miguel_kud (miguel_kud) wrote,
miguel_kud
miguel_kud

Category:

«Кому работу доверяешь» – 3

/Продолжение. Начало и оглавление здесь./

3. Сугубо частное лицо

В журнале С. Лунёва сохранился текст статьи с «Руськой правды» 2008 года, в которой затронут размах привлечения Януковичем и Партией Регионов американских «люков», в частности, подробнее разъясняется, каков был круг обязанностей советников Манафорта, какие видные американские политики вошли через Манафорта в число постоянных советников ПР, кто ещё из американцев работает с Партией Регионов и непосредственно с Януковичем. Далее автор пишет:

«Кроме того, активными неофициальными лоббистами интересов Партии регионов в США выступает Брюс Джексон (министр без портфеля по вопросам НАТО; центральная теневая фигура, влияющая на формирование политики Вашингтона относительно стран Центрально-Восточной Европы, Причерноморья, стран СНГ и ГУАМ; связан с ключевыми стратегами администрации США и Республиканской партии США; бывший офицер военной разведки в США; имеет дружеские отношения с Р. Ахметовым) и Андерс Аслунд (директор Программы по России и Евразии Фонда Карнеги)».

Кто такой Брюс Джексон? Как гласит Википедия, этот человек происходит из семьи профессиональных разведчиков: его отец был заместителем директора ЦРУ до 1951 года, затем внештатным специальным помощником и старшим консультантом директора ЦРУ, а с 1 сентября 1956 года по 7 января 1957 года (как раз во время венгерского кризиса) был специальным помощником президента США Эйзенхауэра в области национальной безопасности, в ЦРУ специализировался на психологической войне. Сам Брюс вспоминает, что в их доме жили ещё четыре венгерских беженца (видимо, особо ценные провокаторы, которых успели эвакуировать). С 1979 по 1990 годы Брюс Джексон служил в военной разведке США, причём в 1986-1990 годах работал в аппарате министра обороны, где занимался ядерными силами и контролем над вооружениями. Затем он якобы ушёл в частный бизнес, а в 2002 году основал «Проект переходных демократий», сейчас фигурирует как ведущий научный сотрудник Гудзоновского института.

На самом деле, в период якобы работы в частном бизнесе Джексон вовсю занимался внешнеполитическими проектами: с 1995 года принимал участие в избирательных кампаниях республиканских кандидатов и тогда же возглавлял НПО «Комитет США по делам НАТО», который развернул кампанию по расширению НАТО на Восток. Вот как это вспоминает он сам:

«Когда мы начинали в 1995, 70% редколлегий и 80% мозговых центров высказывались против расширения НАТО. Существовало опасение, что если мы будем расширять НАТО на восток, Россия выставит как аргумент баллистическое оружие. Поэтому многие предлагали созвать новую ялтинскую конференцию и пожертвовать этот регион в угоду интересам России. От нас потребовалось огромная работа. Мы организовали более тысячи совещаний с сенаторами и Конгрессом. К 1999 г. мы уже имели 89% голосов. Второй этап потребовал усилий самих стран, которые старались ускорить свои собственные реформы, чтобы не остаться без приглашения».

В 1997 году Джексон стал исполнительным директором неоконсервативной фабрики мысли «Проект в поддержку нового американского века», выступающей за возвращение к «рейганистской политике военной силы и моральной чистоты», в которую входили Чейни, Рамсфельд и другие «ястребы»; центр обращался в Конгрессу в 1998 году с проектом свержения Саддама Хусейна, а через девять дней после атак 11 сентября 2001 года опубликовал открытое письмо к Джорджу Бушу с призывом сменить режим в Ираке независимо от того, имеет ли он отношение к нападению или нет.

Во время подготовки вторжения в Ирак в 2002 году Джексон возглавил неоконсервативную группировку «Комитет по освобождению Ирака», занимавшийся пропагандой агрессии, и организовал письмо лидеров «Вильнюсской десятки» – лидеров восточноевропейских шавок из числа мелкой шушеры (Албании, Болгарии, Хорватии, Эстонии, Латвии, Литвы, Македонии, Румынии, Словакии и Словении) в поддержку предстоящей агрессии, в котором, среди прочего, говорилось об «убедительных доказательствах», представленных ООН Госсекретарем США Колином Пауэллом (характерно, что письмо было составлено до того, как Пауэлл тряс пробирками в Совбезе ООН). Потом Джексон заручился поддержкой «гуманитарного бомбардировщика» Вацлава Гавела и организовал «письмо восьми» примерно того же содержания, но с более солидным составом подписавших шавок из числа крупной шушеры.

Начиная с 2003 года Джексон вовсю переключается на постсоветское пространство. Так, он участвует в предвыборной кампании Саакашвили и вправляет мозги Абашидзе в Батуми в январе 2004 года, накануне его свержения. Характерно, что в самый разгар тбилисских событий Джексон находился там вместе с советником президента США Стивеном Манном, бывшим спецпредставителем США по урегулированию в Нагорном Карабахе, Абхазии, Южной Осетии и Приднестровье. Напомним, этот человек уже «всплывал» в нашем расследовании о «гибридной войне» как автор концепции «управляемого хаоса», которую западные конструкторы «гибридной войны» приписали России.

«Тбилисскую» задачу Джексона можно оценить по фрагменту материала В. Крашенинниковой и А. Росса, в котором описывается фильм тележурналистов французского Canal+ «Революция.com. США: Завоевание Востока» 2005 года:

«В фильме есть замечательный эпизод. На официальном приёме в грузинской столице первый человек, которому при входе президент Саакашвили жмет руку, – некто Брюс Джексон. В протокольном списке его имени нет. Джексон 20 с лишним лет отслужил в сухопутных войсках США офицером военной разведки, а в 1996 году основал Комитет США по расширению НАТО. Девиз комитета по-военному краток: «Усилить Америку. Обеспечить безопасность Европы. Защитить ценности. Расширить НАТО». Его отец, Уильям Джексон, был одним из основателей Центрального разведывательного управления, в 1950–1951 годах служил заместителем директора ЦРУ, затем, в 1951–1956 годах – старшим советником директора. Джексон-сын всегда там, где готовится цветная революция или пожинаются её плоды.

Михаил Саакашвили говорит в камеру: «Необходимость того, чтобы российские военные покинули базу в Грузии, очевидна. Правда, это надо делать цивилизованно. Мы не хотим их выгонять. Посмотрите, сирийцы оставили Ливан за три недели, несмотря на то что их численность в четыре раза превышала численность русских в Южной Осетии». Брюс Джексон, на полшага за спиной Саакашвили, внимательно слушает. Саакашвили оборачивается на него в некотором замешательстве и со смущенной улыбкой спрашивает:
– Я сказал что-то не то?
– Нет, мистер президент, продолжайте, всё нормально, – отвечает Джексон».


С 2003 года Джексон начинает «вправлять мозги» украинским политикам, в частности, называет катастрофическим подписание Украиной соглашения о Едином экономическом пространстве (с РФ, Белоруссией и Казахстаном), встречается с Януковичем ещё когда тот только стал премьер-министром и переехал из Донецка в Киев (параллельно Джексон был советником Ющенко), и уже в марте 2006 года уверенно предвещает скорое вступление Украины в НАТО, при этом подчёркивая, что этот вопрос нельзя выносить на референдум, поскольку «референдум и демократия – это не одно и то же». В то же время, сами по себе выборы устраивали его при любом исходе, так, в предыдущем интервью он с поразительной откровенностью объяснил подконтрольность американским кураторам основных политсил Украины: «Вашингтон определёенно будет уважать выбор украинских избирателей. Если украинские избиратели хотят “оранжевую” коалицию – прекрасно, если “оранжево-голубую” – тоже хорошо. Если г-н Янукович и г-жа Тимошенко решат, что хотят сформировать правительство – ладно. Я думаю, что США будут сотрудничать с этим правительством».

Также Джексон женился на Ирине Красовской – предположительной вдове исчезнувшего белорусского оппозиционера Анатолия Красовского, ответственность за судьбу которого возложили на Лукашенко, стал членом совета директоров возглавляемого Красовской фонда «Мы помним», объявившего целью «привлечение к ответственности нынешнего руководства Белоруссии», уговорил Ахметова начать финансирование белорусской оппозиции через этот фонд. Правда, из полумиллиона собранных фондом долларов Джексон и его жена, будучи в здравом уме и твёрдой памяти, почти всё потратили на себя и только 1% (5 тыс. долл.) перевели «семьям политзаключённых и исчезнувших» – и то не факт, что этой семьёй не была Ирина Красовская.

Некоторые источники пишут, что Манафорт постоянно советовался с Джексоном по вопросам пиара Партии Регионов и что реальным мозгом, стоявшим за операцией, был именно Джексон. Вклад Джексона в прозападный дрейф Януковича и Партии Регионов можно понять по интервью Тараса Кузьо или по его собственному мартовскому интервью 2006 года, несмотря даже на то, что он свою роль очевидно принижает (в интервью для других аудиторий он прямо говорил, что его специализация – «вправлять мозги» иностранным политикам, спецслужбам и силовикам Восточной Европы и постсоветского пространства):

– «Известно, что в прошлом году Вы встречались с Виктором Януковичем. Не могли бы рассказать об этой встрече? О чем Вы говорили?

– С г-ном Януковичем я встречался раза три в течение последних двух лет. Однажды – когда он был премьер-министром. Может, дважды. И раз или два, когда он был в оппозиции. Мне интересно, насколько изменилась Партия регионов. Во времена Кучмы она была партией “старой школы”. В ней не было дискуссий о реформах. Но после “оранжевой революции” изменились не только “оранжевые” – изменилась вся страна. Всем политическим силам пришлось пройти через перемены. Откровенно говоря, послание Партии регионов в нынешней избирательной кампании звучит вполне по-европейски. Регионалы говорят о рабочих местах, о стабильности для бизнеса, о правах частной собственности и социальной справедливости. “Наша Украина” также говорит об основах демократии, о европейском выборе. Это всё – основные темы в европейской демократии. Меня поражает, как быстро в этой стране меняются люди.

– Действительно, с начала года в риторике Виктора Януковича мы заметили “евроинтеграционные” нотки, в отличие от того, что он говорил ещё год-полтора назад. В его выступлении перед представителями иностранных посольств речь шла и о сотрудничестве с Северо-Атлантическим альянсом, и о евроинтеграции – хотя с оговоркой, что население Украины ещё не готово к вступлению страны в НАТО. Это так повлияли на г-на Януковича Ваши советы и рекомендации?

– Нет, нет... Польский поэт Чеслав Милош, лауреат Нобелевской премии, как-то написал книгу “Закрытый разум”. Он был очень известным критиком коммунизма. Во времена тоталитарной системы люди не имели доступа к информации, не могли оценить свои возможности. Но как только тюремное заключение заканчивается, люди, очевидно, могут драматически меняться. Главное, что произошло в ходе “оранжевой революции”, – начались постепенные перемены. Можно сказать, что десять лет Украина потратила впустую. Но в последние пятнадцать месяцев изменилось многое и многие. Даже Юлия Тимошенко изменила свои установки после семи месяцев премьерства. Звучало много критики в её адрес. Думаю, у г-жи Тимошенко сейчас достаточно возможностей переосмыслить свою политику. В США мы не говорим, что политик меняется. Мы отмечаем, что его позиция эволюционирует. Вы все время меняете премьер-министров, чтобы найти подходящего. Но это нормально».


После парламентских выборов 2006 года на Украине в этом направлении деятельности Джексона намечается поворот, по-видимому, обусловленный неудачным для «оранжевых» исходом выборов, по итогам которых Партия регионов сформировала коалиционное правительство с КПУ и СПУ, а не «оранжевыми». В результате изобразить сколько-нибудь серьёзную поддержку вступлению Украины в НАТО оказалось невозможным и (видимо, по наставлению Джексона) Янукович сам отозвал в Брюсселе на заседании комиссии Украина-НАТО просьбу о предоставлении ПДЧ (плана действий по членству), которое, как казалось, уже на мази.

Окончательный перелом в тактике Джексона происходит, по-видимому, в 2008 году, когда сначала Германия и Франция на Бухарестском саммите наотрез отказываются предоставлять вновь сколоченной оранжевой коалиции ПДЧ в НАТО, а потом у Саакашвили не получается «нахрапом» захватить Южную Осетию, и вдобавок на президентских выборах в США проигрывает консультируемый Джексоном Маккейн. Это заставило группировку Джексона запустить для реализации поставленных ею геополитических целей Запада обходной путь.

Суть обходного манёвра состояла в том, чтобы подчинить Украину западным структурам не через её формальное привлечение в НАТО, а через вовлечение в программу Восточного Партнёрства Евросоюза и подписание Соглашения об Ассоциации с Евросоюзом, которое не давало Украине никаких гарантий на вступление в ЕС, но при этом заставляло её из кожи вон лезть, чтобы подчиниться западным стандартам, соответствие которым контролировали серьёзные дяди в строгих костюмах. Поскольку Евросоюз, в отличие от НАТО, не воспринимался как цивилизационная угроза в массовом сознании населения Украины, продвинуться по этому пути можно было намного дальше и незаметно, пока оппоненты не успевали опомниться. Движение Украины к ассоциации с ЕС не воспринималось как угроза и в официальной РФ, которая сквозь пальцы смотрела на шашни Киева с Восточным Партнёрством и вдруг «опомнилась» в 2013 году. Дискуссии середины нулевых о расширении НАТО стали настолько центральными в повестке взаимоотношений Востока и Запада, что любые другие аспекты западного продвижения уже не воспринимались всерьёз. Тем более что предстоящее расширение влияния Запада преподносилось как чисто экономический проект, в то время как страхи РФ относительно расширения НАТО предполагалось погасить провозглашением внеблокового статуса Украины и обещаниями подписать обязательства о нерасширении НАТО на Восток. И Джексон заверял в 2008 году: «Украина до сих пор стоит перед ошибочным выбором – Россия или Европа. Ответ очевиден – стоит лишь взглянуть на карту – оба направления важны». Даже в конце 2014 года он продолжал лукаво представлять дело так, будто решение об Ассоциации означало постоянный отказ от дальнейшего военно-политического продвижения Запада на Восток, а не обходной путь к той же цели.

А на самой Украине ключевой этап подписания соглашений был возложен на правительство Партии регионов, сформированное после прихода Януковича в президентское кресло в 2010 году. Как планировалось финализировать этот процесс и на каком этапе переходить к войне, сказать трудно: скорее всего, у структуры Брюса Джексона заготовлены были несколько вариантов реагирования на входящие обстоятельства, которые ни в какой момент не выходили из желательного для этой структуры коридора.

Если говорить о роли Брюса Джексона как теоретика и организатора украинского поворота 2010-х годов, полезно процитировать его статью 2010 года, в которой он несколько витиевато отмечал проблемы, возникавшие при попытке экспансии Запада «в лоб», и продолжил:

«Самая важная и решающая фаза «мягкой интеграции» восточной Европы, если и начнётся, то только с избранием Виктора Януковича в Украине, которое принесёт ей какую-то политическую стабильность. А кончится она с переизбранием Владимира Путина на пост президента России в 2012 году с мандатом навязывания драконовских структурных реформ, призванных положить конец растущему экономическому кризису в российской экономике. Эти 30 месяцев будут тем, что историк Барбара Такман назвала в другом контексте «пластическим моментом» в истории, когда можно сформировать процессы и политику. Эти месяцы станут ограниченным временем, когда двери в Европу будут оставаться открытыми и можно будет реализовать эффективное Восточное партнерство и сопутствующую политику. Если Европа хочет иметь восточную политику, достойную её имени, она должна её построить именно в этот период и успеть сделать это на Украине первой».

В этот же период Джексон продолжал «работать» с Януковичем, одновременно убеждая его в том, что Тимошенко нельзя осудить и нельзя отпустить, что затягивало процесс преследования и усиливало давление на Януковича. Не следует думать, что мозгоправство Джексона проводилось только «плюшевыми» методами, как может показаться из его выступлений: для лучшего понимания инструментов можно оценить диалог тех лет с участием информированного украинского политолога Ю. Романенко, который тогда весьма внимательно отслеживал активность Джексона:

«Юрий Романенко. …берём опять-таки последний визит Брюса Джексона, после которого произошли события, которые я не связываю напрямую, но, тем не менее, они вписываются в контекст его сообщения, который он хотел донести до украинских элит. Я имею в виду решения [по] освобождению из-под стражи Корнейчука, решения по прекращению уголовного дела с дочки Онопенко и т. д. На Банковой поняли, что такой накат, скажем, прямой, который происходит на оппозиционные структуры, не может пройти безнаказанно. И Запад реагирует на это, и Штаты реагируют на это, и достаточно чётко расставили акценты, чего они ожидают от Украины. И, мне кажется, что на самом деле это интервью Брюса Джексона в газете «День» было знаковым, с точки зрения того, что было вербализированы очень серьёзные претензии к Киеву.

Виктор Небоженко. Да, я согласен. Когда в этом интервью Джексон говорит о том, что «Янукович мужественный и героический человек»… это, конечно, очень жестокое издевательство над президентом, я думаю, что это угроза настоящая».


Начиная с 2014 года Джексон, видимо, справившись с задачей, уходит в тень на украинском направлении, но иногда даёт комментарии по общим вопросам, как-то покритиковал Порошенко, а его статьи размещаются на российских ресурсах «Россия в глобальной политике» и «Российский совет по международным делам». В них задаются дискурсивные аттракторы для «вправления мозгов» современной российской аудитории силами местных «аналитиков», до боли узнаваемые любым внимательным наблюдателем:

«Североатлантический альянс ослаблен как никогда в своей истории. Инджирлик, Авиано и Рамштайн уже не являются надёжными базами, с которых можно атаковать российские войска. Даже доступ США в воздушное пространство ЕС в военное время нельзя считать решённым вопросом. В случае конфликта в районе Курска или Ростова американской армии потребуется около года, чтобы перебросить на поле боя бронетанковую дивизию. По той же причине военные операции России в Чечне, Грузии, Донбассе и у границ Эстонии не впечатлили никого, кроме местных политиков, карьера которых зависит от того, насколько они напуганы перспективой атаки со стороны России.

Силы США и НАТО не могут сблизиться с российскими войсками, не подвергнув себя неприемлемым рискам, а Россия не может приблизиться к Европе, не подставив себя под удар превосходящей силы. Традиционное сдерживание вполне стабильно сегодня. Если перефразировать советскую поговорку, Россия делает вид, что угрожает прибалтийским государствам, а США притворяются, что защищают их».


И далее:

«По идее и Соединенные Штаты, и Россия должны предпочесть независимую и суверенную Украину по образцу нейтральной и процветающей Финляндии, а не балканский вариант».

* * *

Что мы можем выудить из этих данных?

Во-первых, Брюс Джексон, при всей своей псевдогуманистической и общечеловеческой риторике о благе распространения демократических ценностей и западных стандартов на весь мир, – никакой не толстовец. Это человек, продвигавший НАТО на Восток, что сопровождалось бомбардировками и уничтожением Югославии, причастный к чудовищной агрессии США против Ирака и к началу Грузией войны 2008 года против Южной Осетии. Его деятельность раз за разом приводила к большой крови и страданиям миллионов людей, и этот результат её был очевиден. Поэтому, скорее всего, именно тот же страшный результат с большой кровью и страданиями миллионов людей изначально предполагался как итог его усилий на украинском направлении, а уход в тень после 2014 года связан не с провалом задекларированной им мирной программы, а с успешным выполнением задачи. Расширение гегемонистского блока НАТО – через принятие новых членов и другие формы продвижения – не просто усиливает военно-политические преимущества одной из сторон вопреки сложившемуся балансу, и не просто гарантирует расширение «демократии» и всех её прелестей, но является ступенькой к дальнейшей агрессии и экспансии, поставленная Джексоном задача включить Украину в Ассоциацию с ЕС тоже изначально не была конечной целью распространения культурной и экономической зоны, а способом подтолкнуть дальнейшую перекройку Евразии. «Программу Джексона» следует рассматривать как промежуточное звено, и в этом качестве обработка им различных политических сил и лидеров на Украине оказалась вполне успешной. Не напрасно ещё в 2007 году Джексон настаивал на том, чтобы с Россией обошлись так же, как Запад обошелся с Сербией:

«Европа и США неизбежно будут вынуждены сделать то, что они – с огромными колебаниями и неохотно – сделали на Балканах в конце 90 х годов. Во первых, им следует согласиться на объединение своих ресурсов и на совместную деятельность. Затем они должны велеть державе хулигану собраться и уйти домой. Наконец, они должны прийти в регион с различными гражданскими и экономическими проектами, направленными на укрепление кавказских демократий и построение более тесных отношений с Европой. И чем скорее это будет сделано, тем меньше окажется цена» (цит. по книге А. Цыганкова «Русофобия. Антироссийское лобби в США»).

Во-вторых, в отличие от возителя костюмов Манафорта, денно и нощно опекавшего Януковича и «регионалов», Джексон подключался в самые важные моменты и работал по высшему начальству, внедряя в головы ключевые установки, необходимые для направления процесса в желаемое русло. Он окучивал одновременно и «оранжевую», и «бело-голубую» сторону политического противостояния на Украине, работал с Януковичем с самого назначения того премьер-министром; таким образом, не только прозападный дрейф после «оранжевой революции», но и сама «оранжевая революция» была запрограммирована американскими кураторами. Не только «прозападный» образ респектабельного европейского политика, вылепленный из Януковича во второй половине нулевых, но и изначальный образ строгого начальника и «тупого совка», с которым Янукович шёл на выборы 2004 года, скорее всего, – продукт программирования от джексонов. В этом плане появление в украинском информационном пространстве (конкретно, на ваджровской «Руськой правде», в блогах Бердник и Лунёва) разоблачительных материалов, вскрывающих дирижирование Джексоном политических процессов на Украине, не только не представляло для его инициатив никакой угрозы, но даже допускалось в качестве «перчинки», поскольку эти источники гарантированно не могли дать этим событиям правильную интерпретацию, вели дело только к запутыванию: с учётом наших предыдущих расследований, мы теперь можем понять, что все эти ваджры и бердник в конечном итоге управляются из тех же мозговых центров Республиканской партии, с которыми связан и Джексон. Неслучайно интервью Джексона в блоге у Бердник собрало поразительно мало комментариев, в отличие от откровенных информационных набросов, которые она производила по несколько штук в день.

В-третьих, Джексон принципиально отличается от других мозгомойцев, которых мы будем рассматривать ниже в этом расследовании, своей стратегической гибкостью. Подавляющее большинство «пропагандистов» и «люков» обычно функционируют, как шарманки, год за годом, а то и десятилетиями отрабатывая примерно одну и ту же программу, под которую выстраивают подходящий визуально-поведенческий образ. Это связано с тем, что попытка быстро и на лету перестроиться под веления времени легко разрушает целостность отработанного нарратива, влияние которого на целевую аудиторию хорошо просчитано и заложено в объемлющую программу окучивания разных страт. Джексон – из тех, кто способен быстро определить необходимость уточнить, а то и радикально развернуть стратегию, сопроводить этот поворот дискурсивным обоснованием, дифференцированно работающим нужным образом с каждым адресатом, и реализовать этот поворот, доведя до ключевых персонажей инструкцию, как «действовать без шума и пыли по вновь утверждённому плану» (или, наоборот, с шумом и пылью, в зависимости от играемой роли).

В то же время, роль Джексона не стоит и переоценивать. Как это обычно происходит, ПЧА выводит на свет только нескольких фигурантов, делая их одиозными символами гораздо более глубинных сил и процессов. Миф о Джексоне как о человеке, чуть ли не в одиночку провернувшем расширение НАТО, похож на миф о Поклонской, которая «единственная противостоит “Матильде”». На деле же, Джексон «силён» только как человек пославшей его системы. Так, в 2007 году он признался, что на тот момент, когда он при поддержке Белого дома возглавил «Комитет по освобождению Ирака», он ничего не знал об этой стране. Вопреки приписываемой ему идейности и принципиальности, в НГО, которые он возглавлял, он и жена получали щедрые зарплаты, которых хватило на покупку замка с винодельческой фермой во Франции (правда, производимая им «бордуха», по отзывам, весьма дерьмова) и недвижимости в Вашингтоне почти за 2 млн. долл. с пятью спальнями, камином и верандой. Из некоторых новостных сообщений становится ясно, что и его деятельность по расширению НАТО финансировал американский ВПК.

При всём при этом Джексону хватило наглости настаивать на легенде об индивидуально действующем инициативнике:

«Меня никто не финансирует, я сам делаю это, из средств, которые я заработал в инвестиционном банке (с 1990 по 1993 гг. он был одним из главных стратегов Lehman Brothers). Но это всё же не персональный проект. Многие люди отдают свое время работе в НПО. Для Вашингтона работа на добровольной основе более привычна, чем для Европы».



Конечно, принимать эту хуцпу на веру совершенно противопоказано. Джексон – часть мощнейшей надгосударственной структуры США, осуществляющей внешнее управление другими странами, и то, что они подчёркивают частный, негосударственный характер этого влияния или даже изображают конкуренцию между прореспубликанскими и продемократическими «неправительственными» центрами (из открытых источников можно посмотреть хотя бы справку о западных организациях, работающих на Украине, на РИА, или почерпнуть справку о лоббистских организациях, работавших с укрополитикумом, у «Голоса Америки»), – тоже часть этой хуцпы, под которую специально создано легко опровергаемое обвинение о том, что политикум подконтрольных стран – это «классические» шпионы государственных разведывательных структур США, управляемые напрямую через резидента при посольстве. Структура управления агентурой в зависимых странах более сложная, как правило, напрямую не завязанная на госструктуры США, но от этого агентура ничуть не меньше работает против интересов своих стран и народов, на внешнего хозяина.

/Продолжение следует./

Tags: КСС, ПЧА, агентура, геополитика
Subscribe

  • Режима нет

    Большой когнитивной миной под наше понимание политической жизни стало повсеместное использование слова «режим» к той организации номинальной власти,…

  • «Кому работу доверяешь» – 13

    /Послесловие к циклу, начало и оглавление которого размещено здесь./ Послесловие 1 Вдогонку к завершённому циклу приведу несколько…

  • «Кому работу доверяешь» – 12

    /Окончание (не считая послесловий). Начало и оглавление здесь./ 12. И рыбу, и удочку! В свете последних открытий уместно пофантазировать на…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments