Previous Entry Share Next Entry
НАШИ СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ПРЕИМУЩЕСТВА. II
Chango
miguel_kud
/Продолжение. Начало в предыдущих записях (0, 1)./


II. Трудности слива

1. Внутренняя невозможность восстановления статус-кво

Другая сторона действительности – реальные проблемы, с которыми нынешние руководители РФ, продавливающие предательское соглашение с Западом, сталкиваются уже внутри страны. Благодаря активности патриотов, привязавших несчастья Новороссии к деятельности путинского режима, её быстрый слив Кремлём будет означать серьёзные проблемы для установившейся в РФ системы, практически неизбежный скорый крах. После сентябрьского брифинга Стрелкова предательская сущность перемирия и минских соглашений практически не оспаривается в публичном поле, и вопрос только, кого винить за это предательство – царя, бояр или всех сразу. Когда Милошевич по похожему сценарию сдал краинских и боснийских сербов в строгом соответствии с пожеланиями Запада, это не спасло его ни от отнятия Косова, от своего Майдана. Так же будет и здесь. При этом, в сценарии сдачи Новороссии, заступиться за Путина будет вообще некому, его судьба предрешена. Но и не сдавать её путинский режим тоже не может в силу своей внутренней сущности и неспособности руководить страной в условиях настоящей конфронтации. По этой причине «на выходе» кремлёвской активности получается некая промежуточная линия, оборачивающаяся и для страны, и для режима теми же бедами, с которыми было бы связано следование обеим крайним линиям, но не дающая преимуществ ни одной из них.

По своему генезису путинский режим является продолжением той части ельцинского ликвидкома, которая осознала в конце 90-х, что в пределах её горизонта планирования можно не ликвидировать Россию быстро, а затянуть удовольствие и славно пожить всё это время. Соответственно, были предприняты меры по прекращению активного разрушения – обуздание сепаратизма, усиление налоговой дисциплины для углеводородного сектора, направление части заработанных нефтедолларов на проекты в провинции, дополнительное финансирование госсектора. И оказалось, что у страны всё ещё немало жизненных сил: простое торможение разрушительных процессов запустило автономные ростки развития и укрепления, будь то в создании инфраструктуры, переменах навязываемой идеологии или в принимаемых программах вооружения. Они не могли переломить общей тенденции физического ослабления страны (в критериях готовности к противостоянию), но сильно её замедлили. Появилась стойкая уверенность, что это надолго.

Однако тут выяснилось, что Западу надоело ждать. Точнее, он и предыдущие пятнадцать лет не ждал, а действовал. Затишье было только на внутрироссийском фронте. Ни на минуту не прерывались программы по выдавливанию России с Украины, по переформатированию Ближнего Востока. А теперь, когда Украина уже переформатирована, пришла очередь РФ. Тем более что она дала прекрасный повод неуклюжим присоединением Крыма.

Здесь необходимо подробней остановиться на экономической подоплёке украинских событий минувшего года – благо, теперь-то мы вполне можем реконструировать её по внешним признакам, всего лишь подключив немного цинизма. С подписанием соглашения об ассоциации Украины с Европейским Союзом предполагалось, что Европа заберёт себе рынок Украины, получив через неё дополнительное беспошлинное окно в Таможенный Союз, однако обязанности по содержанию республики останутся за РФ. Разве что, формы поддержки изменились бы: вместо заработка на дешёвом газе Украина бы наживалась на контрабанде в Россию европейских товаров и наоборот, при этом подпитка через российские капиталовложения на Украине и через участие украинских предприятий в российских кооперационных проектах осталась бы.

Ознакомившись с этими условиями, путинское руководство поняло, что «потянуть» Украину не сможет, денег не хватит, да и транзитную Трубу есть риск потерять, так и не достроив Южный Поток. Возможно, пришлось бы продавать газ на границе Сумской области по минимальной цене. Заявления московских чиновников, что дело только в экономике и они не помышляют о политических требованиях к Украине, оказывается, не были лукавством. Теперь-то хорошо видно, что наступление Запада и русская проблема на Украине были Кремлю безразличны – речь действительно шла только об экономической устойчивости РФ и правящего в ней режима.

Как только Москва довела до Януковича, что финансировать Украину в Евроассоциации не сможет, Янукович в панике заметался, ведь получалось, что он сдавал Европе страну за бесплатно, обрекая её на экономический кризис и себя на потерю власти. В полной истерике, он пытался просить живых денег даже у Китая, но реальный многомиллиардный куш, в обмен на откладывание ассоциации, подкинул только дрогнувший Путин.

Трудно сказать, чем руководствовалась кремлёвская верхушка, принимая это решение. По всей видимости, Путин и товарищи реально верили, что 15 миллиардов коренным образом изменят геополитическую ситуацию, Янукович переизберётся в 2015-м году, а там видно будет. Однако получилось, что Зло не только не было побеждено Баблом, но использовало его против России! К осени 2014 года положение РФ стало просто отчаянным: потеряв Украину, она стала на Западе изгоем без права на реабилитацию. Стало очевидно, что по стране будут бить, а отвечать нечем.

Московскую элиту обуял животный страх перед судьбой Милошевича и Каддафи. Она уже готова пойти на всё, на любое унижение и любую сдачу, лишь бы её лично не трогали. Они бы и Путина рады сдать, если бы это вернуло статус-кво медленного загнивания.

Но тут в помощь России пришли новые объективные обстоятельства, делающие невозможным возвращение к ситуации годичной давности – что с Путиным, что без него. Они бы не были критичны, если бы экономико-политическая структура была ориентирована на независимое развитие, а не обслуживание нефтегазового экспорта и расходование нефтедолларов как главный двигатель прогресса. Однако устройство Страны-Трубы, режим которой вынужден подстраиваться и под Запад, и под популистские потребности внутренней политики, не предполагает запаса прочности. Стране, в которой отстаёт либо разваливается любая подсистема, кроме добычи/продажи углеводородов и потребления заработанного, не на что опереться, когда единственные два столпа её прочности подрубает мощным штормом.

1) Первую причину мы уже указали – это неготовность США дать России догнивать в медленном темпе, по крайней мере, с Крымом и Путиным. Уже введённых санкций достаточно, чтобы ударить по добывающему сектору – основе финансовой устойчивости режима. Если же элита сможет избавиться от Крыма и Путина, то ещё больше лишится внутренней легитимности, а это стократно увеличивает риски.

(У элиты, в случае отстранения ею Путина, просто спросят: а кто вы такие? – и ответить будет нечего. Если в 90-е власти обеспечивали легитимность, пугая народ реставрацией социализма, объясняя своё право на власть прошедшими выборами и обещая возможность убрать себя через выборы, то сейчас это не сработает. Потому они и не решаются скинуть Путина, что он легитимизирует их злокачественную структуру. И нельзя исключать, что захват Крыма мыслился верхушкой как дополнительный легитимизирующий фактор. Вашингтоном этот захват был разрешён (в качестве «кувейтской ловушки»), и теперь всякие стариковы могут убеждать народ: «мы же Крым забрали, так чего вопите? Затягивайте пояса!». Теперь даже Путин не сможет сохранить легитимность, отдав Крым обратно. Поэтому, поскольку сохранить легитимность в случае тихого переворота не удастся, после устранения Путина путчистам придётся полностью заваливать путинскую шушеру и насаживать колониальный аппарат – правительство с неограниченными фашистскими полномочиями гауляйтерского толка, которое будет наводить порядок жёсткой рукой, ультраправое, с элементами патриотической риторики, как на Украине. У него не будет ресурса согласия подданных на осуществление власти, придётся опираться только на силу. Грядут очень сильные перестановки, определятся немногие победители, остальных сожрут. Но это повлечёт войну за независимость, уничтожающую гауляйтеров.)

2) Вторая причина – рост оппозиционности российского общества. Прежде всего, подъём русского национального самосознания по обе стороны искусственной границы между РФ и Украиной. Опросы общественного мнения, якобы показывающие всё ещё высокую поддержку кремлёвского президента, если и отражают действительность, то только количественно. Поддерживать власть продолжает лишь политическое «болото», не имеющее стойких убеждений. Раскачать его, под влиянием объективного ухудшения жизни и решительного антипутинства активного меньшинства, будет не так сложно.

Что же до активного меньшинства, то правящий режим попал в ситуацию, когда сам себе подготовил могильщика, разжигая противоречащие друг другу ожидания и раздавая несовместимые обещания в стремлении понравиться сразу всем и набрать максимальный рейтинг. Периодически допуская в течение полугода правдивые репортажи по телеканалам и развивая грозную риторику, Кремль допустил заражение народа (точнее, достаточной прослойки) идеями национально-освободительной борьбы, для которой состоявшееся предательство абсолютно неприемлемо и уже повод, чтобы ненавидеть власть. Если эти люди и не будут участвовать в предстоящем Майдане, то только из отвращения к организующей его оппозиции. Помогать режиму они станут только в том случае, если почуют возможность перехватить инициативу и покончить как с действующей компрадорской властью, так и с её прозападными оппонентами. Один только омерзительный Лавров своим позорным блеянием о пощаде в атмосфере растущего запроса на гордость и патриотизм сделал намного больше для создания революционной ситуации, чем самый пламенный оратор любого митинга.

С другой стороны, не меньше грозной риторики слышалось и по другому поводу – о борьбе с коррупцией, движении к самоуправлению и гражданскому контролю, сломе системы феодальных привилегий и «социальных лифтах». Сложно сказать, насколько именно эти факторы мешают развитию по сравнению с остальными, но среди экономически и социально активных граждан развито убеждение, что именно в них всё дело. Мелкий предприниматель, постоянно сталкивающийся с вымогательством госчиновника или полиции либо не способный выбить кредит в банке, всегда будет убеждён, что его прозябание – результат вредительства со стороны государства. Даже если на самом деле проблема в ёмкости того микрорынка, на котором он работает, или в негодности бизнес-плана. Даже если на положенную систему противопожарных мероприятий ушло бы больше денег, чем на взятку инспектору, именно инспектор, берущий взятку, и стоящее над ним правительство будут виноваты в нехватке денег. Крупный предприниматель, инвестиционные проекты которого связаны с отсталой технологией, не повышают производительность экономики и не приносят достаточно высокого процента, будет винить в своих бедах не недостатки собственного инвестпроекта, а Центробанк, «зажимающий» ликвидность в попытке удержать инфляцию в заданных рамках, хотя высшие чиновники обещали доступные кредиты. (Другой вопрос, что и крайне сомнительная цель снижения инфляции любой ценой в период стагнации тоже была навязана режиму его же собственной популистской антиинфляционной пропагандой, которую теперь пришлось претворять в жизнь.) В результате правительство само себя загнало в ловушку нереализуемых обещаний – быстрой ликвидации коррупции, создания для бизнеса инфраструктуры за госсчёт, снижения инфляции и широкого кредитования, – срыв которых неизбежно настраивает против него экономически активных людей. В погоне за дешёвой популярностью госаппарат ушёл от честного разговора по непростым и неоднозначным проблемам экономического развития, в результате чего теперь никто не будет слушать сложных и правдивых объяснений.

Ещё одно направление правительственной пропаганды, которое теперь сослужит Кремлю дурную службу, – взятие завышенных социальных обязательств, не обеспеченных бюджетными доходами. Касается ли дело пенсионного возраста или судьбы материнского капитала (либо детских пособий), в самый ответственный момент чиновничьего обсуждения и перетягивания каната не телеэкранах неизменно появлялся кремлёвский президент, обещавший никого не ущемлять и только давать побольше денег. Кто его просил??? И вот, уже сейчас для выплаты пенсий пришлось нарушить прежнее обещание о том, что часть пенсионных взносов будет идти на накопительную пенсию работника. Дальше демографическая ситуация будет только ухудшаться и, если только не случится экономического чуда, денег всё равно не хватит. В очередной раз выбран вариант отложенного решения, хотя в будущем условия для преодоления проблемы будут только хуже. С большой вероятностью сама элита поддержит революцию как способ обнуления прежних, всё равно нереализуемых, социальных обязательств.

3) Всё это подводит нас к третьей причине неизбежного обвала режима – резкому ухудшению финансового положения страны. На длительное перемирие нет денег. Уже до всяких санкций федеральный бюджет перестал быть профицитным и правительству пришлось идти на ухищрения с накопительной частью пенсий. Поражение Кремля на Украине радикально приблизило страну к банкротству, поскольку приведёт, скорее всего, к кумулятивному эффекту сразу нескольких факторов.

  • Первый – это санкции и торговая война, необходимость дополнительных вложений в Крыму при сохранении спорных затрат на подготовку к престижным спортивным соревнованиям. Надежда решить вопрос дополнительными налогами была бы логичной в другой политической ситуации, но в конкретных условиях сегодняшней РФ обречена на провал, поскольку раздраконенное украинским поражением и завышенными обязательствами население не посчитает повышение налоговой нагрузки справедливым, социальная обстановка резко обострится.

  • Второй фактор – это то, что содержание разорённой Майданом Украины повесят на Российскую Федерацию, и Кремль даже не предпринимает активных попыток уклониться от выплаты контрибуции. В домах Киева и Львова по-прежнему будет тепло. Но в нынешнем состоянии и России, и Украины долго тянуть последнюю за счёт первой физически невозможно. Пропагандисты ХПП бесконечно рассказывали нам об экономическом крахе Украины, который будто бы неизбежен и приведёт к повороту Украины в сторону России, а на самом деле, если этот экономический крах и случится, то, во-первых, он не сделает Украину пророссийской, а во-вторых произойдёт одновременно с российским экономическим крахом – как раз из-за того, что Россия не сможет тянуть посаженного на неё паразита. (Вообще ситуация парадоксальна: пропагандисты ХПП говорили, что недопустимо вводить войска на Украину, потому что тогда бы пришлось восстанавливать разрушенное и содержать Украину, а получилось, что восстанавливать разрушенное и содержать скачущую Украину пришлось именно из-за того, что войска не ввели!)

  • Наконец, третий фактор – это нарастающие дефициты региональных бюджетов и крупных компаний, которым едва ли удастся перекредитоваться в свете наложенных Западом финансовых санкций. Придётся расходовать ЗВР, но они быстро уйдут. Начиная с какого-то момента, государственный внешний долг начнёт превышать оставшиеся резервы, и тогда, возможно, станут обрезать перекредитование уже федерального бюджета. В условиях острой нехватки денег в разных бюджетах элиты будут разворовывать их максимальными темпами, как в последний день, и это обрушит конструкцию лавинообразным образом. Впрочем, описанный здесь финансовый крах с исчерпанием ЗВР – проблема ближайших трёх-четырёх лет, а политическая атака на правящий режим возможна намного раньше.


Надо сказать, что «объективно» бюджетные проблемы России далеко не критичны, и любая здоровая система их бы преодолела, изменяя налоги/расходы и повышая эффективность. Как не был «объективно» критичным 20-миллиардный торговый дефицит Советского Союза в 80-е (меньше процента от ВВП страны по ППС). Речь, однако, идёт о том, что, по всем внешним проявлениям политической конфигурации в РФ, провести необходимые меры не удастся. Российская элита, откровенно исповедующая принцип «бабло побеждает зло», всё надеется залить возможную революционную ситуацию деньгами, но ничего не получится. Система откровенно сыпется, и вернуть её к состоянию годичной давности невозможно.


2. Фрустрация и вынужденная патриотизация средних элит

Другая серьёзная проблема кремлёвской верхушки – это второй эшелон элиты и госаппарата, который не имеет «запасных аэродромов» за рубежом и привязан к существованию России. В настоящий момент они составляют объективную (хоть и пассивную пока) оппозицию возможным попыткам правительства полностью слить Новороссию и следом сдать с потрохами Россию. Разбухший чиновничий аппарат, следующее поколение либеральной интеллигенции, часть элит, армейские полковники – все они обречены и приговорены в сценарии капитуляции. Пока что они пытаются саботировать процесс слива, цепляются за статус-кво, и практически невозможно представить сценарий, в котором они дадут Путину и его команде слиться до конца.

Здесь необходимо сделать отступление. Дело в том, что границы той части элиты, у которой запасные аэродромы есть, на самом деле очень зыбки, но имеют чёткую тенденцию к скукоживанию из-за всё той же неорганизованности Запада, перегибающего палку в иррациональном стремлении поскорее добить Россию. Нельзя идеализировать российское чиновничество, начальствующих силовиков и депутатский состав. Значительная их часть имеют на Западе вид на жительстве и хотя бы небольшой капитал. Это может быть отжатый и переоформленный на родственников бизнес, затем проданный либо перерегистрированный за рубежом, это могут быть правильно закупленные акции приватизированных компаний, подорожавшие, потому что конкретный покупатель заранее знал о перспективах функционирования этих компаний, это может быть банальный заработок на откатах или усложнённом взяточничестве нового типа, когда преференции какому-то бизнесу оплачиваются через выгодное рабочее место для родственника ЛПР.

Так или иначе, капиталы за рубежом накоплены немалые, но внезапно оказалось, что они не дают тех прав и перспектив, на которые рассчитывали собственники. Они надеялись купить инвестициями благосклонность цивилизованной страны, а теперь оказалось, что это не продаётся. Их не приняли на Западе, с ними обращаются, как с собакой, вытирают о них ноги, «посылают» при любом обращении в госорганы, отбирают деньги, арестовывают детей либо, как минимум, держат под колпаком. Все их транзакции засвечены и при желании будут использованы в качестве доказательства отмывания денег, даже если на деле были абсолютно легальными. И это – просто неизбежная часть нынешней кампании Запада по давлению на Россию. Опять-таки, в силу устройства бюрократического механизма и политической системы США и Европы, у Запада нет возможности пройти по лезвию бритвы и прищемить российскую элиту ровно настолько, чтобы она скинула Путина, но не так сильно, чтобы она отчаялась и бросилась искать спасение только внутри страны.

Ещё не все представители российской элиты поняли, в насколько двойственном положении оказались. Умных мало. Их воровской бизнес возможен только при вахтовой выкачке из России, а на Западе их даже с инвестициями не ждут как полноправных членов, передавят и ограбят. Как они наладят на Западе легальный бизнес, не зная языка, не понимая местной культуры, местной экономической специфики и местных особенностей ведения бизнеса, не владея производительными навыками, имея выродка-сына и шлюху-дочь?

Российская средняя элита, ориентировавшаяся на Запад, подведена к состоянию фрустрации: они всё время строили в Лондоне стеклянный замок, а он оказался карточным домиком, легко сдуваемым геополитическими ветрами. И абсолютно понятно, что плыть дальше по воле волн у средней элиты не получится, конформистам придётся определяться.

Конечно же, у средних элит тоже много целей, причём они не умеют их соизмерить и не знают, как их добиться. Профессионалы либо выдавливались из системы, либо жёстко переформатировались и разлагались. Многие из оставшихся – уроды и конченые ублюдки, поведение которых в экстремальной ситуации невозможно прогнозировать. Они могут и патриотами стать (иначе сажать начнут), и, напротив, на Кремль пойти (ведь отпрыски за границей). Возникнет сразу несколько моментов неопределённости с точками бифуркции.

По этой причине поведение средних элит можно будет направить по нескольким сценариям. С одной стороны, в случае революции средний и низовой госаппарат сможет участвовать в восстановлении государственности при новом патриотическом правительстве, с другой – сможет поддаться ложным обещаниям западных доброхотов и пойти на регионализацию, отпадение от недееспособной Москвы; тогда задача расчленения России будет выполнена. В первом случае, который следует признать намного более вероятным, представители средних элит станут вынужденными патриотами, чтобы сохранить хотя бы что-то, пусть и потеряв вывезенное на Запад. Другое дело, что тогда возникнет вопрос, как убрать с насиженных мест некомпетентную и разложившуюся часть госэлиты, однако проблема эта либо возникнет уже после острой фазы противостояния, либо ситуация будет настолько тяжёлой, что вертикальная мобильность повысится автоматически.

Как бы то ни было, ни один из сценариев поведения средних элит не предусматривает сохранения путинского режима. Средние элиты, может, и расстанутся с активами на Западе, но не простят их напрасной потери тому, кого посчитают основным виновником их бед, кто ничего не может сделать для защиты их запасных аэродромов. Фантазии о том, что Путин наладит новую опричнину и железной рукой восстановит всеобщее подчинение, обречены на провал. Ему не удастся восстановить послушную вертикаль ни для сдачи России, ни для её героической борьбы с Западом, ни для промежуточной линии. Историческое время упущено.


3. На пороге полуфейкового Майдана

Конечно, нам и тут надо рассмотреть возможные лазейки для ухода правящего режима от предначертанной ему судьбы. Так, нельзя исключать, что режим Путина сыграет на опережение в «фирменном стиле» Суркова и сотрудничающих с ним политтехнологов. Режим может пока поддержать Новороссию, не дать ей погибнуть, по-быстрому провернуть фейковый антипутинский Майдан, задавить его с помощью «истинных патриотов» и тогда уже спокойно сдать Новороссию, не опасаясь возмущения. (То, что эта власть не сможет ни организовать жизнь под санкциями, ни тем более возглавить страну в войне, ясно абсолютно; посему других сценариев, кроме как, в конечном итоге, всё сдать, она и не рассматривает.)

Выгода от такого сценария сразу для многих участников достаточно очевидна. Во-первых, сам замысел (если рассматривать только внутрироссийские аспекты) крайне неглуп и является классическим «выпусканием пара», позволяет покончить со всякой оппозицией. Наблюдая в прямом эфире звериную схватку фейковых запутинцев с фейковыми антипутинцами, какие-то патриоты побегут на Майдан или Антимайдан, а другие, увидев фальшь происходящего, надолго отойдут от публичной политики. Во-вторых, политики и пропагандисты с обеих сторон немало заработают. В-третьих (по крайней мере, так могут думать в Кремле), можно будет показать Западу, что мы тоже не лыком шиты, способны и Майданы проводить, и блестяще их побеждать.

Конечно, это один из вероятных сценариев, наиболее логичный с точки зрения Кремля, но и тут возникает реальная загвоздка. Дело в том, что фейковый Майдан будут организовывать всё те же мастера фейков, которые не умеют делать ничего другого. А это значит, что реальные долгосрочные политические задачи при этом по-настоящему решены не будут. В организации фейкового Майдана надо пройти по лезвию ножа между «недолётом», при котором в реальность происходящего поверят только квасные ура-патриоты, либо «перелётом», при котором Майдан выйдет из-под контроля. Как организаторы смогут это гарантировать, если реально что-то знающие технологи цветных революций – американцы – будут не помогать фейкоделам, а работать против них? Они либо разоблачат не нужный им фальстарт, либо подключатся к тому, чтобы перевести фейк в режим всамделишнего Майдана. При этом переключение будет проведено незаметно для местных кукловодов, они потом и сами не поймут, когда же наступил тот момент, до которого они всё контролировали и после которого они ни на что уже не влияли.

Можно представить и другие варианты, но очень сложно представить себе сценарий, при котором ныне правящий режим России сможет и сдаться Западу, и усидеть во власти. Его свержение неизбежно в силу сочетания внешних и внутренних факторов. Невозможно развернуть антироссийскую махину на Западе, невозможно стабилизировать политическую и социально-экономическую атмосферу внутри страны, поэтому что-то вроде Майдана неизбежно. (Если только Запад не решит сначала привести Россию к чисто военному поражению с помощью недееспособного режима, а потом уже валить режим, который помог его военной победе, хотя это представляется слишком рискованным для Запада.) В обстановке неопределённости московского Майдана, которую Запад не сможет стопроцентно контролировать, к власти вполне могут прийти реальные патриоты, способные выйти за пределы устоявшихся «сливных» схем.


* * *

Итак, правящий режим РФ оказался в тяжелейшей ситуации. Сочетание объективных внешних и внутренних условий делает невозможным проведение никакой чёткой линии – ни однозначного слива, ни патриотического поворота. Однако и отказ от решения не только не вернёт статус-кво годичной давности, но (как и любой другой вариант) ведёт к созданию революционной ситуации, справиться с которой не получится. Трудно предсказать в деталях поведение широких слоёв населения и средних элит, но ни те, ни другие не позволят удержаться режиму. Попытки же выпустить пар через фейковый мятеж, если и начнут получаться, то, скорее всего, приведут к ускорению революции и тяжёлому поражению инициаторов.

При этом, как и в предыдущем разделе, нам остаётся добавить, что тем самым история предоставит России шанс, а сможет ли она им воспользоваться, зависит только от нас.

/Продолжение здесь./

Путинский режим бла=бла-бла, коррупция и обнищание бла-бла-бла, падение режима бла-бла-бла, революция бла-бла-бла. Это краткий перевод для тех кто благоразумно не желает читать этот бред. Ваши хотелки понятны они не оригинальны и укладываются в три строчки, кому вы обращаете столько много букв? Когда я слышу завывание "путинский режим" (путяра, рашка и т.д.)я явственно вижу перед собой человека которого так или иначе кинули на бабло, прищемили не умеренные апетиты и т.п. или наоборот сильно заплатили за писание вирш, которые никак не соотносятся с реальной действительностью наподобие украинских СМИ. У кого вы ищите сочувствия? У жалких болотных активистов? У народа, которому глубоко наплевать на ваши проблемы?

Да, режим у нас компрадорский. Но вы и иже с вами хотите построить режим компрадорский в квадрате по типу Украины. Нам это не надо и это у вас не получится....

"Нам это не надо" - а Вы от чьего имени вещаете, собственно?

Весьма убедительно. Нестыковок не нашел.

Кроме, может быть этого - "колониальный аппарат – правительство с неограниченными фашистскими полномочиями гауляйтерского толка, которое будет наводить порядок жёсткой рукой, ультраправое, с элементами патриотической риторики, как на Украине. У него не будет ресурса согласия подданных". Такое правительство страну не удержит, последствия будут те же, что и на Украине.

Или хуже..
На Украине можно было быстро перебрасывать боевиков в Харьков или Одессу за короткий срок-благо расстояния небольшие.
В России такие "отряды" вполне могут раствориться в бескрайних просторах

(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
К сожалению, прогнозы Мигеля сбываются.

(Deleted comment)

Есть свет в конце тоннеля

Посему в текущий исторический момент налицо противоречие империализма (социальное государство под управлением капитала) с социальным государством, контролирующим капитал (это РФ). И там и тут государство опирается на потребителей, ибо господствует мировоззрение потребления. Китай стоит особняком, оставаясь государством диктатуры пролетариата, но на той же стороне противоречия, что и РФ.
http://nipolin.livejournal.com/7400.html
Противоречие труд – капитал основное противоречие, породившее социализм.
Ныне социализм победил так или иначе в мировом масштабе. Это звучит странно или парадоксально, но пролетариат (наёмные работники) добились в ходе мировых исторических передряг 20-го века соблюдения капиталом своих основных человеческих прав в объёме прав потребителя. И как ни парадоксально, но это доказал сам факт распада СССР, когда пролетарии – наёмные работники государства диктатуры пролетариата, ставшие потребителями-совками пошли на отмену диктатуры пролетариата и добровольно отдались под власть капитала, который создал более благоприятные условия для потребления. Таким образом, вопрос – кто победил в холодной волне, социализм или капитализм - остаётся открытым, так как на деле победили потребители.


Давай про закон Ртенберга рассказывай.

А чего по нему рассказывать?

После принятия партией воров-начальников данного закона, всем стало ясно, что сама верхушка жаждет майдан в Москве! Это же провокация.

а рассматривает ли автор диктатуру при которой все несогласные будут уничтожены?

Я не Станиславский, но не верю. Технически трудно осуществить, даже в нынешней Урине.

(Deleted comment)

Ответ отрицательный

Пока об этом говорить с уверенностью нельзя:

1. Во-первых, Он ещё не помогает режиму, а делает весьма амбивалентные заявления, от которых режиму не факт, что полезнее.
2. Во-вторых, Он ещё и движение не начал, на перепутье.
3. В-третьих, моё соображение относилось к большим социальным слоям, а не к отдельным личностям. Почему так? Ну вот, например, важная частность: большая система или группа никогда не может скрыть своих стратегических замыслов, всё у неё лежит на поверхности. А отдельный человек - сколько угодно может скрывать свои намерения. Вот, в массе своей патриоты согласятся бороться с Майданом, только когда уже с открытым забралом можно будет идти и говорить, что Путин - следующий, для него уже и осиновый кол наготове. (Из этого, в частности, следует, что режим не будет прибегать к помощи таких патриотов и предпочтёт всё сдать, только вот много ли он к тому времени будет контролировать?)

Моторола это легенда!

Гордая и живая легенда!

Мигель великолепен

в этот сценарий хорошо дополняют все действующие персонажи российской действительности
от Дугина, Стрелкова до ВВп
полная картина у нашего автора

Так или иначе, капиталы за рубежом накоплены немалые, но внезапно оказалось, что они не дают тех прав и перспектив, на которые рассчитывали собственники. Они надеялись купить инвестициями благосклонность цивилизованной страны, а теперь оказалось, что это не продаётся. Их не приняли на Западе, с ними обращаются, как с собакой, вытирают о них ноги, «посылают» при любом обращении в госорганы, отбирают деньги, арестовывают детей либо, как минимум, держат под колпаком.

Запад в данном случае повторяет ошибку Гитлера на Восточном фронте, не оставлявшего врагу дороги к жизни и тем самым вынуждавшего его сражаться насмерть.
Эта ошибка тем выглядит тем более странной, что в той же Первой мировой, где всё тот же Гитлер принимал непосредственное участие, германский Генштаб провернул удивительную по своему масштабу и эффективности операцию разложения громадной пятимиллионной армии Российской империи.
Но кто захочет сдаваться людям, которые просто огораживают скопления пленных колючей проволокой и оставляют их подыхать от голода под открытым небом? Кто согласится отдать свою землю врагу, который истребляет население целых сёл и деревень поголовно? Кто пойдёт на сотрудничество с теми, кто даже своих подстилок вроде Бандеры преспокойно шлёт в концлагерь за малейшую попытку самовольничать? Развернув тотальную войну против Советского Союза, Германия получила тотальный же ответ. Выдержать который она не могла уже хотя бы в силу явного неравенства в общей численности населения.

Любопытно, что в действиях ополченцев Новороссии и курирующей их РФ понимание этой ошибки явно просматривается. Именно поэтому открывались коридоры для контролируемого выхода украинских солдат из котлов, именно поэтому их так безотказно принимали на территории России и даже лечили. Солдат, знающий, что почти в любой он может сбежать с поля боя, и что никто при этом не придёт в его Львов убивать его детей и насиловать его жену, не будет проявлять стойкости и не окажется склонен к самопожертвованию. Россия сделала ставку именно на это — и не прогадала. Боеспособность частей ВСУ и Нацгвардии оказалась мало отлична от нуля, хотя наскрести по сусекам несколько расчётов для обслуживания разрушающих города Донбасса артиллерии им всё же удалось.

К сожалению, не всеми из классических стратагем Россия пользуется столь же успешно.

Вот всегда меня интересовало подобное - "... германский Генштаб провернул удивительную по своему масштабу и эффективности операцию разложения громадной пятимиллионной армии Российской империи." Вы это серьезно?

(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
Мигель, Вы совсем не рассматриваете движение (вероятное) военных (хунта) и потенциал низов. Хотя, может я что-то и пропустил, слишком много инфы. Буду читать снова, и, похоже, еще не раз...

Я не Мигель, но мнение имею. :)
Переворот военных в РФ практически исключен.

Попытка трезвого анализа. Но у Запада, в т.ч. у американского руководства вовсе нет стремления ущемить Россию: они возмущены лишь грубым нарушением международного balance с её стороны. В частности, Обама желает россиянам "развить дремлющие к них инженерные таланты" и тем самым занять достойное место в мире. Так что не надо паранойи.

Как в старой песне

"Ты мне что-нибудь родная на прощанье пожелай!"

(Deleted comment)

В законе Ротенберга плевок в общество!

Этим законом партия воров-начальников говорит всем россиянам, идите на майдан! Это же реально информационная подготовка к бунту! И сделала это власть сознательно.

>>>вместо заработка на дешёвом газе Украина

какой-еще "дешевый газ"? Украине Россия продавала последние годы газ дороже чем находящейся на две тысячи километров дальше Германии.

а то что господин Фирташ получал дешевый ( предполагаемо) газ - на этом зарабатывала не Украина а лично господин Фирташ и его подельники, господа Могилевич и Путин.

Германия предоставила "Газпрому" доступ на свой внутренний газовый рынок, а также активно лоббировала строительство "Северного потока" и являлась одним из его соинвесторов.
Белоруссия вошла в политический альянс с Россией и передала ей контроль над своей ГТС.
Британия и Нидерланды вложили огромные средства в диверсификацию системы газовых поставок, в строительство терминалов по приему СПГ, и теперь могут обойтись без российского газа вообще — следовательно, "Газпром" не имеет возможности диктовать им цену.

Все вышеуказанные государства получают российский газ по сниженной цене не за красивые глаза, а за вполне понятные уступки, жертвы, затраты и инвестиции. Так что Украину, всего этого благополучно избежавшую, корректнее сравнивать не с Германией, а с другими странами Восточной Европы. Словения, Болгария, Литва, Чехия, Македония и Польша закупают российский газ дороже, чем по 485 долларов за тысячу кубометров, а Украине уже и 385 долларов давно предложены, что практически соответствует той цене, которую платит Германия (379).

?

Log in

No account? Create an account