miguel_kud (miguel_kud) wrote,
miguel_kud
miguel_kud

Category:

«Кому работу доверяешь» – 12

/Окончание (не считая послесловий). Начало и оглавление здесь./

12. И рыбу, и удочку!

В свете последних открытий уместно пофантазировать на тему того, с какой целью М. Михайленко прислал мне ссылку на сайт «Фаршмозга», которая позволила мне выйти сразу на много кластеров иностранной агентуры в РФ намного быстрее, чем это случилось бы при самостоятельных поисках. Честно скажу, окончательного ответа у меня нет. Возможно, речь идёт о простом тщеславии – желании похвастаться своей ролью (и получить от противника соответствующий пиар) после того, как дело сделано. Возможно, хозяева Михайленко не могут достаточно эффективно внедрить его в украинский политикум (попытка пройти в Раду в 2019 году сорвалась) и нуждаются в моём расследовании его роли, которое объяснит недалёким «свидомым», бесконечно припоминающим Михайленко работу в газете «2000» и налаживание контактов в РФ, что он там выполнял специфические задания.

Но если эти гипотезы неверны, то можно, конечно, рассмотреть и более далекоидущие цели полуявки Михайленко. Не исключено, что дана отмашка на «слив» значительной части отработанной агентуры, деятельность которой на данном этапе уже не нужна. По моим ощущениям, на весну 2020 года планировался переход к более жёсткой управляемой конфронтации между Западом и РФ, с удержанием последней в статусе этакого «Ирана», и эти планы были сорваны либо отложены из-за пандемии коронавируса. В жёстком конфронтационном формате не нужны ни респектабельный «СВОП», ни совсем некритичные почитатели шарманщика Джатраса, ни тем более другие разоблачившие себя кластеры ПЧА (нацдемогалковцы, «ультраправославные», гиркинцы-малофеевцы и др.), так что устраиваемый мною «разбор полётов» был бы весьма кстати. Возможно, при достижении определённой степени остракизма страны-мишени уже не так важно, насколько патриотичным или агентурным является её руководство, потому что выйти на траекторию здорового развития в обозримом будущем становится невозможно.

Вообще же, слив агентуры республиканских «ястребов», засветившейся в наших расследованиях либо легко разоблачаемой «по цепочке» при разборе контактов засветившихся в наших расследованиях персонажей, сам по себе вряд ли будет критичным для внешнего управления большой Россией из США. Во-первых, уязвимость перед технологиями постановки под контроль останется, и те же республиканские «ястребы» могут навербовать новую агентуру, продвинув их на ключевые позиции. Во-вторых, скорее всего, мы просто не видим внутрироссийской агентуры других группировок в современных США (той же Демократической партии) или других стран Запада, которая, видимо, находится пока в «спящем» режиме, но придёт на смену республиканской агентуре, если с последней случится что-то непоправимое.

Это всё равно не означает, что от губящей страну агентуры не надо избавляться, это только лишний раз подчёркивает, что нужен очень сложный интерактивный процесс своевременного выявления агентуры и избавления от неё, а не махания кулаками после драки. Мне кажется, проведённый в результате настоящего расследования выход на агентов очень глубокого залегания, агентурная сущность которых не бросается в глаза, особенно разоблачение агентов среди «ультрапатриотических» блогеров и прочих «борцов с иностранным влиянием» (в иностранных интересах) позволил развить аппарат, необходимый для решения этой задачи в будущем.

* * *

Для лучшего понимания проблемы нам надо исходить из того, что система внешнего управления большой Россией, выстроенная американцами, является глубоко эшелонированной, с многократным перекрытием рисков. Никакое разовое устранение только какого-то одного её элемента без комплексного решения и снятия предпосылок зависимости не позволит от внешнего управления избавиться. Какие-то ключевые «скрепы» системы внешнего управления наверняка будут оставаться в тени, и тогда надо быть готовым к тому, чтобы быстро выявить и устранить их, а не опускать руки.

Но прямо сейчас хотелось бы порассуждать о взаимосвязи двух элементов этой системы – когнитивном (рефлексивном), связанном с навязыванием управляемому обществу ложных стратегий, заводящих его в катастрофу, и агентурном, связанном с занятием ключевых позиций в этом обществе агентами внешнего управляющего. Наблюдения последних лет позволяют понять, насколько они друг друга укрепляют. Никакой интеллектуальный прорыв в понимании происходящего и формулировании более правильных стратегий развития и конкуренции не повляет на ведущуюся политику просто по той причине, что проникшая во все сферы агентура не даст этому когнитивному результату стать известным, отвлечёт внимание какой-нибудь более звонкой пустышкой или просто заплюёт. С другой стороны, гипотетический разгром нескольких агентурных кластеров с приходом во власть неагентурных представителей сам по себе, без полноценного пересмотра разделяемых обществом стратегий и оздоровления когнитивной системы не позволит неагентам реализовать здравую национальную стратегию, и они будут просто «съедены» непонимающим обществом, организацией которого займутся оставшиеся нетронутыми агенты. Поэтому какие-то шансы на спасение могут появиться после многопланового катарсиса, затрагивающего одновременно управленческую и когнитивную сферы, и постоянного напряжения сил, чтобы вычислить и вычистить остающиеся элементы и факторы внешней зависимости.

Мне кажется, некоторые надежды в этом вопросе может давать комплексное рассмотрение вопроса выбора более верных стратегий и выявления/зачистки иностранной агентуры. А именно, анализируя проблему выбора какой-то ложной стратегии или невозможности перехода к правильной стратегии, надо одновременно исследовать вопрос о том, не агенты ли те, кто осуществил неправильный выбор или отказывается от перехода к более здравой стратегии, и наоборот.

К этой же идее примыкает и распространение заведомо бредовых нарративов и дискурсов, к которому мы всегда относились слишком толерантно, а зря, ведь именно они приводят к выбору заведомо ошибочных стратегий. В нашем обществе господствует практика ложной солидарности, рекомендующей мириться с какими-то запредельными вещами от своих как бы союзников и попутчиков, если те декларируют единство с нами по какому-то маркерному вопросу. Поэтому внешним манипуляторам было легко засадить все целевые группы своими отравителями смыслов, которые примазались к этим группам (а иногда и создавали их), выкрикивая приятные уху данной целевой группы лозунги, а затем заводили интеллектуальную работу этих групп в безвыходный тупик, превращая любое движение в бесперспективное или разрушительное. К сожалению, важность очистки собственных дискурсов, постоянной интеллектуальной работы над собой и своими представлениями, у нас недооценивается. А почему она так настойчиво не ведётся? Что не так с теми, кто недооценивает и не ведёт, – они это по недомыслию или потому что на задании? Мне кажется, учёт агентурного фактора позволит улучшить положение дел и в очистке дискурсов, потому что в некоторых случаях мы будем сразу понимать, что такой-то товарищ бредит не потому что дурак и его ещё можно образумить, а потому что на задании. И это будет совсем другой подход.

* * *

Для того чтобы прояснить эту мысль, попробую ретроспективно пройтись по некоторым вехам своего пребывания в ЖЖ и показать, что, даже не имея достаточной информации об агентурной подоплёке некоторых рупоров, можно, пусть и с позорной задержкой, увидеть, что с ними «что-то неладно» и, как минимум, остановить взаимодействие.

Первый этап моего пребывания в ЖЖ с 2010 по 2014 годы связан с малым количеством записей на украинскую тему, хотя я много комментировал. Среди прочего, я обратил внимание на образование в блогосфере странных, как мне казалось, площадок. С одной стороны, они мне были симпатичны общим позиционированием, вроде бы направленностью против деструктивных сил, с другой – меня очень удивляло наличие в их риторике откровенно бредовых элементов, позорной безграмотности, порой доведения рационального зерна идеологии до абсурда. Возникало желание слегка их поправить, причём зачастую всё начиналось со вполне мягких замечаний, но, каюсь, иногда и сам я вёл себя слишком резко, без малейшего понимания психологии. Однако при любом сценарии общения оборачивалось оно тем, что я потом назвал «парадоксом жадной торговки» (и прекращением попыток диалога с этими персонажами), совершенно необоснованной настойчивостью указанных персонажей в отстаивании заведомо бредовых элементов дискурса. Это теперь, уже после открытия ПЧА я обнаружил, что все эти персонажи, с которыми я сталкивался на том этапе по вышеуказанному сценарию (например, Бердник, Ваджра и их клака в виде прикреплённых к блогам троллей), так или иначе связаны с феноменом – являются платными «мурзилками», – и перестал удивляться. Но тогда всё это было для меня довольно дико. А сейчас, с высоты прошедших лет, помимо досады, что сразу не «просёк фишку» полностью, есть ещё и некоторая гордость из-за того, что сразу увидел бредовые элементы в дискурсе, не мирился с ними, а потом в диалоговом режиме понял, что рупоры – более чем гнилые. Это же явление я наблюдал и на других площадках, хотя и не вступал там в пространные диалоги, а только наблюдал (навскидку, вспоминаю какую-то ультралибертарианскую площадку и ещё что-то).

Также вспоминаю относящуюся к этому времени работу «Ельцинизм и украинский вопрос», в которой, среди прочего, было выражено недоумение определяющим влиянием, которое имеют в политике РФ в отношении Украины такие странные персонажи, как Путин, Марков и Караганов. Это теперь я понимаю, что с кем-то из них «поработали» Лозанский с Рорабакером, с кем-то теневые создатели СВОПа – тогда всё казалось результатом отовсюду прущей дурости, – но в любом случае настолько точное попадание той работы в набор персонажей, которые всплывают и в этом расследовании, показывает, что даже тогда было достаточно информации, чтобы поставить под вопрос эффективность принятых РФ стратегий в отношении Украины и адекватности проводящих их персонажей. То, что это не было вовремя понято, озвучено и принято, стало результатом как недостаточности открытого стратегического анализа, который бы сразу сделал сознательную работу упомянутых персонажей против России общеочевидной, так и недостаточности работы по нейтрализации иностранной агентуры.

Начиная с 2014 года, материала стало намного больше. И опять же, возникает досада от того, что в голову вовремя не пришло конспирологическое объяснение происходящему в информационном и реальном пространстве с указанием на зарубежного дирижёра событий. То есть, хотя и было очевидно грандиозное предательство русской Украины со стороны властной верхушки РФ, с другой стороны, было очевидно включение когнитивной сферы (СМИ и участников соцсетей) в программу предательства, легко выявлялось общее управление происходящего в информационном пространстве, всё равно у меня и в мыслях не возникало более сложной схемы, чем банальное «Кремль всё сливает и нанял максимальное количество информационных проституток для прикрытия этого факта».

Тем не менее, я и старый круг читателей журнала могут гордиться, что уже на том этапе мы не попались на удочку ложной солидарности с якобы своими, не стали мириться с очевидной мерзостью из-за сладкоголосых «инсайдов», а также приблизились к разоблачению происходящего, когда показывали факты управляемых информационных операций в блогосфере и СМИ.

Лично у меня вызывает дополнительную гордость тот факт, что во время военного затишья в конце осени 2014 года я нашёл время для разбора глазьевщины и поставил вопрос о том, почему все не открыто прозападные рупоры в экспертной сфере выглядят такими идиотами. Это потом прояснилась агентурная подоплёка поведения Глазьева (рогозинского соратника по партии Родина), а на тот момент я принимал версию добросовестных заблуждений. И опять же, я вижу, что для постановки вопросов о здравости дискурса понимание конспиративной подоплёки необязательно, достаточно анализировать сам дискурс.

Максимальное приближение к теории ПЧА было заложено в понятии «Партии тонкого слива», введённом при анализе несистемной «патриотической» оппозиции. Надо сказать, что именно с этого момента (декабрь 2015 года – январь 2016 года) произошло дистанцирование той части ПТС, которая осознавала свою агентурную сущность, от моего блога, и наоборот, поэтому горделивые представления Михайленко, будто это он меня с ними поссорил благодаря своим фейкам февраля-марта 2017 года, сильно неточны – просто его «уколы» были удобным поводом, чтобы была возможность оправдаться за запланированные мерзости. Но в любом случае, и тут мы можем видеть, что для разоблачения заведомо ошибочной стратегии достаточно анализировать только саму по себе стратегию, необязательно понимать агентурную сущность тех, кто её придерживается. Но вот для того, чтобы пресечь преследование этой стратегии, понимания её ложности мало – нужны дополнительные инструменты воздействия на агентуру.

Само открытие явления ПЧА в конце октября 2017 года (ещё четыре месяца ушло на сбор данных) стало прорывным – все непонятности предыдущего периода постепенно вплетались в общую схему и становились на свои места. Показавшаяся напрасной работа предыдущих лет по ненужному отслеживанию дирижируемого инфопространства, по бесплодным препирательствам с хитроплановцами и прочей агентурной шушерой оказалась полезной, потому что я примерно помнил, где что искать, надо было только понять, что именно надо искать. Все эти горячие дискуссии с «пригожинцами» и обитателями разноцветных «диванов», конечно, никого ни в чём не убедили и лично для меня тоже ничего хорошего не принесли, но без них на то, чтобы нащупать концепцию ПЧА, ушло бы намного больше времени.

Почему я с такой энергией взялся за расследование ПЧА? Во многом тут был элемент катарсиса. Сам я с презрением относился и отношусь к спецслужбистским инструментам воздействия, до последнего пренебрегал конспирологией, так тем большим потрясением для меня стало осознание того, насколько это важно, да и самому было не слишком приятно стать объектом «оперативных комбинаций». Поэтому для меня как для нового в этой теме человека всё было в диковинку, что заставило «копать» ещё интенсивнее и позволило популяризовать происходящее лучше, чем получилось бы у людей, которые «в теме» уже давно.

Но даже на этом этапе ведущими инструментами разбора происходящего оставались смысловой анализ нарративов/дискурсов различных рупоров и разбор верных или ошибочных стратегий, которые позволяют догадаться, кто на кого работает, не имея конкретной информации о контактах, вербовках, канале присылки методичек и зарплат. Тут существует большая ошибка сделать скоропалительные выводы на основе отдельных отклонений, эмоциональных заявлений и т. д., поэтому необходим довольно кропотливый разбор нарративов в течение длительного промежутка времени. Но когда я это сделал в ходе исследования блога pioneer_lj и предложил теорию дискурсивных аттракторов, дальнейшие аналогичные достижения даются уже намного легче. Например, ввиду приобретённого опыта, мне теперь оказалось достаточно посмотреть небольшое количество статей Джатраса и Саймонса для русской аудитории, чтобы выявить в них те самые отравленные смыслы, ради навязывания которых их заслали на наши просторы.

Кроме того, стратегический анализ очень важен для того, чтобы правильно интерпретировать вскрывшиеся факты и, например, не впадать в «ошибку» американских разоблачителей, которые умудряются объяснить контакты российского истеблишмента с американскими кураторами так, что это Путин поставил под контроль Запад и вот-вот завоюет остальной мир. Достаточно просто посмотреть, чем эти контакты заканчиваются. Тут, конечно, очень мешает запутинская пропаганда, умудряющаяся любой провал представить «перемогой», но после того, как нами выявлена прямая связь с американскими кураторами ещё и ПЧАшного кластера Манойло-Рожина-«пригожинцев», адекватно ответить на такую «ура-патриотическую» пропаганду уже легче. Мы должны прямо заявлять, что любой ублюдок, представляющий потерю Украины не сокрушительным разгромом, а неизбежным результатом соотношения материальных сил или международной обстановки 2014 года, тактическим отступлением или, хуже того, избавлением от ненужного балласта, – это американский агент, распространяющий свою ложь в интересах своих хозяев и против русских, прямой и сознательный участник уничтожения России. В таких вопросах всё давно ясно и не надо давать втягивать себя в сотое обсуждение по существу.

К анализу длительных нарративов и дискурсов и разбору стратегий примыкает третий желательный элемент – интерактивность, возможность обсудить спорные вопросы с предполагаемым агентом в форме диалога. Всё же, до последнего можно предполагать либо давление добросовестного заблуждения, либо более глубокое понимание ситуации у нашего оппонента, чем у нас самих. Агентам в этих условиях присущи манипулятивные приёмы либо та или иная форма ухода от диалога.

Ввиду ограниченных возможностей, в ходе наших совместных расследований с уважаемой politnotes мы наблюдали только очень узкий сегмент информационного пространства, соответственно, «отлавливали» только малую часть информационных кластеров ПЧА. Но некоторые читатели, воспользовавшись нашей «оптикой», обнаруживали аналогичные явления управления информационным пространством в левокоммунистических пабликах, в других соцсетях (вКонтакте), в Телеграм-каналах молодёжно-националистического контента, на спортивных и туристических форумах.

В целом, разоблачения этого журнала не следует интерпретировать узко – только как разоблачения конкретных персонажей, которые попали на страницы основных расследований блога. Разработанный аппарат вполне применим для раскрытия куда большего круга агентуры, а благодаря интерактивности этих методов, использованию стратегического анализа, гибкости в учёте новых данных против него будет более трудно найти противоядие. Грубо говоря, в вопросе выявления иностранной агентуры, в том числе очень глубокого залегания, я предложил и рыбу, и удочку.

* * *

Плохая новость состоит в том, что, как показывает опыт, сами по себе разоблачения агентурности, такие как у меня в журнале, агентуре не страшны. Да, ей они были неприятны ещё во время моих столкновений с разноцветными диванами и с пригожинцами, пока ещё мой блог был более посещаемым, но и тогда некритичны. Теперь же им достаточно просто игнорировать констатацию их преступлений в любых публикациях, сколь бы бесспорно в них ни было обосновано, что разбираемые персонажи прямо работают на врага.

(Единственное исключение за последние годы – это внезапное «замолкание» насмерть перепугавшихся наржуриков по теме коронавируса и прекращение перепечаток ими главных коронавирусных пропагандистов аж на целую неделю после выхода моего цикла «Редакционная политика». Но и там, как выяснилось, испуг был вызван не моей публикацией, а ложным страхом, что публикация –провозвестник запланированных репрессий, но стоило прийти каким-то гарантиям /не удивлюсь, если по линии Саймонса-Манойло-Абрамова-Багдасаряна/, как всё вернулось на круги своя.)

Итак, сами по себе разоблачения иноагентов, даже вполне доказанные, ничего не значат, если за ними не следует кадровых, организационных и процессуальных выводов. То, что государство, в частности, спецслужбы и правоохранительные органы, а также организации, где разоблачаемые агенты получают зарплату, этим не занимаются – огромная беда. Принудить государство к самоочистке от агентуры может мощное общественное давление, но само собой оно не начнётся. Должна произойти полноценная секьюритизация проблемы засилья и агентуры, начиная с осознания этой проблемы как смертельной угрозы существованию русского народа и кончая отработкой и запуском механизмов гарантированного устранения этой угрозы.

Слов нет, в дело борьбы с иноагентами будет заслано много иностранных же агентов, которые попытаются извратить и борьбу, и заложенные в её основу идеи. Это практически неизбежно ввиду того, что в современном внешнем управлении ставка делается не на открыто прозападные силы, прозябающие на грантоедских задворках либо временно эвакуированные, а на специально сконструированные «патриотические» и «антизападные» движения и аналогичных «лидеров»-фейсотрейдеров. Мы уже сейчас наблюдаем, как «борются» с иноагентами «пригожинцы» из рожинского блога и его номинальный хозяин. Универсального критерия, как «вычислить» иноагентов среди борцов с иноагентами, конечно же, не будет, тем более что условия всё время меняются и актуальное сейчас перестанет быть актуальным через некоторое время. Наиболее очевидные рекомендации по «первичной» фильтрации – отслеживать биографии, родителей, странности жизненного пути, контакты, внутренние противоречия в позиционировании; обращать внимание на «шарманочность» выступлений и явные попытки подстроиться под аудиторию, алогизм и давление на эмоции. Вообще, существует очень тонкая грань между убеждённым искренним человеком и неадекватом, которого, в свою очередь, очень трудно отличить от мимикрирующей под неадеквата подсадной уткой; поэтому лучше всего избавляться от видимых неадекватов, независимо от того, являются ли они подсадными утками или в самом деле такие. Некоторых провокаторов и невозможно вычислить сразу, только со временем станет видно, что их поведение подозрительно по совокупности данных, но для этого надо всё время возвращаться к истории взаимодействия и «прокручивать» её в голове с учётом новых обстоятельств. Надо всё время проверять кадровый состав на предмет предпринимаемых действий и решений, задаваясь вопросами, почему у них порой проявляется тот или иной неожиданный поведенческий или дискурсивный аттрактор. Необходимо смотреть с точки зрения стратегического анализа, кто на кого на самом деле работает, в чью пользу направлены отклонения от ожидаемого поведения. Иными словами, тут речь идёт не о разовой, а о постоянной задаче контроля происходящего и нахождения новых противоядий против всё новых и новых ядов, изобретаемых противником.

Также очевидна опасность перехода точного поиска и наказания виновных иноагентов в необоснованные репрессии. На мой взгляд, для преодоления этой опасности необходимо, чтобы основное разоблачение иноагентов шло публично и по открытым источникам – на основе анализа нарративов различных рупоров (в инфопространстве) и на основе анализа стратегических последствий решений и действий разных лиц (для лиц, принимающих решения). Нельзя полагаться на закрытые аналитические доклады с выводами в стиле “highly likely”, ведь мы постоянно сталкиваемся с итогами такой работы составителей подобных докладов – поиск и разоблачение иностранных агентов (с правильно расширенным, по сравнению с нынешним куцым законодательством, понятием иноагента) с опорой на открытые источники должны стать всенародным увлечением. В этом снова должна пригодиться «удочка», предложенная в расследованиях настоящего блога, потому что она предлагает аппарат, необходимый для такого увлечения.

Национальной идеей России на время необходимого оздоровления должно стать избавление от иностранной агентуры, без которого невозможен переход к здоровому независимому развитию.

/Конец основного текста. Возможно, последуют несколько послесловий./

Tags: ПЧА, агентура, внешнее управление
Subscribe

  • Режима нет

    Большой когнитивной миной под наше понимание политической жизни стало повсеместное использование слова «режим» к той организации номинальной власти,…

  • «Кому работу доверяешь» – 13

    /Послесловие к циклу, начало и оглавление которого размещено здесь./ Послесловие 1 Вдогонку к завершённому циклу приведу несколько…

  • «Кому работу доверяешь» – 11

    /Продолжение. Начало и оглавление здесь./ 11. «Не мы, а вы!» Рассмотрим место последних открытий в общей структуре наших расследований…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 41 comments

  • Режима нет

    Большой когнитивной миной под наше понимание политической жизни стало повсеместное использование слова «режим» к той организации номинальной власти,…

  • «Кому работу доверяешь» – 13

    /Послесловие к циклу, начало и оглавление которого размещено здесь./ Послесловие 1 Вдогонку к завершённому циклу приведу несколько…

  • «Кому работу доверяешь» – 11

    /Продолжение. Начало и оглавление здесь./ 11. «Не мы, а вы!» Рассмотрим место последних открытий в общей структуре наших расследований…