miguel_kud (miguel_kud) wrote,
miguel_kud
miguel_kud

Уровень экономической мысли неуклонно повышается

Своеобразным шедевром жанра «фольк-экономикс», заслуживающим разбора на бессмертные цитаты, стала появившаяся на сайте «Эксперта» статья некоего «независимого экономиста» Егора Полякова «Причины спада – внутренние», смысл которой сводится к тому, что нужно напечатать денег, скомандовать реальному курсу рубля посильнее упасть и запретить отток капитала – тогда-то наступит всем огромное счастье. Альтернативная одарённость автора настолько выделяется даже на фоне основной линии редакции, что заслуживала бы анализов в специализированном медучреждении, если бы не одно но: судя по Интернет-среде, соответствующая точка зрения набирает силу, если не в количестве адептов, то в их крикливости и радикализме. Несмотря на стойкое здравомыслие экономического руководства страны, она всё менее маргинальна и всё более открыто поддерживается всякими академиками. Тем более уместно отметить статью как важную веху в раскрутке инфляционистского безумия и сохранить на память наиболее выдающиеся цитаты, чем я и займусь (мои короткие отзывы в скобках):

«Производительность труда в РФ, рассчитанная по паритету покупательной способности, составляет 39% от производительности труда в США (33,5% без учета добывающей отрасли) и 65% от производительности труда в наиболее передовой стране из числа стран Восточной Европы — Словении. Иными словами, торгуемые сектора внутри страны неконкурентоспособны. Повысить конкурентоспособность экономики и соответственно переместиться вверх в рейтинге Организации экономического сотрудничества и развития можно либо за счет роста производительности труда, либо за счет снижения реального курса рубля. При этом нужно понимать, что производительность труда можно повысить только за счет роста фондовооруженности, а при такой дорогой национальной валюте ни у отечественного, ни у иностранного инвестора нет стимулов инвестировать внутри страны. Любой инвестиционный проект в торгуемых секторах внутри страны при отсутствии таможенных барьеров не интересен для инвестора».

(Как из отставания в производительности труда следует неконкурентоспособность внутри страны, остаётся загадкой. Автор даже не задумался, почему конкурентоспособны даже на американском рынке китайские предприятия, производительность труда на которых ещё больше отстаёт от американской. Почему инвестиции в торгуемые сектора Китая были интересны для инвестора, несмотря на отсутствие таможенных барьеров для данных товаров. Поражает и уверенность автора, что можно управлять реальным курсом рубля и через него – уровнем инвестирования внутри страны.)

«Следствием роста реального курса национальной валюты почти всегда является деградация торгуемых секторов и соответственно деградация текущего счета».

(Автор, очевидно, ни разу не слышал о том, что, благодаря эффекту Балассы-Самуэльсона, наоборот, укрепление реального курса может быть вызвано усилением торгуемых секторов.)

«Некоторые экономисты либерального толка пытаются увязать отрицательную динамику экономических показателей с ростом цен на нефть. В связи с этим возникает важный вопрос: а был ли неизбежен рост реального курса рубля в условиях резкого роста цен на нефть в 2000-х годах? Нет, не был. Множество стран в 2000-х годах имели сопоставимый с российским (относительно ВВП) или даже больший профицит платежного баланса — и при этом поддерживали плоский реальный курс национальной валюты: Китай, Сингапур, Малайзия, Гонконг, Саудовская Аравия».

(При чём тут пресловутый «либерализм» к совершенно технократическому вопросу, остаётся загадкой только для тех, кто не знает об общем для псевдопатриотической тусовки качестве обвинять любых оппонентов в либерализме, заклеймить их на этом основании и тем самым избавлять себя от рассмотрения сути дела. Но автор всё же развивает свою аргументацию, считая доказанной ранее сформулированную максимуму о связи роста с реальным курсом рубля и «доказывая» примерами, что удерживать реальный курс национальной валюты на низком уровне было реально. Не вникая в вопрос, верны ли примеры, заметим, что, таки, да: профицит платёжного баланса и тот самый «вывод капитала», с которым воюет автор, позволял поддерживать низкий реальный курс соответствующих валют. И в России можно было бы оставить более низкий реальный курс, да вот только было ли это возможно ввиду требований попильщиков не формировать, а быстро растрачивать Стабфонд? А был бы рост несырьевого сектора, если бы часть дополнительных доходов не распределялась в экономике и не повышала внутренний спрос? Позиция автора настолько шизофренична, что желания его абсолютно неведомы.)

Дальше идёт критика денежно-кредитной политики ЦБ России:

«Полагаем, что основным источником роста ВВП России в период с 2000-го по 2012 год был рост денежной массы. Рост ВВП за указанный период в среднем составлял 5,15% в год, а рост денежной массы — в среднем 33,6% в год. Вариация денежной массы, согласно нашим исследованиям, объясняет вариацию ВВП в период с 2000-го по 2012 год на 80%. Таким образом, 4,2 процентного пункта из 5,15% среднегодового роста ВВП в период с 2000-го по 2012 год объясняется ростом денежной массы».

(Славное эконометрическое упражнение автора, установившего – о чудо! – корреляцию между ростом ВВП и денежной массы следует однозначно трактовать следующим образом: печатая деньги, можно добиться быстрого экономического роста, а все беды – от недостаточной печати:)

«Начиная с 2011 года ЦБ стал резко сокращать темпы роста денежной массы: с 31% в 2010 году до 22% в 2011 году, потом до 12% в 2012 году и до 7% в годовом выражении — в 2013-м. То есть в реальном выражении темпы роста денежной массы в этом году упали почти до нуля. Темпы роста объемов кредитования корпоративного сектора банковским сектором строго следуют за темпами роста денежной массы. Соответственно темпы роста объема заимствований нефинансового сектора в этом году тоже упали до 7% в годовом выражении, то есть почти до нуля в реальном выражении. Это случилось впервые с 2009 года.

Если темпы роста кредитования корпоративного сектора банковским сектором в реальном выражении больше нуля, то экономика растет; если меньше нуля, то падает; если равны нулю, то экономика не растет и не падает. Соответственно, как только ЦБ понизил темпы роста денежной массы до нулевых значений, темпы роста объемов кредитования корпоративного сектора тоже упали до нуля. Экономика встала».


(Дальше автор лихо расправляется с аргументацией денежных властей:)

«Сокращение темпов роста денежной массы ЦБ мотивирует необходимостью подавить инфляцию. Это абсолютный приоритет для ЦБ. Но, во-первых, не очень понятно, что произойдет, когда инфляция наконец достигнет критически низкого значения. Полагаем, что ничего хорошего. Собственно, уже сейчас ничего хорошего не происходит. Важным параметром для экономики являются не инфляция, а реальные процентные ставки для нефинансового сектора, которые за два года выросли в четыре раза, а также объем кредитования нефинансового сектора, который растет ровно настолько же, насколько растет денежная масса. То есть от инфляции эти важнейшие для экономики переменные не зависят никак. Более того, как выяснилось в последние два года, даже номинальные процентные ставки от инфляции не зависят никак» (выделено мной – m_k).

(А чтобы читатель не сильно «выпадал в осадок» от утверждения о независимости процентных ставок от инфляции, автор усиливает свой Sturm und Drang:)

«Во-вторых, снижать инфляцию через сокращение темпов роста денежной массы — это крайне сомнительная идея, потому что основной вклад в рост цен производителей вносит рост тарифов, а не рост денежной массы. Что касается зависимости между темпами роста денежной массы и темпами потребительской инфляции, то здесь необходимо сказать следующее: рост денежной массы влечет не рост потребительской инфляции, а напротив, снижение.

Согласно результатам нашего моделирования, зависимость между индексом потребительских цен и темпами роста денежной массы является отрицательной — с очень высокой t-статистикой (–6,2) зависимой переменной. То есть чем выше темпы роста денежной массы, тем ниже потребительская инфляция»
(в обоих случаях выделено мной – m_k).

(Что ж, последнее наблюдение об обратной зависимости инфляции и темпов роста денежной массы – несомненно новое слово в экономическом анализе. Думаю, для эконометристов будет интересен и график, которым автор доказывает своё замечательное открытие; там и остальные графики в том же духе:)



(Собственно, на фоне этого наблюдения становится понятна жалоба автора:)

«...Быстро исправить ситуацию можно снижением курса национальной валюты. Собственно, именно этим все последние годы занимаются страны еврозоны, Великобритания, Япония и США. Российский ЦБ считает такую стратегию малоперспективной, мотивируя свою позицию тем, что снижение курса рубля разгонит инфляцию. Полагаем, что этот тезис неверен. Нам не удалось найти статистически значимую зависимость между номинальным курсом рубля и индексом потребительских цен. Мы пробовали искать эту зависимость и в методологии VAR, и в методологии ADL, но безрезультатно. Будем признательны ЦБ, если он обнародует результаты своего моделирования».

(Отдельно в статье идут жалобы на снижение пошлин из-за вступления в ВТО, которые явно отстают по качеству от славных экзерсисов Кургиняна с экспертами и Бабкина, гремевших последние полтора года и частично нами разобранных, поэтому в этой теме ограничимся демонстрацией логики автора на следующем пассаже:)

«Присоединение России к ВТО состоялось 22 августа 2012 года. С февраля 2013 года ЦБ остановил рост реального курса рубля. Так что всю деградацию текущего счета в первом полугодии 2013 года, полагаем, можно записать на счет присоединения к ВТО».

(Ну, а рецепты – как всегда у этой группы лоббистов:)

«В заключение необходимо сказать следующее. Согласно «Основным направлениям единой государственной денежно-кредитной политики…» ЦБ таргетирует инфляцию, которая очень косвенным образом влияет на экономическую активность в стране, и не таргетирует показатели, которые имеют фундаментальное значение для ведения бизнеса: реальный курс рубля и реальные процентные ставки кредитования для корпоративного сектора».

(На мой взгляд, закон об изменении средней температуры января путём направления Гольфстрима по Севморпути и то было бы более реальным. Ведь для этого все-то нужно расширить Берингов пролив да снести полосу Малаккского полуострова, Калимантана, Суматры и Африки чуть севернее экватора. Увы и ах – таргетировать силами Центробанка те самые «фундаментальные для ведения бизнеса показатели» намного сложнее.

В общем, у меня такое впечатление, что чем раньше инфляционистов отстреляют, тем лучше.)
Tags: безграмотность, тьфу, экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments