miguel_kud (miguel_kud) wrote,
miguel_kud
miguel_kud

Categories:

«НЕ В ДЕНЬГАХ СЧАСТЬЕ» – 9

/Окончание. Начало в предыдущих записях. Оглавление здесь./


Эпилог

Примерно на этом я бы хотел закончить разбор инфляционистских идей и подвести какую-то мораль.Как известно, я не испытываю никаких симпатий к нынешнему руководству РФ и считаю его правительством национальной измены, предавшим русских Украины и ведущим свою страну к национальной катастрофе. Что касается его экономической политики за прошедшие 15 лет, то тут оценка может быть и менее однозначной. Если исходить из цели безвольной интеграции в мировую экономику путём минимально «напряжного» и относительно безболезненного для народа встраивания в мировой рынок в статусе полуколонии с отдельными очагами собственных технологий, то до последнего времени многое удавалось, хотя даже на этом пути можно было достичь лучших результатов. Путинский режим боялся обидеть и «напрячь» не только олигархов и коррупционеров, но и самые широкие массы трудящихся и иждивенцев, а с такими установками можно только плыть по воле волн и мировой конъюнктуры. Власти оказались импотентами в запуске экономического роста, который поднял бы Россию в мировой табели о рангах – даже в рамках обычной, глубоко интегрированной в мировой рынок страны без претензий на своё цивилизационное целеполагание.

Но тут выяснилось, что сама задача безвольного встраивания и неизбирательной интеграции в мировой рынок противоречит сохранению России и русского народа как самостоятельных единиц, ведёт к их обезволенному размыванию и исчезновению. Уже первый серьёзный шторм показал ветхость корабля, его неспособность адекватно маневрировать в бушующем международном окружении. Страна не смогла выдать достаточно простой и очевидный ответ в абсолютно прозрачной ситуации, самоубийственно подвела сама себя к такому вызову, справляться с которым придётся с огромными жертвами и неопределённым результатом. Неясно, как Россия выдержит даже среднюю войну или десятилетнюю изоляцию, устроенную Западом и его саттелитами.

* * *

И вот тут интересно понаблюдать реакцию нашей, с позволения назвать, интеллектуальной элиты на стоящие перед страной вызовы.

На одном полюсе – откровенные предатели, готовые терпеть постепенное уничтожение России, лишь бы их лично не трогали и позволили дальше изображать национальное существование. Трудно даже подобрать, кто больше олицетворяет эту линию. Одни называют никчёмное ничтожество Лаврова, готового грозно сверкать очками и выражать озабоченности в ответ на массовые убийства русских, но при этом подчёркивающего готовность к дальнейшему сотрудничеству с партнёрами-убийцами. Другие слышат истинные чаяния предателей в выступлениях бывшего министра финансов Кудрина, который за эвфемизмами о восстановлении диалога с Западом прячет необходимость капитуляции. Третьи ценят негодяйскую искренность Белковского. Однако более рафинированным примером для меня стало выступление в своём блоге известного социолога С.Белановского, который почерпнул по капельке вдохновения у всех троих глашатаев измены, упомянутых нами:

«Согласен со всеми тремя. С Лавровым – что Западу, а может быть, и не только ему уже мало разрешения украинского конфликта. Ему нужна смена политического режима в России. Согласен с Кудриным – санкции могут продлиться лет 10, а кризис или стагнация (об этом Кудрин не говорил, но, считаю, что намекал) – лет 15. Допускаю, что прав Белковский – Путин, и только Путин готов развязать большую войну, имея в виду возможность применения тактического, а то и более серьёзного ядерного оружия. Согласен с Белковским и в том, что чем более возможность применения ядерного оружия станет принимать реальные очертания, тем более вероятен государственный переворот, отставка Путина, горбачёвщина и капитуляция (поначалу по типу афганской).

Вывод: и в военном, и в мирном сценарии Россия лишится статуса ядерной державы. О военном пусть рассуждают другие. А вот в рамках мирного сценария возможен обмен: полный уход России из Украины (технических аспектов не обсуждаю) плюс – это сейчас уже главное – полное ядерное разоружение в обмен на отмену санцкий, экономическую помощь, кредиты и прочее. После ядерного разоружения с экономической помощью и со многим другим могут кинуть, но это нормальная участь побежденного.

Итак, корректирую Лаврова. Для Запада смена политического режима в России – это прежуточная цель. А конечная или стратегическая цель – лишение России статуса ядерной державы, причём навсегда. Поскольку все средства для этого хороши, последствия будут печальны. Но ведь сами залезли в украинскую жопу...»


И, чтобы не возникало сомнений о том, что автор считает первопричиной тяжёлой доли РФ, автор конкретизирует в одном из комментариев:

«Гитлер в свое время был готов пожертвовать не только собой, но и всем немецким народом. Троцкий, кстати, тоже, только народ был русский.

Я не знаю можно ли сравнивать Путина с этими историческими героями. Белковский считает, что можно, разумеется, не по всем параметрам, а именно по параметру готовности пожертвовать своим народом.

Я не знаю, готов ли к этому Путин. Дай Бог, если нет. Но вторжение в Донбасс изначально было безумием. Причем, чем дальше, тем больше. И я не знаю, до каких пределов может дойти это безумие. Кто знает, может быть Белковский не так уж неправ.

Вы спрашиваете, что делать России в такой ситуации? В декабре 2013 я бы сказал: ни в коем случае не вторгаться в Украину. Тогда я не сказал этого только потому, что не верил в такое. Я что делать теперь, я не знаю. Но только не развязывать новый виток войны».


Мы не будем подробно останавливаться на полном наплевательстве Белановского на судьбы русских Украины, отказ «вторгаться в Украину», даже когда последняя ведёт откровенный геноцид русского населения Донбасса. Поговорим о том, как эта вырусь воспринимает себя в контексте судьбы РФ, которую считает своей страной, пусть и наплевав на русских Украины. Несчастный идиот искренне верит, что нахрапистость Запада – это неминуемая кара за саму по себе, пусть неполноценную и контрпродуктивную, попытку помешать Украине в осуществляемом ею геноциде Донбасса, а не неизбежное наказание за безвольную неготовность России отстаивать свои интересы непосредственно у своих границ, трусость и беспринципность при защите русских. Запад увидел, что РФ как страна – позорное дерьмо, элита которой трясётся за своё личное будущее, не готова защищать ни зарубежных русских, ни своих, лишь бы не трогали её капиталы. Потому Запад и решил воспользоваться моментом – добить потенциального соперника. Если бы вообще не помогли Донбассу, было бы то же самое, только быстрее.

Самое интересное – как Белановский смотрит на перспективы России. Старая академическая блядь в принципе не рассматривает вариант сопротивления, попытки отстоять страну и защитить её независимость. Она громко и настойчиво требует, чтобы Россия поскорее подняла лапки кверху и не мешала дальнейшему бытовому счастью лично этой бляди. Она перевела обсуждение в ракурс «почему вся страна должна страдать из-за одного человека?» – готова уже сейчас сравнить Путина с Гитлером, проклиная руководство за какую-то помощь Донбассу, лишь бы новые бургомистры, старосты и полицаи отблагодарили её потом за нынешнюю неполживую позицию и не снизили статус. Её устами истеблишмент забрасывает тему, как бы отдать российское ядерное оружие и избавиться от Путина, не провоцируя полный снос системы и смену элит.

У меня нет никаких сомнений, что существование России несовместимо с существованием такой интеллектуальной элиты. Фундаментальные установки и цели эрэфянской мрази принципиально не допускают, чтобы Россия начала как-то действовать и задержалась в Истории. Тут уж или-или. (Впрочем, даже если России суждено погибнуть, всё равно нужно позаботиться о том, чтобы белановские её не пережили.)

* * *

Есть и другой полюс среди российских интеллектуалов – те, кто предлагает России не умирать сразу, а «помучиться» в попытках выжить, и даже порой готовы помучиться ради этого сами. Глазьев, как и другие известные мне инфляционисты, олицетворяет эту линию. Тот же Глазьев в конце весны и начале лета выступал за более активное вмешательство России на Украине, совершенно правильно предупреждая об угрозах сидения на двух стульях. И теперь, когда Запад начал применять санкции, Глазьев, в отличие от Белановского, не зовёт отползать и вымаливать прощение, а серьёзно обсуждает, как России жить под санкциями, не прогибаясь, и продолжить развиваться. За это, конечно, честь ему и хвала. На уровне фундаментальных целей он не против России.

Но наряду с фундаментальными целями очень важен и вопрос профессионализма – того, как именно действовали бы Глазьев и другие инфляционисты ради достижения поставленных целей, если бы им была предоставлена свобода рук.

И вот в этом аспекте положение России откровенно катастрофическое. Выяснилось, что главная идея, оппозиционная нынешней экономической политике правительства, почти поголовно разделяемая известными сторонниками геополитического выживания России, сражения страны за своё будущее, – это далеко не новая вариация на тему экономического perpetuum mobile, идея о возможности ускорить экономический рост через раздачу дешёвых кредитов. Борьба с Центробанком стала для нашей оппозиции idée fixe, позволив убрать из объектов критики и газпромовские распилы, и налоговую систему, и несправедливое распределение национального богатство. Складывается впечатление, что в среде «легальных патриотов» безосновательно критиковать Набиуллину считается безопасней и позволительней, чем обоснованно разбирать деятельность Миллера и Дворковича.

Вообще, отвергая инфляционистские рецепты спасения российской экономики, я меньше всего хотел навеять читателю чувство безысходности от того, что последняя, как казалось, надежда на экономическое оздоровление оказалась обманкой. Здесь как раз нет никакой безысходности: возможности для выживания России в условиях санкций и для самостоятельного технологического развития существуют. Просто их не там ищут, а фальшивые рецепты спасения через печатание денег отвлекают внимание. Но вот ситуация с общественной мыслью по вопросам экономического развития действительно отдаёт какой-то безысходностью. У нас либо компетентный предатель Кудрин, либо некомпетентный патриот Глазьев – третьего не дано.

(Конечно, утверждения о компетентности Кудрина и некомпетентности Глазьева надо воспринимать достаточно условно. Кудрин звёзд с неба не хватает, но последовательно придерживается здравого смысла, подсказанного опытом функционирования рыночных экономик, например, сберегать деньги в «тучные» годы и расходовать в «тощие», не увлекаться печатным станком, знать, что бесплатных завтраков не бывает, и т.д. Для этого не надо быть семи пядей во лбу, только знание библейской притчи о тучных и точных коровах, а также непреклонный скепсис к проектам perpetuum mobile. В конце концов, консерватором в экономической политике можно быть по двум причинам: из-за понимания природы вещей и из-за боязни, как бы чего не вышло. Какое описание лучше подходит к Кудрину, науке доподлинно не известно. Что же касается Глазьева, то никогда не понятно, насколько он серьёзен. Всегда возможно, что в очередном прожекте он всего-навсего лукавит в популистских целях, а сам понимает его утопичность. Говоря о его некомпетентности, мы принимаем условия игры – делаем вид, что верим в искренность оратора.)

* * *

Как дошли мы до жизни такой? Я не исключаю версии о сознательном раскручивании российской политической системой только откровенно карикатурной оппозиции и подавлении некарикатурной, так чтобы у охранителей была возможность вопрошать «если не Путин, то кто?». То, что благодарной публике легче нравятся карикатурные персонажи, – само по себе. Навальный в роли политической альтернативы и Глазьев, олицетворяющий альтернативу экономическому курсу, – что ещё нужно для полного счастья и устойчивости правящего режима? Даже если у них не получится, пугая собой целевую аудиторию, до бесконечности укреплять правящий режим, ведущий Россию к катастрофе, то кто-то из них придёт к власти и поведёт её в том же направлении, пусть и другим путём.

В этих условиях, никакая другая линия, кроме самоубийственной, не придёт на смену линии правительства, поскольку на поверхность, в число доступных альтернатив, заботливыми руками того же правительства допущена только откровенная пена. Соответственно, из этой пены будет формироваться правительственный пул и его политика после гипотетической смены власти. Комбинация идеальная, враги довольны.

* * *

Пока что, благодаря глазьевым, ситуация примерно следующая. В случае если на смену нынешнему режиму придёт режим более патриотичный, его деятельность будет, подобно марксизму в ленинском объяснении, исходить из трёх источников. Первый – объективные потребности срочной мобилизации, восстановления более независимой и полнокровной экономики, способности воевать. Второй – программные наработки самой громкой, если не единственной в патриотической риторике, озвученной линии, альтернативной нынешней экономической политике правительства. Третий – стремление делать всё наоборот по сравнению с путинским режимом. Соответственно, многие меры нового правительства будут вполне здравыми и необходимыми. Но проводиться они будут инфляционистскими мерами, которые с лагом в несколько месяцев приведут к большой беде. При этом попытки технократов из нынешнего госаппарата возражать самоубийству нового режима не будут приняты во внимание, а то и повлекут наказание, поскольку будут ассоциироваться с путинским курсом и «либерализмом» (универсальной страшилкой наших патриотов на все случаи жизни).

Будет и ещё один фактор, толкающий новое правительство к исполнению инфляционистской программы – раздаваемые сейчас обещания, почему всем и каждому наступит бесплатное счастье после изменения денежно-кредитной политики. Современные политические деятели – не из тех, кто способен смотреть вперёд, кто может повторить вслед за Черчиллем, вступавшим на пост премьер-министра Великобритании в мае 1940 г.: «Я не могу обещать ничего, кроме крови и пота, горя и слёз». Напротив, они дают заведомо несбыточные обещания, разжигают изначально неоправданные надежды и, оказавшись у власти, приходят к тому, что населению нужно срочно кинуть подачку за счёт будущего, отдалённого или ближайшего. Я в принципе не представляю, под каким предлогом наши инфляционисты могли бы отвертеться от исполнения обещания о «длинном дешёвом» кредите, «Кинг сайзе для каждого». В первое время они даже не смогут ограничить кредитование приближёнными к телу предпринимателями и гражданами, ибо обещали дешёвые деньги всем без ограничений.

Неизбежный экономический крах, который последует через год-полтора после воцарения нового режима и исчерпания резервов, приведёт, в условиях активного зарубежного воздействия, к тяжёлому политическому противостоянию. При этом у нового режима не будет той легитимности, которая была у Лукашенко в момент провала программы Леонида Эйдина, ибо никаких заслуг накоплено не будет. Скорее всего, правительство уйдёт, и новый режим откажется не только от инфляционистской политики предшественников, но и от тех их здравых начинаний, которые были связаны с восстановлением независимой экономики. Россия покатится к колониальному статусу ещё быстрее. Это даже в мирном сценарии, если не будут отвлекаться огромные ресурсы на войну.

Таким образом, в случае гипотетического ухода путинского режима и замены его на патриотов, когда надо будет пройти по лезвию ножа, экономно и эффективно используя имеющиеся у России ресурсы ради вытаскивания страны из трясины, при нынешних вводных данных мы этого сделать не сможем. Просто из-за того, какая замена нынешнему режиму замерла на низком старте.

Безусловно, не исключён и такой вариант, что инфляционистские рецепты будут взяты на вооружение агонизирующим путинским режимом, который сейчас лихорадочно ищет, как бы компенсировать грядущий спад, вызванный плохой нефтегазовой конъюнктурой и экономической войной, объявленной Западом. Судя по тому, что послание кремлёвского президента Федеральному Собранию содержало намёки на доступный кредит и нападки на «валютных спекулянтов», весьма возможно, что инфляционистам будет предоставлена возможность «спасти Россию» ещё при Путине. (Благо, и сам Глазьев поспешил присоединиться к критике Центробанка уже за то, что не спускает резервы на поддержание рубля.) Конечно, их благодетельность обернётся быстрым растаскиванием ЗВР, влезанием в долги и раскручиванием инфляции, а в итоге окончится экономическим обвалом и крахом. Но зато страна зайдёт в очередной тупик ещё при Путине и набьёт необходимые шишки. Это был бы очень хороший вариант из доступных, однако он слишком оптимистичен, чтобы на него закладываться. Как гласит английская пословица, надейся на лучшее, готовься к худшему. Может, у режима и не будет полутора-двух лет для полной реализации инфляционистской программы – он рухнет раньше по военным или политическим причинам.

* * *

Таким образом, состояние в интеллектуальной сфере России навевает крайний пессимизм, но надо правильно понять его природу. Безысходность есть, но она появляется не оттого, что нынешней политике в принципе отсутствует альтернатива. Безысходность вызвана тем, что эта альтернатива надёжно придушена тем, что всплыло на поверхность. Нормальная альтернатива тоже есть. Судя по всему, и в госаппарате, и в экспертной среде достаточно здравомыслящих профессионалов, готовых работать при патриотическом правительстве, не пропуская откровенное безумство. Просто они сейчас, скорее всего, прячутся и правильно делают. Если они публично выступят не с безумной идеей раздачи денег, а с каким-то реальным предложением по делу, ущемляющим экономических агентов, например, предложат по-настоящему окоротить «Газпром», их вполне могут вывезти на разъяснительную беседу в лес с неопределёнными последствиями для здоровья. А так остаётся шанс дождаться изменения ситуации и проявить себя в будущем.

Нам остаётся надеяться, что произойдёт какое-то коренное изменение ситуации, обнуляющее нынешний расклад, и делать всё для изменения тех самых вводных условий, обусловливающих этот расклад. С путинским режимом, его экономическими и политическими перспективами всё уже ясно (1, 2, 3), приговор обжалованию не подлежит. Пора обратить взоры на себя, родимых, предлагающих ему какую-то альтернативу. Если мы «раскручиваем» в качестве ведущего эксперта как бы учёного, академика или профессора, надо со всей строгостью подойти к его профессиональным качествам. Ошибаться, писать откровенные глупости, быть наивным, мечтать о вечном двигателе – это как раз само по себе нормально для такой сложной области, как экономика. И не так стыдно в контексте того, из какой шинели все недавно вышли, в каком отсталом состоянии пребывали наши общественные науки. Не найти того, кто не ошибался и не продолжает иногда ошибаться. Проблема возникает в двух случаях. Первое – когда эксперт многие годы абсолютно глух к тому, что широко обсуждается вокруг него, вплоть до популяризации в периодике и Википедии, либо не способен вникнуть в суть обоснованных построений, опрокидывающих его позицию. То, как наши патриоты ругают налоговый манёвр в нефтяной отрасли и продвигают идею длинных дешёвых денег, как раз подпадает под описание. Второе – сознательная готовность эксперта поступиться истиной ради сиюминутного комфорта, во избежание конфликта и т.д. Максима Мартина Лютера «на том стою и не могу иначе», либо перефразированное аристотелевское «Платон мне друг, но истина дороже» – норма для настоящего учёного, но не для наших экспертов. Политикан Глазьев, постоянно идущий с очередным попутчиком на компромиссы ценою истины и стремящийся рассказать любой публике то, что она хочет услышать, ради науки не то, что на костёр не пойдёт, а даже стула не сломает.

Мне кажется, если из лагеря патриотов начнут чаще озвучиваться менее нелепые установки, если вместо сказочных обещаний будут чаще звучать реалистичные, пусть и непопулярные предложения, это примирит с ней конструктивную часть госаппарата и часть технократической интеллигенции, не готовых пока принять патриотические установки из-за того, что усилиями российской политической системы патриотизм сопряжён с сумасшествием и сумасшедшими. Не будем наивны: сам по себе этот факт не приведёт к смене режима на патриотический. Но он расширит спектр возможных ответов России «в случае чего». Уже плюс.


Tags: ликбез, политология, просвещение, экономика
Subscribe

  • В противофазе

    1. Демонстративные пужалки и петушения – почти верный признак того, что ничего не будет, а если даже что-то начнётся, то всё равно кончится ничем. На…

  • На войне, как на войне

    Затянувшееся на месяц начало переворота в Белоруссии дало любому вменяемому человеку на русских просторах, не желающему зла своему народу, достаточно…

  • Дилемма голого короля – 9б

    /Окончание. Начало и оглавление здесь./ 9б. Идеологическая асимметрия ПЧА (б) С учётом сказанного, мы можем дать следующее функциональное…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 214 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • В противофазе

    1. Демонстративные пужалки и петушения – почти верный признак того, что ничего не будет, а если даже что-то начнётся, то всё равно кончится ничем. На…

  • На войне, как на войне

    Затянувшееся на месяц начало переворота в Белоруссии дало любому вменяемому человеку на русских просторах, не желающему зла своему народу, достаточно…

  • Дилемма голого короля – 9б

    /Окончание. Начало и оглавление здесь./ 9б. Идеологическая асимметрия ПЧА (б) С учётом сказанного, мы можем дать следующее функциональное…