miguel_kud (miguel_kud) wrote,
miguel_kud
miguel_kud

Categories:

Информационный коронавирус – 5ж

/Продолжение. Начало и оглавление здесь./

5ж. Фейковая борьба с фейками

Предпоследняя сюжетная линия, которую я хотел бы рассмотреть в контексте первого года эпидемии коронавируса в РФ, связана с темой распространяемых о коронавирусе фейков и того, как госструктуры РФ начали разбираться с этой проблемой. В отличие от довольно сумбурной раскрутки других направлений деятельности, в этом вопросе с самого начала был задан умопомрачительный стандарт, позволявший со стопроцентной уверенностью прогнозировать не менее гадкое продолжение.

Для меня неожиданный поворот сюжета начался с поста Алексея Яковлева (который botalex), рекламировавшего очередной забалтывающий телеэфир «60 минут» от 3 марта 2020 года с участием автора и упомянувшего «профессионала», который-де в той же программе «разъясняет, как быстро и эффективно в мире современных информационных технологий распространяются фейковые вбросы». Заинтересовавшись медийным освещением этой важной составляющей информационной безопасности в РФ, я нашёл этот момент (начиная в 29:17 ролика) с выступлением Ильи Сачкова, генерального директора компании Group-IB, которая занялась расследованием происхождения и раскрутки нескольких фейков о коронавирусе, включая небезызвестный фейк о 20 тысячах заражённых только в Москве на 1 марта. Оратор поведал, что инициаторы этого фейка долго его готовили и приурочили вброс к сообщению Роспотребнадзора о первом официальном заболевшем в Москве, что у них был, пусть небольшой, но денежный ресурс, а также заметный технологический – они эффективно нашли удачную группу для таргетирования своего фейка (молодые мамы, их форумы и чаты) и раскручивали с помощью ботов, а уже сами молодые мамы понесли это дальше, донеся ложную информацию до миллионов людей. Сачков также сказал, что не будет пока раскрывать конкретную информацию об источниках фейка, но надеется быстро «размотать» преступление и создать условия для привлечения виновных к ответственности. Как потом выяснилось, интервью Сачкова программе «60 минут» было популяризованной версией сообщения на сайте его компании от 2 марта, в тот же день разнесённого по многочисленным СМИ.

Конечно, никакого конкретного источника в итоге названо не было. Уже на следующий день за интервью Сачкова программе «60 минут» высказался тогда ещё не спрятавшийся в Ново-Огарёво кремлёвский резидент. Со ссылкой на доклад ФСБ он рассказал, что провокационные вбросы «организованы, в основном из-за рубежа… [c целью] посеять панику среди населения». На этом все вздохнули и успокоились, копать дальше никто не пытался. Полезно сравнить это самоуспокоение с довольно объёмной работой евросоюзной группы EastStratCom, в том же марте 2020 года обвинившей РФ в забрасывании Запада фейками о коронавирусе на основе активной деятельности на этом поле таких ПЧАшных проектов, как NewsFront.

Вообще, с марта 2020 года стал учащаться пиар компании Group-IB в ненишевых масс-медиа, совершенно не отвечавший нулевому «выхлопу» её деятельности по защите РФ от политической дезинформации. Например, 4 марта появилось совершенно пустопорожнее сообщение, что компания обнаружила новые фейки, установила нахождение большинства источников в ближнем зарубежье (и что же?) и передала данные в правоохранительные органы (ну и?), а 6 марта в её раскрутку включились американцы, обвинив топ-менеджера компании в попытке продать данные пользователей. Стало понятно, что речь идёт о весьма долгоиграющем проекте, только пока непонятно, чьём именно.

Немного разобраться помогли страница про Сачкова в англоязычной и русскоязычной Википедии, а также страница про его компанию Group-IB в том же источнике. К сожалению, с 5 марта эти страницы предлагались к удалению каким-то радикально украинским, судя по истории правок, персонажем, хотя и с якобы красноярским IP, и на сегодняшний день этих страниц в Википедии нет, они даже заблокированы для повторного создания. А по состоянию на начало марта в этих и других публикациях (1, 2, 3, 4) рассказывалось о биографии Сачкова – простом выходце из народа, который ещё в школе смог «размотать» какое-то мелкое компьютерное преступление, поступил в «Бауманку» и тут же (в возрасте 17 лет) открыл коммерческую фирму, помещение для которой едва пришедшему первокурснику любезно предоставила альма матер. С тех пор компания занимается расследованием киберпреступлений, в частности, провела резонансное расследование накрутки голосов в шоу «Голос. Дети», причём Сачков любит сам выезжать на аресты преступников и смотреть им в глаза, а вообще занимается тайским боксом и прививает спортивную культуру сотрудникам (фотографии занятий боксом прилагаются), входил в топы перспективных молодых бизнесменов (резиденция фирмы находится в Сколково, а штаб-квартиру она открыла в Сингапуре) и стильно одетых мужчин (фотографии прилагаются). Киберпреступления направлены против всего человечества, поэтому Запад, несмотря на разногласия с РФ, высоко ценит компанию Group-IB, в частности, к её услугам прибегает Совет Европы (Сачков представлен как «член экспертного совета комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи, а также экспертных комитетов МИД России, Совета Европы и ОБСЕ в области киберпреступности, сопредседатель комиссии по киберпреступности РАЭК, член совета Координационного центра национального домена сети Интернет»), от Запада Сачков получал какие-то награды и благодарности, его «Фейсбук» полон фотоотчётами поездок в очень престижные бизнес-локации. На НТВ даже вышел какой-то телесериал «Гений» как раз на тему кибербезопасности с героем, слегка напоминающим Сачкова. Среди обвинений по адресу Group-IB, выдвинутых заукраинским персонажем, из-за которого в Википедии были снесены страницы Сачкова и его компании, судя по моим тогдашним заметкам, значились поднятие темы якобы подделки подписей Родченкова в документах ВАДА и поднятие темы вброса фейков о коронавирусе из-за границы.













* * *

Попытаюсь перевести этот набор информации с инфотуманного на русский, хоть и рискую попасть пальцем в небо.

В 2003 году какая-то спецслужба РФ открыла в МГТУ им. Баумана фирму, которая якобы сама занимается кибербезопасностью. Её зиц-директором назначили подставное лицо (тогда 17-летнее), которое с тех пор занимается чем угодно, включая все виды спорта, уход за внешностью и подбор себе оптимального костюма, чтобы войти в топ-100 лучше всего одетых мужчин. (Точнее, на время обучения Сачкова в институте фирма оставалась на консервации, а мощный толчок ей дан с 2008 года.) Этому фейсотрейдеру, который, по всем признакам, не сильно компетентен в информационной безопасности, создают повсеместный пиар как надежде и опоре российского IT-бизнеса, включая сериал на НТВ с похожим на него героем, дали «засветиться» в расследовании накруток на шоу «Голос.Дети», а также подводят его быть «экспертом» в государственных и межгосударственных структурах. Якобы его фирма открывает свою штаб-квартиру в Сингапуре. Сам он (отец математик, мать из ЦБ) с детства ориентирован на Запад, к услугам его фирмы прибегает даже Совет Европы, заведомо русофобская организация.

Когда пришла пора отплатить долг Родине в области информационных войн, через компанию Group-IB подняли вопрос о поддельности подписей Родченкова на отчётах ВАДА, а также о вбросе коронавирусных фейков из ближнего зарубежья.

На беду, оказалось, что подписи не были поддельными в классическом смысле, то есть не поставлены третьим лицом без ведома Родченкова, а проставлены на электронные документы копи-пастом, сам Родченков подтвердил свои подписи (ещё бы ему не подтвердить любой новый наброс его теперешних хозяев, даже неизвестный ему, когда таковы условия его нынешнего пребывания у них). В результате РФ, масс-медиа которой раскрутили тему якобы поддельности подписей Родченкова, в очередной раз имела довольно бледный вид, ведь история о подделке подписей очень напоминала вброс леонтьевского фейка про «Боинг»: в попытке оправдаться был выдвинут заведомо слабый и легко побиваемый аргумент.

Кроме того, расследование зарубежного происхождения коронавирусных вбросов кончилось ничем, во всяком случае, Group-IB, после вскукареков 2-4 марта, не представила ничего даже отдалённо похожего на разборы EastStratCom в публичное поле, и РФ снова приобрела довольно бледный вид.

История с внезапным пиаром Group-IB в отечественных масс-медиа напоминает историю с Bonanza – якобы независимым журналистским проектом, через который спецслужбы РФ слили документы расследования по Боингу, копируя стиль Запада, который доверяет деликатные поручения неправительственным структурам вроде «Беллингката». И здесь для разоблачения Родченкова и коронавирусных фейков прибегли к якобы независимой фирме, причём возглавляемой человеком, который всецело завязан на Запад, заботится о своей внешности и отвечает образу успешного дэнди, в общем, «такой, как нужен». Но с самого начала сделали это абсолютно корявым и позорнейшим образом, хуже чем в случае с Бонансой, создавая впечатление об очередной самоподставе РФ.

Так чей же это на самом деле проект?

В этом месте можно было бы пофилософствовать, указав на необходимость выхода на мировой рынок для любых отечественных IT-фирм, что быстро приводит к взятию программистами в РФ аутсорсинговых заказов, далее финансовой зависимости от продолжения сотрудничества и совершенно прозападной ориентации имеющихся в РФ «головастиков». Но тут не тот случай: Group-IB – из изначально службистских проектов, окупаемость которых обеспечивается другими путями, так чтобы гоняться за копеечкой вероятного противника им не приходилось.

Закрадывается сильное подозрение, что создание фирмы Group-IB её кураторами из особых служб РФ, ассоциирующими себя больше с ПЧА, чем с госслужбой, изначально рассматривалось как форма наведения прямых контактов с западными коллегами по КСС/ПЧА, чтобы дать им возможность держать информационную сферу РФ на поводке, курировать под благовидным предлогом. Люди из служб РФ, которые, по идее, должны обеспечивать информационную безопасность и кибербезопасность, с самого начала сознательно создали такую архитектуру системы информационной и кибербезопасности, чтобы она была под контролем их западных хозяев. Отсюда и попадание Сачкова в эксперты при Совете Европы: получается, что непримиримой борьбой с западными кибератаками в РФ занимается «правильный человек» (попросту говоря, агент), который, как минимум, не будет портить своё положение в Совете Европы и не поставит под угрозу бесконечные загранпоездки. И пока Запад обвиняет власти РФ в организации кибератак против него и вводит нешуточные санкции, со стороны РФ до сих пор непонятно, противостояние у нас с Западом в сфере информационной безопасности, дружба или рыбу заворачивали.

В частности, когда возник вопрос о необходимости бороться с фейками о коронавирусе, в том числе приходящими из-за границы, на «нейтрализацию» этой информационной угрозы со стороны Запада и ближнего зарубежья были готовые кандидаты, которые и обеспечили требуемый нулевой выхлоп. Если бы на это важное место не были заранее посажены агенты-симулякры, имитирующие выполнение нужной для страны функции и занимающие место отечественных борцов с дезинформацией, то абсолютно любой, даже самый бездарный исполнитель-неагент смог бы хотя бы как-то противодействовать фейковому потоку из-за границы. А тут даже этого нет, зато вышел позорный пшик, ухудшивший положение, – именно потому, что старались.

Что же касается стараний украинского или заукраинского юзера по удалению страниц Сачкова и Group-IB из Википедии, то, скорее всего, это явление того же порядка, что и обидные кричалки харьковских фанатов в адрес кремлёвского резидента, заполнившие YouTube в 2014 году: на их уровне владения ситуацией просто не было положено знать, что ничего против дальнейшего отдаления Украины от России кремлёвский резидент не сделал и даже киевской хунте нисколько не помешал. В годы Второй Мировой какой-то низовой сотрудник MI-6 предложил руководству план по убийству Канариса во время визита того в Испанию, но получил отказ с пояснением, что адмирал Канарис, конечно, представитель врага, но тоже приносит пользу. Можно только догадываться, сколько низовых инициатив по проведению в РФ цветной революции с устранением ряда руководящих лиц были зарублены начальством западных спецслужб как несвоевременные.

Отдельного комментария заслуживает сама идея поручить сопротивление дезинформации специалистам из IT-сферы и вообще представить дело так, будто эта тематика относится к IT-сфере (неслучайно botalex с таким придыханием рекламировал «профессионала» Сачкова, говоря о фейках). Очевидно, что вопросы распространения дезинформации, вредительских дискурсов и ложных нарративов относятся к гуманитарной и общественной областям знания и технологий, а компьютерные делишки – это, всё же, техника исполнения. При этом для установления ложности нарратива, вредительской сущности дискурса и т. д. нужен конкретный анализ смысловой составляющей мессиджа, моделирование действительности и проверка фактов для определения его истинности или ложности, установление предположительных бенефициаров этого набора мессиджей и обоснование его вредности для своей страны, а это ещё более широкая тематика. (Подобную работу мы провели в цикле «Всем ребятам пример».) И когда публике подсовывают «компьютерного гения», который якобы «разрулит» подобные вопросы, возникает двойная подстава, связанная не только с личностью «компьютерного гения» и его истинного функционала, но также с самим по себе поручением этого вопроса компьютерщику. В результате появляются предпосылки для того, чтобы, избавившись от конкретного «компьютерного гения», страна попыталась поручить сопротивление дезинформации другому компьютерщику, и даже если тот вполне добросовестный, результат поначалу будет гарантированно провальным.

Создаётся такое ощущение, что американские хозяева российской ветви ПЧА ещё около 2000 года собрались вести информационные войны, включая кибератаки, а для удобства ведения информационных войн и прикрытия своей агрессивности с самого начала создавали себе удобного «антипода» в лице своих же агентов. Эти агенты в спецслужбах РФ сделали фейковую фирму, которая теперь позорит РФ.

* * *

С учётом откровенно позорного и фальшивого начала «борьбы с фейками», ожидать конструктивного продолжения было бы довольно странно. И совершенно правильно, ибо дальнейшее надувание позорного фейка «борьбы с фейками» пошло по накатанной колее имитации активной деятельности, которая регулярно заканчивалась ничем: отдельные штрафы и удаления сообщений никак не оздоравливали информационную среду, переполненную глобальной ложью.

В течение 2020 года сообщения о какой-либо борьбе с фейками были весьма нечастыми, и это хорошо видно по моему конспекту. Так, 20 марта Роскомнадзор потребовал от «Эха Москвы» и перепечатников удалить интерью Соловья с фейками о коронавирусе, 26 марта СКР объявил о создании рабочей группы по противодействию фейкам, а Генпрокуратура выявила 4 фейковые новости относительно коронавируса, от планируемого комендантского часа до вымирания человечества. 27 марта поступило сразу несколько новостей вокруг серии вбросов о предстоящем закрытии Москвы, которые мы упомянули в разделе 5д): утром «Твиттер» удалил по требованию Роскомнадзора новости о комендантском часе в Москве, днём Генпрокуратура отнесла эту новость к фейковым, а вечером Роскомнадздор потребовал удалить информацию о стягивании к Москве войск для обеспечения закрытия города.

Напомним, 1 апреля ново-огарёвский резидент подписал закон о штрафах за нарушение карантина и сроках за распространение фейков о коронавирусе. Затем, 15 апреля Генпрокуратура признала фейком ролик, что коронавируса не существует, а 6 мая признала фейком ролики с сообщениями об искусственном происхождении коронавируса и его использовании для чипирования; соответственно, Генпрокуратура потребовала ограничить доступ к видеороликам и сайтам, распространяющим информацию о том, что коронавирус является «биологическим оружием», созданным с целью чипировать население. Затем была не слишком длительная эпопея с роликом Никиты Михалкова о жидком чипировании населения через вакцины, которая тоже ничем особым не кончилась, кроме временного закрытия его программы на негативный пиар и, кажется, несущественного штрафа (это как раз в утраченной части конспекта, которую лень восстанавливать).

Вообще, в борьбе с фейками с самого начала преобладала линия больше давить тех, кто преувеличивает какую-либо угрозу, игнорируя тех, кто её преуменьшает. Это вполне соответствовало установочному выступлению Голиковой в начале марта о якобы «раздутой панике» и было подхвачено предложением Жириновского расстреливать распространителей лживой информации (имелись в виду «паникёры»). Когда, наряду с «паникёрами», никак не преследуют заведомо лживых успокоителей, это уже явный маркер того, что угрозе дадут разгуляться по полной.

Как видим, в ответ на девятый вал наглой дезинформации, срывавшей сопротивление страны коронавирусу, госструктуры РФ вообще и правоохранители в частности ограничились единичным реагированием в отдельных случаях по самому мягкому сценарию, никак не соразмерному масштабу наносимого вреда в виде сотен тысяч жертв от срыва противоэпидемических мероприятий, ради которого была устроена эта дезинформация. Может, это природная мягкость государственной машины РФ, она не может иначе? Вряд ли – мы видели куда более жёсткое реагирование в куда менее угрожающих случаях, вроде посланной родственнику эсэмэски «через нашу улицу прошла колонна бронетехники». Можно еще вспомнить эпопею с онлайновым «Бессмертным полком», когда шутников, грузивших на сайт вместо фотографий своих дедов фотографии нацистских бонз, последовательно вычисляли по IP и отлавливали по всей стране. Значит, мягкость была намеренной, а жёсткому реагированию препятствовала агентура.

Когда власть по-настоящему хочет противодействовать политически неприемлемому чуждому нарративу, подрывной пропаганде и т. д., алгоритм её действий выглядит совершенно по-другому. Полезно, например, присмотреться, как на Западе организована борьба с так называемой «российской дезинформацией», к которой там теперь легко относят любую попытку изложить российское видение какой-то проблемы или вообще любой «немэйнстримный» взгляд на события, исходящий даже изнутри Запада. В рамках этой борьбы создана многоуровневая система по отслеживанию информационных потоков силами специальных структур типа EastStratCom (не говоря уже о псевдонезависимых негосударственных организациях), в которой выявляется не только сам фейк или «фейк» (там теперь запросто называют фейком даже неконвенциональную интерпретацию или сомнение в общепринятой западной трактовке), но также источник вброса и канал распространения, с соответствующими политическими выводами и их «разжёвыванием» для широких масс. Идёт стигматизация не только «фейка», источника и канала распространения, но также самого мессиджа и всех похожих на него сообщений. Появление таких фейков и «фейков» объединяют в единое явление «российской дезинформации» и ставят постоянно действующее клеймо на всём, что можно назвать «российской пропагандой».

Нет нужды говорить, что ничего подобного в РФ не происходит, а если в ней и начинают имитировать применение западных инструментов информационной борьбы, то поручают это специально подобранным западным же агентам, результат усилий которых всегда получается гарантированно провальным для РФ. Курятник не стерегут, но иногда нанимают лису присмотреть за курами.

* * *

Помимо смыслового противостояния враждебному нарративу и дезинформации – вопросу собственно политического уровня, – важное место занимает противостояние враждебной агентуре и подконтрольным извне внутренним структурам, распространяющим враждебный нарратив и дезинформацию внутри страны, а это уже вопрос, скажем так, юридический.

На Западе постановка вопроса в таком ключе неактуальна, поскольку РФ не имеет на Западе настоящей сети агентов влияния, способной повлиять на политические решения, и тем более подконтрольных структур. Москва не ведёт с Западом настоящей информационной войны: её ведение имитируют либо дислоцированные в РФ западные агенты, либо специально назначенные на это актёры в самих странах Запада, в крайнем случае, искренние обыватели видят фальшь мэйнстримного дискурса и начинают оппонировать ему аргументами из «российской пропаганды». Поэтому, ввиду отсутствия на Западе настоящих агентов РФ, участвующих в информационной войне с Западом, там не с кем бороться с помощью уголовного преследования и в большинстве случаев используется только стигматизация маргиналов либо играющих их актёров, ассоциируемых с «российской пропагандой», а также цензура соцсетей, блокировка российских СМИ и т. п.

Ситуация с дезинформацией, распространяемой внутри РФ, отличается коренным образом, поскольку существование иноагентов и наводнённых ими внутренних структур, продвигающих заданную внешним центром управления повестку и распространяющих выгодную ему дезинформацию, вполне реально. Задачей системы безопасности РФ должно стать не только смысловое разоблачение враждебных нарративов и дезинформации, не только выявление и дискредитация их каналов распространения, но также выявление и преследование агентов и структур, работающих внутри страны на внешних хозяев, с тем чтобы лишить их возможности дальнейшего вредительства и преподать урок возможным последователям.

В этом аспекте действия, а точнее бездействие правоохранительных органов и структур безопасности РФ по противодействию фейкам начинает выглядеть как вопиющее пренебрежение прямыми обязанностями. Вместо выхватывания отдельно взятых фейков и ерундовых санкций за их распространение они должны были вывести на чистую воду и нейтрализовать всю агентуру, задействованную в заражении страны. Именно случаи дезинформации, публичных действий и распоряжений предоставляют идеальную стартовую точку, чтобы «размотать» существующий заговор, поскольку идеально фиксируются, документируются, не поддаются отрицанию. Надо было не штрафовать Соловья за фейк о 20 тысячах заражённых и не требовать от «Эха Москвы» удалить его интервью, а настойчиво поинтересоваться у Соловья и редакции «Эха Москвы», кто дал им задание, соответственно, огласить этот фейк и дать Соловью нужную площадку. Нужно наконец выяснить, кто составляет для текстовых и аудиовизуальных СМИ список регулярных «экспертов», чьё «ценное мнение» по тому или иному вопросу должна обязательно узнать аудитория, какие стимулы убеждают масс-медиа принять эти рекомендации. Нужно выяснить у самих «экспертов», откуда и как им приходят методички с невменяемыми «откровениями» и какими аргументами их убеждают это озвучить. Нужно спросить у Собянина, кто подкинул ему идею назначить Мясникова рупором своего Оперштаба по борьбе с коронавирусом, а у ново-огарёвского резидента – кто дал ему указание назначить Собянина главой Оперштаба, а также при каких обстоятельствах и откуда в Москву было передано указание снять карантин не позднее мая. Нужно выудить у Сачкова, кто и как отрядил его бороться с коронавирусными фейками и разбирать подписи Родченкова на документах ВАДА, а у распиаривших эту пустышку СМИ – с чего это они так заинтересовались сюжетом. Аналогично, пора выяснить у редакции русского сегмента ЖЖ, почему она так часто рекомендовала прокоронавирусных авторов.

Далее, возвращаясь к персонажам и структурам, рассмотренным в предыдущих циклах по коронавирусной теме, можно выдвинуть рекомендации о расследовании в отношении других сообществ, сыгравших видную роль в заражении. Например, можно настойчиво поспрашивать у представителей клерикально-консервативной тусовки, как они вышли на связь с американскими и европейскими гомологами, подкидывающими им «ценные» идеи об устройстве «праведной» жизни, включая сопротивление карантину. Необходимо создать условия для персонального опроса всех представителей несистемной «патриотической» оппозиции, задействованным в заражении страны, откуда они черпали информацию и вдохновение для своей настойчивой работы. Нужно поинтересоваться в РАН, при каких обстоятельствах Онищенко стал академиком и, шире, почему там спокойно взирают, как многочисленные титулованные учёные публично выступают с абсолютно антинаучных позиций, ведущих к гибели огромного количества сограждан. Кто-то должен, наконец, крепко переговорить с представителями прозападной общественности и выяснить, как возник этот набор, вроде бы и безобидных, но абсолютно нерабочих и дезориентирующих идей, с помощью которых они информационно фонили на всём протяжении эпидемии, прикрывая суть разворачивающейся беды. Отдельный интерес представляет механизм составления и подписания открытых писем прозападной общественности: кто генерирует идеи, кто вдохновляет, кто компилирует текст, кто обзванивает подписантов. Разумеется, ответы на прозвучавшие вопросы должны не повисать в воздухе, а заканчиваться процессуальными выводами.

* * *

Верно будет сказать, что внешнее управление большой Россией осуществляется, в первую очередь, через информационное пространство. Но информационным пространством воздействие не ограничивается: речь идёт о постоянно функционирующей системе внешней зависимости во всех областях, включая личную зависимость контролирующей стратегические пункты агентуры, а также частом взаимодействии «неконвенциональных» инструментов, включая силовое воздействие и спецоперации в физическом пространстве. И вот на этом фоне нам внушают, что сопротивление внешнему управлению должно быть чисто информационным, даже чисто пропагандистским, а в остальном пусть агентура балуется. Мы видим, что, к сожалению, это не так, что даже информационное сопротивление требует задействования полного спектра инструментов обеспечения национальной безопасности.

Так, «борьба с фейками о коронавирусе», которую мы наблюдали в исполнении правоохранительных органов и структур безопасности РФ в течение 2020 года, была не более чем имитацией, причём некачественной, защиты информационного пространства. Её нулевой результат при далеко не нулевых ресурсах, потраченных на такую «борьбу», и весьма заметном внимании, привлечённом сопутствующим пиаром, заставляет вспомнить агентурное правило Парето и задаться вопросом: а не прикрывала ли вся эта бурная имитация какое-то особо гадкое положение дел, связанное именно с распространением фейков и насаждением заведомо ложной информации, причём в ситуациях, посторонних к нашумевшим фейкам о коронавирусе и распространяющим их фрикам?

/Продолжение следует./

Tags: КСС, ПЧА, ХПП, агентура, коронавирус
Subscribe

  • Индивидуальные стратегии: ревакцинация

    Пожалуй, главным антидостижением первых полутора лет пандемии коронавируса в РФ стала нормализация катастрофы: ещё недавно немыслимые показатели…

  • Режима нет

    Большой когнитивной миной под наше понимание политической жизни стало повсеместное использование слова «режим» к той организации номинальной власти,…

  • «Кому работу доверяешь» – 13

    /Послесловие к циклу, начало и оглавление которого размещено здесь./ Послесловие 1 Вдогонку к завершённому циклу приведу несколько…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 37 comments

  • Индивидуальные стратегии: ревакцинация

    Пожалуй, главным антидостижением первых полутора лет пандемии коронавируса в РФ стала нормализация катастрофы: ещё недавно немыслимые показатели…

  • Режима нет

    Большой когнитивной миной под наше понимание политической жизни стало повсеместное использование слова «режим» к той организации номинальной власти,…

  • «Кому работу доверяешь» – 13

    /Послесловие к циклу, начало и оглавление которого размещено здесь./ Послесловие 1 Вдогонку к завершённому циклу приведу несколько…