miguel_kud (miguel_kud) wrote,
miguel_kud
miguel_kud

Category:

Культурологическое эссе - 4: мимы и групповой контроль

(Окончание. См. также начало, первое и второе продолжения.)


Групповые своеобразия норм поведения и ограничений

Итак, важным фактором поведения человека является контроль его поведения со стороны группы людей. Группа генерирует два основных стимула самоорганизации, поддержания единства и порядка – страх человека перед наказанием и желание человека быть хорошим (точнее, его стремление получить удовольствие от осознания того, что он хороший). Первый из стимулов относится ко второму и третьему уровням, второй – к четвёртому. На более позднем этапе развития человека первое трансформируется в придумываемые законы (хотя часть наказаний не формализуется юридически и остаётся в виде общественного порицания), второе связано с естественно сложившейся культурной традицией, причём "плохо" и "хорошо" – понятия специфические для данной культуры. Многие стесняются смотреть в магазине порнографические журналы потому, что такое поведение осуждается в данной группе. Но если человек попадает в другой город или другую страну, все эти ограничения часто перестают действовать. Выходя из-под контроля, человек начинает делать то, что в своём городе он никогда бы не сделал. Если исчезает стремление быть традиционно хорошим, остаётся лишь стремление не быть наказанным. По мнению В.Рыбакова, именно поэтому все государства, быстро ломающие традиции, волей-неволей делаются тоталитарными, так как им не на что больше опереться, кроме страха наказания, чтобы упорядочить повседневную жизнь народа.

Исследователи проводили психологические тесты на выяснение характера запрета на асоциальные поступки. Ребёнку 2,5-3 лет показывали простенький лабиринт, не имеющий решения, и говорили: "Мы сейчас ненадолго уйдем, а ты проведи по лабиринту шарик. Если это удастся – получишь конфетку". Если ребёнок клал шарик в центр и ждал конфетку – у него сформирован только внешний запрет на асоциальные поступки, т.е. удержать его от такого поведения (обмана) может только страх наказания. Этот запрет мы называем внешним, потому что его соблюдение требует внешнего контроля. Если же не клал и огорченно плакал – у него внутренний запрет, т.е. обмануть он не в состоянии из-за укрепившегося в его сознании мима недопустимости такого действия. Сформировался внутренний контроль соблюдения норм поведения. Эта характеристика устойчива и сохраняется у человека на всю жизнь, то есть аналогичные тесты для взрослых дают те же результаты. Западный человек куда больше следует внутренним запретам, чем российский [3].

Сетка моральных приоритетов регламентирует поведение людей куда более мелочно и дотошно, нежели самый изощрённый уголовный кодекс. Но она не обладает присущей праву однозначностью. Более того, для человечества она отнюдь не едина: наряду с универсальными позициями в ней есть масса позиций, специфических для данной культуры. Говорят, что оказавшись с семьёй в тонущей лодке, добродетельный европеец первым делом, скорее всего, будет спасать своего ребёнка, потому что дети – цветы жизни, потому что ребёнок беспомощнее любого взрослого, потому что в него уже столько вложено, потому что ребёнок – это шанс на бессмертие. Добродетельный китаец в той же ситуации начнёт, скорее всего, с отца – потому что отец дал ему жизнь и воспитание, потому что детей можно других народить, а отца другого себе не сделаешь, потому что отец стар и слаб, но мудр, и без него в жизни, как в потёмках. И та, и другая позиции оправданы, и даже не скажешь, какая из них лучше. Нет критерия, который позволил бы взглянуть на проблему объективно, сверху, извне культуры, взлелеявшей ту или иную модель морали. В Китае времён династии Тан из этого тупика – по крайней мере, в криминальных ситуациях – выходили так: если на территории империи происходил правовой конфликт между людьми, принадлежащими к одному и тому же роду-племени, к одной и той же традиции, он разбирался по обычаям данного племени. Если же конфликт происходил между людьми, принадлежащими к разным племенам, разным традициям – решение выносилось по общеимперским законам (пусть даже среди них не было ни одного собственно ханьца).

По мере развития общества контроль группы не исчезает – просто не всегда осознаётся. Например, в США все друг за другом подглядывают. Там тотальный денежный контроль над всеми, за исключением, может быть, высшей элиты (но не чиновников). Там соседи могут заставить стричь газоны на своём участке и не делать непристойные вещи. В СССР это можно было только рекомендовать. Тем не менее, плотность группового контроля в США не всегда осознаётся современниками.

Оппортунистическое поведение

С другой стороны, отдельный человек, взаимодействуя с обществом, решает свои собственные проблемы, и это взаимодействие не всегда безболезненно. Если поведение человека идёт во вред группе, то оно называется оппортунистическим. Самая распространённая разновидность оппортунистического поведения в экономической сфере – отлынивание, когда наёмный работник трудится с меньшей отдачей, чем от него требуется по договору. Особенно удобная почва для отлынивания создаётся в условиях совместного труда целой группы. Например, как оценить личный вклад каждого работника в совокупном итоге деятельности "команды" завода или правительственного учреждения? Приходится использовать косвенные измерения и, скажем, судить о производительности многих работников не по результату, а по затратам (вроде продолжительности труда), но и эти показатели сплошь и рядом оказываются неточными. Если личный вклад каждого работника в общий результат измеряется с большими ошибками, то его вознаграждение будет слабо связано с действительной эффективностью его труда. Отсюда стимулы, подталкивающие к отлыниванию. В частных фирмах и в правительственных учреждениях создаются специальные сложные и дорогостоящие структуры, в задачи которых входят контроль поведения сотрудников, обнаружение случаев отлынивания, наложение наказаний и т.д. Сокращение издержек оппортунистического поведения – главная функция значительной части управленческого аппарата различных организаций.

Вторая форма оппортунистического поведения в экономике – вымогательство. Возможности для него появляются тогда, когда несколько человек длительное время работают в тесной кооперации и настолько притираются друг к другу, что каждый становится незаменимым, уникальным для остальных членов группы. Это значит, что если какой-то человек решит покинуть группу, то остальные участники кооперации не смогут найти ему эквивалентной замены на рынке и понесут невосполнимые потери. Поэтому у собственников уникальных (для данной группы) ресурсов возникает возможность для шантажа в форме угрозы выхода из группы. Даже когда "вымогательство" остаётся только возможностью, оно всегда оказывается сопряжённым с реальными потерями. Самая радикальная форма защиты от вымогательства – превращение взаимозависимых ресурсов в имущество совместного владения, интеграция собственности в виде единого для всех членов команды пучка правомочий [9].

В одном из лондонских детских садов был проведён эксперимент. Малышам, разделённым на несколько пар, дано простое задание: один из детей в каждой паре, получив десять шоколадных медалек, должен разделить их с товарищем. Поначалу в детях срабатывал частнособственнический инстинкт – они старались дать второму ребёнку меньше шоколадок, оставляя себе большую часть. Психологи предложили вторым участникам эксперимента оценить подобное поведение, причём, если они соглашались с дележом, шоколадки оставались у детей, если нет, шоколадки отбирались у обоих участников. И абсолютно все дети, обделённые своими напарниками, предпочли вовсе остаться без шоколада, но не потакать обманщикам. А когда исследователи предложили вновь разделить шоколадные медальки, то наученные горьким опытом дети уже честно делили шоколадки поровну. Такое поведение устроило напарников, и оба участника в итоге получили свой шоколад. Опыт демонстрирует, что прогнозирование воздействия группы на человека ведёт к коррекции его поведения [10].

* * *

Подведём итоги части. Во всяком человеческом сообществе естественным образом формируются группы, объединённые общими мимами. Группами являются народы, этносы, профессиональные сословия, сотрудники одного предприятия, семьи. Группы заставляют индивидуума действовать так, как нужно группе, через различные способы группового контроля. К таким способам относятся, прежде всего, поощрение и наказание индивида в зависимости от соответствия его поведения интересам группы. Контролем (наблюдением за индивидуумом и его поощрением и наказанием) могут заниматься либо все члены группы, имеющие возможность наблюдать за индивидуумом, либо специально уполномоченная часть её. Правила поведения в интересах группы могут быть либо формализованы в законодательстве, либо содержаться в обычаях, морали и т.д. Группа также влияет на индивида через высшие уровни удовольствий и через освоение культуры. В результате правильного воспитания человека в интересах группы человеку доставляет удовольствие приносить добро другим членам группы либо он считает своим долгом действовать в её интересах (даже зачастую не ожидая взамен удовольствий первого и второго уровней). Таким образом, альтруизм удешевляет существование группы; общество использует удовольствия высших уровней в своём развитии. Человек может действовать по правилам группы и не нарушать её интересы независимо от того, наблюдает ли кто за ним (внутренний запрет на поведение вопреки правилам), или только тогда, когда другие члены группы могут узнать о его поведении в этой ситуации (внешний запрет). У разных народов преобладают либо внутренние, либо внешние запреты на поведение вопреки правилам группы. Важной проблемой организации жизни государства и экономической деятельности является борьба с оппортунистическим поведением индивида – уклонением его от правил поведения в группе ради удовольствий низших уровней.

В заключение заметим, что система кнута и пряника в человеческих обществах, как правило мало эффективна или требует огромных затрат, если полагаться только на эту систему в качестве ключевого элемента. Гораздо дешевле и эффективнее убедить человека действовать в рамках коридора малоизменяемых культурных стереотипов данного общества, чтобы это не противоречило целям того, кто хочет воздействовать на поведение человека. Практическая реализация этих механизмов идет через идеологию и государство, о которых следует говорить отдельно.

Литература

1. Shennan S. 2002. Genes, memes and human history. Darwinian archeology and cultural evolution. London. Thames & Hudson.
2. Boyd R. and Richerson P.J. 2005. Culture and the evolutionary process. Chicago: University of Chicago Press.
3. Палмер Д. и Палмер Л. 2003. Секреты поведения Homo sapiens. СПб. прайм–ЕВРОЗНАК. 384 с.
4. Докинс Р. 1976. Эгоистичный Ген. http://www.evolution.powernet.ru/library/
или Мимы – новые репликаторы. http://www.evolution.powernet.ru/library/gen/11.htm
5. Scheff, T.J. 1995. Academic Gangs. Crime, Law, and Social Change, 23: 157-162.
http://www.soc.ucsb.edu/faculty/scheff/4.html (Шефф Т.Д. 1995. Академические банды. http://www.russ.ru/edu/99-04-02/scheff.htm)
6. Эфроимсон В. 1995. Родословная альтруизма Новый мир № 10, 1971
http://vivovoco.rsl.ru/VV/PAPERS/ECCE/VV_EH12W.HTM
7. Извеков Н. 2002. Тенденции мирового хозяйства и трансформация экономической теории. Журнал “Обозреватель”. Номер 3-4 (146-147) http://www.nasledie.ru/oboz/N3-4_02/3-4_11.HTM
8. Blackmore S. 1999. The meme machine. Oxford University Press.
9. Вольчик В.В. 2000. Курс лекций по институциональной экономике Ростов-на-Дону. Изд-во Рост. Ун-та. http://ie.boom.ru/Lecture2.htm
10. Крэйн У. 2002. Теории развития. СПб ISBN: 5938780500, 512 с.
Tags: книга, культура, общество, просвещение, старые тексты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments