miguel_kud (miguel_kud) wrote,
miguel_kud
miguel_kud

Category:

«Кому работу доверяешь» – 1

01.png

Оглавление

1. Внешнее управление через «люки»
2. Урок излечения имиджа
3. Сугубо частное лицо
4. Почему падают ракеты
5. Криблы, траблы, Trump
6. Теорема о «бывших»
7. Инвариантность целовательных мест
8. Профессия военного дирижёра
9. «Умная пыль»
10. Изображая агрессора
11. «Не мы, а вы!»
12. И рыбу, и удочку
13. Послесловие



Изложить то, что написано в этом цикле, представляло для меня очень сложную публицистическую задачу. Череда, на первый взгляд, плохо связанных между собою сюжетов, интерес к которым напрямую не выводится из предыдущих тем, так что у читателя может возникнуть вопрос, зачем ему это знать… Каждый отдельный сюжет не содержит революционной информации и основан на и без того открытых данных, как бы ниоткуда не следует и ни к чему особому не приводит... Только со временем между ними проявляется сюжетное сходство, описав которое, можно сформулировать обобщение. Найдутся и такие читатели, которые опять возопят: зачем возвращаться к одному и тому же набору ушедших в тираж второстепенных персонажей, с которыми давно всё понятно?

На это можно ответить следующее. Именно потому, что вам с этими людьми «всё понятно», вы не проблематизируете странности в тех поворотах, которые я обдумывал снова и снова, находя неожиданные детали и выделяя повторяющиеся сюжетные линии. Именно потому, что я держал в голове сразу несколько похожих случаев и часто к ним возвращался, я смог выловить искомое сходство и сделать необходимое обобщение. Вам нужно просто перешагнуть через себя и принять, что без «скучного» анализа открытых источников и сопоставления нескольких известных историй, к которым вам так не хочется возвращаться, вы не поймёте чего-то фундаментально важного.

1. Внешнее управление через «люки»

Для лучшего понимания последующего рассказа начнём с общего замечания об американской политической системе. Дело в том, что само по себе реальное внутреннее устройство системы принятия решений в США остаётся непрозрачным и загадочным для внешнего наблюдателя, не желающего питаться неадекватными агитками о торжестве демократии. Мы и сами сейчас мало что сможем раскопать в этой головоломке, но в ней есть один аспект, который хорошо заметен даже из открытых источников. А именно, эшелонированная система защиты этой самой системы принятия решений от внешнего влияния, своей жёсткостью и полнотой перекрывающая любые системы других государств, следующих хотя бы на словах западным демократическим стандартам. Иностранный политический деятель не может просто так по собственной инициативе установить личный контакт с влиятельным американским политиком, мнение которого что-то значит в выработке и принятии стратегических решений. Он может либо пообщаться по официальным каналам с представителем Госдепартамента или даже министром/президентом США, но это будет уже общение не с указанным американцем как личностью, а с представителем американского государства, следующим уже выбранной программе в отношении данного иностранного политического деятеля и его страны. Если же иностранный политик хочет пообщаться с представителями какой-то партии, сенаторами или конгрессменами, то к его услугам – десятки или сотни не особо известных лоббистско-консалтинговых фирм «у подножия Капитолийского холма», которые за определённую плату сведут политика с «нужными» людьми, замолвят за него словечко, дадут рекомендацию по вопросу имиджа и оптимального поведения. Это особый тип фирм, сочетающих лоббистские, юридические, консалтинговые и имиджевые (PR) услуги, для которых мы будем использовать аббревиатуру ЛЮКИ. (Для удобства чтения мы будем обозначать понятие «фирмы-“люки”» строчными буквами, склонять вторую часть «люки» по падежам и изменять по числам, как если бы речь шла о русском слове «люк».) Фирмы-«люки» в данном случае даже формально считаются иностранными агентами, а, значит, находятся под пристальным контролем соответствующих служб, а любое озвученное через них мнение автоматически учитывается как ангажированное, возможно, не в пользу США.

В этом заложено ключевое отличие американской политической системы от политических систем других стран. Достаточно сказать какому-то российскому депутату, что им заинтересовались в Конгрессе, как он побежит, сломя голову, выкладывать себя с потрохами новоявленному другу, а вот ничего симметричного не наблюдается. В первую очередь, ведущую роль тут играет знаменитый закон FARA 1938 года, то есть необходимая степень закрытости американской политической системы зафиксирована в регламентирующих актах, а не просто поддерживается неформальными обычаями и практиками (которые, впрочем, тоже есть).

Но продолжим рассматривать роль фирм-«люков» в продвижении иностранных политических деятелей. В процессе работы с этими фирмами иностранный политик с большой вероятностью попадает в чуть более чем полную зависимость от рекомендаций «консультантов»: когда надеть набедренную повязку с галстуком, когда перья с бабочкой, в какую занавеску высморкаться и кому по сколько раз сделать «ку». Выходит, что на сугубо предварительном этапе выполнения этой фирмой контракта – до того, как иностранного политика сведут с высшими кругами США и дадут гипотетическую возможность влиять на принимаемые США решения (с неопределённым результатом), этот политик начинает плясать под дудку своих «консультантов». И не поймёшь, кто на кого на самом деле влияет: иностранный политик на американскую систему принятий решений или та лоббистская фирма, к которой он обратился, на него самого. Тем более что фирма-«люк» заведомо не даёт никаких гарантий нужного изменения политики официальных США: мы тебя свели с нужными людьми, остальное – твоя забота. И, с другой стороны, если США что-то сделали в пользу данного политика после его обращения, далеко не факт, что ему помогла эта фирма: возможно, данный поворот политики США случился бы и так или политика «подсадили» на «услуги» данной фирмы, чтобы плотнее его контролировать.

Понятно, что описанные условия функционирования фирм-«люков», которые получают практически неограниченные возможности влияния на иностранных политиков, но при этом ни за что конкретно не отвечают, делают их Клондайком для американских спецслужб и окологосударственных конспиративных структур, получающих в лице этих фирм инструмент влияния на мировые процессы. Инструмент бесплатный и более чем самоокупающийся, поскольку иностранные политики платят за «консультативные услуги» весьма немалые деньги и сами содержат штат американских «советчиков», которые ими фактически руководят. И с учётом того, под каким плотным контролем в США находится лоббистская деятельность, с одной стороны, и обслуживание иностранных политиков – с другой, можно смело предполагать, что у подножия Капитолийского холма, скорее всего, просто не осталось лоббистских фирм, честно работающих на интересы своих клиентов (если таковые вообще когда-либо существовали). Почти наверняка любая из функционирующих лоббистских фирм заранее заготовила для любых иностранных политиков, обращающихся к ней, какую-то форму ловушки, ставящую данного политика в зависимость от «партнёров»-кураторов. И нашу формулировку о том, что фирмы-«люки» находятся под пристальным контролем служб следует переиначить: они-то и есть эти службы, точнее, спецпроекты американских служб либо окологосударственных и надгосударственных конспиративных сетей, реализующих таким образом своё влияние на внешний мир.

Следует также понимать, что, раз речь идёт о спецслужбистском инструменте, то в нём имеется определённый зазор между публичной и реальной составляющей. Публичным представителем фирмы-«люка» могут выставить какого-нибудь фейсотрейдера, на которого «в случае чего» можно свалить любые «косяки», а саму фирму распустить и сделать новую такую же, в реальности управляемую тем же составом теневых кураторов. Конфигурация системы фирм-«люков», таким образом, хорошо описывается формулой «мафия бессмертна», притом что отдельные «люки» могут закрываться, а их привратники уходить на пенсию или в тюрьму. Мы должны для себя просто уяснить, что надежды иностранных политиков по-настоящему повлиять на саму по себе американскую систему принятия решений через механизм «люков» (равно как и любые другие попытки воздействия на внутреннюю часть механизма) довольно тщетны. Наоборот, эта система затянет и переварит таких иностранных политиков, сделав их своим безвольным придатком. Единственный способ как-то влиять на принимаемые в США решения – это менять «входящие данные», то есть саму по себе международную реальность, которая учитывается американским механизмом принятия решений, воздействовать на решения «извне», а не изнутри. Одержав победу на поле боя и установив контроль над обширной территорией, укрепив независимость своей политической системы за счёт устранения иностранной агентуры, дополнительно вооружившись и создав непроамериканский военно-политический блок, усилив собственные экономику и армию, «подтянув» инструменты «мягкой силы» и усилив международное влияние, организовав независимый от Запада интеграционный проект, можно добиться соответствующего уважения от США, а пытаясь к ним «подлизаться» через «люки», можно только стать ими использованным.

Прозвучавшая идея о том, что политика Запада в отношении отстающих стран слабо зависит от того, обратятся ли политики этих стран к западным «люкам», в определённой степени контринтуитивна. Казалось бы, если бы не зримый, ощутимый результат работы с «люками», к ним бы не продолжали обращаться новые и новые иностранные политики. Возможно, тут проявляется не столько незнание фактов, сколько их ошибочная трактовка, и чтобы поставить её под сомнение, порассуждаем о каком-то «очевидном», на первый взгляд, примере, в котором на деле всё менее однозначно.

В фундаментальной «Истории югославского кризиса» Е.Ю. Гуськовой можно найти очень хорошую иллюстрацию по теме информационной войны, развёрнутой против Югославии и сербов в 1990-е годы:

«Француз Жак Мерлино в своей книге «Нельзя говорить вслух обо всех югославских истинах» писал, что в мире появился новый бизнес – агентства по связям с общественностью, действующие в сфере политики и информации. Их клиентами становятся «профессионалы» разных стран, когда необходимо провести манипуляции с информацией. Автор называет агентство Hill&Knowlton, которое прославилось своей подачей информации во время войны в Заливе. Клиентами этой компании стали также Хорватия, Босния и Косово. Жак Мерлино опубликовал досье, которое ему предоставил директор компании Ruder Finns Global Public Affairs Джеймс Харф, согласно которому компания на протяжении многих месяцев сотрудничала с Хорватией (с августа 1991 по июнь 1992 г.), с Боснией и Герцеговиной (с мая по декабрь 1992 г.) и с Косово (с октября 1992 г.), чтобы помочь им в борьбе против «сербского aгpeccopa». Во время разговора журналиста и директора компании Д. Харф рассказал Ж. Мерлино, как новосозданные государства Хорватия, БиГ и сецессионистское движение в Косове стали клиентами его компании и как ему платили, чтобы для них была «модифицирована» картина гражданской войны в Югославии, т. е. искажена истинная картина конфликта в полном объёме. Они располагают картотекой, содержащей несколько сотен влиятельных имён, по адресам которых они направляют свои (дез)информации. «Мы можем, откровенно говорил Харф, за несколько минут разослать чёткую информацию всем, кто, по нашим расчетам, отреагирует. Наше ремесло – посеять информацию, чтобы она как можно быстрее циркулировала, чтобы тезисы, благоприятные для нашего дела, были первыми, получившими распространение. Скорость существенный фактор. Если какая-то информация представляет ценность для нас, мы должны сразу же внедрить её в общественное мнение, потому что мы хорошо знаем, что в расчёт принимается первая информация. Опровержения не имеют никакой эффективности... Важно обращаться к нужным личностям...». С помощью компьютера и факс-аппарата фирма обслуживает несколько сотен ведущих политиков, журналистов, руководителей гуманитарных организаций, профессоров в университетских центрах, фильтруя информацию и в считанные минуты поставляя нужные сведения нужным людям. Только за три месяца было организовано 30 целевых бесед с издателями ведущих газет, направлено 13 эксклюзивных материалов, 37 факсов в ту же минуту как произошло событие, 17 официальных писем и 8 официальных заявлений. Фирма обеспечила рабочие контакты боснийских властей в США – с вице-президентом Гором, госсекретарем, семнадцатью влиятельными сенаторами.

Больше всего директор компании гордился тем, что ему удалось привлечь на свою сторону часть влиятельных лиц еврейского происхождения. Это было очень трудным делом, так как в антисемитизме могли обвинить как раз и Ф. Туджмана, и А. Изетбеговича. История давала достаточно оснований для таких опасений. Как подчеркивал сам Д. Харф, «жестоким антисемитизмом была отмечена история Хорватии и Боснии. Более десяти тысяч евреев было ликвидировано в хорватских лагерях». Тем не менее фирме удалось, как отмечал её директор, внедрить «блеф» о существовании лагерей, которые умело и неназойливо были названы «концентрационными», в умы еврейских организаций. Уже после этого легко было сравнить сербов с нацистами и заручиться поддержкой еврейских организаций в антисербской борьбе. Джеймс Харф особенно доволен, что ему удалось внедрить в общественное мнение ряд штампов, таких, как «концлагерь», «геноцид», «массовые изнасилования», которые очень помогли «профессионально» выполнить свою работу.

Не только эта фирма, но и многие СМИ вольно или невольно создавали стереотипы и закрепляли их в сознании читателей и слушателей. Американский журналист Петер Брок обработал 1500 статей из газет и журналов 1992 г., опубликованных различными агентствами новостей на Западе, и пришел к выводу, что соотношение публикаций против сербов и в их пользу составляет 40:1»
(с. 25-26).

С другой стороны, есть свидетельство капитана Драгана Васильковича о том, что, по его инсайдам, госсекретарь США Джеймс Бейкер был в Белграде с тайным визитом и передал предложение компании CNN за полмиллиарда долларов поддерживать сербскую сторону. Видимо, это предложение не было принято, поскольку Василькович говорит о Милошевиче в соседнем пассаже: «он очень упорно пытался меня убедить в том, что правда всё равно рано или поздно выйдет наружу, а я ему повторял, что нет правды без денег».

На первый взгляд, ситуация очевидна: хорваты, босняки и косовары не пожалели денег, обратились к американской фирме-«люку» и получили желаемое общественное мнение и политику Запада, а Милошевич пожадничал, понадеялся на самостоятельную силу правды и проиграл. Но есть ли тут причинная связь?

Во-первых, описание действий компании Ruder Finns не очень правдоподобно. Едва ли хорватские, боснийские и косоварские политики могли наскрести достаточно денег, чтобы «нужные люди» «правильно» реагировали на рассылки методичек – слишком много было задействовано «нужных людей». В другом источнике пишут, что Конгресс США и масс-медиа были завалены релизами от Ruder Finns, но не поясняют, почему всегда настолько занятые конгрессмены и журналисты обращались к релизам только из этого источника, а не отправляли их в корзину, не читая. И потом, трудно поверить в сказание о еврейских организациях, которые совершенно незлопамятны к хорватским усташам, но запросто «купились» на пропагандистский блеф о «сербских концлагерях». Скорее всего, и «нужные люди», и конгрессмены с масс-медиа, и еврейские организации уже были в деле, а нескончаемые поток релизов от Ruder Finns нужен был им для того, чтобы задним числом оправдать «ошибку» по схеме «я наивная, я доверчивая, меня легко обмануть». В частности, поэтому нам надо с самого начала сделать оговорку, предостерегающую от восприятия описанной нами системы как метода манипулирования миром со стороны официального американского государства, поскольку речь идёт также о зависимости и управлении ещё и американскими государственными деятелями от той теневой структуры, аватарами которой выступают фирмы-«люки».

Во-вторых, уже по итогам всего югославского кризиса мы понимаем, что те, кто задавал последующую стратегию Запада, приняли решение расчленить Югославию и свести на нет сербский фактор на Балканах ещё до того, как соответствующая политика начала претворяться в жизнь на уровне официальной (публичной) линии западных стран. Под эту линию была организована соответствующая информационная кампания, под эту линию оказывалось содействие антиюгославским и антисербским политическим силам в Хорватии, Боснии и Космете, которые потом обратились к Западу за поддержкой и в компанию Ruder Finns за лоббистскими и пропагандистскими услугами. Или, скорее, им эту компанию предложили для курирования. Допустим, Милошевич принял бы якобы переданное ему предложение CNN. Весьма возможно, что CNN и правда начала бы «поддерживать» сербскую сторону, но изменило бы это исход конфликта? С учётом масштабного геополитического переформатирования Балкан, которое было поставлено на карту, едва ли. Разве что, была бы изображена дискуссия в западных СМИ с полным разгромом «позиции» CNN, но в ходе этой «непримиримой» дискуссии и CNN, и Ruder Finns заработали бы больше денег. Но они и так не остались в накладе, например, компания Ruder Finns в настоящее время лоббирует те силы, которые выступают против борьбы с выделением парниковых газов и изменением климата, а также вовсю расхваливает саудовского принца Мохаммеда бин Салмана и его безумный проект по строительству «города будущего» на оставшиеся в стране резервы. (В русскоязычном пространстве именно такое сочетание дискурсивных аттракторов я видел только у Несмияна, и это ставит вопрос о том, не присылают ли ему темники из Ruder Finns.)

Механизм постановки иностранных политиков под фактический контроль через фирмы-«люки», конечно же, не ограничивается описанными выше случаями, когда иностранный политик обращается в такую фирму с конкретной просьбой свести его с американскими кругами и обеспечить благосклонность Вашингтона. Во-первых, он может обратиться в такую фирму как к политическим консультантам вообще, например, для улучшения внутреннего имиджа и победы на выборах в своей стране. Во-вторых, американская фирма-«люк» может сама «подкатить» к иностранному политику с предложениями помощи в любом вопросе либо подослать в этому политику своего агента, который посоветует ему обратиться к этой фирме. В-третьих, мы живём в эпоху засилья политтехнологов и политконсультантов, обучившихся в США либо в проамериканских по духу вузах, либо изначальных агентов, как Белковский, поэтому даже когда иностранному для США политику начинает помогать политтехнолог из числа его соотечественников, по результату это может быть то же самое, что помощь от американской фирмы-«люка». А не обращаться к политконсультантам современный политик не может, потому что до минимально значимых политических высот, как правило, допускают только пустышек, не являющихся цельными самостоятельными личностями, не вполне понимающих происходящее, не способных к принятию обдуманных и ответственных решений без чужой помощи, а потом вынужденных опираться на тех политтехнологов и политконсультантов, которые их «сделали».

Перечислим теперь основные каналы американского влияния через «мягкую силу» на иностранных политиков, организации и общество, которые идут помимо формальной политики американских правительственных структур, добивающихся результатов напрямую через деятельность американских должностных лиц, и которые осуществляются через контактное воздействие на людей, а не «бесконтактное» воздействие на людей через распространяемые идеи:

  1. «Люки».

  2. Гранты правительственных структур США и неправительственных американских организаций, выделяемые в обмен на определённую проамериканскую деятельность, индоктринацию и т. д.

  3. Американские/общезападные фонды «за всё хорошее» со своими филиалами в зависимых странах или без них, принимающие участие в задании информационной повестки зависимых стран, а также привлекающие к своей работе национальные кадры.

  4. «Союзные силы» – якобы идеологические единомышленники политических движений зависимых стран, вступающие в контакт с последними, делящиеся опытом и нарративом, задающие направление развития и проводимую линию.

  5. Религиозные структуры.

  6. Научное сотрудничество (включая стажировки и временную работу учёных за границей, студенческие обмены, обучение за рубежом).

  7. Культурные обмены (концерты, гастроли, фестивали, конкурсы, публикация «талантливого» произведения за счёт зарубежных «меценатов»).

  8. Обучение и стажировки военных и госслужащих, совместные учения.

  9. Молодёжные и детские лагеря, языковые курсы и т. п.


Кроме того, существуют условно «бесконтактные» каналы воздействия «мягкой силы», напрямую формирующие нарративы и воздействующие на идеи либо через идеи, например, пропаганда в СМИ и информационные операции соцсетей, рассмотренные нами в других работах. Здесь мы рассматриваем «контактные» каналы, воздействующие на людей или через людей.

Из приведённого списка только «люки» ориентированы напрямую на высокопоставленных иностранных политиков и непосредственно, без временного зазора, влияют на принятие стратегических решений иностранными государствами. При этом, благодаря ореолу эзотерических способностей, якобы присущих политконсультантам американской школы, последние могут легко навязать недалёкому политику отсталой страны совершенно самоубийственное решение, которое с точки зрения здравого смысла «ни в какие ворота не лезет», но может быть обставлено как обладающее тайной чудодейственной силой, проявляющейся с некоторым запозданием. Все остальные каналы, ориентированные на низовой и средний уровень, – это чаще инструменты рекрутирования и создание заделов на будущее, чем непосредственный способ с помощью зависимого лица добиться стратегического результата здесь и сейчас. Так, даже завербованный военный высокого и среднего уровня, как правило, не так сильно влияет на исход войны, как главнокомандующий, поэтому иностранным кураторам бывает невыгодно его «палить» на незначительных поручениях, но вот если привлечь его к выполнению самоубийственного для страны приказа верховного главнокомандующего, то завербованный военный высокого уровня будет стараться по максимуму выполненить самоубийственный для страны приказ, но, в то же время, не попадёт под подозрение в работе на врага.

Также надо иметь в виду, что между различными каналами американского влияния на другие страны возможны конкуренция и конфликты интересов. Например, диктатор банановой республики, контролируемый фирмой-«люком» от Республиканской партии, заинтересован в ограничении деятельности грантоедских организаций, связанных с Демократической партией, потому что ему не нужна лишняя конкуренция за пост резидента, а Республиканской партии не хочется снижать свои акции по сравнению с Демократической. Создаётся неожиданная ситуация, когда и режим, и противостоящая ему оппозиция отстающей страны контролируются из одного зарубежного государства, так что даже исход их противостояния может определяться за рубежом вопреки внутреннему соотношению сил. И кто бы ни победил во внутриполитической борьбе данной отсталой страны, центр принятия стратегических решений по данной стране локацию не поменяет.

/Продолжение следует./

Tags: КСС, ПЧА, Россия, агентура, внешнее управление
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 32 comments