miguel_kud (miguel_kud) wrote,
miguel_kud
miguel_kud

Category:

«Кому работу доверяешь» – 7

/Продолжение. Начало и оглавление здесь./

7. Инвариантность целовательных мест

В разных расследованиях, изучая связи некоторых персонажей и распространение транслируемых ими смыслов, мы обнаружили высочайшую плотность агентуры на единицу российского пространства (естественно, имеется в виду информационное и политическое пространства, а не географическое). Куда ни ткни, где-то рядом найдётся иностранный агент, в меру скромных сил направляющий развитие событий по антинациональному курсу.

Но возможен и противоположный подход поиска агентуры – через «разматывание цепочек». Если в расследованиях ПЧА как-то необычно засвечиваются какие-то структуры или личности, это особый повод рассмотреть их активность под микроскопом и выходить через них на новых подозреваемых. Так, в предыдущих разделах мы дважды натыкались на вроде бы респектабельный ресурс «Россия в глобальной политике» (РГП), который в 2018-2019 годах вдруг напечатал статьи таких спорных (якобы противоположных) авторов, как Брюс Джексон и Джеймс Джордж Джатрас. Что это за издание?

Согласно Википедии, учредителями журнала в 2002 году стали Совет по внешней и оборонной политике (СВОП), Российский союз промышленников и предпринимателей /работодателей/ (РСПП) и издательский дом «Известия», а в 2013 году вместо РСПП и «Известий» на вахту заступили Российский совет по международным делам (РСМД) и национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики» (ВШЭ). И хотя в этом списке, казалось бы, «все равны, как на подбор», и заслуживают своего микроскопа, мы пока ограничимся первым участником – Советом по внешней и оборонной политике (СВОПом), ведь именно он имеет прямое отношение к нашей теме – выбору внешнеполитических стратегий. Ознакомившись с его спецификой, можно будет понять, что похожих явлений в российской общественной жизни ещё немало, и на что-то похожее, наверное, можно легко «выйти», ткнув наугад любую другую область. Например, взяв остальных учредителей РГП первого и второго созывов.

СВОП был основан в феврале 1992 года (по-новому зарегистрирован в 2002 году) и позиционировал себя как неправительственное общественное объединение политиков, руководителей ассоциаций деловых кругов, предпринимателей, общественных и государственных деятелей, бывших сотрудников силовых министерств, военно-промышленного комплекса, науки и средств массовой информации России, которые ставят перед собой задачу «содействовать выработке и реализации стратегических концепций развития России, ее внешней и оборонной политики, становлению Российского государства и гражданского общества в стране». Для февраля 1992 года, когда подавляющее большинство простых граждан и политиков питали наивные представления о проблемах страны, зачастую сводившиеся к удачному выбору лидера и программы выхода из кризиса (тогда все молились то на «500 дней» Явлинского, то на программу Гайдара, от которых ждали скорейшего изобилия), заявка на создание некоего объединения частных лиц, занимающихся, говоря современным языком, «стратегическими коммуникациями», была очень нетривиальна. Сейчас это выглядит очень по-американски, как попытка создать такую же самоназначенную неформальную структуру, как те центры, клубы, частные институты, которые определяют политику США. Но на рубеже 1991-1992 годов представления советских граждан об американской (и вообще западной) политической системе не включали конспирологическую составляющую и соответствовали «демократическим» агиткам, которые выставляли только формальную сторону – выборы, официальные госструктуры и должностных лиц, самое большее, идеологические партии, преследующие интересы объединившихся в них слоёв. Откуда вдруг такие глубокие познания у организаторов СВОПа?

Если посмотреть на то, как функционировал совет в 1990-е годы, то сразу же бросаются в глаза откровенно масонские элементы организации (запрет членам совета на причинение вреда друг другу) и откровенно ПЧАшные методы дирижирования политическими процессами, такие как одновременное ведение президентских кампаний «противостоящих» друг другу «оппонентов» Примакова и Путина, курирование (и доведение до поражения) вице-президента Руцкого во время ельцинского путча 1993 года, одновременное участие в совете «непримиримых противников». Приведём полностью статью 1999 года из журнала «Коммерсант Власть», после которой у меня лично не осталось сомнений, что истинными создателями СВОПа были не российские силовики, а американские кураторы процесса, потому что «видно птицу по помёту»:





Состав совета даже на сегодняшний день является более говорящим, чем состав президиума. Из них только в СМИ мелькают или мелькали, например, Адамишин, Алексашенко, Арбатов, Арбатова, Архангельский, Ашурбейли, Батурин Ю.М., Безруков А.О. (из истории с Чапман), Бовт, Богатуров, Болдырев, Бордачёв, Бордюжа, Брилёв, Быков Д.Л. (который «поэт»), Глазьев, Гольц, Гуриев, Делягин, Дубинин, Дынкин, Задорнов, Затулин, Захарова, Зданович, Иванов И.С. (который возглавлял МИД), Караганов, Карасин, Клепач, Кобаладзе, Кожокин Е.М., Кокошин, Кортунов, Косачёв, Кузьминов, Куприянов (газпромовец), Лавров, Лебедев А.Е. (отец члена Палаты Лордов), Лошак, Лукин, Лукьянов, Малашенко, Маргелов, Марков, Мау, Мигранян, Миллер А.И. («историк национализма»), Милов, Музыкантский, Мурашёв, Никонов, Павловский, Памфиловна, Пихоя, Подберёзкин, Полянский, Пономарёв, Примаков Е.А., Ремизов, Рогозин, Рыжков В.А., Рюриков, Рябков, Слуцкий, Сонин, Степашин, Сушенцов, Тишков, Тренин, Третьяков, Хакамада, Чеснаков, Шабдурасулов, Шахрай, Шмаков, Юргенс. Ещё немало известных членов совета отсутствуют в нынешнем списке, поскольку выбыли в мир иной, как, например, Е.М. Примаков, оставивший заместо себя внука. Не буду утомлять читателя пояснениями, кто и в чём засветился, – просто упомяну, что встречавшихся выше «патриотического депутата» Сергея Маркова и носителя крибловских галстуков Аркадия Мурашёва не минула чаша участия в СВОПе. И ещё – что в число членов СВОПа входит советник Шойгу Андрей Ильницкий, который недавно выступил в Совете Федерации (в сборище участвовала поклонница Даны Рорабакера Мария Бутина) и так хорошо «отработал» прокоронавирусную повестку, что «патриотические» ресурсы понесли его бред по сети.

А больше всего «рвёт шаблоны» личность первого, более чем двадцатилетнего главы совета – небезызвестного Сергея Караганова. Рвёт шаблоны тем, что это даже не пустышка, а хуже – выпирающая своей тупой наглостью бездарность, какими-то судьбами вознесённая в руководители полутеневого мозгового центра. Как такое могло случиться? Откуда у Караганова настолько глубокие теневые умения управлять процессами фаршировки мозгов так, чтобы добиваться заданных стратегических изменений?

Так получилось, что ответ можно отыскать в моём тексте 2010 года «Ельцинизм и украинский вопрос», цитату которого о главе СВОП приведу ниже:

«Однажды автор этих строк видел по телевидению репортаж с какой-то элитной «тусовки», на которой руководитель маленького оркестра призвал добровольца из публики, сидящей за столиками, подирижировать музыкантами. Возможностью воспользовался Караганов, помахавший перед оркестром дирижёрской палочкой, пока настоящий дирижёр стоял рядом и задавал музыкантам ритм едва заметными кивками. Автора этих строк поразило, что мотив был на ¾, как у вальса, но Караганов двигал дирижёрскую палочку не по треугольнику, и не по рукописной букве «Д», как принято в таких случаях у дирижёров, а махал ею вправо-влево, как будто исполняли мотив на 2/4! Соответственно, попадал в такт он очень редко – только каждый третий взмах направо».

У меня нет сомнений, что рядом с Карагановым просто был «настоящий дирижёр», этакий «брюс джексон», который и руководил оркестром СВОП, пока Караганов с надутым видом «махал дирижёрской палочкой».

В конце 2012 года, после добровольного ухода постаревшего Караганова, новым главой совета стал журналист-международник (переводчик по образованию) Фёдор Лукьянов – представитель новой поросли, подготовленной усилиями самого СВОПа.

* * *

Важность СВОПа для нынешней системы управления РФ можно оценить по его поздравлению кремлёвским резидентом по случаю 15-летия в 2017 году с высокой оценкой наработок совета. Как же он этого добился, помимо конспиративных инструментов, обозначенных в статье В. Корсунского из «Коммерсанта»? Не одними же приглашениями на свои посиделки законченного русофоба Крастева?

В 2002 году СВОП основал журнал «Россия в глобальной политике» (РГП) с Фёдором Лукьяновым в роли главного редактора с задачей публиковать аналитические материалы в области международных отношений. Как пишет Википедия, «председатель редакционного совета журнала Сергей Караганов, сравнивая «Россию в глобальной политике» с журналом Министерства иностранных дел «Международная жизнь», высказал мнение о том, что «Россия в глобальной политике» может выражать более широкий круг идей, поскольку не связана с правительственными структурами, и писать в более свободном стиле. Также Караганов заявил, что его журнал может привлечь более широкую аудиторию, так как не нацелен на узкий круг специалистов в области международных отношений, и носит не сугубо научный или политический, а научно-просветительский характер».

Что настораживает в этой новости?

Настораживает в ней то, что, хотя журнал РГП «не связан с правительственными структурами», он связан с неправительственными. Какими именно? Самое главное – РГП является официальным русскоязычным партнёрским изданием американского журнала Foreign Affairs, название которого, с учётом его специфики, было бы правильнее всего перевести как «Заграничные аферы». Дело в том, что «Загранаферы» – это журнал одиозного Council on Foreign Relations</i> – ведущей надправительственной структуры США, задающей тон внешнеполитическим преступлениям Вашингтона. Русскоязычное партнёрство РГП с «Загранаферами» заключалось в милостивом разрешении последнего первому преподносить русскому читателю переводы мозговых фаршей от Council on Foreign Relations, дополняя их образцами туземной мозгофаршевой кухни, более адаптированной для местных условий. Партнёрство РГП с «Загранаферами» с самого начала дошло до таких глубин, как полное заимствование дизайна американских кураторов, поэтому, по аналогии с какой-нибудь «Комсомольской правдой в Украине», журнал РГП было бы наиболее точно назвать «Американские загранаферы в России». Для сравнения, когда украинская газета «2000», на форуме которой известный читателям этого журнала М. Михайленко вербовал пророссийский актив, аккурат в 2013 году получила от «Загранафер» разрешение на перепечатку материалов и стала их украинским партнёром, она хотя бы сохранила свой дизайн.


В идейном (фаршировочном) плане РГП ориентировался на довольно непростую технологию искусственного обрезания спектра дозволенных мнений под благовидным предлогом респектабельности, так чтобы на фоне радикально прозападных публикаций с призывами «всё слить и выпрашивать пощады» размышения самого Лукьянова казались образцом умеренного, продуманного, респектабельного патриотизма, основанного на грамотном понимании международных процессов. «Отмороженной» дугинщины на страницах РГП не встретишь (даже Джатрас ради публикации в РГП вовсю удерживался в рамках), но «все и так понимают», что если не респектабельность и разумность, как в РГП, то обязательно дугинщина, поэтому отсутствие чего-то более радикального, чем у Лукьянова, смотрится органично и обоснованно. При этом «отмороженная» русофобия в лице того же Крастева в РГП вполне себе присутствует как влиятельная точка зрения, с которой надо считаться.

В историческом разрезе проект РГП стал многоступенчатой спецоперацией, поскольку предполагал стадиальное развитие риторики в соответствии с требованиями времени. Это не старый шарманщик Джатрас, который зимой и летом одним цветом, – по гибкости РГП больше напоминает Брюса Джексона: для каждого нового этапа ослабления большой России создавался новый набор дискурсивных аттракторов (журнал продуцирует риторику по всем направлениям), закрепляющий достигнутое и способствующий переводу на следующий (ещё более низкий) уровень. Например, нынешний аттрактор можно примерно описать как «Россия-то Западу не особенно интересна, Украина и прочее постсоветское пространство тоже неинтересно, Запад потерял аппетиты к расширению на Восток, ему это не надо, нам тоже ничего больше не надо, потому что ни к чему, да и дорого» (см. цитату Джексона, приведённую нами в третьем разделе). Эту риторику можно сравнить с «мнением» Д. Тренина – агента из параллельной СВОПу структуры (Фонда Карнеги) и тоже члена СВОПа, публиковавшегося также на РГП, который в 2009 году издал книгу “Postimperium”, где отрабатывает то, что называют внешнеполитическим национализмом (внешнеполитическое приложение нацдемовщины): Россия такая, какая есть, без особых претензий, и это правильно, мы не претендуем ни на какое влияние, хотя и имеем некоторые интересы. Любопытно, что сам Тренин при этом подвергается регулярным нападкам открыто прозападных сил как «бывший» офицер «связи» в Отделе внешних отношений группы советских войск в Германии, внедрённый «конторой» в международные дела, чтобы пропагандировал политику Путина. Видимо, непримиримость этих нападок сродни спорам Джатраса и Кузьо, с той лишь разницей, что Тренин и его открыто прозападные оппоненты по существу предлагают одно и то же. В результате нападок создаётся полная иллюзия, что Тренин, как и Лукьянов, – это максимально возможный патриотизм среди разумных вариантов. (Ведь где-то там за рамками респектабельного маячит дугинщина и только она.)

* * *

С опорой на начатые проекты, в 2004 году СВОП вместе с партнёрами (МИДом, МГИМО, ВШЭ, затем и с новообразованным РСМД) запустил новую аферу – «международный дискуссионный клуб Валдай» (Валдайский форум) – ежегодную распиаренную говорильню, в рамках которой дискурсивные аттракторы от СВОПа и РГП доводятся до широкой публики в наиболее яркой форме. Валдайский клуб стал главным каналом так называемой «дипломатии второго трека» (читай: внедрения агентуры в околоакадемическую среду) – контактов с учёными, внешнеполитическими мозгомойцами и прочими «бесконтактными» кураторами, к форуму подключили ведущих мозговых фаршировщиков Запада и первое лицо РФ. Пышные октябрьские заседания «Валдая» стали главным внешнеполитическим событием года в РФ, соответственно, в тамошних выступлениях кремлёвского резидента озвучиваются основные приоритеты внешней политики РФ (а не во время выступлений перед послами, как это практиковалось раньше). Ведущий дискурсивный аттрактор валдайских посиделок полностью укладывается в то, что пропагандируют условные «брюсы джексоны»: отказ РФ от притязаний и влияния за пределами своих нынешних границ, признание на практике суверенитета бывших союзных республик в обмен на обещание нерасширения НАТО и проч. Здесь тон задаёт ещё один СВОПовский выкормыш Тимофей Бордачёв, опережающими темпами восхваляющий отказ от любого союзничества и сбрасывание «постсоветского балласта» как прогрессивную, выигрышную и единственно возможную стратегию внешней политики России.

В этой атмосфере «хороших советчиков» в 2010 году по распоряжению тогдашнего кремлёвского резидента Медведева был создан Российский совет по международным делам (РСМД) – как бы инициированный государством аналог частной лавочки СВОПа, на деле же ставший его продолжением.

* * *

Вроде бы, всё ясно со СВОПом, РГП и РСМД, но далеко не ясно с их ролью.

На первый взгляд, функционал этих агентурных структур заключается в том, что мы уже указывали выше, – создании специфической идейной атмосферы, наводнении информационного пространства ложными смыслами и стратегиями, чтобы официальные должностные лица могли беспрепятственно «проворачивать» катастрофические для страны действия, а непричастные этого даже не поняли. Но это только краткосрочный результат, а есть ещё и долгосрочный эффект – идейный и кадровый.

Лучше понять происходящее поможет тот факт, что РГП стартовала раньше, чем начали издавать Вестник МГИМО. В начале 2000-х, когда профильные академические издания были практически недоступны широкому кругу, полнотекстовые выпуски РГП выкладывались в свободный доступ в сети, превращаясь чуть ли не в главный источник внешнеполитической публицистики на отечественных просторах. Если добавить к этому сравнительную лёгкость стиля, отсутствие эмоциональных перегибов и явных выпирающих идеологических заскоков, становится понятным, почему это издание довольно быстро охватило широкую аудиторию. При этом публиковаться в нём по своей инициативе отечественные авторы не могут: редакция сама приглашает авторов и согласовывает тематику материалов, возможности для подачи статьи «со стороны» на сайте журнала не предусмотрено. Это позволяет чётко удерживать дискурс в нужных идейных рамках, а заодно продвигать в качестве авторитетных учёных нужные отечественные и зарубежные кадры. К примеру, те же статьи Джексона и Джатраса – не перевод англоязычных текстов из Foreign Affairs, а статьи, специально написанные для РГП и её российской аудитории. Спрашивается, для чего в 2018-2019 годах понадобилось выставлять двух «сбитых лётчиков», якобы «проваливших» работу по Украине, в качестве экспертов для российской публики?

Помимо манипулирования собственно дискурсом на международно-политические темы, продвигая одни идеи и вопросы для обсуждения и отвергая другие, РГП и лично Фёдор Лукьянов задали определённый стиль, манеру обсуждения политических процессов как таковых – этакий спокойный, лишённый избыточных эмоций и слегка сдобренный юмором монолог стороннего наблюдателя, которого эти процессы не особо затрагивают и который может с лёгкостью, ровным тоном и неиссякающим оптимизмом выносить суждения о судьбоносных для страны и мира вопросах. На первый взгляд, это может показаться типичной академической манерой с её общепринятой равноудалённостью от предмета рассмотрения. Однако именно эта манера в духе «спокуха, ничего особенного не происходит» впоследствии была внедрена и в блогосферу как стандарт политической аналитики для патриотической аудитории с целью умалить степень прогибов и падений кремлёвской дипломатии.

«Пробелом» иностранной агентуры на рубеже 1990-х – 2000-х была кадровая проблема: провисала подготовка молодых учёных в прозападном духе, приходилось выходить через МГИМО и (после их становления) соцсети на всех обнадёживающих авторов. Открытие РГП, РСМД, «Валдая» позволило пополнять систему рефлексивного контроля РФ в области внешней политики новыми кадрами, и теперь это поставлено на поток независимо от «очевидной» системы влияния через грантоедство, подвергаемое теперь определённым ограничениям.

Тем самым, академическая наука была подключена к действиям прозападной пропаганды и стала проецировать те же стандарты в развитие новых талантов. Валдайский форум стал главной «тусовкой» специалистов-международников, пределом мечтаний и молодых, и старых. Но на таких форумах надо соответствовать общему идейному духу.

Конечно, неверно приписывать получающийся результат в виде неспособности академической науки РФ к выработке вменяемых предложений по внешней политике только лишь фактору проектов вроде СВОПа. Большую роль сыграли другие активные мероприятия иностранной агентуры в науке и государственном управлении наукой. Во-первых, это удушающее давление на научно-преподавательский состав вузов, не оставляющее им времени для серьёзных размышлений, но заставляющее выдавать на-гора большое количество малосодержательных «научных» работ. Во-вторых, это использование западных систем оценки престижности и важности опубликованных научных работ –Scopus и Web of Science. Как поясняет Википедия, в описании компании Thomson Reuters, создавшей вторую базу, «указано, что она осуществляет консалтинговые услуги по ведению эффективного бизнеса, в областях: законодательство, налоги, соблюдение нормативных требований, взаимосвязи с правительственными органами и средствами массовой информации», то есть мы имеем дело с очередным «люком». (Насколько Thomson Reuters «в системе», можно также понять из вот этой перепечатки в сливном бачке Рожина.) Надо сказать, что проблема очень низкого уровня отечественных общественных наук имела место, но попытка «преодолеть» её указанными выше инструментами оказалась сродни лечению мигрени цианистым калием. Впрочем, «цианистый калий» в роли лечения был предложен не просто так: те, кто управлял наукой РФ с девяностых годов, вряд ли могли в течение такого длительного периода ошибаться случайно.

Так или иначе, перспективному учёному в РФ (не только в международной тематике), чтобы пробиться в науке, надо идти на поклон и навязываться в сотрудничество с западными коллегами, и даже если этого нет, – писать работы в формате, требуемом в западном научном мире либо в якобы местных проектах, созданных западной агентурой по нужным стандартам, а значит, подстраивать идеологию под создаваемые на Западе мозговые фарши, делать эти работы частью мозговой фаршировки от западных кураторов.

И насколько я понимаю, сказанное относится не только к теории международных отношений, но и к любым другим общественно значимым наукам, в которых некоторые повороты трудно объяснить иначе, как проводимыми с данной отраслью знания активными мероприятиями. Похожие явления наблюдаются в других специализациях политологии (не международной), в экономическом анализе, в демографической аналитике и т. д. По всей видимости, под контроль поставлены и такие науки, которые мы традиционно считаем аполитичными: мы уже наблюдали, как проявила себя вирусология и эпидемиология за полтора года пандемии. Тот же Онищенко во главе «Роспотребнадзора» и после ухода в Госдуму слишком часто действовал в ПЧАшной повестке, и теперь трудно понять, в какой степени «Роспотребнадзор» остался старой государственной санэпидслужбой, в какой – стал эффективным надгосударственным агентурным проектом. Собственная когнитивная система в РФ полностью парализована.

* * *

Если же вернуться к анализу международных отношений, то так или иначе в результате проведённых активных мероприятий вся экспертиза и аналитика в этой области вертится вокруг трёх мнимых полюсов. Если пропустить рассмотрение самого первого полюса, «всё слить сразу и безоговорочно» (представленного открыто, подчёркнуто прозападными силами), то надо обратиться ко второму, в основе которого лежат «респектабельные» предложения, сводимые к идее в первую очередь ещё что-то подправить для налаживания отношений с Западом, но не сдвигать реальный баланс сил на земле в пользу своей страны, если только из Вашингтона не будет получена отмашка на имитацию таких действий (последнее исключение, как ни странно, сливается с противоположным полюсом, о котором мы поговорим ниже). В этом же русле лежит идея подстраиваться под предлагаемое Вашингтоном «избирательное сотрудничество» – специфический формат взаимоотношений, при котором РФ покорно сносит постоянные тумаки от Запада, бурно возмущаясь для внутреннего потребления, но при этом продолжает сотрудничество в каких-то «общечеловечески важных» областях, оказывая нужные от неё Западу услуги, будь то борьба с терроризмом или с глобальным потеплением. Конечно, в рамках «избирательного сотрудничества» и РФ может получить какую-нибудь кроху с барского стола, например, когда ЦРУ предупредит ФСБ о готовящемся теракте (организуемом какими-то подконтрольными ЦРУ группировками), но всё равно в результате такого сотрудничества предотвращается намного больший ущерб Западу, чем РФ, поэтому относительный баланс сил сдвигается в пользу Запада, который получает преимущественную позицию для ещё более безопасной для себя выдачи Москве ещё более болезненных тумаков. Как показывает постоянное принятие в РФ «респектабельных» стратегий, страна никак не дозреет до простого обобщения, что, куда ни целуй «Америку» (США), результат будет всегда одинаковый.

На третьем мнимом полюсе широко представлены заведомо бредовые «патриотические» идеи, высказанные в нарочито «отмороженной» форме и потому отпугивающие, однако может статься, что в результате и они покажутся меньшим злом. Среди них немного подсдувшаяся надежда создать такую привлекательную всемирную идеологию, чтобы понравиться народам планеты и возглавить их борьбу с гегемонией США (ради этого считается не грех отказаться от решения самых насущных проблем русского народа, чтобы не показаться агрессивным), выстраивание «вооружённого хутора на обочине» и другие завиральные идеи. Их общим местом стало то, что они, в кажущуюся противоположность «респектабельным» полюсам, сознательно предлагают довольно жёсткую конфронтацию с Западом. Проблема, однако, в том, что та конфронтация, которую они предлагают, становится самоцелью и провозглашает задачу «нагадить США» или риторически «показывать своё несогласие» приоритетной по сравнению с теми национальными задачами России, ради которых, по идее, всё должно было затеваться. На практике же такая политика ведёт ко всё той же безопасной для Запада «управляемой конфронтации», которая скорее приведёт к капитуляции и аннигиляции более слабой стороны, чем более сильной.

В этой связи нормальным патриотам становится очень тяжело продвинуть здравую постановку вопроса, которую будут постоянно смешивать либо со вторым мнимым полюсом, либо с третьим. Задача должна ставиться так, чтобы преследовать национальные интересы и решать национальные задачи, невзирая на возможность конфронтации с Западом, который, конечно же, никогда не согласится на существенное усиление России, но не так, чтобы затевать конфронтацию ради конфронтации, которая только позволит тешить своё самолюбие, получая усиленные тумаки, но не укреплять свои относительные позиции.

Например, освобождение и присоединение Украины – это такое решение национальной задачи русского народа, который стало бы необратимым шагом к восстановлению территориальной целостности России и радикально усилило бы её стратегические позиции. Естественно, Запад никогда не согласится на такое развитие событий и такой шаг, если он будет предпринят, приведёт к конфронтации, которую России будет намного легче вынести, имея Украину в своём составе. Для того чтобы не допустить такого развития событий, на дискредитацию идеи прямого и открытого вмешательства РФ на Украину с целью ликвидации хунты и последующего присоединения были брошены пропагандисты со всех мнимых полюсов вредительской аналитики. Одни вещали, что РФ не вынесет конфронтации с Западом и надо всё сливать, другие под тем же предлогом предлагали договариваться о каком-то промежуточном варианте, третьи кричали, что «нам нужна вся Европа», поэтому не надо «размениваться» всего лишь на Украину, а нужно решительно вести газопровод в Китай, показать своё миролюбие перед Латинской Америкой и поддерживать избрание Трампа. Во всех случаях русские интересы приносились в жертву мнимым преимуществам.

Настоящей противоположностью изменнических и вредительских идей мнимых полюсов в предлагаемых РФ стратегиях международных отношений
должны стать идеи, предлагающие формулирование национальных интересов России и русских, не ведущие к их угасанию, идеи, как добиться реализации этих интересов и надёжно защитить их от внешних посягательств. Темы сотрудничества и конфронтации с Западом, которыми слишком забито наше сознание, конечно же, очень важны для понимания путей реализации национальных интересов, но не являются первичными, конечными целями; их бесполезно обсуждать сами по себе в отрыве от чёткого понимания фундаментальных национальных интересов, формулировки которых не должны иметь в качестве референтных точек отношения с Западом, а должны привязываться собственно к русским интересам.

/Продолжение следует./


Tags: КСС, ПЧА, агентура, внешнее управление, предатели
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments