miguel_kud (miguel_kud) wrote,
miguel_kud
miguel_kud

Categories:

Информационный коронавирус – 5з

/Продолжение. Начало и оглавление здесь./

5з. Как излучать оптимизм

Если оценивать результат новостного сообщения не по непосредственной остроте или увлекательности включённого сюжета и не по числу репостов и пересудов, а по наносимому ущербу, то, безусловно, главным фейковым потоком коронавирусной пандемии следует назвать Ниагару оптимистичных заявлений официальных представителей и допущенную ими прямую фальсификацию данных, благодаря которым удалось удержать страну под контролем, пока её заражали вреднейшей инфекцией. Приведу на эту тему выборочные сообщения из своего конспекта, составленного по ходу разрастания «первой волны» пандемии и ещё несколько сообщений – после её перехода во вторую. Поскольку главные фейки подготовительного этапа (до конца марта 2020 года), включая рапорты Голиковой о раздутой панике и Пескова об отсутствии эпидемии в РФ, мы уже приводили, сейчас ограничимся сообщениями, которые шли с начала апреля.

Главные искажения этого периода носили следующий характер:

  • представление чудовищного роста ежедневной заражаемости чем-то нестрашным за счёт: (а) заведомо ложной наукообразной интерпретации скорости роста, затуманивающей очевидный факт быстрого роста, (б) объяснения больших цифр более широким и более точным охватом тестирования, представляющее факт роста заражаемости статистической видимостью при неухудшающемся реальном состоянии, (в) принижения качества этого роста – постоянного подчёркивания количества лёгких и «бессимптомных» случаев, (г) фальсификации числа лёгких и бессимптомных случаев в течение всей болезни, за которое выдавалось число лёгких и бессимптомных случаев в момент выявления инфицированного, – в результате было создано ложное впечатление, будто такие случаи представляют более чем подавляющее большинство;

  • принижение опасности коронавируса за счёт сознательного и преднамеренного кратного занижения смертности от него, приписывания причин смерти от коронавируса другим заболеваниям или самолечению, сокрытия смертности от коронавируса, приписанной другим причинам, в течение фазы стремительного роста заражаемости, а также сведения ущерба от коронавируса только к летальным исходам в ходе заболевания – пренебрежения другими последствиями для здоровья;

  • приукрашивание положения дел с коронавирусом в РФ за счёт некорректно подобранной базы сравнения – отдельных локаций в западных странах, в которых дела шли из рук вон плохо и это не скрывалось.



Так, 7 апреля пристроенная на место главы ФМБА экс-глава Минздрава Вероника Скворцова сказала, что ежедневный прирост заразившихся в РФ составляет по 18-20%, а не в два или в десять раз, и это благодаря сдерживанию коронавируса, то есть посчитала этот кошмар хорошим результатом, а 9 апреля опять сказала, что прирост заболеваний в РФ – низкий. 10 апреля в эфир «России 24» выпустили шпарить по методичке ещё одну врачиху-инфекционистку – руководительницу отдела клинических исследований Центрального научно-исследовательского института эпидемиологии Роспотребнадзора Татьяну Руженцову. Она заявила, что рост числа новых зарегистрированных случаев коронавируса в России объясняется появлением новых тест-систем. Дальше она пообещала, вслед за Скворцовой, что ситуация с распространением инфекции выйдет на плато через 10-14 дней, а затем «сильно будет зависеть от погодных условий, влажности, температуры, соблюдения гражданами рекомендованного режима».

Конечно же, выдвигать прогнозы по «плато» через какой-то срок абсолютно безответственно и антинаучно. Если в конкретный момент базовый репродуктивный коэффициент инфекции больше единицы и количество больных растёт на 10-20% в день, то совершенно невозможно предугадать строгость карантина, при которой этот коэффициент станет равен единице и образуется «плато». Если Скворцова и Руженцова знали про «плато», то это значит, что перед ними стояла задача помочь организации «плато» (обеспечить, вместе с другими агентами, неснижение числа заболевших), поэтому они программировали публику на нормальность «плато» вместо быстрого спада, и тогда уже перед правоохранительными органами стоит задача разузнать у Скворцовой и Руженцовой, кто поставил перед ними такую странную задачу. Неудивительно, что Руженцова добавила в интервью кучу «отмазок» в виде перечисления факторов, которые могли провалить её «прогноз», от погоды до соблюдения гражданами ограничений. Выходит, она с самого начала знала, что её прогноз гроша ломаного не стоит, потому что ситуация будет зависеть от неконтролируемых переменных, но всё равно побежала озвучивать.

10 апреля развыступалась и Попова. Одновременно были запущены два дискурсивных сюжета, которые по состоянию на 10 апреля ещё не позволяли говорить о намеренном искажении действительности, поскольку знаний тогда ещё не хватало. Во-первых, Попова начала измерять иммунитет к коронавирусу тестами на антитела (спорный подход без уточнения антигенов, тем более что эти тесты на тот момент давали процент положительных результатов даже там, где точно не было никакого SARS-CoV-2). Во-вторых, Попова присоединилась к обсуждению темы «бессимптомных носителей», у которых якобы не развивается заболевание, и отнесла к таковым 20-25% инфицированных жителей РФ. Правда, к чести своей, добавила, что пока неизвестно, формирует ли иммунитет бессимптомное протекание заболевания – потом эта оговорка будет повсеместно убрана.

Внимательно следившие за развитием прокоронавирусного дискурса наблюдатели хорошо помнят ту роль, которую в нём играла тема «бессимптомности». Сначала она позволила пообещать лёгкое течение коронавируса почти всему населению, мол, вы им заразитесь и даже не заметите, как переболеете, поэтому накрутка процента людей, которые переносят инфекцию бессимптомно, способствовало более спокойному отношению к возможности заражения. А со временем та же тема позволила пообещать скорое наступление «коллективного иммунитета», если только не мешать коронавирусу распространяться: на основе очень и очень косвенных показателей количество населения, якобы перенёсшего инфекцию бессимптомно, завышалось в десятки раз, и таким образом можно было заявить, что «иммунная прослойка» в населении вот-вот достигнет требуемых 60–70% и эпидемия сама собой прекратится. Поэтому надо понимать, что завышение процента бессимптомных случаев и аналитика из серии «переболели, не заметив» всегда лили воду именно на мельницу коронавирусной пропаганды, а если подобный обман носил не разовый случайный характер, а продолжался месяцами в исполнении одних и тех же лиц и структур, значит, они сознательно пропагандировали коронавирус.

К «замечательным» выступлениям 10 апреля стоит отнести и россказни главного инфекциониста Новосибирской области Ларисы Поздняковой о том, что, наверное, в Сибири пока нет коронавируса, потому что сибиряки, в массе своей, переболели им сразу после вспышки в Китае, когда ещё не были доступны тесты. Но по состоянию на апрель было абсолютно общеизвестно, что бесконтрольная вспышка нового коронавируса приводит к массовым заражениям и заболеванию значительного процента заразившихся в тяжёлой форме со специфической клинической картиной, и это наблюдается не только у монголоидов, но и у европеидов. Инфекционист такого ранга не могла нести такой бред искренне, значит, выполняла определённое задание. И суть задания очевидна: успокоить сибиряков мантрой «мы уже этим переболели, бояться нечего», чтобы они массово заразились настоящим SARS-CoV-2.

Затем пришла очередь Голиковой. 12 апреля она помечтала о выходе на «плато» к концу апреля, даже не заикнувшись о задаче пресечения эпидемии, а 13 апреля заявила, что «в России в среднем число заболевших коронавирусной инфекцией увеличивается на 17–18% в день, это позволяет надеяться на отсутствие экспоненциального развития». Конечно, многие подивятся удивительной безграмотности вице-премьера, якобы неспособной понять, что рост на 17-18% в день – это и есть рост показательной функции (экспоненциальный). Но ведь на это можно посмотреть и иначе. Для рядового обывателя словосочетание «экспоненциальный рост» – это что-то запредельное, ведь этим пугают эксперты; конкретный смысл понятия многие из них и не помнят. А если сказать им, что 17-18% в день – это не экспоненциально, то они уже не будут бояться. Скорее всего, никакой ошибки в выступлении Голиковой не было – она и помощники взвесили каждое слово.



13 апреля на совещании у ново-огарёвского резидента Попова выступила со следующей тирадой, которую нужно иметь в виду при оценке её последовавших выступлений:




Поясним, о чём идёт речь. По мере выявления коронавирусных больных службы Роспотребнадзора брали мазки на коронавирус у близких контактов выявленных больных. Довольно часто оказывалось, что они тоже инфицированы – таким образом, в общей статистике случаев коронавируса появлялись граждане, не имевшие симптомов ОРВИ на момент тестирования. Часть из них потом заболевали, бывало и тяжело, – в этом случае правильно называть их пресимптомными на момент тестирования, а у какого-то процента симптомы так и не появились, в этих случаях их можно назвать (истинно) бессимптомными носителями. (Потом оказалось, что у бессимптомных носителей часто развиваются довольно тяжёлые поражения, но по состоянию на весну об этом не было известно.) Видно, что смешивать пресимптомные и бессимптомные случаи, даже с учётом весенних знаний, было категорически недопустимо. И Попова, как видно из её выступления, прекрасно понимает разницу между бессимптомными и пресимптомными случаями коронавируса, поскольку уточняет, что только у части контактов, не имевших симптомов на момент тестирования, потом не развивается болезнь. Значит, у другой части развивается.

А теперь посмотрим, как Попова преподнесла соответствующую статистику следующего дня и как её слова стали передавать СМИ:




Лёгким изменением формулировок пресимптомные случаи объединены с истинно бессимптомными, таким образом, отсутствие симптомов заболевания на момент выявления коронавируса приравнено к отсутствию любых проявлений заболевания на всём протяжении носительства вируса, а также доказательством довольно «беззлобного» поведения коронавируса в РФ после его уговоров сотрудниками Роспотребнадзора (как будто наличие [пресимптомного] инкубационного периода у инфекционного заболевания что-то говорит о предстоящей лёгкости его протекания). Ведущие СМИ поддержали эту подмену и в течение последующих месяцев продолжали «втюхивать» публике высокий процент «бессимптомных» больных, которые как бы и не больные вовсе, так что пугаться общей цифры в несколько тысяч заболевших за день как бы и незачем, потому что истинно больных из них совсем мало, а если кто и умрёт, то из-за сопутствующих заболеваний.

При этом, если официальный источник в виде ежедневной сводки Оперштаба приводил точную формулировку о выявлении бессимптомных случаев (в момент выявления) и все ведущие СМИ трактовали это как процент истинно бессимптомных случаев на всём протяжении заражения, то официальный источник никак не выступал с поправками. «Недоразумение» продолжалось месяцами. Значит, эта подмена была согласована, просто ступени обмана распределены между разными актёрами.

* * *

Собственно, в середине апреля был пересечён тот Рубикон, после которого официальные структуры занялись надуванием успокоительных фейков о коронавирусе в намного большей степени, чем разбором угрозы. Обозначен этот рубеж был назначением телеведущего «доктора» Мясникова на пост главы информационного центра по мониторингу ситуации с коронавирусом, сформированного на базе АНО «Диалог» – структуры, учреждённой департаментом информационных технологий города Москвы. В рекомендациях для АП по информационному сопровождению пандемии, составленных этим АНО, утверждается, среди прочего, что «подавляющее большинство носителей вируса не заболевают и не выздоравливают в традиционном смысле, не демонстрируя никаких симптомов. Нужно сменить язык. Выздоровевших, может, и можно оставить как термин. Но слово „заболели“ нужно заменить на „вирус-положительные“, „с положительным результатом теста“». А борьбу с фейками авторы записки предлагали вести именно в сторону «снижения излишней тревожности», то есть, ради успокоительства. Неудивительно, что в обязанности новоназначенному Мясникову вменили ещё и борьбу с фейками – кого же ещё пригласить посторожить курятник, как не старую лису?

Особо гнусная роль телеведущих Мясникова и Малышевой стала такой притчей во языцех, что нам не имеет смысла упоминать их выходки (кроме отдельных случаев). Достаточно только подчеркнуть, что ни их телевизионная «неубиваемость», ни продолжающийся регулярный пиар в остальных СМИ, ни привлечение Мясникова к «борьбе с коронавирусом» не могут быть случайностями, недоразумением – слишком всё «одно к одному». Бытует довольно глупая легенда о стиле управления кремлёвского (ныне ново-огарёвского) резидента, который-де регулярно поручает разгребать завалы в каждой сфере именно тому подчинённому, который «накосячил» и спровоцировал эти завалы. Если кто-то недолюбливает упомянутого резидента, то он «покупается» на легенду, потому что она представляет резидента полным дегенератом, не владеющим основами управления, а если кто-то склонен оправдывать резидента, несмотря ни на что, то он «покупается», потому что переводит вину с его кумира на нерадивых подчинённых. А почему бы не предположить, что эти «накосячившие» подчинённые непотопляемы не потому, что руководитель такой глупый, а потому что сделали именно то, что от них требовалось, в том числе приняли на себя флюиды ненависти от населения? Чубайс, Черномырдин, Фурсенко, Зурабов, Сердюков, Ливанов – мало ли было за последние 30 лет «воплощений абсолютного зла» среди «бояр»? Стоит ли удивляться непотопляемости Мясникова и его многократному использованию в коронавирусном сюжете, если на фоне Мясникова даже назначивший его Собянин выглядел здравомыслящим и бескомпромиссным борцом с коронавирусом?

* * *

В обозначенной диспозиции фейки из официальных рупоров посыпались уже, как из рога изобилия. 17 апреля Попова заявила на брифинге, что в РФ пока сохраняется «очень плавный» прирост заразившихся коронавирусом – ежедневный прирост не превышает 20 процентов. То есть, более чем двукратный прирост за четыре дня – это, согласно Поповой, – «очень плавно». Тогда же она употребила очень неоднозначное пояснение по проценту выявленных пресимптомных и бессимптомных случаев, которое с абсолютной неизбежностью было понято неправильно – как процент истинно бессимптомных случаев:




Далее, 18 апреля Мясников (уже официальный представитель штаба по коронавирусу) «спрогнозировал», что коронавирус «останется навсегда»:




Как видим, миф о «не способной выдержать карантин» РФ раскручивался заранее – до того, как этот самый карантин был распространён на разные регионы даже в самой мягкой, «дырявой» форме. И в тот же день 18 апреля руководитель московского департамента здравоохранения поведал, будто в Москве доля бессимптомных случаев коронавируса выросла до 60%. Затем, 19 апреля «газета.ру» написала, что «более 40% новых случаев протекает бессимптомно», но даже если пройти по ссылке, предложенной изданием, то видно искажение формулировки: «за последние сутки в России подтверждено 6060 новых случаев коронавируса в 78 регионах. Из них почти 43% выявлены активно и не имели клинических проявлений болезни». Аналогичное искажение официальной сводки в СМИ воспроизводилось день за днём, например, 30 апреля точно такое же превращение пресимптомных и бессимптомных случаев на день выявления в истинно бессимптомных допустила лента.ру.

20 апреля руководитель ФМБА Скворцова заявила, что тенденция на рост заболеваемости связана с увеличением количества проводимых тестов (заведомый фейк из методички «истинного ухудшения ситуации заболеваемости нет, это просто более полно обнаруживаем»), а позже опять солгала, что 45% случаев – бессимптомные случаи заражения (а ещё 30% протекают, как лёгкие ОРВИ).

Надо сказать, что фальсификации от Поповой, Скворцовой и примкнувших к ним СМИ относительно лёгкого протекания коронавируса могли быть опровергнуты с ходу простым сопоставлением официальных же цифр. По сообщению 24 апреля в Москве росло число госпитализаций с подозрением на коронавирус: около 1900, хотя за три дня до того было 1400. При этом в Москве всё время было до 3000 вирус-положительных, кроме двух дней (3570 по сводке от 19.04 и 3080 по сводке от 21.04). Уместно задать вопрос: откуда эти госпитализированные, если 60% в городе якобы переносят бессимптомно, а при лёгкой форме стараются не госпитализировать, в среднем по стране (согласно россказням Скворцовой) 40-45% бессимптомных, 30% – лёгкой форме? Ведь тогда бы госпитализированных по Москве было бы не более 800 в день.

Как видим, Оперштаб, как и Попова, раз за разом размещал амбивалентную формулировку, позволяющую трактовать его сообщения об отсутствии симптомов по-разному, все ведущие СМИ рассказывали о соответствующем проценте истинно бессимптомных случаев, но ни Попова, ни Оперштаб не потрудились ни исправить формулировки, чтобы исключить ложную трактовку, ни выступить с заявлением о повсеместном ложном истолковании!

Подобное поведение говорит не просто о том, что ложная трактовка полностью устраивала Попову и Оперштаб, но и то, что фальсификация статистики в виде завышения числа бессимптомных больных была заранее составленным заговором, в котором Попова и Оперштаб делали свою часть работы, СМИ – свою, и они друг другу не мешали. Если бы заговора не было, то на каком-то из этапов кто-то сказал бы правду.

Что же касается Скворцовой, то она самостоятельно выполняла обе составляющие фальсификаторской задачи.

* * *

20 апреля состоялись онлайн-посиделки под управлением ново-огарёвского резидента с участием известных нам Горелова, Малеева и Филатова. Выступление третьего мы разбирали ранее, поэтому ограничимся цитированием первых двух, обращая внимание на уже прямую фальсификацию данных о «бессимптомных» больных в устах Горелова и о низкой летальности в РФ по сравнению с другими странами – в устах Малеева:

«Горелов Александр Васильевич, заместитель директора Центрального научно-исследовательского института эпидемиологии:
… Я хотел бы подчеркнуть необычность пандемии, связанной с COVID-19: от трети до половины заболеваний протекает в бессимптомной форме. И, что очень важно подчеркнуть, до настоящего момента неизвестна заразительность пациентов с различными формами коронавирусной инфекции и реконвалесцентов [выздоровевших]

Малеев Виктор Васильевич, учёный-микробиолог, эпидемиолог и инфекционист, советник директора по научной работе Центрального научно-исследовательского института эпидемиологии Роспотребнадзора, академик РАН, доктор медицинских наук, профессор:
… количество летальных исходов относительно общего содержания больных значительно меньше, чем в других странах. У нас в целом заболеваемость в России находится на 64-м месте, если считать на 100 тысяч населения, а летальность по сравнению с другими странами значительно меньше. В значительной степени это связано ещё с тем, что по у нас [большое] количество тест-систем, исследований, которые мы проводим, мы находимся на втором месте в мире по количеству проведённых исследований. Это где-то больше 2 миллионов, как говорилось».


23 апреля Собянин сказал, что большая часть тяжёлых случаев и смертей от коронавируса – следствие самолечения (опять «не так поднялись с диванов»). На следующий день Скворцова опять понадеялась на «плато», но больше отличилась Попова:




Заметим, что здесь Попова уже прямым текстом выдавала пресимптомные случаи за истинно бессимптомные – ведь слова, что у половины инфицированных не проявляются симптомы коронавируса, невозможно трактовать иначе, как «не проявляются в течение всего инфицирования, а не только в момент выявления». Отличилась Попова и 26 апреля, посчитав достижением цифру 6361 выявленных заражённых за сутки. На следующий день Мясников запустил отвлекающий манёвр – предрёк более смертоносную пандемию. А 28 апреля Попова развила идею Малеева, заявив, что уровень летальности от коронавируса в РФ не превышает 1% (явная фальсификация) и повторила, вслед за Скворцовой, про 45% «болеющих без симптомов» (опять вполне однозначная фальсифицирующая формулировка). И уже 30 апреля, рассуждая о всплеске коронавируса и «бессимптомных» больных, дословно сказала следующее: «Хочу сказать, что даже в рамках этого «зубца» почти половина всех выявленных – это люди, которые болеют бессимптомно». Эта цитата тоже не оставляет другой трактовки, кроме той, что к концу апреля Попова взяла на себя обе ступени фальсификации статистики «бессимптомных».

История повторялась день за днём. Когда РФ вышла на шестое место в мире по общему числу заражённых, СМИ опять написали про половину бессимптомных среди выявленных (представляя это процентом истинно бессимптомных носителей). Наконец и сам сайт «Стопкоронавирус.рф» стал рассказывать, со ссылкой на директора Центрального НИИ Эпидемиологии Роспотребнадзора, академика РАН Василия Акимкина, что 70-80% случаев коронавируса в РФ проходит бессимптомно или в легкой форме.

5 мая по мифу о «бессимптомниках» был нанесён удар, после которого риторику стали потихоньку сворачивать (правда, Попова снова заговорила о 41% бессимптомников неделю спустя, а потом и в июне): генеральный конструктор НПО «Энергия» Евгений Микрин умер в больнице в Коммунарке. Коронавирус у него обнаружили 15 апреля и поспешили отрапортовать, что «у генконструктора не наблюдалось клинических симптомов COVID-19, он находился дома на самоизоляции», а потом состояние учёного ухудшилось и его госпитализировали. Как видим, Е. Микрин попал в ту самую статистику «бессимптомников», о которой радостно рапортовали Попова, Скворцова и Оперштаб, но к истинной бессимптомности это отношения не имело.

7 мая запредельным фейком отличился Мясников, умудрившийся в подсчётах заболевших коронавирусом не учесть тех, кто продолжает болеть, а 8 мая Попова объяснила, как она считает летальность (по общему числу заражённых на день подсчёта смертей, без учёта времени, уходящего на развитие болезни до смертельного исхода) и получила 0,9%. Несостоятельность этого подхода мы обсуждали ещё раньше – важно то, что специалист не мог непреднамеренно допустить этой ошибки на продвинутом этапе эпидемии. А 11 мая Голикова отрапортовала, будто смертность от коронавируса в РФ в среднем в 7,4 раза ниже, чем в целом по миру.

* * *

Переломными для фейка о якобы низкой смертности от коронавируса в РФ стали 10-е числа мая. С одной стороны, нужда во многих фальсификациях отпала: ежедневный поток заражённых начал падать, и можно было не тратить ресурсы на преуменьшение катастрофичности огромной цифры заражённых, сосредоточив пропаганду на факте успешного снижения, представляя его благодеянием мудрой власти, которая сумела преодолеть эту катастрофу. С другой стороны, надо было готовить публику к ужасам второй волны, чтобы не сильно возмущалась, когда сусальные представления столкнутся с более суровой реальностью.

Первым делом вышли разъяснения Мосгордепздрава о сверхсмертности в Москве в свете статистики вероятных жертв коронавируса, тревожные данные приходили из Санкт-Петербурга и Дагестана, наконец, появились менее полные данные Минздрава по всей РФ. Внезапно выяснилось, что статистика смертей, которые сообщались до тех пор, касается только одного патологического сценария смерти от коронавируса (через пневмонию, и то не всегда), но не покрывала другие. Мы разбирали эту тему по существу в записи «Причинность», здесь же процитируем только абзац, из которого понятно существо фальсификации, проведённой Оперативным штабом:



Аналогичная история повторилась по итогам майской статистики и позже, но это не помешало Мясникову «мудро» рассудить «Кому положено умереть, умрут», а Поповой – опять фальсифицировать данные о смертности даже в декабре, нагло заявляя, будто в РФ зарегистрировано значительно меньше летальных исходов от коронавирусной инфекции по сравнению с другими странами: «Мы, конечно же, лучше выглядим, тут спору нет». Спору нет: благодаря сфальсифицированной статистике либо её сфальсифицированной интерпретации Попова и её соратники по заражению страны лучше выглядели. Но если смотреть по реальному результату в виде сверхсмертности, то под 600 тысяч дополнительных смертей в РФ за первый год эпидемии (с апреля 2020 по март 2021) – это страшнее большинства «других стран», по сравнению с которым РФ пытаются изобразить преимущество в коронавирусном вопросе (США и др.). На грани фальсификации и февральское 2021 года заявление Голиковой о том, что вклад коронавируса в прирост смертности в 2020 г. составил только 31%, и байки ново-огарёвского резидента о благополучности положения с коронавирусом в РФ по сравнению с другими странами.

* * *

В течение пандемии представители «оппозиции» давали самые разные объяснения искажениям в информационной политике официальных властей. Наиболее банальным и правдоподобным для большинства непредвзятой аудитории кажутся объяснения прозападных рупоров, сводящиеся к тому, что власти «привыкли врать», создали систему очковтирательства и сами же страдают от искажений в отчётах нижестоящих инстанций, некомпетентны, наконец, вынуждены «покрывать» приближённых олигархов. Однако те примеры, которые мы разобрали, никак не ложатся в подобные объяснения, ибо последние не объясняют неслучайный, целенаправленный, намеренный характер фальсификации данных высшими должностными лицами и работающими под их контролем представителями когнитивной сферы, причём фальсификации в направлении, вроде как нисколько не укрепляющем политические позиции «власти», но слишком нужном для обоснования заражения.

Лучше всего это видно по дискурсу о «бессимптомниках». Во-первых, фальсификация данных о бессимптомном течении болезни чуть ли не у половины жителей РФ носила не стихийный, а организованный характер, в котором разные роли были распределены между официальными рупорами власти с их неизменно двусмысленными формулировками и ведущими СМИ со вполне однозначной (заведомо ложной) трактовкой официозной формулировки, официальные рупоры никак не подправляли «исказившие» их слова СМИ, а со временем и сами присоединились к фальсификации данных о бессимптомниках со вполне однозначной формулировкой. Такие согласованные спектакли не обходятся без продюсера, сценариста, режиссёра, дирижёра и суфлёров. Во-вторых, завышение числа бессимптомников, да ещё и представление этого постоянно растущей величиной – это именно то, что было нужно для коронавирусных пропагандистов, вроде как независимых от правительства и даже жёстко критикующих его за карантинные мероприятия. Выходит, и тут мы имеем дело со спектаклем, в котором официальные лица озвучивали определённые цифры, а «радикальные оппозиционеры» их нужным образом интерпретировали. В-третьих, сюжет о бессимптомном коронавирусе (с тем подтекстом, что большинство успешно переносит инфицирование, даже его не заметив, зато приобретает иммунитет), равно как и другие направления фальсификаций со стороны официальных лиц, «удивительным» образом входит в число ключевых направлений коронавирусной пропаганды по всему миру. Это направление фальсификации не могло появиться в дискурсе должностных лиц РФ без указания извне, только в силу стремления «лучше выглядеть», ведь процент бессимптомных случаев – это о свойствах вируса, а не уговаривающей его власти. Один и тот же круг убогих идей обращался по всему миру, и когда _devol_, lenta.ru и Кунгуров сначала перепевают в марте свежую-свежую статью американского фальсификатора Иоаннидиса, вбрасывающей бредовую идею «коллективного иммунитета», а затем её подхватывают официальные представители, это ещё можно списать на заразность идеи. Но когда те же официальные представители раскручивают бредовый дискурс о бессимптомниках и кратно занижают летальность коронавируса, благодаря чему тот же фальсификатор Иоаннидис в другой статье напишет, что более половины жителей РФ уже перенесли коронавирус с коэффициентом летальности 0,03%, а затем эту очевидно несостоятельную статью перепоёт законспирированный эксперт prof_afv совсем не оппозиционного толка, тут становится понятно, что и Кунгуров, и _devol_, и официальные представители РФ, и Иоаннидис, и prof_afv подчиняются единому центру управления и соучаствуют в единой операции по заражению планеты.

Аналогичным образом, кратное занижение смертности от коронавируса преследовало цель не изобразить, что власти хорошо справились (ибо сверхсмертность скрыть невозможно), а дать коронавирусной партии повод заявить, что от борьбы с COVID-19 умерло больше людей, чем от самой болезни.









В целом, если бы конвенциональные объяснения из серии «не тайная ложа, а явная лажа» были верны, то в вопросах борьбы с коронавирусом «власти» искажали бы действительность, в основном, непреднамеренно, а искажения бы «работали» в разные стороны. Но тут мы видим удивительное совпадения – сознательную работу на принижение угрозы коронавируса, преследующую цель парализовать любую попытку покончить с его циркуляцией хотя бы в пределах страны. Доходит до легко разоблачимой, очевидной и сознательной фальсификации, которая, в «нормальной» модели, должна были бы подорвать политические позиции участников, но этого не происходит.

Несостоятельны и объяснения другой группы критиков официальной власти – тех, которые объясняют её действия только желанием ограничить права и свободы через установление тотального контроля, но отрицают опасность коронавируса и игнорируют сознательную операцию по заражению страны и планеты. Если бы цели правящего режима сводились к установлению жёсткого контроля, то в вопросе коронавируса он бы действовал по китайскому образцу. А мы видим со стороны «власти» нечто противоположное – масштабную фальсификацию информации, принижающую опасность коронавируса и лишающую «власть» легитимного повода для открытых методов цифрового контроля! (Наращивание электронной слежки при этом началось до пандемии и продолжается при неq независимыми темпами.) Заодно многие инструменты цифрового контроля вроде «электронных пропусков» скорее дискредитируются их позорным и безуспешным применением, ведь подавить распространение коронавируса с их помощью не удалось, да и сами представители власти «признают», что не хотят обременять людей излишним контролем. Речь идёт, скорее, об изъятии у государства инструментов тотального контроля, которые оно при желании могло задействовать ещё совсем недавно. И снова получается, что «конвенциональное» объяснение, исходящее из существования в РФ зловещего режима, желающего просто взять и установить диктатуру, неправдоподобно.

Конечно, если пандемия вспыхнет с утроенной силой из-за обилия новых штаммов, то самый жёсткий контроль может быть установлен во многих странах, где ещё сохранятся эффективные госструктуры, только вот оперировать этим контролем, наверное, будут совсем не те персонажи, которые замазались в распространении коронавируса.

С учётом рассмотрений предыдущих разделов нам остаётся сделать вывод, что дискурсивная политика высших должностных лиц РФ («власти») по теме пандемии коронавируса представляла собой сознательно организованный поток откровенных фальсификаций, заведомых фейков и ложных интерпретаций, преследующих цель способствовать максимальному заражению страны коронавирусом. Попытка приписать этому дискурсивному потоку случайные объяснения («явная лажа», некомпетентность и враньё, продукт некачественной передачи информации наверх, стремление установить диктатуру) только затуманивают ведущую цель, состоящую в заражении страны, а настаивание оппозиции разных групп на «приземлённом» объяснении фейкового потока от властных структур – это участие в информационном прикрытии ведущей цели.

/Окончание следует./
Tags: КСС, ПЧА, агентура, коронавирус
Subscribe

  • Вспоминая весеннее затуманивание

    Пока число жертв коронавируса в одной только РФ уверенно перевалило за сотню тысяч и уже наверняка составит, в лучшем случае, сотни тысяч по итогам…

  • Причинность

    Немалую роль в пропаганде распространения нового коронавируса играет занижение его жертв, используемое и официальными источниками, и критиками власти…

  • Есть ли выход из безвыходного положения

    Возмущения венесуэльцев режимом Мадуро, который довёл страну до экономического и социального коллапса, заслуживают симпатии и поддержки, а сам режим…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment