miguel_kud (miguel_kud) wrote,
miguel_kud
miguel_kud

Categories:

Пластмассовый ключик Хомейни

Планы по созданию Новороссии и предписанный ей период отдельного от России существования привлекли целый наплыв левых прожектёров, мечтающих обустроить Юго-восток бывшей Украины «по справедливости». Пожалуй, многие из них даже рады предстоящей отдельности – где ещё найти такой полигон для испытания социальных perpetuum mobile? Правда, лично я бы, несмотря на наличие собственного проекта переустройства, которым можно перетопить остальные утопии, предпочёл бы воссоединение с Россией. Текущие социальные проблемы преодолеваются за поколение-другое, а вот риск разделения русского народа, возникающий из существования разных русских государств, – это всерьёз и надолго, на многие поколения, если не навсегда. К сожалению, позиция официальной РФ выражается истеричным воплем московских хатаскрайников «сами, всё сами!» и быстрого воссоединения не предусматривает. Ну что ж, тем важнее посмотреть, что же предлагается для Новороссии её сторонниками, чтобы не ошибиться в процессе строительства.

В этом ключе уместно разобрать программу общественно-политического движения «Новороссия», созданного недавно в Донецке П.Губаревым. При всём уважении к заслугам Павла на этапе раскачивания народного протеста в Донбассе, приходится констатировать, что составленная им и его соратниками программа выполняет не столько задачу реалистичного проектирования будущего государства, сколько дальнейшей раскрутки народного протеста. Чтобы показать это, разберём несколько фрагментов программы.


Чужое богатство как вечный двигатель левой идеи

Авторы пишут:

«Государство будет брать на себя функции поддержки малоимущих, социально незащищённых слоёв населения, инвалидов и нуждающихся, осуществляемой за счёт средств, полученной от осуществления хозяйственной деятельности государства и эксплуатации его активов».

«Экономической основой местного самоуправления будут являться имущество и другие активы, не находящиеся в государственной собственности, и не являющиеся бюджетообразующими для всей Новороссии».


Тут мы сталкиваемся с самым «завиральным» элементом программы, показывающим весьма туманные представления авторов о возможных источниках формирования госбюджета. Характерно, что слово «налоги», как и тема фискальной политики, вообще не оговорены в программе. Вместо этого однозначно заявлено, что источником и центрального, и местных бюджетов будут активы, находящиеся в собственности государства крупные предприятия.

С политической точки зрения, на данном этапе восстания, выдвинуть такой лозунг, может быть, и целесообразно: люди обрадуются возможности никогда больше не платить налоги, ведь собственность для покрытия госрасходов отберут у олигархов. А реально ли выполнить задуманное?

Между тем, в долгосрочной перспективе финансирование государственных расходов за счёт доходов с активов, с капитала, если и возможно, то только в совершенно неоптимальной конфигурации, снижающей благосостояние страны.

1) Для того чтобы это понять, нам придётся углубиться в тонкости экономической теории – рассмотреть модель Солоу и золотое правило накопления. К сожалению, объяснить это, не прибегая к «сложной науке», нельзя. Популярное изложение самой модели Солоу можно посмотреть в этом моём старом реферате (с. 58). Дальше последуют довольно скучные рассуждения; желающие могут сразу перейти к разбору неэкономической части программы.

Поначалу мы рассмотрим модель Солоу, в которой задействованы только два фактора производства – труд и капитал, что для промышленной экономики Новороссии, не обладающей огромными запасами нефти и других больших источников природной ренты, адекватно в первом приближении. (Тезис подлежит существенному исправлению, но позже.) Заметим, модель Солоу – макроэкономическая, она никак не опирается на то, в чьей собственности находятся предприятия и является ль экономика централизованной или рыночной, модель вообще никак не привязана к идеологии. Предположим, что все крупные предприятия Новороссии будут переданы государству и посмотрим, какие макроэкономические параметры сложатся в этом случае.

Если национализированные крупные предприятия будут управляться чиновниками со средними предпринимательскими способностями, а не гением, то в долгосрочной перспективе можно ожидать доходность предприятий на уровне, примерно соответствующем действующей в стране ставке процента. Просто по той причине, что, если ставка процента будет ниже этой доходности и если будет допущено свободное предпринимательство, то много предпринимателей будут брать кредиты на проекты, в результате чего, из-за конкуренции проектов, доходность по ним упадёт, а процент по кредитам, из-за конкуренции предпринимателей за финансовые средства, вырастет. С другой же стороны, выше доходности по проектам процент быть не может, потому что никто не будет брать кредит. Если же в стране не будет допущено свободное предпринимательство (авторы программы хотят запретить любую крупную частную собственность), то это не отменяет народнохозяйственной целесообразности расширять инвестирование, пока доходность по проектам выше ставки процента, и наоборот. Ограничивая предпринимательство и государственное инвестирование, можно искусственно держать инвестирование ниже этого уровня, но тогда, из-за недостаточной капиталовооружённости, страна окажется беднее, чем могла бы быть.

Итак, запомним промежуточный вывод (банальный для экономистов): в предположении нормального управления государственной собственностью доходность государственных активов будет примерно соответствовать действующей в стране ставке процента.

С другой стороны, известно так называемое золотое правило накопления, которое тоже указывает, какой должна быть капиталовооружённость и сколько нужно инвестировать в стране. Инвестирование должно быть таким, чтобы темпы роста в стране примерно соответствовали ставке процента. Или (что эквивалентно), в капитал страны должно реинвестироваться столько, сколько получается доходов с капитала, а труд должен получать свой продукт. И если капитал даёт 2% годовых на все активы страны и душевой ВВП растёт на 2% в год, то весь доход с капитала и должен реинвестироваться.

Но это и значит, что, если государство хочет сохранить свою долю в национальном богатстве, то весь доход от собственности, которой оно будет распоряжаться, нужно реинвестировать. И на другие государственные расходы ничего не останется. Если же государство будет тратить полученные с прибыли средства, то в лучшем случае недостаток инвестирования будет дополняться за счёт частников, и тогда доля государственных доходов в растущем ВВП будет всё время падать, а в худшем случае страна будет страдать от недоинвестирования и окажется бедной.

«Улица с односторонним движением», когда государственная собственность постоянно что-то даёт без пополнения той же собственности от факторных доходов труда, возможна только в неоптимальной конфигурации.

2) Более точная картина складывается, если мы рассмотрим трёхфакторную модель Солоу, в которой, помимо труда и капитала, участвует ещё один фактор производства – земля, территория, со всеми её богатствами. Однако и в этом случае для оптимального развития страны весь доход с капитала должен реинвестироваться, не оставляя государству ничего для «халявы». Единственным «неиссякаемым» источником для бюджетных расходов может служить факторный доход земли – земельная рента в широком смысле, включая доходы от природных ресурсов, от заселённости территории, выгодного экономического окружения и т.д. Но именно её огосударствления на селе и в городе авторы не предлагают, что видно из следующего пассажа:

«Не смотря на то, что вся земля будет принадлежать народу, участки земли, используемые для индивидуального проживания или индивидуальной сельскохозяйственной деятельности, могут находиться в пожизненном пользовании с возможностью унаследования права пользования».

Помимо ошибочного написания «несмотря на», из фрагмента видно, что авторы вообще не предусматривают механизма налогообложения земли и передачи участков более эффективному землепользователю. Это как если бы собственник квартиры отдал свою квартиру в пожизненную аренду с правом унаследования права на аренду, но при этом надеялся, что ему будет поступать рыночная арендная плата, а не та, которую захочет выделить такой арендатор. Даже в сельском хозяйстве давно доказано на опыте самых разных стран, что выделение участков в пожизненное пользование с правом наследования, но без права продажи, гарантированно приводит к деградации. Нет механизма смены собственника/арендатора – нет и эволюции.

Но много ли может дать земельная рента в госбюджет, хватит ли для объявленных в программе партии социальных расходов? Ведь нужно обеспечить государственные расходы, связанные с обеспечением безопасности, благодаря которой эта рента остаётся в стране, а не достаётся завоевателю. Я бы сказал, что земельная рента должна принадлежать, скорее, госаппарату и армии, наконец, резервистам, готовым стать в бой на защиту природной ренты, чем пенсионерам. Ведь именно госаппарат и потенциальные защитники обеспечивают защиту страны и её ренты от захватчика.

Это не значит, что пенсий быть не должно, – речь просто идёт об источнике их финансирования в долгосрочном плане. Непонятно, почему человек в течение своего жизненного цикла должен получать больше, чем заработал своим трудом. Это, опять-таки, противоречило бы золотому правилу накопления, по которому труд в рамках всей страны должен получать свой продукт, а капитал – свой. Тут уж или-или. Или страна инвестирует столько, чтобы соответствовать золотому правилу накопления, и тогда невозможно получить пенсию, не инвестировав до того из зарплаты, или страна постоянно черпает из своих прошлых капиталовложений на выплату пенсий, но тогда капиталовооружённость будет держаться на более низком уровне, чем советует золотое правило.

Ну хорошо, допустим, что на пенсионеров и малоимущих тратится не доход с капиталовложений, а земельная рента. Это будет означать, что лишь малую часть земельной ренты получают госаппарат и армия. В таком случае у внешних завоевателей появляется стимул устроить «враждебное поглощение» данного государства, присвоить себе всю земельную ренту и «отбить» расходы на завоевание. Средств для защиты окажется недостаточно, поскольку армия будет недовооружена, а элита не будет получать максимум возможного для неё на этой территории.

3) Конечно, сформулированный принцип «доходы от капитала – только капиталу» и «земельная рента только государству» не может быть абсолютным.

Во-первых, если говорить о приватизированной в 90-е годы за бесценок собственности, созданной советскими гражданами, то они имеют право на доход с этой собственности. По этой причине допустимо пересмотреть итоги приватизации и выделить в пенсионный фонд возвращённые активы. Но надо понимать, что доходы от этих активов могут обеспечить только нынешнее поколение пенсионеров, а трудящиеся должны откладывать на своё будущее сами. Ведь Пенсионный фонд, без пополнения отчислениями с оплаты труда, постепенно исчерпается. Капиталовложения не могут давать доход, постоянный к ВВП, вечно.

Во-вторых, принцип «земельную ренту – государю» нельзя абсолютизировать. Помощь обездоленным никто не отменял и в период Средневековья. Поэтому возможно содействие малоимущим как за счёт земельной ренты, так и за счёт налогов с прибыли на капитал (что, собственно, обычно и делается), так и за счёт налогов на трудовые доходы, либо налогов на потребление. Но если учесть, что Украина тратила на пенсионеров порядка 20% ВВП, покрыть из рентного источника и налогов на прибыль пенсионные расходы невозможно, только малую часть.

Кроме того, вполне обоснованно давать часть земельной ренты народу в той мере, в которой он участвует в обороне страны. Например, зарплату резервистам, которые не просто числятся в мобрезерве, а регулярно проходят подготовку и способны быстро стать под ружьё. Как вознаграждение за конкретный труд, за конкретную заслугу. Но не может идти речи о том, будто каждый гражданин-де по праву рождения имеет право на часть национального богатства, хотя ничего не сделал ни для его создания, ни для его защиты. Банально денег не хватит, либо такая страна будет сокрушена, как это случилось с Ливией.

4) В этом плане следует уделить внимание доктринёрско-социалистическим воззрениям авторов на частную собственность:

«Крупная собственность, промышленные и финансовые активы будут принадлежать государству, производства среднего уровня и объекты быта могут принадлежать коллективам, в то время, как небольшое производство и объекты экономической деятельности, созданные руками частников, могут находиться в частной собственности».

Уместно спросить: а какой конкретной цели добиваются авторы, желая монополизировать крупную собственность только за государством? Как мы видели, получить таким путём больше денег на государственные расходы в долгосрочной перспективе невозможно, если речь идёт о доходах на капиталовложения. Если же речь идёт о рентных доходах, то её можно изымать напрямую – через земельный налог, НДПИ и т.д., не ограничивая управление крупными активами только в руках государства. Далее, почему средние предприятия могут находиться только в руках коллективов? Знают ли авторы о довольно-таки сомнительном опыте «народных предприятий» в Югославии в большинстве экономических ниш? Ведь все эти темы давно изучены и разобраны, просто левым доктринёрам лень разбирать прошлые ошибки социалистических режимов! Хотя я готов признать, что на текущем этапе привлечения сторонников в новую партию осмысленность программы столь же второстепенна, как реалистичность.

В целом, заявленное авторами программы пожелание о распределении собственности никак не связано ни с какой разумной целью. Просто взято компромиссное представление средних лет перестройки, когда пытались найти «среднее» между «социализмом» и «капитализмом», опираясь на ограниченные марксистские представления, сводящие всё к проблеме частной и коллективной собственности.

На этом фоне уже не удивляют совершенно бессодержательные, но типичные для левых партий заклинания:

«Результаты экономической и хозяйственной деятельности народа Новороссии, а так же эксплуатация промышленных и финансовых активов, находящихся в государственной собственности, будет принадлежать всему народу, и может быть использовано только во благо народа, посредством справедливого распределения».

(Помимо неконкретного, чисто популистского характера заявления, следует отметить неспособность авторов найти нормального корректора – раздельное написание «также» вместо слитного встречается в программе ещё трижды.)

«Политэкономическая система Новороссии создаст условия, при которых несправедливое обогащение через воровство и коррупцию – невозможно. Оплата труда каждого человека станет мерой полезности этого труда для общества».

(Первое предложение – не программа, а благое пожелание, второе – красивые слова, не имеющие конкретного наполнения.)

И вот, чтобы завершить картину прекраснодушной левацкой программы, авторы обещают:

«Пакет социальных гарантий должен расширяться по мере роста благосостояния Новороссии в целом».

Вообще-то, и тут следует задаться вопросом: а зачем? Скажем, на этапе грозящего Новороссии голода в период войны надо гарантировать всем краюху хлеба. Когда этот период проходит и на краюху хлеба (из трудоспособных) может заработать себе каждый, надо ли это гарантировать? Большая ошибка жить инерцией бедного времени в богатом обществе, как это сделал СССР со всеразвращающей «халявой».


Права человека и геополитические установки

В программе написано:

«Государственным языком должен быть русский, при этом использование украинского и других языков и общение на них является свободным».

К сожалению, термин «свободное использование» не конкретизирован. Например, предусмотрено ли право носителей украинского языка или смешанных диалектов обращаться в государственные органы на том языке, на котором они привыкли говорить, заключать при желании договоры на любом из двух языков и т.д.? Если нет, если официальным языком общения с государственными органами будет только русский, то чем составители программы лучше украинской власти? В нынешнем виде декларация программы о языковых правах являются симметричным отражением инаугурационной речи Порошенко об украинском языке как единственном государственном. Не разозлит ли это новороссийских носителей украинского и смешанных диалектов?

Далее авторы пишут:

«Действия сотрудников сил Народной самообороны и Народной милиции не смогут быть направлены против собственного народа в случае, если речь идёт о массовых акциях, а не индивидуальных выпадах отдельных преступных элементов. Всякое массовое недовольство со стороны народа должно будет устраняться представителями Советов на основе переговоров и установления договорённостей. В период урегулирования силы Народной самообороны и Народной милиции смогут выступать исключительно в качестве структур, обеспечивающих общественную безопасность и выполняя миротворческие, стабилизирующие функции».

В переводе на простой язык это – приглашение для новых «майданов». Крепко же въелась казацкая вольница в помыслы авторов! Ну, не является право на народный протест безусловным! Неудивительно, что с такими наивными представлениями о народовластии разрушительные революции несколько раз за сотню лет сотрясали русскую цивилизацию.

«Права человека, так же как и права народов, общин и других коллективных субъектов, лежащих в основе социального устройства Новороссии – будут являться равновеликими понятиями, и не будут подвержены иерархическому выстраиванию».

(Тоже весьма неконкретное заявление, усугублённое явными проблемами с пунктуацией.)

«Сотрудничество со странами Запада так же не исключено в том случае, если они с геополитической точки зрения ориентированы на Россию».

(Выходит, сотрудничество Новороссии с теми же США авторы вообще не предусматривают.)


Устройство власти

В программе написано:

«В случае не утверждения [исполкома местным советом], процесс формирования [местных] исполнительных органов власти будут осуществляться с учётом мнения членов Совета».

(Раздельное написания существительного «неутверждение», видимо, отвлекло внимание составителей программы от пояснения, кем же именно формируются органы исполнительной власти в случае, если их не смогут сформировать местные советы.)

«Вопросы, касающиеся всех жителей района, автономии, общины должны будут решаться на общих сходах, а решения приниматься голосованием».

Тут уместно спросить, пытались ли авторы собрать общий сход всего лишь нескольких десятков совладельцев кооперативного дома? И сколько из них обычно приходит? Ну, не работают методы прямой демократии в нашем обществе в стабильной обстановке, и всё тут! Каждый занимается своим делом, и это вполне рационально.


Проблема позитивной программы

Как я понимаю сложившееся с программой движения положение? Сейчас нет недостатка в понимании, против чего воюет Новороссия. Украина полностью вскрылась во всей своей бесчеловечной сущности, во всех русоненавистнических устремлениях. Тем не менее, многие стали закидывать удочки на будущее, чтобы уже сейчас сформировать проект «светлого будущего», лучшего, чем имеется на Украине и в РФ, ради которого стоит повоевать.

В демократическом государстве классический процесс движения в будущее предполагает конкуренцию партийных программ, между которыми выбирает голосующий гражданин, так что в итоге вырабатывается некая «средняя линия». Возможно, создание движения «Новороссия» преследовало цель построить одну из таких партий, на первое время ведущую, которая стояла бы на левых позициях.

Только реально ли выработать через партийную программу государственную политику формирующейся Новороссии?

Лично я скептично к этому отношусь сразу по многим причинам.

Во-первых, у Новороссии нет фонового государственного аппарата, на который после победы на выборах высаживается «десант» победившей партии и слегка «подворачивает» политику согласно своей программе. Само по себе функционирование госаппарата служит серьёзным заслоном от радикальных безумств побеждающих партий. Ни для кого не секрет, что левые партии имеют абсолютно несостоятельные программы, если воспринимать их буквально (мы это только что видели). Но если в других странах левые партии, дорвавшись до власти через выборы, будут действовать через сопротивляющийся госаппарат и, самое большее, национализируют пару заводов и залезут в безнадёжные долги, то партия Губарева имеет шанс воплотить все свои идеи в первоначальном виде. В том числе и весьма разрушительные. По этой причине, признавая перспективы движения «Новороссия» на приход к власти, надо позаботиться о том, чтобы программу она выполняла другую.

Во-вторых, вообще не факт, что правильный политический курс Новороссии может быть выстроен в ходе партийной конкуренции и выборов даже после формирования госаппарата. В программах современных партий есть много элементов, принципиально важных для их идеологии, которые могут быть запросто отвергнуты не через агитацию избирателя, а через отчуждённое от идеологии чисто технократическое рассмотрение, не допускающее кривотолков. Но пока выбор между программами делает избиратель, республика будет оставаться в опасности.

Что не может быть выбрано с помощью технократического рассмотрения – это исходные ценности, критерии добра и зла, желанные цели. Вот это и должно быть в первую очередь предметом общественного обсуждения, достижение желанных целей и должно стать основой народного контроля. Только возможно ли сформулировать фундаментальные цели через написание партийных программ, построенных на социальной идеологии?

К сожалению, цели, попадающие в программы партий, обычно слишком мелкие сами по себе и противоречат более фундаментальным целям. Например, как мы видели, цель избавить народ от налогов и финансировать государство и соцрасходы только за счёт доходов с прежних капиталовложений противоречит максимизации благосостояния в стране. Как выйти на самые фундаментальные цели? Лично мне непонятно, но в способности сделать это через партийную систему и выборный механизм я сильно сомневаюсь.

В-третьих, на данный момент я всё более скептичен к программам светлого будущего Новороссии, потому что на обозримый период они станут абсолютно неактуальны. Актуальна будет жестокая война на истребление русских, многотысячные жертвы, сотни тысяч или миллионы беженцев, разрушенные города, уничтоженная экономика, выживание на гуманитарной помощи. Смертельный враг в лице Украины и циничные внешние игроки не оставляют Новороссии другой опции. Теперь речь идёт о спасении права быть самим собой, жить по правилам своей цивилизации, о спасении русского слова и русской культуры – вот и выявились сами собой более ценные вещи, чем обещанные в программе губаревского движения социальный пакет и формирование органов власти по раннесоветскому принципу, через трудовые коллективы.

И в этих условиях красивая программа мирного будущего, к тому же подчёркнуто популистская и ненаучная, играет роль пластмассового ключика для открытия дверей рая, которым аятолла Хомейни снабжал уходящих на войну с Ираком солдат. Может быть, она и нужна именно для этой цели. Сам я в пропаганде не очень разбираюсь и, наверное, хорошо, что журнал не слишком популярен, так что я не смогу несвоевременной критикой навредить важному политическому проекту. Люди ведь не из-за того голосуют за партии, что убедились в перспективности их программ, а просто потому что понравились.


Ближайшее будущее: не самый плохой сценарий

Если же говорить не о привлекательной конфетной обёртке, которая выступит в роли наркотика и поможет населению Новороссии выстоять в войне с Украиной, а о реальной программе послевоенного восстановления, то лично я бы сосредоточился на том, что, скорее всего, окажется более актуально. Мне можно, ибо я, в отличие от Губарева, не политический деятель и не обязан сейчас нравиться ни избирателю, ни ополченцам.

А актуально сейчас то, что легитимизировавшимся в Киеве режимом принята программа подавления Донбасса по формуле «треть русских изгнать, треть украинизировать, треть уничтожить». Но военной силы для разгрома восстания у Украины, видимо, недостаточно. И далеко не худший сценарий может быть примерно таким. Нет никакого фактора, кроме ввода российских войск, который мог бы остановить нынешнее кровопролитие. Следовательно, оно затянется всерьёз и надолго. Украина будет наращивать бомбардировки городов по всему Донбассу вплоть до их значительного разрушения, но так и не сможет существенно продвинуться территориально, уверенно взять их под контроль. Из региона в Россию уйдёт, может быть, два миллиона беженцев, ещё до миллиона – в другие области Украины. К зиме истощённые силы заключат перемирие и потратят месяц-другой на беспредметные переговоры. Майдан активизируется и попробует заменить нынешнее правительство, не справившееся с подавлением русских и допустившее большие потери, на ещё более радикальное. К весне восстание пополнит свои силы и сможет распространиться на остальные регионы Новороссии – естественно, не танковыми колоннами, но выдвижением освободительных групп в населённые пункты с последующим подключением последних к восстанию.

Поскольку освобождение других регионов может пройти довольно быстро, в этом сценарии основные разрушения инфраструктуры придутся на Донбасс, беженцы в других регионах не успеют покинуть места проживания до смены власти, но число жертв в них будет не меньше. К моменту изгнания Украины из Новороссии общее число жертв составит сотни тысяч, беженцев – 3-4 миллиона. Будет уничтожено жильё не менее чем миллиона человек, частично разрушены крупные предприятия и объекты инфраструктуры. Основными отраслями, которые останутся в Новороссии к моменту изгнания Украины, останутся полунатуральное сельское хозяйство, выращивание горожанами продуктов на пригородных огородах и дачах, логистика по развозу и распределению гуманитарной помощи, частично пищевая промышленность и ЖКХ, охрана, парамедицина, отдельные производства и услуги, напрямую используемые в производстве вооружения и обслуживании армии Новороссии. Финансовая система сведётся к пользованию наличным российским рублём и быстро вытесняемой гривной, налоговая система выродится в систему вменённых платежей местным военным комендатурам от тех немногих хозяйственных субъектов, которые всё ещё будут хозяйствовать (прежде всего, наверное, из логистики и пищепрома). Де-факто, организацией жизни и распределением гуманитарной помощи на момент заключения перемирия будут заниматься военные комендатуры.

Как тогда нормализовать жизнь в этой обстановке? Авторы программы движения «Новороссия», наверное, предложили бы провести выборы во все органы власти, составить новое правительство мирного времени, взять большой кредит у России на восстановление инфраструктуры и т.д. И облагодетельствовать население социальной поддержкой – всем по порядку давать шоколадку и ставить, и ставить им градусники.

К сожалению, такой сценарий представить сложно. Какие могут быть выборы в первые месяцы после войны, да и зачем они нужны, если военные власти Новороссии и так будут легитимизированы военными действиями? Какое восстановление инфраструктуры на российские деньги, если Новороссия по населению и территории в десятки раз больше Абхазии, да и сейчас РФ пожадничала предоставить оружия на намного меньшую сумму, чтобы Донбасс смог защититься от разрушения бомбёжками и артобстрелами? Какая социальная поддержка, если даже поток гуманитарной помощи с прекращением войны начнёт иссякать, а своя налоговая система ещё не будет налажена?

Как это ни банально, восстановление придётся начинать не отталкиваясь от идеала, а отталкиваясь от того положения, которое сложится к моменту перемирия. Если от налоговой системы останутся только вменённые налоги, то на первое время их и нужно собирать, постепенно отказываясь от той части налога, которая приходится на доход с капитала, и смещаясь к изъятию земельной ренты. Нужно потихоньку вводить налоги на потребление. Нужно создать свою банковскую систему со своей денежной единицей. Если при этом с самого начала запретить досрочное снятие срочных депозитов и кредитование из депозитов до востребования, можно сосредоточить в руках государства весь эмиссионный доход в несколько процентов от ВВП, а значит, держать низкими другие налоги. Нужно восстанавливать инфраструктуру, в каждом проекте предварительно убеждаясь, что приращение налоговых сборов с данной территории покроет расходы на восстановление. Нужно помогать в запуске остановленных производств как на центральном, так и на местном уровнях, всякий раз договариваясь с их владельцами о будущих налоговых платежах. Постепенный рост налоговых сборов позволит «запустить» бюджетную сферу, начать выплату пенсий и пособий, отказаться от гуманитарной помощи. Власть, сосредоточенная поначалу вокруг военных комендатур, будет постепенно «обрастать» хозяйственными функциями и смещаться в «гражданскую» сторону.

Отдельный вопрос – компенсации пострадавшим и жертвам войны. Необходимо справедливо разделить все тяготы, связанные с последствиями боевых действий. Это не только регулярные выплаты ополченцам и членам семей погибших, но и компенсации экономических потерь. Я считаю не только заслуженным, но и абсолютно необходимым решить этот вопрос за счёт тех украинствующих, из-за которых началась война. Необходимо «вычислить» представителей предпринимательского сообщества, офисного планктона и интеллигенции, поддерживавших Майдан и выступавших против России, изъять у них и их семей всё имущество и выслать из страны. Естественно, те из них, кто совершил тяжкие преступления, должны быть привлечены к уголовной ответственности. Их жильё и активы должны быть реализованы, с выдачей компенсаций (всё по рыночным ценам) тем, кто потерял жильё во время войны и тем предпринимателям России и бывшей Украины, которые финансировали во время войны сопротивление. И только если останется дополнительная собственность, не пошедшая на компенсации, можно будет подумать о передаче лишних активов в Пенсионный фонд. Если у власти хватит политического мужества пересмотреть итоги приватизации, то и эти активы следует передать Пенсионному фонду, а не проедать на текущие госрасходы.

Дальнейшей задачей республики должно стать скорейшее восстановление народного хозяйства с опорой на собственные финансы, но с полномасштабной внешней торговлей, воссоединение с Россией, смена политического режима в Москве и возмездие всем «невмешательцам» на территории РФ, которые позволили развязать между Новороссией и Украиной братоубийственную войну и не помогли предотвратить кровопролитие.
Tags: Новороссия
Subscribe

  • Дискредитирующие признаки (окончание)

    /Окончание. Начало здесь. Просьба оставлять тут же комментарии к обеим частям./ * * * В завершение ответа остаётся рассмотреть только один…

  • Дискредитирующие признаки (начало)

    Полтора года пандемии коронавируса позволили нам отследить зловещую роль, которую сыграли самые разные локусы политического, общественного,…

  • Понимать источник беды

    Происходящее в Белоруссии – очередной акт череды катастроф русского народа, организованной той же силой, которая устроила предыдущие катастрофы…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 40 comments

  • Дискредитирующие признаки (окончание)

    /Окончание. Начало здесь. Просьба оставлять тут же комментарии к обеим частям./ * * * В завершение ответа остаётся рассмотреть только один…

  • Дискредитирующие признаки (начало)

    Полтора года пандемии коронавируса позволили нам отследить зловещую роль, которую сыграли самые разные локусы политического, общественного,…

  • Понимать источник беды

    Происходящее в Белоруссии – очередной акт череды катастроф русского народа, организованной той же силой, которая устроила предыдущие катастрофы…