, что они должны были сказать в конкретном контексте, то от версии бесстрашных служителей истины и радетелей за здоровье народа не останется и следа.

Во-первых, в этом дискурсе появлялись нотки, которых заведомо не должно было быть, если бы они последовательно придерживались заявленных, научно выверенных антикоронавирусных позиций. Это, например, агитация против масок, призывы к участию в массовых навальнистских акциях, откровенное включение в кампанию по дискредитацию вакцины Sputnik V. Были и очевидно вредительские идеи вроде активной агитации против любого принуждения к исполнению карантина, против наказания нарушителей (так, в нужный момент каких-то авторов «Эха Москвы» даже отрядили возмущаться «диктаторскими законами», направленными на обеспечение строгого карантина: Антона Ореха, Бориса Вишневского, «кремлёвского мамковеда», и их мессиджи удивительным образом совпадали с выступлениями агентов-«патриотов»: Несмияна, «Эдуарда-Коммуниста», Лысаковского). Рекордно подлым стал псевдопрогноз Гельфанда, будто «вирус останется с нами навсегда» – очевидная попытка выдать возможный результат сознательных вредительских действий, которому и которым можно и нужно сопротивляться, за неизбежное следствие объективных законов, с тем чтобы человечество и не пыталось избавиться от вируса, соответственно, вредительским действиям никто не мешал и вирус действительно закрепился в человеческой популяции. Ведущий популяризатор научности занимается программированием под видом прогнозирования.

Во-вторых, больше всего о позиции прозападной общественности говорило её настойчивое умолчание о сути главного спорного вопроса – конфликта между курсом на полное подавление вируса и курсом на сожительство с ним. Этот концептуальный вопрос подменялся обсуждением необходимой степени строгости карантина, темой денежных компенсаций за потери от карантина и т. п., не говоря уже о совершенно второстепенных технических моментах вроде срочного налаживания массового тестирования. Прозападной общественностью замалчивался всемирный характер информационной кампании, направленной на распространение инфекции, и откровенное попустительство этому распространению западных правительств, взятых ими за образец, – в результате их аудитория не могла понять, что источник угрозы – не просто непрофессионализм и коррумпированность власти, не просто недостаточный уровень образования масс, что пандемия – результат сознательного целенаправленного социального конструирования со стороны организованной структуры. При том уровне отслеживания ситуации, которое было доступно исследованным нами прозападным рупорам, трудно поверить, что они могли искренне не заметить всего этого. Просто были фигуры умолчания, которых они все вместе придерживались.

В-третьих, разные представители прозападной общественности (Навальный, Волков, Гельфанд и другие) подозрительно единодушно включились в навязывание тезиса «не тайная ложа, а явная лажа», а именно, они и думать запрещали о том, что кто-то устраивает намеренное заражение населения через распространение ложной информации и принятие изначально неэффективных мер по борьбе с коронавирусом. Они один за другим повторяли: это всё разгильдяйство, коррупция, неспособность, вы только не подумайте, что вас намеренно заражают! Поверить в то, что они стали озвучивать этот бездоказательный тезис (причём на том этапе, когда подозрения в намеренном заражении ещё особо и не озвучивались) самостоятельно, без внешней команды, очень трудно. А ещё труднее понять, как они пришли к этому тезису ещё на том этапе, когда никто особо не подозревал ни Путина, ни Собянина в организации преднамеренного заражения – так интенсивно последние пыхтели над организацией имитационных мер, а «проколы» в организации ещё не сложились в систему.

В-четвёртых, наблюдение за социальными взаимодействиями в прозападной общественности указывает на то, что на проблему здоровья населения в контексте коронавируса ей более или менее наплевать – во всяком случае, этот вопрос не является для них принципиальным, идентифицирующим фактором. Иначе они бы не привлекали к своим совместным заявлениям Каспарова и других прямых пропагандистов коронавируса. Аналогичным образом, у тех учёных-«противников» реформы РАН, которые, как ни в чём не бывало, стали подписывать воззвания с разрушителями РАН, судьба науки и академии тоже далеко не на первом месте и не так важна, как могло показаться во время скандала 2013 года. Главное для прозападной общественности – не жизни людей, а прозападная политическая активность и пропаганда объединяющей их всех идеи быстрее и безоговорочно расстелиться перед Западом. Ведущим идентификатором прозападных сил была и остаётся смердяковщина, и попытки прозападной общественности показать, что в коронавирусной теме они чем-то лучше «патриотических» и прочих коллег по удержанию России в нынешнем положении, получились очень неубедительными.

* * *

Общий вывод, полученный нами при исследовании поведения четырёх системообразующих сообществ политической системы РФ (консервативно-религиозной тусовки, «патриотической оппозиции», когнитивной сферы и прозападной общественности) в контексте пандемии коронавируса показывает полное отсутствие «луча света» в этом «тёмном царстве». Они не только не смогли предложить и продвинуть единственно спасительные решения, позволявшие защитить народ от опаснейшей инфекции, но способствовали напусканию информационного тумана, помогающего сокрыть масштабы надвигающейся катастрофы и не дать стране увидеть в этом тумане дорогу к спасению. Я не склонен обвинять эти четыре сообщества в том, что они и только они спровоцировали распространение инфекции. В конце концов, управляющих решений (которые должна принимать власть) от этих сообществ не исходило. Однако своей гниловатой активностью они, во-первых, прикрывали существо происходящего, отводя внимание от управляющих решений представителей власти, прямо направленных на заражение страны, а во-вторых, своим имитационным пыхтением прикрывали факт реального отсутствия в публичном поле РФ консервативных политических сил, патриотов, когнитивной сферы и либерально настроенных общественников. Все четыре сообщества соучаствовали в организации трагедии и сыграли каждое свою недостойную роль.

Tags: ПЧА, агентура, ельцинизм, коронавирус, предатели
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments