miguel_kud (miguel_kud) wrote,
miguel_kud
miguel_kud

Categories:

Заметки о "Стратегии 2020"

Это запись – не законченная заметка, а предварительные записки на полях и набор ссылок для будущего использования. Но выкладываю открыто, чтобы труд не пропадал, ибо руки нескоро дойдут до использования. Прошу прощения за то, что сам считаю недопустимым хамством к читателю, – размещение абсолютно сырого «собранья пёстрых глав».

За последнюю неделю мы стали свидетелями целого вала экспертных инициатив в области государственной экономической политики. С полным текстом программы не знакомился, пока ограничился изложением основных идей в электронных СМИ, например, здесь, здесь и здесь. Первое впечатление – «щось в лiсi здохло»: настолько они диссонируют своей рациональностью с наступавшим последние годы на государственную политику болотом безответственного популизма. А вот второе будет похуже.

1. Отмена экспортных пошлин на нефть с одновременным повышением и дифференциацией НДПИ, о необходимости которой так много говорилось в нашей книге, признана важной задачей в «Стратегии 2020». К сожалению, в документе содержатся следы лоббизма со стороны нефтеперерабатывающей отрасли – идея сдерживать отмену экспортных пошлин до тех пор, пока нефтеперерабатывающая отрасль не модернизируется и не сможет эффективно работать на нефти по мировым ценам. На мой взгляд, это обесценивает программу: такими темпами она вообще не будет реализована в обозримые сроки. Имеется опыт с путинским обещанием (данным на «большой» пресс-конференции в начале 2007 г.) довести цены на газ до равнодоходных. С тех пор прошло более 5 лет, а «воз» почти там же, где и был. Мало того, в осенних планах Минфина оставить нефтяные пошлины аж до 2020 года!

На самом же деле, сильно беспокоиться за нефтепереработку вообще не нужно. Ну, остановятся приграничные предприятия где-нибудь в Ленинградской области, поскольку будут не в состоянии конкурировать с бензином из Финляндии. Чуть дальше вглубь России импортный бензин не сможет полностью вытеснить отечественный из-за относительно высоких транспортных расходов на его доставку из-за рубежа. (Конечно, топливо несколько подорожает.) А в приграничных областях бывшие НПЗ будут проданы тем, кто сможет их по-человечески модернизировать и использовать всё ещё остающиеся преимущества в транспортной доступности к российскому потребителю. В итоге отрасль сократится примерно до обеспечения внутренних потребностей в топливе, но станет намного эффективней, – и это хорошо. Экспортировать же продукты первичной нефтепереработки экономически нецелесообразно ввиду больших расходов по их доставке за рубеж по сравнению с сырой нефтью. (См. на этот счёт журнал akteon за последние пару лет.) «Плохо» от этого варианта было бы ещё одной стороне – автомобилистам: ведь будет сломана нынешняя система ограничения цен на бензин. Боюсь, что именно отсюда такая бесхребетность правительства и авторов в вопросе о внутренней цене на нефть.

Зачем стране настолько дорогая «смягчающая подушка», способная полностью подорвать реформу, понять трудно. Понятно только, почему авторы пытаются эту смягчающую подушку подложить. В целом, «бардак» в налогообложении добывающего сектора продолжается и, видимо, не закончится, пока добыча не потеряет отраслевую ренту, т.е. пока не перестанет быть более привлекательной по причине исчерпания ресурсов, а не тонкой подстройки налогообложения.

2. В программе предложено сокращение расходов на оборону, видимо, за счёт закупки новых вооружений, с тем чтобы высвободившиеся деньги направить на инвестиции в инфраструктуру и человеческий капитал. В сочетании с фискальными идеями программы это означает, что нефтегазовая рента будет направлена по «венесуэльскому» сценарию – на «дороги» и «университеты».

Честно говоря, до недавнего времени я тоже думал, что хорошо бы направить ренту в инфраструктуру и улучшение человеческого капитала. Но в последнее время засомневался. Неоднозначность вопроса в том, что государство (точнее, госчиновники и выборные лица) в нынешней системе финансирования мало заинтересовано в реальной экономической отдаче от инвестиций в инфраструктуру. Если опустить стратегические соображения (но тогда строительство важной военной дороги должно идти как расходы на оборону), то в инфраструктурном объекте нет смысла, если он не увеличивает национальный доход на сумму, покрывающую вложения в этот объект с процентами. К сожалению, у нас и во всём мире это часто не так, и никакие «контроли со стороны гражданского общества» и прочие «роспилы» эту проблему не решают в принципе. Мало того, дармовой источник инвестиций в инфраструктуру и человеческий капитал, за которые потом нет строгого спроса, и которые не нужно вернуть с процентами, – «железный» стимул к тому, чтобы инвестиции оказались неэффективными.

На уровне чистой теории я вижу только один выход – полный перевод долгосрочного финансирования инфраструктурных и т.д. расходов государства на земельную ренту разных типов, с тем чтобы народнохозяйственный экономический эффект от инфраструктурного объекта или любой другой госпрограммы максимально отразился в земельной ренте и привёл к соответствующему повышению государственных доходов. Таким образом, государство автоматически становится заинтересовано в наиболее эффективном приложении бюджетных средств, ведь прочие налоги в бюджет будут отменены и у него не будет другой возможности повысить свои доходы, кроме как осуществив удачный проект по улучшению экономической инфраструктуры в стране (регионе, районе, городе, деревне и т.д.). Безусловно, нефтяную и прочие виды природной ренты можно и должно в этой системе направлять на инфраструктурные проекты, если остаются после обороны «лишние» деньги, но на кредитных условиях, чтобы они возвращались с процентами из выросшей земельной ренты.

Всё это явно выходит за пределы допустимого в официальной правительственной стратегии нашего времени.

В свою очередь, сокращать закупки вооружения не надо. Производство современных вооружений – один из немногих здоровых способов поддержать высокотехнологичные секторы своей экономики. Да и в мире неспокойно.

3. Программа предлагает сбалансировать пенсионную систему РФ, прежде всего, через поднятие пенсионного возраста. Это правильно, но недостаточно. Кажется, экспертное сообщество «дозревает» до идеи, что социальное государство в нынешнем виде придётся постепенно сворачивать, хотя бы из демографических соображений, и «вбрасывает» более жёсткие альтернативные предложения. Имеются в виду не кудринские идеи чисто технократического характера, а более концептуальная статья Улюкаева, основной посыл которой с добавками изложен, например, здесь: pmn-2.livejournal.com/416141.html. На уровне высокой теории эти идеи небесспорны. В долгосрочной перспективе пенсии нужно финансировать за счёт факторных доходов труда. Чтобы труду (в течение жизни поколения) возвращался свой предельный продукт, капиталу – свой. Тогда выполняется золотое правило накопления. Если же финансировать потребление пенсионеров за счёт факторных доходов капитала, то инвестирование станет меньше оптимального. Подчеркну, речь идёт о распределении доходов в длительной перспективе для всей страны – для отдельного человека оно может выглядеть как инвестирование в капитал на этапе трудовой деятельности из зарплаты и затем – потребление за счёт квазиренты на пенсии.

Таким образом, пока что самые радикальные предложения по реформе пенсионной системы не дошли до осознания "всей правды".

4. Есть в программе и предложения по борьбе с бедностью – в форме перечисления сценариев (крайне сомнительный жанр для конструктивной экспертной записки); см. также здесь. Оставлю ссылки без особых комментариев, авторы ведь понимают проблему, но однозначного вывода не сделали. Только перечислили в качестве вариантов меры, принимаемые в других странах. Как по мне, налицо идейная бедность исследований бедности.

5. Параллельно с программой правительственные структуры работают над законодательной институционализацией лоббизма, его приведением в цивилизованную форму. Это «шаг в правильном направлении», но он недостаточен. Не сказано, что в демократическом государстве принимаются лоббистские решения, далёкие от оптимальных и способные подорвать общее благосостояние.

Резюме: в программе много здравого, но недостаточного, есть сомнительные идеи, но в целом – максимум принципиально возможного для реализации в политической обстановке современного демократического государства. Возможно, будут реализованы отдельные её элементы, а другие падут жертвой популизма и политической целесообразности в условиях противостояния с оппозицией. Ничего радикального ждать не приходится - скорее всего, продолжится поступательное развитие на основе запоздалого устранения очередных тормозов, но это позволит сохранить текущий уровень отставания.
Tags: Россия, российская экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments