miguel_kud (miguel_kud) wrote,
miguel_kud
miguel_kud

Типа, доклад

(Пользуясь случаем, выражаю признательность rene_korda, заметка которого навела на статью, использованную для иллюстрации основной идеи.)


Ценовые факторы модернизации, их реализуемость

Если остановиться только на экономической составляющей модернизации, то главным и бесспорным показателем того, что модернизация идёт, будет повышение производительности факторов производства, шире – рост эффективности использования любых ресурсов во всей экономике. Это неполное, но конкретное видение экономического развития заставляет более пристально оценить влияние, оказываемое на темпы развития системой внутренних цен на ресурсы, эффективность использования которых надо повысить в первую очередь. Обладая широкими возможностями в регулировании внутренних цен, государство могло бы создавать дополнительные стимулы для ускорения развития.

Но хотя ценовая проблематика является наиболее исследованной областью экономической теории, куда большее внимание в обсуждении модернизации уделяется институциональным факторам – жёсткости государственного регулирования, коррупции, организации судебной системы, общей открытости общества, влиянию избирателей на принимаемые решения. Насколько оправдан этот подход? Приведём такой исторический пример. Успехи Европы Нового времени традиционно приписываются институциональным причинам, таким как защита прав собственности или культурные различия. Между тем, эта гипотеза не выдерживает тестирования на примере изобретения и внедрения ткацкого станка (spinning jenny) в XVIII веке, которое провоцировало промышленный переворот в Британии, а не в странах-конкурентах. Как доказывается в работе Роберта Алена (R.Allen), куда большую роль сыграла относительная дороговизна труда по сравнению с капиталовложениями, которая делала более выгодными трудосберегающие инвестиции. Стоимость труда относительно капитала была в 2-3 раза ниже во Франции, чем в Британии, и ещё в 3-4 раза в Индии. (Стоимость капитала оценивалась как стоимость приобретения капитальных благ с учётом амортизации и действовавшего в стране процента.) В табл. 1 приведена прибыльность покупки ткацкого станка в Британии, Франции и Индии в зависимости от того, насколько он повышал производительность труда и как интенсивно использовался.


Как видим, из-за относительно слишком дешёвого труда по сравнению с капиталом во Франции инвестиции в ткацкий станок были намного менее выгодны, чем в Британии, а в Индии с её ещё более дешёвым трудом – невыгодны почти всегда. Не институциональные факторы, а соотношение цен лишало Индию шансов для индустриального развития и предоставило такой шанс Британии.

Имеет ли современная Россия возможности использовать этот принцип для ускорения своего развития, одновременно повысив для экономических субъектов цены на используемые ресурсы и не подрывая текущее производство? Да, имеет – мы приходим к идеям, которые можно, с некоторой неточностью, объединить под общим названием «переход от прямого налогообложения к косвенному» (см., например, обзор в (Харбергер), а также (Данілов, Паєнтко), (Налоговые реформы), (Романюк)). Например, это повышение внутренних цен на энергоносители, компенсированное перераспределением налоговой нагрузки на сырьевые отрасли. Это ликвидация субсидий в ЖКХ, компенсированная снижением налогов на граждан, полный переход к финансированию дорожного строительства за счёт акцизов на топливо, а не бюджетных средств. Предложения такого рода можно сгруппировать по следующим направлениям:

  1. Стимулирование ресурсосбережения в производственной сфере – перенос налоговой нагрузки с прибыли предприятия на цену входящих ресурсов (труда, материальных издержек, капитала). Например, для стимулирования капиталосберегающих усовершенствований возможен переход от налога на прибыль к налогу на капитал, для стимулирования сокращения материальных затрат – переход от обложения добавленной стоимости к обложению товаров, входящих в материальные издержки.

  2. Стимулирование повышения эффективности труда – замена подоходного налога и налогов на фонд оплаты труда (в России – страховых платежей) акцизами на потребляемые товары и обязательными выплатами. Это повышает для работника выгодность одного и того же роста «грязных» (до изъятия налогов) доходов.

  3. Стимулирование эффективного исполнения государственных функций за счёт взимания земельной ренты либо сбора платы за пользование инфраструктурой в пользу того субъекта государственной власти, который предпринимает данный проект по улучшению территории. Это привязывает доходы государственных органов к пользе от отказываемых ими услуг, исключает «бесплатные завтраки», частично интернализуя эффекты от государственной деятельности.

И хотя принципиальная необходимость подобных мер на словах признаётся едва ли не всеми и пропагандируется правительством, их реализация затягивается и получается неэффективной. Так, программа доведения внутренней цены на газ до экспортной выродилась в планы повышать тарифы только на 7% в год (Топалов), планы ликвидировать дотации ЖКХ не реализованы даже в Москве, акцизы на топливо несравнимо ниже европейских и не покрывают государственных затрат на содержание дорог (Neewsland).

Эти обстоятельства заставляют нас рассмотреть функционирование в России «политического рынка» и попытаться оценить, какие силы и факторы способствуют и препятствуют предложенному решению.

Рассмотрим проблему на примере динамики внутренних цен углеводородов, налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) и налогов нерентного характера. Общий принцип косвенного налогообложения требует повышения внутренних цен на нефть и газ, как минимум, до уровня экспортных, примерно такого же повышения НДПИ и снижения налоговой нагрузки, взимаемой с добавленной стоимости в других отраслях.

Проследив за обсуждением этой темы в СМИ, можно увидеть, что сторонниками косвенного налогообложения в России является только часть экспертного сообщества и зарубежные критики экономической политики российского правительства. Экономические группы внутри страны, которые получили бы от такого решения мгновенную выгоду, слишком слабы. Например, в выгоде окажется аутсорсинговое программирование: дорожающих ресурсов программисты почти не потребляют, а налоги на них заметно снизятся. Но политическая роль этой подотрасли низка, она станет больше только после реализации предложения и связанного с этим роста высокопроизводительных секторов.

Зато легко очертить круг противников. Это, например, нефтепереработка, тепловая энергетика, производители ресурсозатратных машин вроде Ростсельмаша. Так, руководитель Ростсельмаша, конкурентоспособность которого против зарубежных аналогов и так опирается на дешёвое горючее, идёт в политику и выступает за снижение НДПИ, отмену топливных акцизов и увеличение экспортной пошлины, т.е. ещё большее снижение цен на топливо (Радио Свобода). Наконец, переход к косвенной нагрузке невыгоден добывающим отраслям: ведь если весь прирост цены уйдёт в казну, то уже не останется места для повышения цены без увеличения НДПИ – а ведь именно за это борются добывающие отрасли. Поэтому нефтяникам и газовикам выгодно разделить два вопроса: добиться снижения экспортной пошлины и параллельно бороться за то, чтобы рост НДПИ отставал от снижения экспортной пошлины. Безусловных успехов на этом пути добился, например, «Газпром».

В сфере индивидуального потребления главными проигравшими окажутся владельцы энергонеэффективных домов с газовым отоплением. Безусловно, власти учитывают и рейтинговые последствия перехода к косвенному налогообложению. Здесь речь идёт не о производственном потреблении, а о потреблении домохозяйств. Даже если снизить налоги, компенсируя повышение коммунальных платежей для населения в среднем, отдельные категории будут терять больше, чем приобретают. Можно пренебречь теми, кто топит огромные особняки, но останутся категории с низкими доходами, у которых уже сейчас коммунальные платежи составляют значительную долю расходов. Часть этой категории граждан легко защитить от удара – пенсионерам и низкооплачиваемым бюджетникам можно повысить выплаты. Но тогда останутся низкопроизводительные работники из негосударственного сектора, зарплата которых определяется предельной производительностью и не зависят напрямую от правительственных постановлений. Для них снижение налогов не компенсирует рост тарифов. Поэтому предлагаемое изменение цен поставит некоторую часть населения на грань нищеты, угрожает её маргинализацией, очень затруднит её последующую интеграцию в современную экономику.

На Рис. 1 представлены основные силы и факторы, влияющие на соотношение прямого и косвенного налогообложения в аспекте цен на энергоносители.



Поскольку ситуация принципиально не меняется вот уже много лет, очевидно, что факторы «за» косвенное налогообложение недостаточно сильны по сравнению с противостоящими. Как же сдвинуть существующее равновесие?

К сожалению, основная часть найденных факторов не поддаётся изменению за приемлемую в нынешней политической системе цену. Все эксперты, которые могли понять необходимость косвенного налогообложения, уже выступили, и их голоса сильнее не станут. Анклавы высокопроизводительной экономики занимают нишу с малой долей в ВВП и не могут существенно повлиять на политику. Привилегированные отрасли и экономические группы, которым выгодны дешёвые ресурсы, прекрасно осознают свой интерес, борются за него и не пойдут на уступки, пока их не купишь щедрой компенсацией на постоянной, а не разовой основе. Но такая компенсация не отвечает долгосрочным интересам России, поскольку позволяет сохранить ресурсозатратное поведение.

Остаётся только один фактор, на который можно повлиять, – это масштабы социального бедствия, вызванного переходом к косвенному налогообложению, – процент населения и экономики, сползающий в нищету и маргинализующийся.

Чтобы понять, как преодолеть это препятствие, необходимо чётко сформулировать для себя, о какой категории бедных идёт речь. Речь не идёт о пенсионерах и инвалидах, которые и так живут на пенсии и пособия: ведь государство может компенсировать им примерно ту сумму, на которую вырастут их расходы из-за повышения цен. (Деньги на эти цели появятся в бюджете при повышении налогов на соответствующие товары.) По той же причине речь не идёт о работающих бюджетниках. Речь идёт о той категории наёмных работников или самозанятых лиц, предельная производительность которых очень мала, причём доходы их не включают рентную надбавку и равны предельной производительности. На наш взгляд, именно эта категория населения является самым слабым звеном модернизации, из-за которой государству объективно сложно применить мощнейшие ценовые стимулы, действующие сразу на всю экономику.

Не только в России, во многих других странах, в ответ на эту угрозу, правительства либо отказываются вовсе от политики повышения цен, либо профанируют её введением ценовой дискриминации, адресного снижения цен для неимущих категорий населения, которое ведёт к коррупции и махинациям. По нашему мнению, это тупиковый путь, поскольку он консервирует главную причину бедности – низкую производительность. Компромиссное по форме решение является, на самом деле, капитуляцией: поблажки для непроизводительного сектора позволяют тому и дальше оставаться таковым.

Таким образом, в рамках нашего подхода, ключевым вопросом модернизации становится не проблема поиска и дополнительного стимулирования инноваторов, находящихся на передовом крае производительности, – при достаточно дорогих ресурсах и низких налогах рынок и так вознаградит их. Ключевая проблема – это ускоренный отсев непроизводительных практик, принудительный перевод занятых там человеческих ресурсов на более эффективное использование, предотвращение маргинализации низшего сегмента рабочей силы и самозанятых лиц. Эволюция – это, прежде всего, отбраковка отставших и дальнейшее развитие в более передовом составе.

Эти рассуждения приводят к необходимости пересмотра распространённых представлений о роли государства в экономике догоняющего развития. Обычно предлагают некую «промышленную политику», подразумевая волюнтаристское «назначение» каких-то отраслей или типов деятельности «передовыми» и их обеспечение дополнительными льготами. В том же русле лежат «инноваторские» усилия российских властей – нацпроекты, сколковская затея, нанотехнологии, стратегические инициативы. Но никто не доказал, что тепличные условия, созданные для какого-то вида экономической деятельности, помогают ему стать высокопроизводительным. Как показывает пример российской нефтепереработки, скорее наоборот.

Если же государство переключится на «работу с отстающими» вместо поиска и поощрения «передовиков», то у него появится объективный критерий необходимости вмешательства. Разорение предприятия, готовность собственника продать его за бесценок – надёжный ориентир, что надо либо модернизировать это предприятие силами государства, либо закрыть и помочь персоналу в поиске работы. Рост безработицы и бедности в каком-то регионе – надёжный ориентир того, что нужно активней зазывать в эти регионы работодателей и, возможно, организовывать общественные работы. Не надо сохранять налоговые льготы для низкопроизводительных работников и предприятий – напротив, поскольку речь, как правило, идёт об убывающей отдаче от масштаба отрасли, то, вытесняя ресурсы из этих секторов, мы повысим доходы оставшихся.

Задачей государственного вмешательства в таких случаях станет не материальная помощь, а принуждение к изменению, к повышению производительности. Здесь не будет универсальных рецептов, но важно избежать стандартной ошибки безвозмездных подачек, не предполагающих никакой ответственности получателя (Мальтус). Например, вместо переквалификации безработного за счёт государства можно предложить обучение в кредит с трёхсторонним контрактом между работником, будущим работодателем и государством. Вместо новых налоговых льгот для мелкокрестьянских хозяйств можно предложить технологическую поддержку модернизации либо изъятие земли в пользу крупного агрохолдинга с последующим трудоустройством на этой предприятии необходимого количества местного населения и содействием в поиске новой работы для остальных. Самые бесперспективные экономические ниши желательно сокращать либо принудительно модернизировать до того, как доходы в них опустятся ниже прожиточного минимума – можно привести пример Сингапура с ликвидацией традиционных рынков (Ли Куан Ю), сейчас воспроизводимый в Харькове. Нельзя исключать запрет бродяжничества и восстановление советской практики направления тунеядцев в трудовые лагеря.

Сформировав чёткое понимание проблемы предотвращения маргинализации в соответствии с высказанными соображениями, поддерживающие налоговую реформу эксперты и участники правительства смогли бы «нащупать» вариант реформы, который вызовет меньше отторжения на «политическом рынке» и окажется более реализуемым.

Наше главное предложение в этом контексте – обратить внимание не на самый быстрый, а на самый медленный корабль эскадры и ускорить его ход. Но для того чтобы эскадра вообще двигалась вперёд, чтобы мы смогли определить «проблемный корабль», нужен единый стимул, задающий направление к повышению производительности. Им и должны стать ценовое поощрение модернизации, переход на косвенные налоги.

Литература

  1. Allen R. The Industrial Revolution in Miniature: The Spinning Jenny in Britain, France, and India. // Oxford University, Department of Economics Working Paper 375, 2007.

  2. Luiten van Zanden Jan. Before the Great Divergence: The modernity of China at the onset of the industrial revolution. // http://www.voxeu.org/index.php?q=node/6051

  3. Newsland. Минтранс предложил повысить акцизы на бензин на 8 рублей. // http://www.newsland.ru/news/detail/id/740720/

  4. Данілов О.Д., Паєнтко Т.В. Проблеми справляння акцизного збору та шляхи їх усунення. Фінанси України, №5 – 2010 – с. 58-65.

  5. Ли Куан Ю. Сингапурская история. «Из третьего мира – в первый». М.: Изд-во МГИМО (У) МИД России, 2005.

  6. Мальтус Т.Р. Опыт закона о народонаселении. // http://www.demoscope.ru/weekly/knigi/maltus/maltus.html

  7. Налоговые реформы. Теория и практика: моногр. для магистрантов. // Под ред. И.А.Майбурова, Ю.Б. Иванова.  – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2010.

  8. Романюк М.В. Податкове регулювання як дієвий інструмент антикризової економічної політики. // Фінанси України, №12 – 2009 – с. 66-71.

  9. Радио Свобода. Почему миллионер Константин Бабкин и его "Партия дела" не пошли с миллиардером Михаилом Прохоровым в "Правое дело". // http://www.svobodanews.ru/content/transcript/24318322.html

  10. Топалов А. Монополии придавило инфляцией. // http://gazeta.ru/business/2011/09/09/3761089.shtml

  11. Харбергер А.Дж. Нейтральное налогообложение. // The New Palgrave. Экономическая теория. Под ред. Дж. Итуэлла, М. Милгейта, П. Ньюмена. – М., Инфра-М, 2004. – с. 627-632.

(Опубликовано: Кудрявцев М.А., Кустов Д.А., Сизова О.В. Ценовые факторы модернизации, их реализуемость. Из сб.: Модернизация экономики, инновационные технологии и высшая школа России. Материалы IV Международной научно-практической конференции, 22-23 декабря 2011 г. МАОК 2012, Москва, с. 295-304.)
Tags: Россия, Украина, политология, российская экономика, экономика
Subscribe

  • Индивидуальные стратегии: ревакцинация

    Пожалуй, главным антидостижением первых полутора лет пандемии коронавируса в РФ стала нормализация катастрофы: ещё недавно немыслимые показатели…

  • Режима нет

    Большой когнитивной миной под наше понимание политической жизни стало повсеместное использование слова «режим» к той организации номинальной власти,…

  • «Кому работу доверяешь» – 13

    /Послесловие к циклу, начало и оглавление которого размещено здесь./ Послесловие 1 Вдогонку к завершённому циклу приведу несколько…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments

  • Индивидуальные стратегии: ревакцинация

    Пожалуй, главным антидостижением первых полутора лет пандемии коронавируса в РФ стала нормализация катастрофы: ещё недавно немыслимые показатели…

  • Режима нет

    Большой когнитивной миной под наше понимание политической жизни стало повсеместное использование слова «режим» к той организации номинальной власти,…

  • «Кому работу доверяешь» – 13

    /Послесловие к циклу, начало и оглавление которого размещено здесь./ Послесловие 1 Вдогонку к завершённому циклу приведу несколько…